Сергей Пушкарев.

Россия 1801–1917. Власть и общество



скачать книгу бесплатно

Ко времени Николая I относятся и слабые зачатки фабричного законодательства в России. Первый закон «об отношениях между хозяевами фабричных заведений и рабочими людьми, поступающими на оные по найму» был издан в 1835 г. Правила эти запрещали рабочим до истечения договорного срока оставлять работу или требовать прибавки, но давали фабриканту право уволить рабочего за «дурное поведение». Фабрикантам предписывалось завести расчетные книжки для рабочих и вывешивать правила фабричного распорядка.

Изданное в 1845 г. Уложение о наказаниях устанавливало наказание за стачку – арест от 7 дней до 3 недель, а для «зачинщиков» – от 3 недель до 3 месяцев. Фабрикант за «самовольное» понижение платы рабочим раньше условленного срока или за принуждение рабочих получать плату не деньгами, а товарами, подвергался денежному штрафу от 100 до 300 руб. Сверх того, он должен был вознаградить рабочих за понесенные убытки.

В том же 1845 г. фабрикантам было запрещено ставить на ночные работы малолетних до 12-летнего возраста, о чем государь повелел «обязать подписками хозяев фабрик», а Сенату – разослать соответствующие указы, повелев местному начальству надзирать за четким соблюдением этого предписания. К сожалению, этот гуманный закон должным образом не соблюдался.

Развитие внутренней торговли в первой половине XIX в. тормозилось и недостатком путей сообщения, из-за чего местные рынки оказывались изолированы один от другого, и цены на хлеб испытывали значительные колебания в различных областях государства в зависимости от местных урожаев и множества других причин. Торговля не была достаточно организована и испытывала недостаток в кредите. Лишь в 1817 г. в Петербурге был открыт государственный коммерческий банк с отделениями в шести важных торговых городах для кредитования торговли и учета векселей.

Нехватка лавок и магазинов в сельских местностях повела к развитию торговли «в разнос». Торговцы-разносчики («ходебщики», «офени») разносили свои товары из села в село, где их покупали помещики и крестьяне (чаще помещицы и крестьянки), если у них «завелась» лишняя копейка.

Для совершения оборотов по оптовой торговле, а также для продажи крупного товара (особенно лошадей) существовали по всей России ярмарки, которые приурочивались обычно к каким-нибудь большим праздникам. Наиболее важным «всероссийским торжищем» была в XIX в. знаменитая Макарьевская ярмарка в Нижнем Новгороде. В 1817-18 гг. ее было велено перевести в Нижний из маленького городка Макарьева после того, как там сгорел гостиный двор. В Нижнем ярмарочная торговля широко развернулась, здесь заключалось множество сделок не только по внутренней торговле, но и по торговле со странами азиатского Востока. В 1824 г. на нижегородской ярмарке было продано товаров на 40 млн руб., а в 1838 г. уже на 130 млн руб.


Вознесенская бумагопрядильная мануфактура под Дмитровым (1845 г.)


Внешняя торговля России в первой половине XIX в.

тоже возросла. Ценность русского вывоза в начале XIX в. составляла около 75 млн руб., а накануне крестьянской реформы поднялась до 230 млн руб. Ввоз иностранных товаров за то же время возрос с 52 млн руб. до 200 млн руб. Главными предметами русского экспорта были хлеб и иные продукты земледелия и скотоводства, а также лес и сырье. Больше всего вывозилось через Одессу пшеницы. Вывоз хлеба составлял в середине XIX в. 30-35% всего русского экспорта. Вывоз готовых изделий составлял в 1851-53 гг. лишь около 3% общей стоимости экспорта.

Пути сообщения были одной из самых больных проблем дореформенной России. Как встарь, летом ездили по рекам, зимой – по снегу на санях, а осенью и весной сидели дома, потому что через густую черноземную грязь, не говоря уже про заливные луга, болота и овраги, было ни пройти, ни проехать. Под руководством основанного в 1810 г. Главного управления путей сообщения в 1816 г. началась постройка шоссейных дорог, и в 1833 г. было закончено шоссе между Петербургом и Москвой. Впрочем, шоссейные дороги в России не получили значительного развития. Общая их протяженность в Европейской России в середине 1850-х гг. составляла 7,5 тыс. верст (8 тыс. км) и увеличилась к концу века только до 12 тыс. верст (12,8 тыс. км).

Первым в России искусственным водным путем была Вышневолоцкая система, соединившая в 1709 г. Петербург с бассейном реки Волги еще при Петре Великом. К 1810 г. она была дополнена Мариинским и Тихвинским водными путями. В западных областях Огнинский водный путь соединял Неман и Припять, а Березинский – Днепр и Западную Двину. По каналам и по рекам против течения суда обычно проводились вручную, бурлаками. В 1815-16 гг. в России появились первые пароходы. Однако интенсивный рост пароходства начался лишь с конца николаевского царствования. Между 1854 и 1860 гг. число пароходов увеличилось со 115 до 392. Паровой военно-морской флот также стал создаваться лишь после Крымской войны.


Николаевская железная дорога: деревянный мост через реку Веребье, 1850 г.


Первая железная дорога была открыта в 1838 г. между Петербургом и Царским Селом, на 8 лет позже дорог Ливерпуль-Манчестер в Англии и Балтимор-Огайо в США. В числе противников железных дорог был и министр финансов Е.Ф. Канкрин, полагавший, что они только «подстрекают к частым путешествиям без всякой нужды и таким образом увеличивают непостоянство духа нашей эпохи»54. Все же в 1842 г. правительство приступило к сооружению Петербургско-Московской («Николаевской») железной дороги[1]1
  Николаевская дорога определила ширину русской колеи – 1520 мм, или 5 футов, в отличие от английской 1435 мм, которая тогда еще не стала стандартной.


[Закрыть]
, открытой в 1851 г. Путь между двумя столицами теперь занимал 18 часов, а не 4-5 суток, как на конном дилижансе.


Модель поезда Петербург-Москва (1851 г.)(Из фондов Центрального музея ж.-д. транспорта МПС РФ)


Построена была железная дорога Варшава-Краков и начата постройка железной дороги из Петербурга в направлении Варшавы. Но в итоге на 1855 г., к концу царствования Николая I, в Российской империи была 1 тыс. км железных дорог, в то время как в США их протяженность составляла уже 30 тыс. км. Отсутствие железных дорог, в частности, не позволило быстро перебросить войска на помощь осажденному Севастополю во время Крымской войны.

2.9. Государственные финансы

Правительство Екатерины II быстро усвоило изобретенный в Европе способ делать деньги «из ничего», точнее, из бумаги. В 1768 г. был учрежден «ассигнационный банк» с разменным фондом в 1 млн руб. и на такую же сумму было выпущено в обращение бумажных денег, или «ассигнаций». К 1774 г. сумма обращающихся ассигнаций возросла до 20 млн руб.; в 1786 г. – до 100 млн; а по окончании второй турецкой войны в 1791 г. сумма ассигнаций превысила 150 млн руб. В результате курс ассигнационного рубля к концу царствования Екатерины упал до 50 металлических копеек.

В начале царствования Александра I общая сумма внутренних и внешних долгов вместе с находящимися в обращении ассигнациями составляла около 408 млн руб. А с 1805 г. начался период продолжительных и тяжелых войн, внесший дальнейшее расстройство в государственные финансы. Сметы на 1805, 1806 и 1807 гг. были сведены со значительными дефицитами; в 1808 и 1809 гг. пришли новые войны, а потом экономические и финансовые неурядицы, связанные с континентальной системой. Затем следовали новые выпуски бумажных денег и новое падение их курса. В 1810 г. сумма ассигнаций достигла 577 млн руб., а курс их на серебро упал до 20-25 коп.55.

В 1810-11 гг. за упорядочение государственных финансов взялся М.М. Сперанский. Составленный им финансовый план предусматривал прекращение дальнейшего выпуска ассигнаций: сокращение расходов и установление лучшего контроля над государственными издержками, введение новых и повышение старых налогов, продажу некоторой части государственных имуществ. Последняя операция не удалась, ибо на пустующие казенные земли трудно было найти покупателей.

Подушная подать, составлявшая в начале столетия 1 рубль с души, была поднята до двух, а потом до трех рублей. Оброчные платежи с казенных крестьян были значительно повышены. Повысились также оклады с мещан и купцов и был введен даже налог с помещичьих доходов в размере от 1 до 10% дохода. Налог взимался с имений, приносящих более 500 руб. годового дохода, но был отменен в 1819 г. Помимо повышения прямых налогов, продажная цена казенной соли была повышена с 40 коп. за пуд до 1 руб.

Усилия Сперанского привести в порядок государственные финансы имели лишь кратковременный успех. Новые войны с Наполеоном в 1812-15 гг. вызвали необходимость новых расходов и дополнительных выпусков бумажных денег. В результате сумма находящихся в обращении ассигнаций с 581 млн руб. в 1811 г. поднялась к 1817 г. до 836 млн руб.

В таком расстроенном виде государственные финансы дожили до 1820-х годов. Назначенный в 1823 г. министр финансов Е.Ф. Канкрин начал наводить строгую экономию в расходах и накопил некоторый металлический запас. Ему удалось установить равновесие в бюджете и несколько поднять курс ассигнационного рубля, который в 1830 г. стоил 26,5 коп. серебром, а в 1839 г. – около 33,5 коп.

Тогда правительство решило провести денежную реформу56. Манифестом 1 июля 1839 г. было объявлено, что серебряная рублевая российская монета «отныне впредь устанавливается главною государственною платежною монетою», а государственные ассигнации «остаются вспомогательным знаком ценности» с постоянным курсом по расчету 1 руб. серебром = 3 руб. 60 коп. ассигнациями (то есть твердый курс ассигнаций был установлен в 27,7 коп.).

1 января 1840 г. была открыта «депозитная касса» для приема на хранение серебряной монеты. Выдаваемые ею «депозитки» имели хождение по курсу серебряной монеты и могли быть обменены на серебро. С 1841 г. вместо ассигнаций стали выпускаться «государственные кредитные билеты», подлежавшие размену на серебро по номинальной цене.


Е.Ф. Канкрин


Манифест 1 июля 1843 г. установил государственные кредитные билеты как основной денежный знак, свободно размениваемый на серебро и обеспечиваемый разменным фондом, состоящим из золота и серебра. Выпущенные раньше «ассигнации» (в общей сумме составлявшие в это время 595 млн руб., т.е. по новому курсу 170 млн руб.) подлежали постепенной замене новыми «кредитными билетами». Финансовая реформа Канкрина оказалась удачной: выпускаемые в умеренном количестве кредитные билеты сохраняли свой курс до Крымской войны (1853—56), когда размен их на серебряную монету был прекращен.

Главной расходной статьей русского дореформенного бюджета было содержание армии и флота, которое в 1801 г. поглощало 50% бюджета, в 1825 г. – 43% и в 1850 г. – 42%. Платежи по государственному долгу в это время поглощали от 10 до 15% расходного бюджета. На все гражданские нужды, таким образом, оставалось менее половины бюджета. По вычислениям П.Н. Милюкова, суммарные государственные расходы составляли (в миллионах металлических руб.) в 1801 г. 64,2 млн, в 1825 – 111,6 млн и в 1850 г. —284,5 млн57.

В доходном бюджете дореформенной России основную роль играли подушная подать и питейный доход. Во взимании последнего правительство колебалось между системами акциза (т.е. уплаты налога с каждого ведра продаваемого вина) и откупа, при котором продажа вина в каждом округе была монополией «откупщика». Последний платил в казну известную сумму денег и потом всеми правдами и неправдами стремился извлечь из карманов жителей все задержавшиеся у них рубли, пятаки и копейки. А иногда поил их и в кредит, дорого им обходившийся. Тягостная для населения система откупа была простой с точки зрения финансовой администрации и, введенная в 1827 г., продержалась более 30 лет до 1861 г.

В целом, несмотря на крайне замедленное развитие, социально-экономическое положение России в первой половине XIX в. не было беспросветным. Хотя тень от крепостного рабства и падала на все общество, по крайней мере, рост его был остановлен и в принципе правительство признало необходимость крестьянской реформы. Помочь крепостным крестьянам оно оказалось бессильным, но зато добилось успехов в пользу казенных крестьян. При всех изъянах бюрократия показала, что способна осуществить большую программу социальных преобразований, когда ее возглавил решительный и дальновидный руководитель. П.Д. Киселева вполне можно считать предтечей реформаторов 1860-х гг. Тем не менее, крепостное право, за сохранение которого так близоруко ратовал привилегированный класс дворянства, оставалось главным препятствием на пути к социальной и экономической модернизации России в середине XIX в.

Примечания

1 Кабузан В.М. Народонаселение России в XVIII – первой половине XIX в. (по материалам ревизий). М., 1963.

2 Ключевский В.О. Собр. соч. Курс русской истории. Ч. V. Пг., 1922.

3 Ключевский В.О. Указ. соч.

4 Ключевский В.О. Указ. соч.

5 Салтыков-Щедрин М.Е. Пошехонская старина. Собр. соч. Т. XII. СПб., 1906.

6 Салтыков-Щедрин М.Е. Указ. соч.

7 Салтыков-Щедрин М.Е. Указ. соч.

8 Шильдер Н.К. Император Александр I, его жизнь и царствование. СПб., 1904.

9 Декабристы. Материалы и документы. М., 1926.

10 Герцен А.И. Былое и думы. М.-Л., 1946.

11 Салтыков-Щедрин М.Е. Указ. соч.

12 Пестель П.И. «Русская Правда». Наказ Временному Верховному правлению. СПб., 1906.

13 Тургенев Н.И. La Russie et les Russes. Paris. 1847.

14 Тургенев Н.И. Указ. соч.

15 Семевский В.И. Крестьянский вопрос в России в ХVIII – первой половине XIX в. Т. 1. СПб., 1888.

16 Семевский В.И. Указ. соч. Т. I. СПб., 1888.

17 Великая Реформа. Т. III. СПб., 1911. С. 266.

18 Шильдер Н.К. Император Павел I, его жизнь и царствование. СПб., 1901.

19 Корнилов А.А. Крестьянская реформа. СПб., 1905.

20 Семевский В.И. Указ. соч. Т. I. СПб., 1888.

21 Шильдер Н.К. Император Николай I, его жизнь и царствование. Т. 1–2. СПб., 1903.

22 Семевский В.И. Указ. соч. Т. 2. СПб., 1888.

23 ХIХ век. Исторический сборник. Кн. 2. М., 1872. С. 189–191.

24 II ПСЗ. Т. XXI. № 19640. Ст. 1680.

25 Дружинин Н.М. Государственные крестьяне и реформа П.Д. Киселева. М., 1946.

26 ХIХ век. Исторический сборник. Кн. 2. М., 1872. С. 164.

27 Дружинин Н.М. Указ. соч. Т. 1. С. 355.

28 Заболоцкий-Десятовский А.П. Граф П.Д. Киселев и его время. Т. 1–4. СПб., 1882; История России в XIX в. Под ред. М.Н. Покровского. СПб., изд. Гранат. 1910. Т. 1.

29 Богословский М.М. Государственные крестьяне при Николае I // История России в XIX в. СПб., 1907. Т. 1. Гл. XVII. С. 236–260.

30 II ПСЗ. Т. XIII. № 11189.

31 Заболоцкий-Десятовский А.П. Указ. соч. Т. II. С. 199.

32 Богословский М.М. Указ. соч.

33 Заболоцкий–Десятовский А.П. Указ. соч. Т. II. С. 107.

34 Богословский М.М. Указ. соч.

35 Пушкарев С.Г. Крестьянская поземельно-передельная община в России. Newtonville, MA., 1976.

36 ПСЗ, Т. IX. СПб., 1832.

37 Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. М.-Л., 1951. ТТ. 1–3.

38 Кошелев А.И. Записки. Берлин, 1884.

39 Аксаков К.С. Сочинения. М., 1861. Т. I; Замечания на новое административное устройство крестьян в России. Лейпциг, 1861.

40 Сборник Императорского русского Исторического Общества, Т. 123, наказ № 167.0.

41 См.: Ефименко А.Я. Исследования народной жизни. Вып. I, М. 1884. Крестьянское землевладение на крайнем севере. С. 331–333.

42 ПСЗ. Т. XXVI. № 19500.

43 В[оронцов] В. Начало переделов на севере России // Русская Мысль, 1897, XII. С. 11.

44 Туган-Барановский М.И. Русская фабрика в ее прошлом и настоящем. СПб., 1898.

45 Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. СПб., 1909.

46 Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. СПб., 1904, Ч. 1; Статистические сведения о Санкт-Петербурге. СПб., 1836.

47 Барон фон Гакстхаузен. Российская Империя, ее население, учреждения и ресурсы. Лондон, 1856. Т. 1. С. 47–49.

48 Дитятин И.И. Городское самоуправление в России. Городское самоуправление до 1870 г. Ярославль, 1877. Т. II. С. 323–325.

49 ПСЗ, ХХI, N 19721.

50 Туган-Барановский М.И. Указ. соч.; Ляшенко П.И. История народного хозяйства СССР. М.-Л., 1947–48. Т. 1; Хромов П.А. Экономическое развитие России в XIX–XX вв. М., 1950.

51 Туган-Барановский М.И. Указ. соч. С. 208–212.

52 Туган-Барановский М.И. Указ. соч.

53 Туган-Барановский М.И. Указ. соч.

54 Божерянов И.Н. Граф Егор Францевич Канкрин, его жизнь, литературные труды и двадцатилетняя деятельность управления министерством финансов. СПб., 1897; Семенковский Р.И. Е.Ф. Канкрин, его жизнь и государственная деятельность. СПб., 1893.

55 Блиох И.А. Финансы России в XIX в. CПб., 1882. Т. 1; Министерство финансов 1802–1902. СПб., 1902.

56 Корф М.А. Император Николай в совещательных собраниях // Сборник императорского Русского исторического общества. СПб., 1896. Т. 98.

57 Милюков П.Н. Указ. соч.

3. Культура и общество в первой половине XIX в.

3.1. «Дней Александровых прекрасное начало»

Внезапное окончание мрачного и жестокого царствования Павла и вступление на престол благожелательного, молодого, гуманного и либерального монарха, привлекавшего взоры и женские сердца своей наружностью и обращением, вызвали в столичном обществе бурный восторг. «В домах, на улицах люди плакали от радости, обнимая друг друга, как в день Светлого Воскресения»1. «Первые годы царствования Александра были самые счастливые и благодатные. Литература воскресла от благотворных лучей свободы. Все веселилось и танцевало»2. Поэты воспевали Александра в одах, петербургские дамы называли его не иначе как «наш ангел». При Павле были строго запрещены французские моды. Первые перемены коснулись костюмов.

«Не прошло двух дней после известия о кончине Павла, как круглые шляпы явились на улицах. Дня через четыре стали показываться фраки, панталоны и жилеты. В Петербурге все перерядились в несколько дней»3.

Первые мероприятия молодого царя (см. гл. 1.1), его приветливое обращение с подданными и все его поведение – он гулял по улицам столицы один, без всякой охраны – увеличивали его популярность. Возникло ожидание дальнейших перемен в государственной и общественной жизни. Литература и публицистика пробудились от летаргического сна, в который погрузил их Павел, и заговорили.

Эти годы стали годами рождения отечественной журналистики, которая затем играла столь выдающуюся роль в течение всего XIX в. С 1802 г. Н.М. Карамзин начал издавать «Вестник Европы», сделавшийся вскоре самым популярным журналом. Ф.Ф. Вигель красочно описывает «муки родов» русской независимой журналистики:

«С воцарением Александра, после тягостного сна, все благородное воспрянуло, и Карамзин прилежно и сильно принялся за дело. Он сделался первым издателем первого у нас журнала, достойного сего названия. Его «Вестник Европы» начал нас знакомить как с ее произведениями, так и с нашей древностью. Какое мужество, какое терпение и какое бескорыстие были потребны Карамзину! Какая бедность в материалах! Какой недостаток в сотрудниках! Какое малое число подписчиков, и какая низкая цена за издание! Едва прикрывались издержки, а труд шел почти даром. Он принужден был почти один постоянно заниматься, сочинять, переводить. Но великий писатель достигнул своей цели. Он водрузил знамя, под которое стали собираться молодые таланты и развиваться под его сенью»4.

Вскоре в Петербурге начинают издаваться журналы: «Северный вестник», «Журнал российской словесности», «Санкт-Петербургский вестник», «Сионский вестник» (масонский журнал), «Северная почта», а также ряд журналов в Москве: «Новости русской литературы», «Друг просвещения», «Московский курьер», «Ученые ведомости», издаваемые при Московском университете.

Некоторые из возникших в это время журналов существовали недолго. Перед Отечественной войной стали выходить два журнала национально-патриотического и «охранительного» направления. «Русский вестник» (под редакцией С.Н. Глинки) вышел в 1808 г. и обещал читателям публиковать то, что «может услаждать сердца русские». Материал для этого услаждения брался из русской истории. «Сын отечества» под редакцией Н.И. Греча возник в 1812 г. на правительственные деньги для «возбуждения патриотического духа и ненависти к Наполеону». Французский император именовался в журнале как «величайший убийца и зажигатель всемирной истории», «новый Каракалла», «фабрикант мертвых тел»5.

Правительство вначале оказывало покровительство науке и литературе. В первое десятилетие XIX в. была издана частью с правительственной поддержкой масса новых книг – экономических, политических и философских трактатов, из которых огромное большинство представляло собою изложение или переводы с разных европейских языков произведений второй половины XVIII в. Тогда же появились русские переводы сочинений Монтескье, Беккариа, Бентама, Канта, Адама Смита.

Н.М. Карамзину, решившему приняться за написание «Истории Государства Российского», в 1803 г. был пожалован титул «историографа» и назначена ежегодная пенсия в 2 тыс. руб.6. Но особенно много было сделано в первые годы XIX в. для распространения в России высшего и среднего образования.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15