Сергей Рязанов.

Сталин или русские. Русский вопрос в сталинском СССР



скачать книгу бесплатно

А вот определение из «Иллюстрированного энциклопедического словаря» Бородулина 1998 года: «Идеология и политика в национальном вопросе, основа которых – трактовка нации как высшей ценности и формы общности. В 19–20 вв. национализм выступал как мощная объединяющая сила в борьбе за национальное освобождение в Европе, а затем в Африке, Азии и Латинской Америке. Национализм, сопровождаемый идеей национального превосходства и национальной исключительности, часто принимает крайние формы (шовинизм), сближается с расизмом и ведет к острым внутренним или межгосударственным конфликтам». Как видим, здесь разделяются национализм и идея национального превосходства. С другой стороны, они здесь не противопоставлены, и национализм рассматривается не только как освободительная идеология, но и как потенциально опасная. Можно провести аналогию с огнем или водой – они необходимы для жизни, но могут и погубить ее.


В современном российском обществе консенсуса вокруг слова «национализм» нет. Путин однажды назвал себя и Медведева «русскими националистами в хорошем смысле», а позднее сказал даже так: «Самый большой националист в России – это я». Но, как ни странно, это не мешает ему говорить о недопустимости национализма. Одним из любимых мыслителей Путина (по крайней мере, на публике) является белоэмигрант Иван Ильин – президент неоднократно цитировал его в посланиях к Федеральному собранию. Но слов Ильина о национализме Путин не цитировал, и не факт, что они ему известны.

Привожу их: «Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всем его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание. Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвел в Божием саду. Национализм есть созерцание своего народа перед лицом Божиим, созерцание его души, его недостатков, его талантов, его исторической проблематики, его опасностей и его соблазнов. Национализм есть система поступков, вытекающих из этой любви, из этой веры, из этой воли и из этого созерцания. Вот почему национальное чувство есть духовный огонь, ведущий человека к служению и жертвам, а народ – к духовному расцвету. Это есть некий восторг (любимое выражение Суворова!)[67]67
  Имеется в виду высказывание Суворова: «Помилуй Бог, мы – русские! Какой восторг!»


[Закрыть]
от созерцания своего народа в плане Божием и в дарах Его Благодати. Это есть благодарение Богу за эти дары; но в то же время и скорбь о своем народе и стыд за него, если он оказывается не на высоте этих даров. В национальном чувстве скрыт источник достоинства, которое Карамзин обозначил когда-то как «народную гордость»; и источник единения, которое спасло Россию во все трудные часы ее истории; и источник государственного правосознания, связующего «всех нас» в живое государственное единство» (статья «О русском национализме», 1950 г.).

В советское время слово «национализм» употреблялось зачастую в негативном ключе и означало национальную антипатию.

В негативном ключе употреблял его и Сталин. Но трудно подобрать другой термин для емкого обозначения той политики, которую он поощрял в нацреспубликах и к которой прибегнул впоследствии применительно к русскому народу. Если татары создают Татарскую республику и вводят в школах татарский язык – это татарский национализм. Если башкиры поднимают вопрос о том, чтобы все территории с преобладанием башкир входили в состав их республики, – это башкирский национализм. Если казахи заботятся о количестве казахов в республиканской власти – это казахский национализм. Если русские возвращают в свои школы изучение своей национальной истории и упоминают в гимне СССР «Великую Русь» – это русский национализм. Можно искать и находить замены этому слову, но я не вижу такой необходимости, тем более что авторы, которых я цитирую, используют именно его – в нейтральном ключе.

И несколько слов о том, как соотносятся понятия «национализм» и «патриотизм». У А. Севастьянова, часто впадающего в крайности, я тем не менее встретил интересное замечание: «В отличие от исконных русских слов «Отечество», «Отчизна» (земля отцов – со всей исторической преемственностью боли, веры и подвига, со всей судьбой предков, рода русского, с русской кровью, а не только почвой), латинское слово «Patria» хотя имеет в точности то же содержание, но традиционно переводится у нас словом «Родина» (место рождения, территория; тут связь с родом-племенем разорвана). В этом контексте и слово «патриот» приобретает значение именно поклонника и защитника родины, территории, на которой родился. Принадлежность к народу, отношение к нему остаются за скобками»[68]68
  Севастьянов А.Н. Время быть русским! Третья сила. Русский национализм на авансцене истории. М.: Эксмо, Яуза, 2004. С. 548.


[Закрыть]
(выделено у автора. – С. Р.).

И там же: «Политическая теория гражданского устройства предполагает две хорошо известные крайние точки зрения на проблему: «великодержавный патриотизм» и «безродный космополитизм». Ирония истории состоит в том, что в России эти крайности сошлись и породили уродливый гибрид: «безродный патриотизм» и «великодержавный космополитизм» (выделено у автора. – С. Р.)[69]69
  Там же. С. 547.


[Закрыть]
.

В качестве синонима «национализма» часто используется слово «национал-патриотизм» (а крайний, чрезмерный национализм называется национал-шовинизмом или просто шовинизмом). В свою очередь, «безродный патриотизм» иногда обозначается как «государственный патриотизм» или «госпатриотизм», но широкого употребления этот термин пока не получил.

Зримая разница между государством и нацией: русские входили в состав Золотой Орды, но странно было бы ждать от них патриотизма в отношении этого государства. Равно как и чеченцы, будучи патриотами чеченского народа и чеченской земли по умолчанию, являются патриотами России постольку, поскольку Чечне от нее есть польза, – и было бы странно требовать от людей иного.

Глава 3
Народ-великан в стране Лилипутии

Серьезнейшее исследование сталинской национальной политики провел гарвардский профессор Терри Мартин, потратив уйму времени на российские архивы. Его диссертация вышла в виде книги-монографии «Империя «положительной деятельности». Нации и национализм в СССР, 1923–1939» в 2001 году, а через десять лет была переведена на русский язык.

Говоря о расхождении Ленина и Сталина в вопросе единого государства, когда Ленин отстаивал концепцию Советского Союза, а Сталин – концепцию Советской России, Мартин подчеркивает: «Сохраняя РСФСР, вместо того чтобы создать СССР, Сталин не собирался усиливать позиции русских, наоборот, он хотел их ослабить. Больше всего он боялся отдельной русской республики…»[70]70
  Мартин Т. Указ. соч. С. 545.


[Закрыть]

О том, что Российская республика внутри СССР не является республикой русских, Сталин сказал сам: «У нас фактически нет Русской республики. Имеется Российская Федеративная Республика. Она не Русская, она Российская»[71]71
  Цит. по: там же. С. 548.


[Закрыть]
. Эти слова прозвучали на пленуме ЦК в декабре 1925 года, где обсуждался вопрос о переименовании партии из Российской коммунистической во Всесоюзную коммунистическую. Абсолютно логичная и даже запоздалая смена вывески, ведь партия действительно была всесоюзной и никак не замыкалась в границах Российской республики. Кроме того, слово «российская» в названии партии возмущало некоторых украинских руководителей. Сталин был за переименование, а трое из его ближайших соратников – Ворошилов, Микоян и Орджоникидзе – были против.

Ворошилов сказал: «Тогда, по логике вещей, нужно будет создать Русскую Коммунистическую партию… чтобы русские товарищи не сочли себя оскорбленными и чтобы не разжигать русский национализм»[72]72
  Цит. по: Мартин Т. Указ. соч. С. 547.


[Закрыть]
(у РСФСР, в отличие от прочих союзных республик, никогда не было своей компартии). Микоян добавил, что существует «опасность создания двух партийных центров в Москве, поскольку наряду с общим ЦК партии будет создан и ЦК РКП [Русской коммунистической партии], которая объединит две трети целой нашей партии, а это будет опасно и вобьет клин и приведет к тому, что создать раскол в партии будет гораздо легче»[73]73
  Цит. по: там же.


[Закрыть]
.

Полностью разделяя мнение о недопустимости создания Русской компартии и даже компартии РСФСР, Сталин заявил, что такой угрозы нет. Опасения Микояна он назвал «комичными». И действительно, намерения создать республиканскую компартию у «русских товарищей» появятся только к концу сталинского правления, да и то не будут высказаны публично (об этом – в главе 7). Аналогично, в отличие от союзных республик, РСФСР не имела и других рычагов влияния – своего комсомола, своей Академии наук и своего телерадиокомитета (он появился только в 1990 году).

Мартин отмечает: «В то время как правительства Украины и Белоруссии активно отстаивали национальные интересы этих республик, руководство РСФСР функционировало скорее как второе центральное правительство… действовало скорее в интересах центральных властей»[74]74
  Мартин Т. Указ. соч. С. 390.


[Закрыть]
. Оба совнаркома – российский и всесоюзный – долгое время возглавляло одно и то же лицо: до 1924 года – Ленин, до 1929-го – Рыков. Казалось бы, это могло усилить РСФСР, но вышло наоборот – ее интересы приносились в жертву намерениям всесоюзного правительства. РСФСР не препятствовала перекачке денежных и людских ресурсов в другие республики и не отбивалась от их территориальных претензий.

Непритязательность русских Сталин объяснял через их величие: русский народ «самый большой, самый культурный, самый индустриальный, самый активный»[75]75
  Цит. по: там же. С. 548.


[Закрыть]
, а потому не нуждается во всевозможных благах, доступных нацменам. По сей день русским сталинистам доставляют огромное удовольствие такие комплименты из уст «отца народов», но на практике они значили только одно: русские сильны, а потому всем должны, и никто не должен русским. Стоит ли рабу благодарить хозяина за восхищение его здоровыми зубами и широкими плечами?

Вспомним ленинский завет: «Интернационализм… должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически». Эту мысль Сталин повторил на X съезде РКП(б): «Мы, в силу исторического развития, получили от прошлого наследство, по которому одна национальность, именно великоросская, оказалась более развитой в политическом и промышленном отношении, чем другие национальности. Отсюда фактическое неравенство, которое не может быть изжито в один год, но которое должно быть изжито путем оказания хозяйственной, политической и культурной помощи отсталым национальностям»[76]76
  Протоколы X съезда РКП(б). М: Партийное издательство, 1933. С. 186.


[Закрыть]
. Добровольно-принудительной помощи отсталым национальностям за счет русских. Такова историческая вина русского народа: слишком размножался, слишком заботился о своей целости и, как следствие, о своей огромности, слишком развивался, слишком окультуривался и так далее.

О нежелательности Русской республики Сталин заявил еще до образования СССР. Мир-Саид Султан-Галиев и ряд других татарских коммунистов пожелали, чтобы Татарстан вошел в СССР не в качестве автономной республики в составе РСФСР, а как независимая союзная республика, подобно Украине или Белоруссии. Сталин сказал: «Такое предложение требует разделить нашу федерацию [РСФСР] на части и создать русский ЦИК [Центральный исполнительный комитет] – но не всероссийский, а русский – и русский Совнарком [Совет народных комиссаров, правительство]. [Если автономные республики выйдут из РСФСР,] как тогда русским войти в Союз? Другого пути нет. Или они останутся вне Союза, или они организуются сами. Русский ЦИК? Русский Совнарком? Товарищи, на самом ли деле нам это надо?.. Я не вижу оснований для такого предложения»[77]77
  Цит. по: Мартин Т. Указ. соч. С. 545.


[Закрыть]
. Отказывать татарам в их желании неловко, а отказать им через отказ русским – милое дело.

Такую позицию Сталина можно на первый взгляд истолковать как мудрое желание сберечь целость РСФСР. Об этом читаем в его заметках, сделанных в результате поездки по Северному Кавказу в 1925 году: «Во-первых, вслед за осетинами вопрос о превращении в республику и выходе из РСФСР… ставят чеченцы. Во-вторых, Дагестан подготавливает вопрос о выходе из РСФСР… За ними потянутся ингуши и другие. В-третьих, видя все это, казаки… уже поговаривают об автономии и создании казачьих республик, заявляя… что «зачем обижать русских, не давая им того, что дано нерусским». Это ростки русского национализма, и это самая опасная форма национализма… Распад РСФСР – вот до чего мы дойдем… Или же мы откажемся от политики превращения национальных областей в республики…»[78]78
  Цит. по: Мартин Т. Указ. соч. С. 546.


[Закрыть]

Однако не отказались! В 1936 году Коми, Чечено-Ингушская, Кабардино-Балкарская, Северо-Осетинская и Марийская области стали автономными республиками (в отличие, разумеется, от казачьих и прочих русских областей), а Киргизия и Казахстан были выведены из РСФСР и повышены в статусе до союзных республик. Притом что русские в населении Казахстана, согласно переписи 1939 года, составляли 2,4 млн человек, украинцы – 0,6 млн, а казахи – 2,3 млн! После выхода из РСФСР председатель казахстанского Совнаркома объявил Казахстан национальным государством.

Еще один шаг Сталина, «собирателя земель», – вывод из РСФСР Карельской республики и ее преобразование в Карело-Финскую в 1940 году. Это было сделано в связи с тем, что республика приросла финляндскими территориями, которые завоевал СССР. Однако жители этих территорий (около полумиллиона человек) заблаговременно эвакуировались в центральные районы Финляндии. «Титульное» карело-финское население республики всегда было в ней национальным меньшинством. В 1959 году оно составляло 113,5 тыс. человек, тогда как русское население составляло 412,7 тыс. человек, а белорусское – 71,9 тыс. В РСФСР республику вернули через три года после смерти Сталина – в 1956-м, убрав из ее названия слово «финская» (отношения с Финляндией потеплели, и таким образом СССР продемонстрировал ей отсутствие агрессивных намерений). Если бы Хрущев или кто-нибудь после него не исправил карельскую ошибку Сталина, сегодня этот красивейший край с преобладающим русским населением был бы заграницей. Справедливости ради, припоминая Хрущеву Крым, стоит помнить и о возврате Карелии.

И все же почему большевики, возвышая нацменьшинства, принижали русский народ? У него не только отсутствовала национальная республика и другие политические рычаги, вдобавок к тому русских лишали национального самосознания, усиленно взращивая его у нацменов. Солженицын пишет: «Громили в те годы [в 20-е годы] устои и кадры русской науки во многих областях – истории, археологии, краеведении, – у русских не должно быть прошлого. Никому из гонителей не будем вменять собственного национального побуждения. (Да если в комиссии, подготовившей и обосновавшей декрет об упразднении историко-филологических факультетов в российских университетах, состояли Гойхбарг, Ларин, Радек и Ротштейн, то также там состояли Бухарин, М. Покровский, Скворцов-Степанов, Фриче, и подписал его, в марте 1921, – Ленин.) А вот в духе декрета национальное побуждение было: ни история, ни язык этому народу – «великоросскому» – больше не нужны. В 20-е годы было отменено само понятие «русской истории» – не было такой! И выметено прочь понятие «великороссы» – не было таких! Тем больней – что мы, сами русские, рьяно шли по этому самоубийственному пути. И именно этот период 20-х годов принято считать «расцветом» освобожденной – от царизма, от капитализма – культуры! Да даже само слово «русский», сказать: «я русский» – звучало контрреволюционным вызовом, это-то я хорошо помню и по себе, по школьному своему детству. Но без стеснения всюду звучало и печаталось: р у с о п я т ы!»[79]79
  Солженицын А.И. Указ. соч. С. 274.


[Закрыть]
(Выделено у автора. – С. Р.).

Параллельно формировалось множество новых наций, в том числе совершенно микроскопических – из племен, которые вряд ли бы когда-нибудь испытали в этом нужду. Большевики создавали им алфавит, школы, прессу, административные структуры. И гордились, что процесс национального строительства, на который требуется тысяча лет, проходит у этих наций за считаные годы.

Зачем большевикам понадобилось ослабление русского элемента и усиление элемента нерусского? Можно, конечно, говорить о том, что, подобно современным либералам, многие из них попросту испытывали патологическую антипатию к национальному большинству и трогательную симпатию к нацменьшинствам, но это было свойственно не всем большевикам и вряд ли являлось главной причиной их политики. Важным доводом за усиление идентичности малых народов стало другое иррациональное соображение: согласно марксизму-ленинизму, до интернационализма этнос может дорасти лишь пройдя через стадию нациестроительства, «переболев» ею. То есть покрыть интернационализмом «чистый лист» невозможно, а возможно лишь сперва выкрасить этот «чистый лист» национализмом и потом перекрасить его в интернационализм. Насадить малому народу национальную идентичность, а потом вытравить ее (до второй стадии так и не дойдет). Бред несусветный. Впрочем, куда мне до теоретиков светлого будущего!

Рациональные соображения тоже имелись. Самое простое – разделяй и властвуй. Большому народу противопоставили массу народов поменьше из соображений сдержек и противовесов. Другой довод – реклама, витрина социализма. Всему миру, и в особенности ближайшим соседям Советского Союза, адресовалось послание: поглядите, в нашем государстве народы расцветают как нигде, русификации не бывать, присоединяйтесь! Русскую нацию объявили ответственной за преступления царизма и взимали с нее репарации в карманы малых наций СССР – фактически русских поставили в положение побежденного народа. А раз это виноватая и бесправная масса, можно использовать ее как подопытного кролика, то есть перековать русских в новых людей – в интернационалистов без роду без племени.

СССР стал «империей наоборот»: метрополия не только не эксплуатировала колонии, но и сама использовалась в их интересах. «Сразу после образования Советского Союза в конце декабря 1922 года в новом государственном образовании был сформирован общесоюзный бюджет, а в его рамках постановлением ВЦИК от 21 августа 1923 года был создан Союзно-республиканский дотационный фонд СССР, средства из которого стали направляться на экономическое и социальное развитие кавказских, среднеазиатских и других союзных республик, включая Украину. Весь этот фонд формировался за счет поступлений из РСФСР (из союзных республик просто нечего было брать). В отличие от РСФСР в бюджеты союзных республик полностью зачислялись сборы налога с оборота (один из основных источников бюджетных поступлений), также полностью оставался в республиках подоходный налог. И хоть российская экономика играла решающую роль в формировании упомянутого фонда, дотациями из него никогда не пользовалась»[80]80
  Кузнечевский В. Сталин и «русский вопрос»… С. 90.


[Закрыть]
. Г. Орджоникидзе писал в 30-е годы: «Советская Россия, пополняя наш (Грузинской ССР) бюджет, дает нам в год 24 млн рублей золотом, и мы, конечно, не платим ей за это никаких процентов… Армения, например, возрождается не за счет труда собственных крестьян, а на средства Советской России»[81]81
  Куличенко М.И. Образование и развитие Союза ССР. Ереван, 1982. С. 258.


[Закрыть]
.

Татьяна и Валерий Соловей в книге «Несостоявшаяся революция» пишут, что русская нация вызывала у большевиков опасения с двух противоположных сторон – как нация-консерватор и как нация-революционер. «С одной стороны, выступая в дореволюционной ретроспективе создательницей и опорой империи, она [русская этничность] тем самым отождествлялась с подлежащим тотальному разрушению старым порядком. Репрессии против русских оказывались ударом по империи, гарантией против реставрации старого порядка. С другой стороны, русская стихия воплощала тот самый Хаос… У власти существовал глубокий, почти животный страх перед народом, способным расправиться с новой властью и новым государством так же легко и ухарски, как он расправился со старой империей… В старой империи залогом стабильности считались этнические русские, в то время как периферийные народы рассматривались с точки зрения потенциальной или актуальной сепаратистской угрозы. Но держатели коммунистической власти собственными глазами видели, что распад империи начался с номинальной метрополии и под натиском русских, а национальные окраины лишь воспользовались открывшимися возможностями»[82]82
  Соловей Т., Соловей В. Несостоявшаяся революция: Исторические смыслы русского национализма. М.: Феория, 2009. Цит. по электронному тексту.


[Закрыть]
.

Получается, русские для большевиков по определению нежелательны, каким боком ни повернись, – слишком консервативны и одновременно слишком революционны. Это подобно тому, как русских обвиняли одновременно и в отсталости (Ленин: «Именно этот [русский] национализм и страшнее всего сейчас, именно он… более феодален, именно он главный тормоз…»[83]83
  «О праве наций на самоопределение».


[Закрыть]
), и в том, что они опередили других в развитии. «Русские виноваты в любом случае», – итожит А. Храмов в статье «Наследство Ленина и Сталина»[84]84
  Храмов А. Катехизис национал-демократа. М.: Скименъ, 2011. С. 134.


[Закрыть]
.

* * *

Оправдывая дискриминацию Российской республики внутри СССР, современные апологеты Ленина и Сталина утверждают, что ее усиление – декларация о суверенитете 1990 года и появление должности российского президента в 1991-м – немедленно привело к развалу Советского Союза. Это вовсе не бесспорно. РСФСР провозгласила свой суверенитет не первой (после Азербайджана и Грузии, не говоря уже о Прибалтийских республиках), а независимость от СССР она не провозглашала вовсе, как и Белоруссия. Беловежское соглашение 8 декабря 1991 года между Россией, Украиной и Беларусью о том, что СССР прекращает свое существование, было заключено уже после того, как все республики, кроме России, Беларуси и Казахстана, объявили о своей независимости (Казахстан сделает это через восемь дней, 16 декабря).

Русские националисты и советские интернационалисты порой удивительно сходятся в оценке распада СССР: дескать, единое государство сокрушил русский национализм. Первые хотят тем самым подчеркнуть его силу, вторые – его опасность. Но насколько большую роль он сыграл в ликвидации СССР на самом деле?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5