Сергей Севрюгин.

АР РА – конвергенты XXI века



скачать книгу бесплатно

Автор обложки Сергей Анатольевич Севрюгин

Дизайнер обложки Екатерина Сергеевна Бойко

Корректор Оксана Михайловна Садовникова

Редактор Сергей Анатольевич Севрюгин


© Сергей Анатольевич Севрюгин, 2017


ISBN 978-5-4485-0845-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

«…С начала XIX века, с того времени, когда в Европе лингвистика оформилась как позитивная наука, большинство серьезных языковедов отказались от попыток поиска праязыка человечества, но произошло это от отчаяния и вынужденно. В конце XIX века „Лингвистическое общество“ в Париже вставило в свой устав пункт, согласно которому оно заранее исключило из своего рассмотрения вопросы, связанные с проблемами происхождения языка. Таким образом, важнейший вопрос, прямо связанный с происхождением человечества, был изъят из научного рассмотрения точно так же, как до сих пор изымаются проекты вечного двигателя. На самом же деле загадка происхождения языка и мышления равнозначна проблеме происхождения нашей Вселенной; это та загадка, к которой человечество будет возвращаться раз за разом и век за веком. До разочарований конца XIX века очень многие выдающиеся умы смело брались за разгадку происхождения слова, не всегда осознавая, что на самом деле они пытаются раскрыть древнейший исток, Начало начал человеческого мышления, то есть загадку Начала начал человеческой истории» [1].

На мой взгляд, невозможно искать основополагающие языковые элементы через элементы слов более поздних языков. Так, например, для слова «кошка» в Кратком этимологическом словаре русского языка Н.М.Шанского, В.В.Иванова, Т.В.Шанской дается такая словарная конструкция: кошка – вост.-слав., в памятниках отмечается с XIV в. До этого времени употреблялось сущ. котъка, являющееся образованием с суф. -ъка (совр. -ка) от котъ и сохранившееся в иных слав. яз. (ср. болг. котка, польск. kotka). Совр. кошка, вероятно, является производным с суф. – ка от ласкат. коша, представляющего собой образование от котъ с суф. -ша (ср. Маша, Саша и т. п.), см. кот [2].

Если рассматривать слово кошка через чувашский язык, то начинаешь понимать, что русское понятие кошка произошло от чувашского кушак, производное: кушак ами – кошка, где ами (ам?) – самка, кушак а?и – кот, где а?и (а?а) – самец, кушак ?ури – котёнок, где ?ури (?ура) – детёныш, кушак кай?к – мышь, где кай?к – дичь, кушак к?п?и – анис, где к?п?и (к?п?е) – общее название многих растений с полым стеблем. В свою очередь куш/ак понятие из первобытного общества, где кш [кш] возглас, которым отгоняют нахальных птиц или домашних животных, ак? [ак] — выражает предостережение или угрозу – вот погоди, ну погоди [3].

Проводя исторические исследования через призму чувашского языка, необходимо помнить, что в исконном чувашском (сарматском) словаре отсутствуют твёрдые согласные, некоторые другие согласные и буква О русской азбуки.

Такие буквы, как Б, Г, Д, Ж, З, Ф, Ц, Щ, отсутствуют, а значит и слова, несущие в себе указанные согласные, также отсутствуют. Здесь и далее в квадратных скобках [ – ] по тексту будет указана русская транскрипция чувашских звуков, а также номер ссылки на источник. Кроме того, сегодня имеется свободный доступ к электронным ресурсам. Различные издания чувашско-русского словаря в различных изданиях по адресу: [битая ссылка] http://samahsar.chuvash.org/, что даёт мне возможность в дальнейшем не оформлять ссылки на словари, изданные на бумажном носителе.

Введение

В первой книге «Амазонки, савроматы, сарматы – развенчанный миф» [4] мне удалось посредством применения лингвистического ключа – чувашского языка – вывести из мифологизированной плоскости представления о матриархальном периоде человечества и его проявлениях, таких как амазонки, савроматы, сарматы. Мною было высказано предположение, что чувашский язык есть максимально сохранившийся некогда единый на евразийском пространстве язык межэтнического общения евразийских народов, что также подтверждается исследованиями Николая Яковлевича Марра. «…Все это вскрылось благодаря материалам дошедших до нас пережиточно-архаических языков, языков, сохранивших природу человеческой речи, каковой она была до первой из нескольких ее коренных трансформаций. Эти пережиточные языки сейчас распределены по старому свету островками, единично в Европе (это баскский на меже между испанским и французским) и в Азии у Памира (это мало кому известный вершикский язык в окружении иранских наречий и языков, т. е. различных персидских наречий и разновидностей персидского языка) и значительной группой на Кавказе (это десятки так называемых коренных языков Кавказа, начиная с востока дагестанскими и с запада черкесо-абхазской группой и кончая на юге сванским, грузинским, мегрельским („мингрельским“) и лазским (последний между Батумом и Трапезундом, за рубежом нашего Союза). К этим редчайшим гнездам с народами, сохранившими языки доисторического строя (яфетические – условное название), примыкают несколько районов с переходными от доисторического к историческим типам человеческой речи. Важнейшие из них: 1) балканский, где богатый наречиями албанский язык – переходный тип с яркими яфетическими переживаниями – удушается сплошным окружением славянским, греческим и романским (ныне итальянским) и особенно 2) приволжский, где чувашский сохранил почти непочато свой доисторический яфетический природный облик в окружении русского, турецкого, финского языков и наречий, да еще 3) в Африке хамитический берберский среди семитических. Однако все эти кажущиеся чуждыми, инорасовыми языки представляют лишь трансформацию тех же яфетических языков. Было время, на заре человечества, время более длительное, чем существование всех названных и других исторических языков, когда еще более многочисленные языки были одинаково яфетической природы, когда не отдельно Евразия, а целостно вся Афревразия была заселена яфетидами. Между прочим средиземноморская доиндоевропейская письменная культура, предшествующая, конечно, греческой, и сродная с нею малоазийская, так называемая хеттская и глубже древнейшая месопотамская, именно шумерская, равно эламская, писаны на тех же яфетических языках. Теоретический правильный подход к ней в руках пока исключительно русских ученых и ученых нашего Союза» [5].

Также в первой книге «Амазонки, савроматы, сарматы – развенчанный миф» началось рассмотрение этимологии понятий, составляющих элементы общественного устройства народов, проживавших на территории, в конечном итоге оформившихся как Российская империя, Русский мир, ROSSIAN, [РАСШЭН].


Н. Я. Марр. Древо яфетических языков.


Ни языческий мир ра/?ын [ра/сшин], где ра – придуманный мир – антипод материального мира — ар/?ын – человека мира АР, ни дальнейшая его иудизация, затем христианизация и мусульманизация не оставили в мировосприятии народов евразийского пространства такого следа, какой был оставлен предшествовавшим атеистичным миром АР. Наследие мира АР – свод соблюдаемых и сохраняемых правил — п?р/ав?/ил [правил], существовавших до Рая сотни тысяч лет. П?р/ав?/ил [пр/ав/ил], где п?р —единое, ав?/т – надлежащее действие, ил – полученное (от предков).

Наличие в древнем мире АР понятия правила говорит о строго регулируемых порядках, доставшихся человеку из опыта предыдущих поколений людей – пращуров, и в первую очередь о запрещающих правилах – табу. Табу – та/пу, где та – всё, в значении – кто бы ни, что бы ни задумал в рамках табуированных желаний, пу – давить, душить, в значении запрещено.

Пращуры – п?р/ар/?ар [прарщар], где п?р – сокращённое п?р/рем?ш – первый (е), ар – люди эпохи АР, ?ар – орда в значении отдельный коллектив, которые могли решать «…свои задачи только в стабильной ситуации, когда никто между собой не грызется, самых агрессивных и самых умных стали либо уничтожать, либо изгонять из стаи. В результате этой скрытой формы селекции шла эволюция. С одной стороны, это был консервирующий, или стабилизирующий, отбор: благодаря отказу от биологической индивидуальности создавалась группа с определенными усредненными свойствами. С другой стороны, изгоняемые особи (не такие, как все – С.С.) мигрировали, если удавалось выжить, приспосабливались к новой среде, плодились и снова изгоняли асоциальных и самых умных [6]. Так обеспечивалась эволюция человеческого мозга в сторону увеличения его коры».

Этапы эволюции пралюдей

Здесь необходимо привести довольно обширные выдержки из учебного пособия Е.А.Тюгашева «Семьеведение»: «…С переходом к прямохождению выросла женская смертность из-за дополнительных осложнений при беременности и родах. Поэтому в стадах предлюдей возник дефицит самок. В условиях, когда самок мало и в то же время существует жесткая иерархия, единственным фактором, способным смягчить соперничество самцов, стало пребывание в состоянии сексуальной восприимчивости возможно большего числа самок. Физиология размножения предлюдей эволюционировала в направлении удлинения эстрального периода до его совпадения с менструальным периодом, т. е. по линии исчезновения эструса.

Этот процесс представлял подлинную сексуальную революцию. Повышенная сексуальность самок стала фактором миротворчества и упрочения социальной организации гоминид.

Хождение на задних конечностях сузило таз женщин и лишило их способности рожать большеголовых детенышей. Они появлялись на свет с непрочным черепом, с незрелой нервной системой, неспособными ходить. Матерям предстояло долго носить их на руках. Это усиливало зависимость потомства от наличия прочной спайки внутри стада. Младенцы рождались в разные времена года, что стабилизировало социальность стада.

Непрерывная охрана, подкармливание беспомощных детей и беременных, численность которых составляла не меньше трети стада, могло осуществляться только стадом в целом. В стадах отдельные особи могли некоторое время подавлять коллективизм и альтруизм, инициаторы индивидуализации временно могли побеждать и плодиться. Но им редко удавалось выращивать свое потомство – передавать свои гены на несколько поколений. Не оставляя потомства или обрекая свои гены на гибель, эти «орды» индивидуалистов становились эволюционными тупиками. Они непрерывно устранялись естественным отбором за счет малой численности выживавших детенышей.

Решающее значение в борьбе племени за существование стал играть накапливаемый и передаваемый опыт, который при отсутствии письменности во всем своем объеме был достоянием лишь старых людей. Они неизбежно становились для племени охраняемым и почитаемым кладом. От этой малочисленной группы (до старости доживали редко) выживание племени зависело в гораздо большей мере, чем от молодых, но неопытных добытчиков. Старые люди уже не передавали свои гены потомству, но племена, не заботившиеся о стариках, при прочих равных условиях, оказывались в худшем положении.

С появлением самок с длительным эстральным периодом в стаде стало больше мужчин и, следовательно, больше мяса, которого стало хватать на стариков, носителей опыта. Так появился зародыш общества, т. е. коллектив людей. Этот момент – 1,42 млн лет назад – датируется по находкам первых очагов, т. е. длительно поддерживаемых костров.

Промискуитет

Пока у самок был эструс, они не могли выбирать время спаривания. Им был безразличен состав и число партнеров. С исчезновением эструса женщины получили возможность выбирать время спаривания и партнера, а мужчины стали соперничать за привлечение внимания той или иной женщины. Пары возникали и распадались в зависимости от желания сторон. Данная стадия организации половых отношений получила название промискуитета.

В условиях частого голода, холода, нападения хищников и врагов женщина и мужчина, часто менявшие партнеров, разрушавшие свою семью, значительно реже доводили своих детей до половой зрелости и реже передавали свои гены потомству, чем мужчины и женщины с прочным влечением друг к другу, с прочными семейными инстинктами.

С увеличением плотности населения стал усиливаться естественный отбор на однолюбие, на способность к супружеской верности, к сохранению девственности до брака. Внебрачный контакт был связан со значительным риском венерического заболевания, которое обрекало на полное или частичное бесплодие. И эти болезни устраняли из человеческого генофонда наследственное предрасположение к сексуальным излишествам в форме частой смены партнеров. Поэтому успешные любовники (Ловеласы, Донжуаны, Клеопатры) оставляли мало потомства, не оставляли его вовсе или оставляли потомство, зараженное внутриутробно либо в ходе родов. С эволюционной точки зрения победителями оказываются сообщества устойчиво плодовитые на протяжении многих поколений. Отрицательные последствия не упорядоченной половой жизни стали смягчаться рядом ограничений – табу, добровольно принимаемых на себя людьми.

Половое табу

Человеческое общество возникло как сексуальное сообщество, организованное вокруг полового цикла. Феромоны обеспечивали согласованное развитие сексуального сообщества.

Так, у львиц одного прайда синхронизируется течка, что позволяет снизить конкуренцию между самцами за спаривание.

Соответственно у женщин, живущих тесными сообществами (например, у подруг), так же как у львиц, наблюдается тенденция к синхронизации менструального цикла. Женщины, регулярно проводящие много времени в присутствии мужчин, имеют более короткий цикл, по сравнению с женщинами, работающими в женском коллективе.

Одновременность наступления менструаций давала мужчинам возможность всем вместе отправляться на охоту, не опасаясь, что в их отсутствие какой-нибудь чужак посягнёт на их жен. В результате коллектив мужчин дистанцировался от женско-детской подгруппы. Запреты на общение полов получили название половых табу.

С развитием охоты для первобытных мужчин обычными стали длительные охотничьи экспедиции. Мясо приносили на стоянку, где оставалась женско-детская группа. В состав охотничьей партии женщины, как правило, не включались во избежание конфликтов между самцами.

Необходимость устранения конфликтов в период подготовки к охоте привела к тому, что мужская охотничья партия начала обособляться от стада еще до выхода в экспедицию и на все более продолжительный срок. Мужчинам запрещалось прикасаться к женщинам, смотреть на них, разговаривать с ними, есть пищу, ими приготовленную, находиться с ними под одной крышей. Эти запреты получили название охотничьих половых табу.

Воздержание от половых отношений рассматривалось как необходимое условие успешной охоты. Поэтому если во время охоты на кита происходил несчастный случай, то гаданием определяли виновного и строго его наказывали. Воздержание от половых отношений требовалось также от лиц, которые ухаживали за больными и ранеными.

В свободный от половых отношений период напряженной хозяйственной деятельности первобытное стадо состояло из двух обособленных групп – мужской и женско-детской. Жизнь общины стала состоять из чередования периодов действия половых табу и промискуитетных праздников.

Родовство

Состоявшая из мужской и женской групп родовая коммуна обеспечивала воспитание и вскармливание подрастающего поколения. Рождаясь, ребенок оказывался в составе детской группы, которая была неразрывно связана с женской. С наступлением зрелости девушки переходили в женскую, а юноши – в мужскую группу своего рода. В условиях дуально-родового брака человек всю жизнь принадлежал к коллективу, котором родился, к тому, к которому принадлежала его мать. В этом смысле первоначальные роды, составлявшие дуальную организацию, были материнскими (матрилинейными – С.С.).

Человек принадлежал к данному роду вовсе не потому, что к нему принадлежала его мать, а потому, что он от рождения входил в состав данного коллектива и ни в какой другой входить не мог. Принадлежность к определенному роду осознается не в форме общности предка, а в форме общности тотема. Все люди, принадлежавшие к одному роду, имели один тотем. Все люди, имевшие один и тот же тотем, принадлежали одному роду. Рождаясь, человек получал тот же самый тотем, что имела его мать. Тем самым он включался в состав рода матери» [7].

Раздличия мира АР и мира РА.

Корни некоторых понятий

Почти все народы современного мира – это в разное время поменявшие традиции и правила мира АР на традиции и правила мира РА общности людей. В мире АР женщина и мужчина были частью окружающего мира – природы. Природа – п?р/ар/та, где п?р [пр] – единый, ар – в значении материальный мир, та – выражает многократную повторяемость. Природа – единый повторяемый материальный мир. Мужчина и женщина в этом мире были равноправными партнёрами с осознанным пониманием своих функций и назначения, причём функции поиска и добычи были закреплены за мужчиной муш/?ын/а, где муш – прочный, крепкий, ?ын [сщин] – человек, а сокращённое ар – материальный мир. Мужчина – материальная сила (мощь) человека. Функции выбора и принятия решений, сохранения традиций и творения нового человека за женщиной ??н?/?ын/а, где – ??н? [сщене] – новый, ?ын – человек, а – сокращённое ам? – женское, творческое начало. Женщина – творец нового человека. Также женщина являлась хранительницей домашнего очага, она же хранила землю, на которой этот домашний очаг находился. Домашний очаг стал местом, куда охотники-мужчины возвращались с добычей, что послужило предпосылкой к развитию традиций осёдлого образа жизни. Впоследствии мужчины стали развивать пастушьи традиции сезонного перегонного скотоводства; женщины – традиции земледелия и ведения приусадебного птицеводства и животноводства.

Традиция – т?р?/тис/?ын [тртисшин], где т?р? — исток, начало, тис – становиться, ?ын – человек. Традиция – истоки становления человека – навыки жизни в людском коллективе, осваиваемые человеком с детства.

Однозначное понимание различными членами общества мира АР назначения того или иного члена общества в связи с его полом, возрастом и индивидуальными особенностями, одинаковое понимание значений явлений и событий окружающего мира отражались и закреплялись в произносимых словах с?мах [смах], у которых в ипостаси ах имеются с?нар [снар] – образы указанных явлений и событий.

Слово – с?м/ах [смах], где с?м – воспроизведённый человеком письменно или озвученный образ элемента материального мира, извлечённый из информационной ипостаси ах человека. С?н/ар [снар], где с?н – образ элемента материального мира ар, сохраняющийся в информационной ипостаси – п?рах. Перевод с?нар в с?мах и обратно выполняет мими – мозг, в том числе и пу? мими – головной мозг, где пу? [пусщ] голова.

Видимо, поэтому результат мозговой деятельности – ум – [эс] в сарматском языке так близок по звучанию к ?? [эсщ] – занятие, работа.

Здесь следует отметить, что информационная ипостась человека ах в свою очередь является информационной составляющей места, освоенного человеком. В первой книге «Амазонки, савроматы, сарматы – развенчанный миф» я уже писал о понятии киреметь, которое произошло от кермен/тв?н, где керме – сокращённое кермен — освящённое место, чертог, т – сокращённое тв?н – родня; керме/т — чертог родовых предков, в свою очередь, находясь в чертоге предков, у человека появлялась возможность общения с образами родовых предков – с их ах, а через неё и с ах земли, а затем и с ах вселенной п?р/ах [прах], где п?р – единый, а/х – ас/ х?ват, где ас – память информационное поле – инфосфера, х?ват – чудо, чудодейственная сила, мощь, энергия.

Предки – п?р/рет/ки, где п?р единый, рет – в значении ряд наследников, ки — сокращённое ки/л — дом, жилище, семья – единый ряд наследников жилища, то есть места, занимаемого домашним очагом родовой семьи.

Подразумеваемые различными языками человечества одни и те же образы элементов материального мира с?нар идентифицируются ах земли как с?нар ??р, где ??р – земля (в значении «малая родина»), и далее становятся частью п?рах – безначальной и бесконечной во времени и в пространстве информационной ипостаси прах. П?р/ах, где п?р – единый, ах – информационная ипостась. Образ материального мира на разных языках может по – разному произноситься, но он всё равно остаётся образом определённого элемента материального мира: «Что значит имя? Роза пахнет розой, Хоть розой назови ее, хоть нет» [8].

Прах формируется духом, но так как в чувашском (сарматском) языке нет слов, начинающихся с буквы «Д», то допустимо предположить, что слово дух первоначально прописывалось и звучало как тух – то что формируется в процессе жизни, а затем выходит из элемента материального мира после его смерти. Тух – выходящее – глагол движения, обозначает действие, направленное вовне, за пределы чего-либо. Человек с рождения формирует свою душу. Душа — ту/?/а, где ту – сокращённое тух – выходящее во вне, ? – сокращённое ?ын – человек, а сокращённое ах. Душа – ах человека, покидающая его после смерти. Покинувшее тело человека ах — сохранённые образы прижизненных событий человека. Душу можно испоганить, п?х/ан [пхан], где п?х в значении шлак, помет, навоз, ан – глагол с общим значением движения вниз.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное