Сергей Разбоев.

Воспитанник Шао. Том 4. Праведный Дух Абсолюта



скачать книгу бесплатно

– Да, уж. Проблема уйти от тоста с патриотическим достоинством. Говорят, он большой специалист по ведению застолий.

– Ну, вот, в Исламабаде и гульнёте за трудности агентурной деятельности.

– Это мы можем, сэр. Только необходимо начинать притормаживать экстремистов всех мастей в их потугах проявлять вольность. Заставить, чтобы сами власти Пакистана этим занялись.

– Хорошо. У нас есть каналы нажима на режим. Или оружие, или ничего. У них нет выбора, так как нет средств к выживанию и противостоянию Индии.

Директор встал, подошёл к коричневой папке с документами.

– Значит, генерал, полный отчёт и исследование по Азии в этой папке?

– Да, сэр.

– Прекрасно. Мы заставим наши отделы шевелиться. До свидания, генерал, можете идти.

– Есть, сэр.

– Удачи вам, генерал.

– Спасибо.

Глава пятая
Рус, монахи. Тибет. Монастырь.

Рус любил смотреть на землю сверху, с высоты птичьего полёта: и с воробьиного, и с орлиного; а родные горы, тем более. И крыши, до боли родного монастыря, крепко щемили ему сердце. На полянках и на дорожках тренировалась молодёжь малолетняя. Рус для них был уже взросляк – двадцать семь лет. Надо же. Легенда Тибета. Гордость монахов. Светский монах, как стали звать его, всемерно любя и гордясь им.

Настоятель Дэ уже ожидал Руса на отдалённой полянке, среди больших валунов и реденьких кустиков.

Они тепло обнялись. Неторопливо подошли к высокому откосу ущелья. Глубина была такая, что речка казалась внизу шевелящейся, хныкающейся ниточкой. На слова Руса, настоятель со знанием темы неторопливо пояснял:

– Рус, сейчас наши лучшие отроки в Пекине вместе с Коу Кусином и Хан Хуа, прикрывают и обеспечивают работу Вана со старейшинами. Сен Ю, как обычно, на прикрытии монастырей. Мы можем тебе выделить двенадцать ребят до двадцати лет. Старшим, твой близкий дружок, Мин. Бери их, в пути разъяснишь им задачу. Ты это лучше меня знаешь.

– Они прошли экзаменационный туннель?

– Нет ещё. В глазах виден страх, неуверенность. Но, с тобой, верим, возмужают. А как сам думаешь, везти их в Штаты?

– Мы оформили документы на несколько туристических групп в Сан-Франциско. Там многочисленные китайские, индийские, японские диаспоры. До сотен тысяч. Много таиландцев, вьетнамцев, филиппинцев. Мне дали адреса мест, где можно встретиться с их представителями. Так что мы там все исчезаем на время: под другими документами появляемся в Нью-Йорке, а там нас поведут люди сэра Мака. За нами, также, будут плестись несколько групп индусов.

– Подозрительности и приставания со стороны властей не будет?

– Что-то может быть, конечно, но все наши будут с любопытными физиономиями туристов.

Дэ скупо улыбнулся.

– А как с американским языком?

– Дина будет и за гида, и за организатора, и начальником всех групп. А в Нью-Йорке нам придадут еще несколько старушек. Да и ребята усиленно будут изучать разговорную бытовую речь.

– А кого вам надо опасаться?

– Генерал опасается утечки информации из Центра и настырных глаз агентов Кремля.

– Это серьёзно.

Но, я думаю, американец сможет и с резидентами Кремля найти общий язык. Где сам их резидент находится?

– В Пакистане. Какой-то полковник Хамуков.

– А в Индии?

– Генерал считает, что с ним, пока, ему не имеет смысла иметь дело. В Индии нормальная обстановка. А вот придержать экстремистов мусульман всех мастей в Пакистане, сейчас это главное. Иран и Пакистан – это большие страны с огромным числом и фундаменталистов-еретиков, и экстремистов, и террористов, и бандитов, уголовников. Короче, там всего по многу. Необходимо, чтобы их лидеры были лояльны и к янки, и к демократическим принципам.

– Смотрю, Рус, тебе понадобятся ещё ребята. Через пару месяцев десяток подготовим.

Рус уважительно поклонился.

– Уважаемый Дэ, а в Пекине не понадобится наше содействие?

– Мы не торопимся. Там, пока, всё тихо. Нас более волнует племянник Мао. Этот хмырь, свой нос сморщенный, продолжает совать во все впадины и дыры.

– А его есть смысл убрать, то есть ликвидировать?

– Стоит, конечно. Но, мы не знаем, что может произойти, когда Мао отойдёт в мир иной.

– А что может произойти? Будут грандиозные похороны. Слезливые митинги по преждевременной кончине. Будет большой, грандиозный, партийный, эпохальный съезд, изберут нового кровавого Председателя.

– Это по Закону. Но, началось активное политическое шевеление главной жены Мао.

– Интересно. На что она может рассчитывать?

– Пока не известно. Но, если она соберёт вокруг себя влиятельные силы, то может претендовать на ведущие роли в стране. Второе: говорят о каком-то завещании Мао.

– Откуда слухи?

– От племянничка. И, видно, он крепко сцепится с вдовушкой.

– А аналитики прикидывали, у кого, какие силы в настоящее время в наличии?

– Мы многого не знаем. Ждём информации от генерала Чана. Но, у племянника министра в наличии генерал Чу, а это Общественная Безопасность, милиция с охранными службами, большая часть партийной номенклатуры. И немало партийных бонз в провинциях. Может даже и большая часть. При будущей, амбициозной вдовушке: армия, часть партийного аппарата, телевидение, радио, часть провинций. Немало, но ещё недостаточно для лидерства. Ещё, она ищет связи с влиятельными странами. С Америкой и Советами, в том числе. Она очень активна. И кто-то в будущем сможет ещё перебежать на её сторону. Ближайшие месяцы расставят партийные кадры по обе стороны политических баррикад, а там и ситуация для нас тогда прояснится. На сегодня, генерал Чу очень влиятельная фигура. Никто не знает его настоящих возможностей. А с опытным генералом Чаном, это очень могущественный тандем в столице. И, хотя, мы союзничаем с ними, их полных возможностей мы не знаем. Они нам очень активно помогали в Тибете. Мы и сейчас с ними сотрудничаем и, думаю, что после смерти Мао, генералы о многом будут нас просить. Ведь, Рус, брат Ван сейчас не у Мао. Генерал Чу просил подсобить с Чжоу Энь Лаем. Этот авторитетный партийный деятель, после Мао, самая опасная фигура. Он очень болеет. Но ему ещё семьдесят пять лет. Надеется пережить Председателя. И, если он вдруг раньше Председателя умрёт, то политическая обстановка в Китае будет более спокойная. Опять, «Белый Лотос», в физической тени, но в гуще политических событий страны. Как в прошлых веках.

– Так может мне лучше в Пекине быть?

– Время терпит. Подсоби генералу Маккинрою, а там и он приедет в Пекин. Думаешь, американцы не следят за событиями в кулуарах «Запретного города»? И Кремль там плотно прилип с полковником Дроздовым. А штат у него не менее тысячи агентов, не говоря про посольство и всякие торговые и общественные представительства. Увидишь, все разведки всех стран мира соберутся здесь. И у каждой будет своё дело, цели, задачи: от лично меркантильных, до серьёзных политических. Даже, просто какой местный банк потрясти. Особенно афро-негры будут очень активно кредиты просить за счёт и на счёт великих похорон. В Пекине сейчас восемь миллионов жителей. На время смерти Мао будет не менее двенадцати миллионов. В таком хаосе дрожащих миллионов, жаждущих и страждущих, мы сможем глубоко затеряться. Нам важно, чтобы новое правительство было лояльно к Тибету и не трогало монастыри. Поэтому, Рус, и нам важно, чтобы наш друг генерал Маккинрой был на коне и, чтобы его шифры знал только он один. Тогда и Китай станет более миролюбивым. Закроют грандиозные стройки в каньонах рек Тибета. Тем более, что сейчас вся техника и возможности перенаправляются в космос.

– Космос очень дорого.

– Дорого. Но и работа в каньонах, ты видел, не меньших денег стоит. В космосе за счёт новейших технологий, а в горах мы теми же лопатами, только механическими. Как я знаю, все передовые институты развитых стран, перенаправляют свою работу только на новейшие технологии и на отделы исследований нанотехнологий.

– А что это?

–Это технологии на уровне молекул и атомов. Здесь, даже баллистические и космические ракеты – далёкий прошлый век. И все разведки, всех стран мира работают сейчас не на войну, а на промышленный и научный шпионаж. Поэтому они, разведки, будут сосуществовать более-менее мирно. А вот экстремизм и терроризм будет расти. Лидеры их религий силятся подталкивать паству к экстремизму. Каждая из конфессий стремится овладеть всем миром. Они уже приглядываются к Луне, Марсу. Они уже находятся не так далеко от нас, как казалось раньше. Жить сейчас и интереснее, и опаснее. Сейчас, Рус, надо узнать у сэра Мака, какая робототехника у них имеется, и что можно полезного для нас приобрести. И в Японию готовься. У них неплохо развито роботостроение. Южная Корея в этом направлении усиленно развивается, Тайвань. Деньги, пока, у нас ещё есть, но закупок предстоит много. А в посредниках, ты знаешь, везде ловкачи, проходимцы и просто негодяи всех мастей. Из наших ребят, что возьмёшь с собой, подготовь смышлёную группу, позже с ними и поездишь за новыми технологиями. Нам сейчас важны мини и микро самолётики. В горах без них мы медлительны и без глаз. Компьютеры нужны, общие и с программами управления. Мы готовим стационарные базы для их установки: нужны специалисты и прочее. И здесь, сэр Мак, для нас – всё. Без него мы ничего не сделаем, а он нам поможет. Потому что, это в его интересах. Мы сможем собрать аппаратуру, которая будет лучше, чем в Пекине или Дели, и даже лучше, чем в Москве. А вот за технической Европой мы можем тащиться на уровне только их средних институтов. МакКинрой, конечно, не передаст нам лучшее; но и не худшее, не старое. Мы двадцать ребят отправили в Японию и Лондон учиться на программистов. Через месяца три у нас должны быть компьютеры, а через полгода заработать. Места у нас относительно чистые от шпионов, поэтому генерал Мак не будет опасаться, что какие-то секретные технологии могут уйти на сторону. И он всегда сможет, если ему очень понадобится, пользоваться нашими компьютерами. Обоюдная выгода. Да и слежение за Китаем и Индией с Пакистаном с наших мест удобно. Столицы этих стран близки к нам. Вот, брат Рус, видишь, как я тебя загрузил информацией. Всё нам это предстоит сделать. Так что, лети в Америку, генерал тебя снабдит многим из новых технологий. Вези всё к нам, сюда. Ну всё, мальчик мой, бери группу, лети.

Рус поклонился настоятелю. Его глаза долго смотрели в сторону ущелья.

– Уважаемый Дэ, я подозреваю, готов обосновать свои опасения, нашему американскому генералу. Он для них слишком либерален. Слишком не их. Они со своих Вашингтонских позиций видят только свои интересы, а он видит весь мир в целом, как из Космоса. Он для них инородное тело. Поэтому я прошу Вас придать мне дополнительные силы и возможности для защиты генерала от мертвящих рук руководства ЦРУ. Если он погибнет, мы тоже многое потеряем в своих возможностях противостоять врагам цивилизации Земли.

Дэ кивнул головой в знак согласия с мыслями Руса.

Рус поклонился настоятелю и скоро его вертолет с группой монахов, быстро взлетел и понесся над Гималаями в сторону Дели.

Глава шестая
Генерал Чан – Ван.

«Не верь, не бойся, не проси.

В стране, где жизнь всегда напрасна,

Где метка вечная раба

С рожденья ставится, как тавро».

Разбоев С.А.


Пекин.

Пасмурно. Довольно холодно. Ветрено. Всего плюс десять. Тяжёлые тучи медленно плывут над огромным шумным городом. Народу на улицах мало.

Генерал Чан с монахом Ваном в одной из новых гостиниц близ площади Тянь Ань Мэнь, а значит и близ запретного города. Номер принадлежит спецслужбам.

Задумчивый Чан в кресле. Мудрый Ван на мягком стуле у стены в прямой позе ушедшего в нирвану монаха.

Генерал более напряжен в своих мыслях, чем отрешённый монах. И это сказывается на его словах и интонации.

– Уважаемый Ван, мы даже не представляем, что может произойти в стране, если Председатель Мао умрёт быстро и неожиданно.

Монах кивнул головой в знак существующей неопределённости политического положения.

– Пусть умирает медленно. Общественность привыкнет к больному и будет сочувственно сопереживать.

– Вам просто говорить. И по злословить можно. А здесь резня может начаться, если не массовые бунты.

– Для Китая это не впервой, не страшно.

– А для политики, международного спокойствия и престижа?

– Мао, почему то, ранее совсем не думал о престиже страны. Что хотел, то и делал. И мир не особо обращал на его многочисленные античеловечные преступления. Он и сейчас совсем не жалует весь остальной земной мир своим почтением к нему. Много ли Советы прислушиваются к слову осторожности, советам миролюбия? Они гнут свои цели. Давят своей наглостью на всё, что им не по духу, и не по идеям. Если стул Мао займут такие же отморозки, как и он, к чему тогда его насильственное отстранение? Только вера в то, что что-то может измениться в лучшую сторону, заставляет нас участвовать в наших потугах по энергетическому умерщвлению Председателя. Иначе мы и не брались бы за чёрную энергию. Его прокуренные жёлтые зубы и любимый старый халат со многими заплатками слабы перед мощью чёрной проникающей энергии, но трудности в том, что он сам пустой, как пустотелая прогнившая труба, и вся энергия впустую продувается сквозь него. Такое ощущение, что в его голове нет серого вещества: какой-то материалистический заменитель. В комнатах запретного города почти нет металлических предметов, улучшающих вихрение энергии в закрытых помещениях. Надо попробовать поставить охрану вокруг его личных комнат по периметру с автоматами и штык ножами, патронами. Стальные стулья, столы, светильники. Побольше металла расположите вокруг. Бронза, медь, золото, серебро – всё пойдёт. Картины из бронзового багета.

– Попробуем. Но, почтенный Ван, меня, как и политика, и чиновника, находящегося в кругу внутренних решений по расстановке сил в высших эшелонах власти, интересует такой вопрос: вы сможете помочь нам в нейтрализации некоторых враждебных сил, мешающих развитию Китая, как цивилизованной страны нашей Планеты и могущей стать вполне демократической страной.

– Вопрос понятен, товарищ генерал. Первое – это не в моей компетенции. Но, если Совет Старейшин согласился с ликвидацией Председателя, то, думаю, они не против нейтрализовать и другие тёмные силы, мешающие современному процветанию Китая.

– Это для меня главное и вполне удовлетворяющий ответ, уважаемый Ван. Здесь нас и американец поддержит, и, думаю, ваш легендарный воспитанник сможет принять участие с другими вашими воспитанниками. В Пекине очень много кремлёвских агентов и прочего легального и нелегального сброда из других стран.

– Лично я не против пошерстить нехороших чиновников. Всё зависит от решения Совета Старейшин.

– Для меня очень важно ваше личное мнение, уважаемый Ван. Будем сотрудничать. Через тоталитаризм мы не стали великой страной. Только бедной, серой и бесправной. Может будущие года станут светлее. Что вам необходимо, чтобы успешно проводить начатую операцию «Чёрная энергия»?

– Нужны три комнаты вокруг спальни Мао, расположенные треугольником: вершиной на север, нижние две вершины по прямой линии с запада на восток. Расстояние от комнаты Мао не более пятнадцати метров.

– Понятно. Наверное, придётся американца попросить. Они с космоса или с самолётов смогут сканировать запретный город. Нам лично это не под силу. Это полное табу – комнаты «Города».

– Скоро я буду допущен внутренней охраной посещать «Город» для наполнения комнат живительной энергией. Память у меня хорошая, но меня будут водить по одним и тем же дорожкам.

– Да. Но, охрана сделает несколько ложных комнат, по расположению которых можно запутаться так, что вообще ничего не поймёшь.

– Несомненно. Они это сделают. Но наши, глубоко просветлённые, во дворце Патала проведут мандалу (ритуал) по кала-чакры (колесо времени) на предмет жизни Председателя. Они умеют направлять энергию. Так что, Мао уже ничто и никто не спасёт.

– Мао очень хочет жить и жить долго. Там у него целая куча докторов при деле.

– Они ему не смогут помочь. Но среди докторов есть ваши люди?

– К сожалению, нет. Никто не мог предвидеть, что Мао может ослабнуть, заболеть. Он же бог вселенского масштаба.

– Холопство, холуйство выше разума и практики жизни.

– Что меня и убивает, как нормального гражданина.

Два гражданина Китая иронично улыбнулись друг другу.

Всё они, как достаточно компетентные политики, прекрасно понимали международное положение; но дни завтрашнего Китая были настолько непредсказуемы, что кроме, скажем, чёрной общественной иронии ничего нельзя было что-либо серьёзное предложить народу. Но, какие-то подготавливающие шаги делать было необходимо.

– Уважаемый Ван, мы имеем в наших архивных, базовых данных и продолжаем собирать компрометирующие материалы буквально на всех, кто может представлять интерес в будущем для нашей внутренней политики и претендовать на верховную власть, или быть полезным для главенствующих представителей. Весь Центральный Комитет и кандидаты, депутаты, начальство провинций под нашим надзором, но этого мало. Нужны радио и телевидение.

– Что мешает заставить служить министра телерадиовещания прогрессивным интересам?

– Подумаем. Но, он при жене Мао мадам Цзян Цинь. У нас сейчас разрабатывается один перспективный рабочий момент. По кулуарным партийным и кухонным разговорам среди влиятельных сил имеет большой авторитет маленький Дэн Сяопин. Человек достаточно прогрессивный. Можно ли для него найти у вас двух, трёх человек и для охраны, и для технической и прочей помощи?

– Можно. Сколько у нас времени?

– От трёх до шести месяцев.

– Дэну будут представлены вертолёты, автомобили?

– Сейчас нельзя предсказать. Но, если он ввяжется в борьбу за власть, то несомненно, ему нужны будут вертолёты.

– И, наверное, не два-три.

– Да. Спецгруппа минимум в сотню человек должна быть постоянно возле и вокруг него.

– И здесь нам американец много поможет.

– Я надеюсь на него. Мы достаточно много помогаем ему по обнаружению ракетных баз и шахт в восточных районах Советов. Дэна они, несомненно, знают. И знают неплохо.

– Если вы ставите на Дэна, мы поможем вам.

– Ну, уважаемый Ван, в принципе по основным вопросам мы договорились. Мне пора в центр. Пусть бог вам поможет во благо народу Китая. До свидания.

– И вам пусть бог поможет.

Глава седьмая
Сэр МакКинрой.

Сэр МакКинрой долго раздумывал и анализировал: на каком этапе может происходить утечка секретных кодов. Егеря-курьеры скрытно проверялись и подозревать их, пока не было причин. Как можно сканировать документы у группы сотрудников, если они прямым ходом из Лэнгли садятся на самолёт и без пересадок достигают аэродрома Дели. С аэродрома на машинах до посольства. Самое слабое звено самолёт. Но что там может происходить? Что? В самолёте курьеры имеют право спать. Но не все сразу. В самолёте находится проверенный экипаж и вся обслуга. Кому верить? Придётся установить скрытую съёмочную камеру. Необходимо снова лететь в Штаты?

Генерал посмотрел на часы: два часа ночи. Это в Индии. В Лэнгли сейчас десять вечера. Руководители отделов в это время отчитываются Директору. Ранее, чем через два часа, звонить не надо. При всей внешней скрытости и неизвестности момента, эксперт, всё же, был внутренне напряжён. Через сутки-вторые Рус со своей группой привезёт коды. Стоп. Стоп-стоп. Надо звонить Русу, пусть он установит видеокамеру в салоне самолёта. Сам пусть летит другим самолётом с частью группы. Можно потом сравнить, проанализировать.

Сэр Маккинрой включил рацию. Рус включился не сразу, только секунд через сорок.

– Слушаю вас, господин генерал.

– Здравствуй Рус.

– Хэлло, сэр.

– Я вижу ты бодр, капитан.

– У нас ещё вечер и мы все в активе.

– Это хорошо. Я подумал здесь, в тишине: может тебе часть группы отправить основным самолётом в Индию, а ты сам, со второй частью группы и с кодами лети рейсовым, гражданским самолётом. В основном планере необходимо незаметно установить видеокамеру. Я запрошу разрешение у Руководителя. Если что случится непредвиденное, на последней странице твоего документа, спецкода достаточно, чтобы тебе никто не предъявлял никаких претензий. Если кто пойдёт на тебя в наглую, отбивай им головы. Если применят оружие, имеешь право применить и ты.

– Понял, сэр.

– Рус, я подозреваю, что именно в самолёте происходит что-то необъяснимое. Что именно, камера и должна нам показать. Дина должна быть с тобой. Основные ребята группы, тоже, пусть будут с тобой. На основном самолёте пусть летят индусы. Они сикхи – ребята хорошие, но я, чего-то, подозреваю страшного на этом борту. Кем-то мы должны жертвовать. Беру ответственность на себя. Боюсь, что и за тобой хвосты плетутся. Но это, скорее всего, кремлёвские агенты. Они могут применить что угодно. И любые провокации спровоцировать. Опасайся их. Экипаж обязан представить тебе списки всех пассажиров. Если откажутся – имеешь право остановить взлёт, звонить руководству нашей конторы и передать полномочия прибывшим представителям разведки. Это твои права. Это, конечно, мои самые тёмные мысли, но опасаться надо всего и ко всему быть готовыми.

– Вас понял, господин генерал. Хвосты свои мы уже знаем. Как-то смело и неосторожно они работают. Одного мы подставили под полицию. Машины неаккуратно ставят. Второго под местных хулиганов.

– Хорошо, Рус. Вижу ты в боевом настроении. Это главное. Удачи тебе. Благослови тебя бог.

– Спасибо сэр.

– Удачи тебе.

– И вам, сэр.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное