Сергей Степаненко.

Сила Разрушителя



скачать книгу бесплатно

Ну да, я и забыл, что на тумбе с объявлениями видел афишу этой самой лиги. Так вот что ребятки в баулах везут: железяки свои… То-то они тяжелые такие.

Вообще-то, после множества реальных боев, подобные турниры я рассматривал как детскую забаву. Один пьяный флиб с палашом запросто отправит к праотцам толпу таких вот героев. Но на Земле, где боевое фехтование давно отошло в историю, подобные забавы весьма популярны.

– А вы потом куда? – отвлек меня от мыслей черноволосый. – В смысле, после того как на место приедем?

– Да назад, в Ялту, – пожал я плечами. – Что в Судаке делать?

– Ну как это? А праздник? – искренне удивился парень, и принялся вдохновенно расписывать все прелести турнира.

– Праздник праздником, но мне работать надо, – заметил я рассудительно, – глядишь, еще клиент попадется…

– Так это… – хмыкнул чернявый умник, – мы ж назад пешком не потопаем. Чем не клиенты?

– Договорились, – усмехнулся я. Какой простой, однако, может быть жизнь…


Судак встретил нас звуками лютни, шатрами и палатками, разбитыми на покрытых разнотравьем холмах, и запахом жареного мяса. Разноцветные флаги, украшенные затейливыми гербами, развевались на ветру, повсюду сновали чудаки в средневековых костюмах. В животе тут же заурчало, я вспомнил, что еще не обедал. Кое-как припарковавшись на заполненной стоянке, помог ребятам выгрузить вещи. Обменялись номерами телефонов, и я, пожелав парням удачи в бою, отправился на дразнящий аромат шашлыка: завтрак был давно, так почему бы и не перекусить?

Я сидел под зонтиком на летней площадке в кафе, наслаждаясь прохладой, мясом, что истекало горячим соком, и холодным пивом из запотевшего бокала… Благодушно взирал на людскую суету, потягивая темный хмельной напиток. Да, я вроде как за рулем. Ну и что? До обратной поездки еще вагон времени, так почему не получить удовольствие? Тем более что здесь нашелся разливной стаут, что вообще большая редкость. Вот и не устоял…

Загремели фанфары, из центра палаточного городка донеслись первые звуки боя. Судя по грохоту, там сейчас конные сшибки на копьях. Никогда этого не понимал. Какое удовольствие в том, чтоб, разогнавшись на коне, со всей дури врезаться тяжелым копьем в такого же бронированного придурка? Мало того что есть конкретный риск получить полуметровую «занозу» в кишки, так еще и копья постоянно ломаются. То ли дело мечи! Когда клинки плетут в воздухе стальные кружева, а воздух стонет и поет! Высокое искусство, поэзия движения! Впрочем, к тому топтанию на месте с околачиванием противника по лбу и плечам, которое здесь практикуется, это не относится. А потому я с чистой совестью заказал еще бокальчик и не пошел на ристалище. В конце концов, я всегда смогу быстро протрезветь, благо в КС нас и не таким фокусам обучали… Через полчаса над палаточным лагерем вновь проревели фанфары и зычный голос объявил начало боев в категории «топор-топор». Потом были состязания мечников, а чуть позже мечники бились против тех же топорщиков, групповые бои… Наверное, стоило бы сходить поглазеть, но мне было откровенно лень.

Через пару часов ожидания пиво наконец попросилось наружу.

Уже возвращаясь от зеленой пластиковой кабинки, услышал, как на площадку стали вызывать всех желающих попробовать свои силы в поединке с рыцарями; свободный выбор оружия. Усмехнувшись, я сменил направление. Поглядим, какие тут собрались бойцы.

С трудом протолкавшись сквозь дикую мешанину людей современности и разных эпох, вышел к огороженной деревянным заборчиком площадке. Слева, опираясь на здоровенный боевой топор, мохнатой горой возвышался самый натуральный викинг, справа возился с видеокамерой вполне обычный парень в легкой рубахе и джинсах.

– Смотри, ща начнется! – пробасил викинг, указывая на вышедшего в центр ристалища глашатая, или как его там. Пивной выхлоп от собеседника был под стать его внешнему виду – могуч и грозен. Я перевел взгляд с рогатого шлема на глашатая с длинным жезлом, обряженного в какой-то средневековый костюм. Фиг его знает, из какой эпохи, я в этом не силен.

– Итак, почтенная публика, кто рискнет выйти и сразиться с нашими чемпионами? Есть тут мужчины?

Столпившиеся у ограды чемпионы загудели словно улей и дружно покинули площадку. Остался только один высоченный детина в двухцветном трико и добротном доспехе. Боец поднял круглый, обитый кожей щит, в центре которого изображена карточная бубна, и грохнул по нему гардой фальчиона.

– Сэр Юрген Бубновый вызывает на поединок… – тут глашатай прервался, а я громко хрюкнул, услыхав имя славного воителя. Надо же! Знал бы настоящий Юрген, что его в рыцари произвели, – неделю из «Веселого Роджера» не вылезал бы, не просыхая от гордости. Видимо, хрюкнул я уж очень громко, поскольку фальчион тут же указал на меня: – Вызывает на поединок, вас, благородный сэр! – так же указал на меня церемониальным жезлом глашатай. Принимаете ли вы его?

Эх, недооценил я коварство разливного стаута! Иначе как объяснить, что через минуту по прибытии на площадку я уже ковырялся в груде железа, выбирая клинок по руке? Это не то, это тоже… Дать бы ковавшему меч кузнецу клинком пониже спины за такую балансировку! Наконец выбрал относительно хорошо скованный клеймор. Чуть тяжеловат, но Гелисворт тоже немаленьким был… Я вздохнул, отгоняя не вовремя нахлынувшие воспоминания. Где же ты теперь, Лезвие Чести? Напялил и застегнул плотный кожаный панцирь, такие же наручи, подобрал легкий шлем. Никогда не любил тяжелый доспех: чтобы быстро двигаться в нем, надо обладать телосложением Муромца, а не моими восемью десятками кило. Постоял, выслушивая правила боя, расписался в какой-то бумажке, что осознаю весь риск и иду на него добровольно. Взмахнул клеймором, разминая кисти, и ступил на площадку.

– Как вас объявить? – деловито поинтересовался глашатай.

– Пусть будет сэр Отдубас, – брякнул я первое, что взбрело в голову. Веселый азарт приятно кружил ее.

– Вызов, брошенный благородным сэром Юргеном Бубновым, принял сэр Отдубас! – грохнув жезлом оземь, провозгласил средневековый конферансье. – Да начнется битва, и пусть победит сильнейший!

Сказал и быстро отошел в сторону. Славный сэр Юрген наклонил голову в похожем на ведро шлеме, и попер в атаку как бульдозер.

Первый удар в бедро я пропустил. Сказались темное пиво, жара и пренебрежение к противнику. «Съел, умник?» – хихикнул внутренний голос. Дальше удары посыпались на меня со всех сторон, едва успевал отбиваться. От стального звона в ушах стоял назойливый гул, ныло ушибленное бедро. Точку в моем позоре поставил прямой толчок щитом в грудь, от которого я резко сел на землю. «Герой! – опять влез внутренний критик. – И как ты в Паутине-то выжил?» Я фыркнул, поднимаясь, слегка кивнул противнику, занял позицию. Тот взмахнул фальчионом, но было поздно. Я «включился». Шагнул влево, присел, пропуская над собой клинок, коротко уколол противника в подмышку и тут же пнул под колено, сбивая с ног. Наступив на поясницу, добил колющим между лопаток. Толпа, до этого молчавшая, взорвалась дружным ревом, викинг приветственно взмахнул топором и зычно протрубил в рог. Я помог проигравшему встать. Тот с достоинством поклонился и вдруг поднял мою руку с мечом вверх.

– Победу в честном поединке одержал доблестный сэр Отдубас! – гаркнули откуда-то сзади. Толпа взревела еще громче. Юрген Бубновый гулко ударил себя в панцирь бронированным кулаком и с достоинством удалился с площадки.

– Благородный сэр Хорванг вызывает доблестного сэра Отдубаса на поединок! – снова раздалось сзади.

Я повернулся. Означенный боец, широкоплечий крепыш в кольчуге и остроконечном шлеме, белозубо мне улыбнулся и, вытащив из-за широкого пояса два чекана, легко перемахнул низкую ограду. Я молча отсалютовал ему клеймором…


А дальше началась потеха – бойцы сменяли друг друга, выстраиваясь в очередь, а мой тяжеленный клеймор порхал бабочкой, разя из самых замысловатых позиций. Наконец в пыль рухнул последний супостат, я стянул надоевший шлем, подставив разгоряченное лицо прохладному ветру, и оперся о меч. Уфф… Вот это разогнал кровь! Зря я раньше не ходил на эти турниры – столько удовольствия! Вокруг восторженно ревели зрители. Собравшиеся вместе чемпионы дружно поздравляли меня с победой, глашатай с торжественным видом преподнес мне украшенный гравировкой топор, провозгласив одним из чемпионов турнира «стальной лиги».

Наконец восторги улеглись и я отправился сдавать амуницию и меч. На миг углядел в толпе знакомую троицу, взиравшую на меня квадратными глазами.

Парни объявились минут через двадцать. Я успел прогреть мотор и, откинувшись на сиденье, размышлял, что жизнь, в сущности, совсем неплохая штука. Всю обратную дорогу ребята засыпа?ли меня вопросами: кто я и где научился так классно рубиться? Я усмехался и выдавал на ходу сочиняемые байки. Обалдевшие слушатели только кивали и переглядывались. Темнело, когда мы подкатили к подвалу с нарисованной на куске фанеры надписью: «Клуб исторического фехтования «Скиф». Я помог выгрузить багаж и, посигналив на прощанье, уехал в автопарк. Уже дома понял, что именно так беспокоило меня в странном черноволосом пареньке. Он был «пауком»…

Мальчишка нашел меня на следующий день и напросился в ученики.


– Вот, в сущности, и вся история. Странная штука – жизнь.

Ответом мне было тихое сопение. Юлька спала. Я осторожно поцеловал ее и уставился в небо. Покой, умиротворение, любимая женщина… Давно я не засыпал таким счастливым.

Глава 3

Проснулся от прикосновения холодного металла к горлу. Если и не заорал с перепугу, то исключительно из чувства самосохранения: малейшее движение в подобных обстоятельствах могло стать фатальным. Вот я и прикинулся спящим, прислушиваясь и принюхиваясь, пытаясь понять, что происходит.

Юля еще безмятежно спала, ее рука на моей груди была расслабленной, дыхание – ровным и глубоким. Все так же шуршал прибой, над морем кричали чайки.

– Какая милая картина! – с сарказмом произнес кто-то.

Сказано было на вабарге, да и голос… вовек бы мне его не слышать!

Я открыл глаза. Надо мной возвышалась Мара. Ветер трепал черные кудри, рот изогнулся в хищном оскале. Вокруг маячило еще несколько темных личностей.

– Привет, сестренка… – хрипло проговорил я, – чем обязан?

– Не ожидал? – усмехнулась она. – Думал, что избавился от меня навсегда?

– Примерно так, – согласился я, – но, как говорится, нельзя иметь все и сразу.

– Вот тут ты прав! – Мара сильнее прижала клинок и все-таки проколола мне кожу. – Не хочешь спросить, как я тебя нашла?

Юля пошевелилась во сне, и я погладил ее по спине, надеясь, что наша милая беседа ее не разбудила.

– Хорошо; как?

– Ты использовал Силу! – выкрикнула Мара. – Силу, которая по праву должна принадлежать мне!

Итак, визитом этой сумасшедшей я обязан неосмотрительно наколдованному одеялу.

– Понятно, – хмыкнул я. – И ты пришла, чтобы разрешить наш спор?

– Нет, – отрезала она, – я пришла забрать то, что принадлежит мне!

– Тогда почему я до сих пор жив?

– Торопишься на тот свет?

– Ну что ты, у меня еще масса дел на этом!

– А ты оптимист!

– Да, мне уже говорили об этом.

– На этот раз тебе не вывернуться!

– Послушай, Мара… может, уберешь железку и поговорим? – предложил я мирным тоном.

– Нет! – рыкнула она. – Я буду говорить, а ты – слушать!

Я обреченно вздохнул. Ох уж мне эта семейная любовь к длинным речам!

Тем временем моя рука, которую я уже давно, миллиметр за миллиметром перемещал вверх, добралась до груди и, как рубеж, миновав Юлькины пальчики, двинулась дальше. Еще чуть-чуть…

– Так вот, братишка, – продолжала Мара, не замечая моего движения, – ты слабый, никчемный, трусливый человечишка! Ты получил силу величайшего из магов Края – силу Разрушителя! Ты собрал все семь Ключей, ты дошел до Центра! Но так и не сделал того, на что наш отец положил жизнь! Паутина все еще существует!

– Угу… И поэтому ты тоже до сих пор жива, стоишь тут и несешь чушь! Наш отец был безумцем!

– Не смей оскорблять его память, ты!.. убийца! – рявкнула она, и струйка крови потекла из пореза на моей шее. – Отец посвятил жизнь великому делу!

– Бред! Он всю жизнь был марионеткой в руках еще большего безумца!

– Заткнись!!! Ты ни черта не знаешь!

Я заткнулся. Сила пока что была на ее стороне.

Юлькины пальцы на моей груди судорожно сжались, ногти прочертили ощутимые царапины. Удивительно, но она не издала ни звука. Лежала неподвижно и расширенными глазами смотрела на возвышающуюся над нами бесноватую воительницу.

– Так вот, Артур! Ничего еще не закончено! Ты не предотвратил, а всего лишь отсрочил Великое Разрушение! Можешь отсиживаться здесь, а можешь присоединиться к детям Бесформенного или даже попытаться помешать нам. Так или иначе – конец будет один! Я просто хочу, чтобы ты знал: каждый твой вздох может стать последним!

С этими словами Мара наконец убрала клинок и, махнув своим телохранителям, со всей кодлой растворилась в воздухе.

Я судорожно вздохнул и почувствовал, как отпускает напряжение. Юля дрожала, я успокаивающе погладил ее по спине:

– Все хорошо, котенок. Теперь уже все хорошо.

– Что это было? – шепотом спросила Юля. – Что ей от тебя нужно?

– Это? Всего лишь моя ненормальная сестрица, – как можно небрежнее произнес я. – Характер ни к черту, вот на людей и бросается.

– Да нет у тебя никакой сестры! – обиделась Юля. – Что ты со мной как с маленькой!

– Она действительно моя сестра по отцу, и ничего тут не попишешь, – вздохнул я. – Давай собираться. Мало ли кого еще нелегкая занесет!

Юля села и тут же вскрикнула:

– У тебя кровь! – Она нежно провела пальцами по моей шее. – Больно?

– Чепуха, – отмахнулся я, – царапина.

Юля покачала головой.

– Ты весь в «царапинах», – она указала на мою коллекцию шрамов, самый примечательный экспонат которой украшал щеку, – как герой войны или какой-нибудь Джеймс Бонд.

Я рассмеялся.

– Какой из меня Джеймс Бонд?! Просто талант оказываться в нужное время в нужном месте. Я всего лишь таксист.

– Давно? – подозрительно спросила она.

– Не очень, – признался я честно.

– А раньше?

– Долгая история… – отмахнулся я и принялся шарить вокруг в поисках штанов.

Краем глаза заметил движение, и тут же раздался отчаянный Юлькин крик. Я вскочил на ноги, но было уже поздно. Вновь материализовавшаяся Мара схватила Юлю сзади и держала нож у ее лица. Я замер.

– Умница, братишка, – криво усмехнулась Мара. – Не шевелись, и она еще немного поживет.

– Какого черта?! – взвыл я, отчаянно соображая, что бы предпринять. Сила…

– Даже не пытайся колдовать, неуч! – бросила ведьма. – Я все равно успею ее прирезать. Просто дай нам уйти.

– Куда? Зачем ты это делаешь?!

– Твоя подружка будет гарантией того, что героический Арч Бесстрашный не выйдет из игры.

– Какой игры?! – заорал я, не отрывая взгляда от перепуганного Юлькиного лица.

– Ты же у нас мастер разгадывать загадки… – усмехнулась моя ненавистная родственница.

– Если с ней что-то случится… – с угрозой произнес я. – Ты меня знаешь, Моргана!

Она расхохоталась.

– Ты прав, я действительно хорошо тебя знаю. Однажды ты уже не смог меня убить!

Я скрипнул зубами, взбешенный собственной беспомощностью.

– Увидимся, – бросила Мара. И они исчезли.

Я рванул было следом, но наткнулся на силовой барьер, выставленный ведьмой. Меня здорово долбануло током – я отлетел на несколько метров, снова бросился вперед, споткнулся об одеяло, опять свалился…

Все ругательства были слишком слабы, а любые мои действия – бессмысленны. Ярость клокотала в груди, и я выплеснул ее, с треском разорвав пополам треклятое одеяло.

Не скажу чтобы мне слишком полегчало, зато слегка успокоился – ровно настолько, чтобы начать соображать.

Оделся. Поднял с песка Юлькины босоножки и кофточку. Руки дрожали. Второй раз в жизни я пожалел, что так и не научился курить. Сомневаюсь, впрочем, что и от этого стало бы легче.

Почему, Мастер? Почему я всегда приношу несчастье тем, кого люблю? Что за проклятие висит надо мной?!

Ответа, как водится, не последовало. Даже внутренний голос воздержался от комментариев.

…Еще через полчаса я второй раз за последние сутки подъезжал к Юлькиному дому и мне было страшно. По-настоящему страшно. Будь у меня выбор, предпочел бы выйти безоружным против своры халлидаррских драконов, чем сделать то, что мне предстоит. Сказать Ромке, что его мать… или тете Гале, что ее дочь… выкрали. Кто? Как? И из-за чего?! Признаться, что во всем виноват сам… Хотя в чем, господи, я виноват? Клясться, что сделаю все возможное и невозможное…

Всю дорогу я обдумывал, что и как скажу. Все не то! Ладно: как-то, но будет.

Свернул в переулок и резко затормозил. Несмотря на ранний час, Ромка был уже на ногах. Или вовсе не ложился? Он ходил взад-вперед по дороге и, едва заметив меня, бросился навстречу.

– Где мать? – крикнул он, рывком открывая дверь машины. – Она с тобой? Она к тебе пошла?! – Тут его взгляд упал на сиреневую кофточку, и лицо мгновенно побледнело. – Что с ней?!

– С ней все в порядке… наверное… – ответил я и для пущей убедительности добавил: – Когда мы с ней расстались, она была жива и здорова.

Ромка неожиданно сильно толкнул меня в плечо:

– Была? Где она, черт тебя дери?!

Я смотрел в бешеные глаза сына и отчаянно пытался придумать что-нибудь правдоподобное. Сказать правду язык не поворачивался.

– Где она? – повторил вопрос Ромка. В голосе слышался металл.

До меня вдруг дошло, что передо мной далеко не ребенок. И я решился.

– Сядь в машину, – сказал ему.

– Ты не ответил!

– Сядь, я сказал, – тихо, но с металлическим лязгом в голосе повторил я.

Он бросил на меня изумленный взгляд, но подчинился. И я, собрав волю в кулак, поведал обо всем, что произошло.

Какое-то время Ромка сидел, не поднимая головы, потом окинул меня изучающим взглядом.

– Бред! – наконец изрек сынуля – Ты меня за идиота держишь? Магия и все такое…

– Знаю, – кивнул я, – звучит нелепо. Но так оно и есть.

– Докажи!

Я молча сунул ему под нос указательный палец, который тут же вспыхнул зеленым огнем. Глаза парня округлились, он поспешно оттолкнул мою руку.

– Поверил?

– Не знаю. – Ромка с сосредоточенным видом тер переносицу. – Если ты не гипнотизер, то… Отбросив в сторону все невероятности, получается, что маму выкрали, чтобы заставить тебя что-то сделать. Или чего-то не делать?

– Приблизительно так.

– Понятно. И что дальше?

– То есть?

– Ну что ты делать будешь?

Я вздохнул:

– Пока еще точно не знаю. Но я найду ее, Рома. Найду и верну домой. Чего бы это ни стоило.

– Отлично! – Сын вдруг хлопнул меня по плечу. – Я с тобой!

Я отрицательно мотнул головой:

– Плохая идея. Ты не представляешь, во что ввязываешься.

– Там моя мать, – сказал он твердо, – ты это понимаешь? Я не смогу сидеть сложа руки и ждать. Ты бы смог?!

Я понял, что отговаривать бесполезно, и согласился.

– Кстати, у отца… – Ромка запнулся, – то есть у Михаила, большие связи. И в верхах, и в криминальных структурах.

– Там, куда мы направляемся, это не поможет, – возразил я, испытывая раздражение при одном упоминании этого имени.

– Ну, я хотел как лучше… – развел руками Ромка. – Ладно, пойду чего-нибудь бабушке совру, чтобы не волновалась.

Тут мне в голову пришла интересная мысль:

– Кстати, о бабушке. Что, если она станет уверена, будто твоя мать еще не приехала, а ты где-нибудь отдыхаешь?

Ромка удивленно поднял бровь:

– А ты и так можешь?..


– Да-а, неплохо таксисты в Крыму зарабатывают, – заметил Ромка, прогуливаясь по моей квартире.

Апартаменты в «элитном» доме – три комнаты, вид на море и все эти новомодные навороты, именуемые евроремонтом, – я купил сразу по возвращении из Паутины, когда решил остаться здесь навсегда. Купил, совершенно не задумываясь о цене. Потом выяснилось, что здорово переплатил, но это не имело особого значения. Мне здесь нравилось.

Вообще-то парень прав. Моих нынешних заработков хватало на жизнь, и не больше. Квартира и содержимое приобретались на средства, заработанные в Паутине охотой за ценностями. Собственно, я мог безбедно существовать на проценты с того солидного капитала, но вместо этого занимался извозом. Сначала – чтобы не сойти с ума и хоть как-то адаптироваться к реальности родного мира, потом… втянулся, привык и уже просто не хотел ничего менять. Иллюзия нормальной жизни, за которую я так отчаянно цеплялся…

– Я ожидал чего-то совершенно другого, – продолжал сынуля, рассматривая книги на полках, коллекцию оружия, картины…

– Чего именно?

– Не знаю. Чего-то связанного с Востоком.

– Почему?

Он передернул плечами – совершенно моим движением.

– Есть в тебе что-то… самурайское.

Я рассмеялся:

– Ты совсем меня не знаешь!

– А кто в этом виноват?

– Наверстаем, – заверил я. – Располагайся, отдыхай. Мне нужно немного времени на сборы.

– Немного – это сколько?

Ответить я не успел – раздался дверной звонок.

– И кого черти несут?! – вопросил я и пошел открывать, ожидая увидеть одного из трех своих знакомцев, которых консьержка на входе пропускает без лишних расспросов.

И даже в глазок не глянул. Рывком распахнул дверь…

Передо мной стояла Сахара. Такая же, какой я ее помнил: вся тепло-золотая, сногсшибательно-красивая, с кошачьими глазами, в своем несколько экзотическом наряде… Богиня Пустынных Ветров собственной персоной.

– Вот мы и встретились, – сказала она.

– Да, Прекраснейшая… – Я отступил в сторону, пропуская ее в комнату.

– Настали времена испытаний, – заявила Сахара, оглядываясь по сторонам.

Ее взгляд остановился на слегка обалдевшем Романе, и я поторопился представить их друг другу. Сахара одарила моего сына загадочной улыбкой и вновь повернулась ко мне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36