Сергей Савинов.

Карты судьбы



скачать книгу бесплатно

– Хороший результат, – обрадовался он, – в первый раз был какой-то сбой, но сейчас твой результат зафиксирован, так что добро пожаловать в армию. Паспорт давай прямо сейчас, проверю результаты твоего ОМЕО (обязательное медицинское ежегодное обследование) и выпишу тебе направление в учебку. То есть, – тут он немного сбился, – в Михайловскую академию боевых карт.

– Немножко глупо звучит, – не смог удержаться я.

– Точно, но генерал-ректор настаивает именно на таком названии, а отказывать золотой карте молнии, герою войны, в такой малости никто не хочет.

Значит Михаил стал генералом и взялся за обучение новичков, интересно, а где остальные. Нужно быть осторожнее, времени прошло не так уж и много, лучше им на глаза не попадаться.

– Тебе что-нибудь с собой собрать нужно? – неожиданно вспомнил Станислав, – Если да, у тебя есть полчаса, потом отправляем автобус с последней группой в этом наборе. Если нет, то можешь просто посидеть или погулять. В коридоре.

Все, теперь я больше не забавный незнакомец, с помощью которого можно разогнать послеобеденную скуку, я обычный солдат, так что нужно держать дистанцию. Кивнув на прощание, вышел из кабинета и присел на длинную деревянную скамейку. Как же мало всего я узнал про нашу армию, прежде чем решил в нее вернуться. Пара рекламных буклетов, министерская программа и все, но уж больно все хорошо выглядело. Да, и другого пути у меня просто нет.

Сейчас впереди меня ждет год обучения. Если покажусь перспективным, то дадут возможность выучиться на офицера, это еще два года сверху. А потом обязательный контракт на пять лет с возможностью продления.

Современная армия очень сильно отличается от того, что было, это не подготовка мяса, а воспитание элиты. Никакого ограничения только боевыми дисциплинами и практикой, дополнительно разбираются история, философия, математика, литература. При этом интересен способ подачи материала, не просто обучение, а скорее совместное исследование. Что не может не подкупать молодых людей, решивших послужить своей Родине. Но никакой благотворительности. Каждый солдат в будущем сможет стать обладателем медной, а то и серебряной карты, так что государство разумно инвестирует в свою будущую опору.

Через полчаса меня и несколько коробок с бумагами погрузили в небольшой автобус и отправили в сторону небольшого военного аэродрома к востоку от города. Из мрачной серой казармы, расположенной рядом с ним, вышли еще с пару сотен человек, видимо, тех, кто записался раньше, держали тут до конца набора. Всех нас посадили у стеночек в грузовом самолете и пожелали счастливого полета в академию. Вот что в русской армии не меняется, так это отношение к комфорту. Хоть где-то есть стабильность в этом переменчивом мире.

За время полета никто не проронил ни слова. И пока мы час ехали до академии, и полчаса по ее территории, все молчали. Видимо, успели все обсудить за время ожидания.

Стоило нам выгрузиться, как нас встретил немного потертый и лысоватый мужчина, представившийся прапорщиком Черновым.

Мягким приторным голосом он поздравил нас с заключением контракта с академией, рассказал, что сейчас мы получим оборудование и вещи, заселимся в комнаты, а потом, через два часа, нас ждут на общее построение.

– Вам положена одна карта 'свет', одна стихийная атакующая и одна защитная карта, остальные потом выберете с вашим куратором, перешел он к деталям, – Теперь не толпимся, подходим по одному и говорим, к чему там у вас душа лежит. И не забудьте потом зайти в блок 2-С и получить постельное белье и туалетные принадлежности, это за углом, никто их вам разносить не собирается.

Сначала хотел взять по старой памяти металл, уж с чем-чем, а с ним я умею работать, но потом решил, раз уж буду учиться, то лучше начать с чего-то нового. Заодно и с комплексами своими надо будет разобраться. Или не стоит усложнять себе жизнь?

– Мне огонь, – когда пришла моя очередь, я все-таки решился.

– Что, решили пойти по пути миротворца Натаниеля? – и тут, впервые за долгое время, я понял, что я в бешенстве. Да, как они могут им восхищаться? Он убил защищавшего их страну человека, а им все равно. Неужели ему все готовы простить за то предложение мира, как коротка человеческая память. И неужели он все-таки вызывает у меня столько эмоций? Видимо, все это отразилось на моем лице, так как прапорщик пошел на попятную, – Ну, не хочешь быть похожим, и не надо, чего рожи корчить. Уникальные все, мать вашу.

Он хоть и двадцатый уровень и может пользоваться медными картами, но все же относится к новичкам с опаской, понимает, что кто-то обязательно пойдет дальше, и, если сейчас перегнуть палку, то потом могут и отомстить.

Вместе с вещами на наши направления поставили и печать с номером комнаты – у меня 17В, третий этаж, семнадцатая комната. Со мной в ней оказались еще пять человек, учитывая, что размер стандартного боевого отряда за порталом как раз шесть человек, то, скорее всего, нас распределили исходя именно из этого. Так что нужно будет потом присмотреться к соседям, а пока надо спешить. Не стоит опаздывать на первое построение и формировать о себе негативное впечатление. Ну кто же мог ожидать, что получение тонкого матраса и пары наволочек с пододеяльниками может занять больше часа.

Но добраться без приключений так и не получилось, дорогу всему нашему этажу, спешащему вперед компактной кучей, преградило два человека, судя по форме учащиеся с офицерских курсов.

– Позвольте представиться, младшие лейтенанты Иванов и Сидоров, – уходить в сторону они явно не собирались, – сейчас мы вам быстро расскажем самые главные правила жизни в академии, и можете бежать на построение дальше.

Все понятно, старички пришли строить новеньких, как скучно и неинтересно. Даже и не думаю замедляться и продолжаю идти им навстречу.

– А вот дослушать нас придется всем, – и в меня полетел огненный шар. Да, что же все так с этим огнем-то носятся.

Летит медленно и немного в стороне, страшно для непривычного человека, но совсем не опасно. А перед самой стеной он его развеет, так что никаких следов не останется.

Сделав один шаг ему навстречу, поднял руку и попробовал остановить его пальцем с защитным покровом, но единственное, что удалось, – замедлить его на какое-то мгновение, потом покров был снесен, и шар продолжил движение. Еле руку успел отдернуться.

– Ну, ты псих! – встревоженный парень подбежал ко мне и принялся осматривать, – Куда руку суешь, еще повезло, что не успел дотянуться, иначе сгорел бы нафиг. Это же не тренировочная площадка, тут защиты нет.

Я же слушал его в пол уха, рассматривая полученное системное сообщение.

Получено достижение 'Задержи смерть'

Задержите полет смертоносного заклинания.

Награда: 1 квадратный сантиметр защитного покрова емкостью 200 эргов

Сделать достижение открытым или скрыть?

Скрыть, и направим его на палец. Прекрасно, емкость выросла до тысячи двухсот. Если набрать побольше, может получиться что-то полезное. А ребята не совсем отмороженные, не стараются все скрыть, а пытаются, прежде всего, убедиться, что со мной ничего не случилось.

– Потом мы вам покажем парочку простых достижений, – немного успокоился тот, что назвался Ивановым, – за них вам дадут защитный покров емкостью 100 эргов, прикроете ими глаза. От удара, конечно, не защитит, но от жара, брызг или пара спасает неплохо.

– Аха-ха-ха, не могу, – вдруг согнулся в приступе хохота белобрысый Сидоров. Поймав удивленный взгляд друга, он пояснил: Вспомнил голуб… голубоглазых коллег, которые в прошлом месяце приезжали из Англии по обмену. Они всю защиту, которую получали бросали в яйца.

Тут уже все не выдержали и зашлись смехом. Ничто так не расслабляет, как вовремя сказанная шутка.

Глава 2. Теперь ты в армии.


С Ивановым и Сидоровым расстались практически друзьями и договорились встретиться вечером, и на построение мы успели почти вовремя. То есть, опоздали, конечно, но так как начальство задержалось, то это никто не заметил.

Нас построили на плацу, без 'вольно', 'смирно' и всего остального антуража, что для многих и делает армию армией. Видимо и здесь что-то поменялось с началом новой эпохи.

Сам Михаил так и не появился, предоставив честь поприветствовать нас какому-то генералу. Хотя не какому-то, помню его, планировал несколько наших операций на границе с Китаем. Тогда он, правда, был еще полковником, хороший мужик. Может стоит его все-таки послушать.

– Люди всегда боялись демонов, – вещал он тем временем, эх, нет чтобы обойтись без излишнего пафоса, – И апогеем страхов было их вторжение на нашу родную землю. Но мы оказались сильнее. И теперь уже не мы, а они в ужасе трепещут перед нашей силой. Мы смогли защитить наш дом. Но не время останавливаться, только отбросив их силы как можно дальше, мы сможем с гордостью сказать, да, мы сделали все, что могли для защиты своей Родины. Каждый демон, которого вы убьете, это спасенные жизни в будущем, это спасенные души уже сейчас, и это ваша сила, которая сможет стать самой лучшей защитой всего, что нам дорого. Каждому из вас придется приложить все усилия, чтобы стать сильнее, чтобы вернуться с победой, чтобы карты в ваших руках обеспечили мир в обоих мирах. Слава России!

Даже по старой памяти больше я это слушать не готов, лучше потратить время с толком и хотя бы осмотреться. Плац находился во внутреннем дворе академии, и вся наша толпа в две сотни человек заняла, дай бог, одну десятую его часть. Со всех сторон нас окружали стены, построенные из крупного темного камня, казалось, они давали на тебя всей своей неподъемной тяжестью, но все это компенсировалось огромными окнами, явно расположенными особым образом. Они отражали друг друга, и свет, попав в одно из них на самом верху своеобразной эстафетой доставлялся вниз.

Тем временем генерал перешел к более практичным моментам.

– В ваших комнатах на столах лежали ваши личные планшеты, – черт, а я как-то и забыл там осмотреться, – в них уже загружены домашние задания, которые будет нужно подготовить к первым занятиям. Хочу напомнить, у нас не школа, никто не будет тратить время на то, что вы можете прочитать сами, учебное время будет тратиться только на разбор и усвоение уже полученной вами информации.

Парень, стоящий рядом со мной, оказался более внимательным, заметил планшет у себя в комнате и даже прихватил его с собой. Скосив глаза с присмотрелся к заданиям, которые он просматривал. История – стратегические и тактические аспекты сражения при Бородино, список рекомендуемой литературы. И когда, они считают, мы успеем все это прочитать? Философия – концепция сверхчеловека Ницше, здесь хотя бы рекомендуют прочитать только автора. В оригинале, на немецком, вот черт. Больше рассмотреть не успел, парень, видимо, застеснялся и решил перестать отвлекаться на своем первом построении.

– А тех, кто не подготовится, будут ждать наряды в самые живописные места нашей академии, – все-таки закончил он свое выступление, обратившись к классике.

Потом слово взял худощавый мужчина средних лет, очки и отсутствие головного убора делали его меньше всего похожим на военного.

– Вы, наверно, заметили, что вас поселили в комнаты по шесть человек, потом вы вспомнили, что стандартный размер боевого отряда – это как раз шестеро, и решили, что рядом с вами теперь живет ваша команда. Так вот, это не так. Те, кто вспомнил бы, что в отряд обычно входит четыре молодых человека и две девушки, мог бы догадаться заранее. Уж, устроения совместного проживания, я надеюсь, вы от нас не ожидали? – он рассмеялся своей шутке и пробежался по нам своим змеиным взглядом, холодным, ни на ком не останавливающимся, но при это, кажется, не выпускающим тебя из поля зрения ни на секунду, – От каждой комнаты в один отряд попадут только два человека. Учитывая ваш интеллектуальный уровень, я даже расскажу, зачем это нужно.

Полностью проигнорировав яростные взгляды коллег, видимо, такие высказывания показались им не педагогичными, он продолжил.

– Нам не нужны люди, которые забьются в рамки своего отряда, и не смогут взаимодействовать за его границами. Вы уже видели свои расписания и должны понимать, что дело не ограничится разучиванием пары заклинаний. Представьте себе рыцаря, только не настоящего, у которого был один аргумент – меч под ребра, а образование ограничивалось знанием о том, что оно не нужно, нет, представьте себя рыцаря из книжек, благородного и величественного. Вот такими вы должны будете стать. Если не умрете, конечно. Так что вам стоит приготовится к тщательной обороне своих девственно чистых мозгов, потому что мы очень постараемся наполнить их знаниями, которые позволят вам не просто выживать, но и побеждать.

Впечатления от его речи, в отличие от впечатления о нем, как о человеке, были скорее положительными, живенько так получилось. А слово опять взял мой старый знакомый генерал.

– Сегодня у вас не будет занятий, но рекомендую потратить это время на подготовку ваших домашних заданий. Всем разойтись.

Ну, мы и разошлись, кто куда, но мудрые сержанты направили нас в нужную сторону. Предполагалось, что расходиться нам нужно в наши комнаты и никуда иначе. Рядом шел с задумчивым лицом парень, догадавшийся взять на построение планшет.

– Алексей, – решил навести мосты, а заодно задать пару вопросов. За последние два года мои интересы были довольно узконаправленными, так что во многих вещах я разбирался довольно смутно.

– Илья, – кивнул он и протянул руку.

– Илья, а тебе не кажется, что тут все как-то не очень похоже на армию? Как-то не так я ее себе представлял, – а если честно, то и не только представлял, но и видел. И два года назад армия была местом, где подобная расхлябанная атмосфера была просто невозможна.

– Так это же академия. Разве не видел, как Михаил-молния о ней рассказывал, столько же роликов с ним в сети было. Сначала он хотел устроить что-то вроде школы волшебства, – вроде взрослый мужик, давно за тридцать, а все еще любит сказки, вот и не смог отказаться от идеи построить свой Хогвартс, – Но в частные руки такую силу никто не отдаст, на государственном уровне такие розовые сопли никому не нужны. Вот и получилось что-то среднее.

– Но похоже армии тут все-таки больше, чем волшебства. А как тут со свободным временем, или его не предполагается?

– Занятия и практика идут каждый день до шести, один день в неделю выходной.

– И в свободное время сидеть в комнате? Или нас выпускают за пределы этого прекрасного учебного заведения?

– Выпустят, но только если без возврата. Но сидеть в комнате не обязательно, есть полигоны, где можно тренироваться, в каждом корпусе есть общий холл, где можно собраться всем вместе.

– Что за корпуса? – Илья со вздохом посмотрел на меня и широким жестом обвел рукой плац, на котором мы собирались.

– Академия представляет из себя большой квадрат, в центре которого находится эта площадь для официальных мероприятий, – теперь понятно, зачем он руками махал, – И каждая сторона здания – это корпус. Главный, там, где вход, – это административный корпус, там живет администрация и весь персонал, что нас обучает, там же хранится все оборудование. Потом, по краям, два корпуса – это жилые помещения. В одном, как ты мог заметить, живем мы, в другом девушки. И задний корпус, самый большой, там находятся все учебные помещения и полигоны.

– Полигоны прямо в здании?

– Сам был удивлен, но тут система защиты круче, чем у президента. И энергии мы потребляем как пол-Москвы, так что все экранировано лично ректором, а пробить защиту золотой карты никому из нас не под силу.

– И откуда ты только все это знаешь?

– Только что рассказали на построении, но ты был так погружен в свои мысли, что все пропустил, поэтому, несмотря на странность ситуации, я решил тебе все повторить. Что греет душу, меня ты слушаешь внимательнее, чем генералов.

Очень похвальный взгляд на жизнь, да и в наблюдательности не откажешь, он мне нравится. А вот мне самому надо собраться. Запомни Алексей, ты больше не повелитель металла, которому можно не обращать внимание на мелочи, ты обычный парень, и, если не будешь смотреть по сторонам, закончишь так же, как и в прошлый раз. Ох, и умею же я сам себя довести. Вот что значит знать слабые места, и не стесняться бить в них.

– Тебе на какой этаж?

– На третий. Весь наш набор живет на третьем. Ты, вообще, как тут оказался, у меня такое чувство, что ты об академии знал только, что тут обучают будущих владельцев карт, – посмотрев на мое умиротворенное лицо, Илья поперхнулся, и проникновенная речь завершилась банальным, – Да, ладно?

– Ага, – чему я научился, будучи золотой картой, если чем-то отличаешься от других, значит надо этим гордиться. Сейчас, конечно, поводов для этого меньше, но привычки остались.

– Не забудь, сегодня нужно выполнить домашнее задание, а завтра в шесть часов подъем.

А вот это уже слишком, ответы на вопросы это одно, а покровительское отношение уже другое, надеюсь, мое молчание поможет ему понять, что есть границы, за которые не стоит переступать.

В комнате меня встретило пять оценивающих взглядов.

– Андрей, – прервала этот молчаливый разговор фигура, слетевшая с дальней кровати. Маленькая, тощая, нескладная. С появлением карт внешняя сила стала не такой важной, и такой вот хлюпик может оказаться очень силен. – А ты уже занял кровать у окна? Видел, как с нами обращаются, сюда нельзя, это нельзя. Я уже отправил запрос бесплатному адвокату, надо проверить, можно ли на них за это подать в суд.

Какой суетливый и мелочный. Нет, ты не Андрей, ты еще только Андрюша.

– Сергей.

– Виталий, – представились два неуловимо похожих друг на друга парня, сидящих на одной кровати. Оба блондинистые, с каким-то рыжим оттенком, с нескладно огромными руками и ногами, – Мы братья, так что скорее всего вдвоем попадем в одну команду.

Точно, из нас же шестерых сделают три двойки и раскидают по разным командам, вот все и присматриваются, а не с ним ли мне потом пол жизни рядом провести. А если не повезет, то всю. Не повезет это не к тому, что напарник будет плохой, а к тому, что жизнь боевой карты может в любой момент закончится, и последним, кто будет рядом окажется как раз этот самый напарник.

Остальные молчат, ладно, я пришел последним, можно представиться и самому.

– Алексей, – а теперь надо все-таки добраться до своего планшета и посмотреть, что меня ждет завтра.

– Андрей, – со второй кровати, стоявшей у окна, поднялся очередной мой сосед. Вот это действительно Андрей. Спокойные, плавные, при этом очень четкие движения. У меня он вызвал безудержную ассоциацию с Арамисом из советских мушкетеров, такой же одновременно мягкий и сильный. Да, и прическа похожа, или дело в усах? Рукопожатие крепкое, но без ребяческих попыток сломать руку, пожалуй, пока он вызывает доверие больше всех.

Кстати, а кто шестой.

Чуть в стороне развалился, сосредоточенно копаясь в планшете, мой последний сосед. Узкое лицо, водянистые глаза, что-то знакомое. И как я его сразу не заметил, сейчас, присмотревшись, сразу видно, что он выделяется на общем фоне. Короткая стрижка – как у всех, форма – тоже. Хотя нет, она хоть и выглядит похожей, но сидит как влитая и смотрится как породистая собака среди стаи дворняг.

– Заметил? – он поймал мой взгляд, – Эту форму мне сшили заранее на заказ, не буду же я носить что-то, что одевал кто-то до меня. Можешь звать меня Кирилл. Кирилл Соболев, и да, мой отец тот самый Соболев. Так что гордитесь, в обычных обстоятельствах вам бы никогда не удалось оказаться в моем обществе.

И он протянул мне руку. Сын министра иностранных дел, заключившего мир сразу после моей смерти снизошел, чтобы протянуть мне руку. Вполоборота, даже не привстав с кровати.

Пожалуй, мне лень делать эти пару шагов ему навстречу, просто полежу и почитаю, и я с шумом упал на свое место. Кирилл в ответ молча пожал плечами и молча отвернулся, никаких обид, криков 'да, ты знаешь, кто я', все-таки воспитание сильная вещь. Но злобную искорку, мелькнувшую в твоих глазах я запомнил.

– А зачем ты пошел в боевые карты? – метнулся к нашей знаменитости Андрюша. Любит жаловаться и западает на авторитеты, какая разносторонняя личность.

– Это наш с отцом план, дома я прошел серьезную подготовку, так что теперь легко справлюсь с армейской службой. Меня могли бы прокачать и силами семьи, но сделав карьеру здесь с самого низа, я получу дополнительные козыри. А стране скоро понадобится человек, который знает армию изнутри и при этом обладает серьезным политическим весом. Понимаете, о чем я?

Это он что, взял и выложил первым встречным стратегический план своего отца по упрочнению семейного положения в стране. Или вербует? Судя по тому, с каким интересом смотрят браться, а особенно Андрюша, все же второе. А вот Арамис не выглядит вдохновленным такими перспективами соседа, интересно.

Дальше я разговор слушать не стал, погрузившись в книгу Ницше. А это интересно, когда получается докопаться до смысла через тяжеловесные словесные конструкции, пусть даже и со словарем. Закончив с немецкой философией и исписав пару страниц наиболее запомнившимися или, наоборот, противоречивыми мыслями, взялся за мемуары участников Бородинской битвы. В это время разговор перешел на то, какие у кого карты. Оказалось, что у братьев камень и северный ветер, у Андрюши тень, у Арамиса свет, а у Кирилла иллюзии.

– А у тебя, – повернулись все ко мне.

– А у меня огонь, – что за глупое чувство. Мне что стыдно, что у меня самая попсовая стихия?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное