Сергей Лукьяненко.

Печать Сумрака



скачать книгу бесплатно

– Еще добавь, что я лишил его невинности. – Я посмотрел Максиму в глаза и повторил: – Отчет будет к утру. До того советую повременить с Инквизицией, дабы не выглядеть глупее, чем обычно. В качестве жеста доброй воли скажу – не насилуйте парню мозг. Никто ему память не стирал. Когда на нас напали, я заморозил его «фризом». Так что, к счастью или несчастью, он все пропустил и рассказать о… гм… произошедшем не сможет, хоть чем ему голову промывай.

Глаза Максима сузились. Из голоса исчезло всякое дружелюбие.

– «Фриз», значит? – процедил он. – В отношении Светлого? Напомнить, что за такое бывает?

Я выдержал его взгляд.

– Напомнить ты, конечно, можешь. Только, видишь ли, ситуация была неординарная. Я мог защищаться сам и защищать вашего мальчишку, но у меня не было никаких гарантий, что он будет сидеть и не высовываться. Как я понимаю, в армии он не служил, спецкурсов Ночного Дозора не посещал. А прикрывать грудью мечущегося по полю боя штатского я не готов, уж прости. Конечно, я мог использовать Доминанту и заставить его выполнять мои прямые приказы, но вряд ли Доминанта понравилась бы тебе больше «фриза». Что до амулета, считай, это был мой Алексею подарок. И в отличие от вашего он по крайней мере сработал.

Последние слова были чистой воды блефом, но блефом неопровержимым. Простота амулета имела свои достоинства. После потери заряда кулон полностью утратил магическую природу. Никаких остаточных следов. Внутри запросто мог храниться Щит Мага или простейший защитный Барьер. А уж понять, что он создавал полог тишины, не смог бы и Высший маг.

– Я свяжусь с Москвой, – тяжело произнес Максим.

– Свяжись. Только избавь меня от разговоров про Инквизицию.

Хлопать дверью Максим, разумеется, не стал. Молча развернулся и, ссутулившись, побрел к своим. В такие минуты на него словно наваливался груз прожитых лет. Мне было его почти жаль, ощущение абсолютной беспомощности бьет по Светлым куда сильнее, чем по людям. И главное, чутье у Максима отменное, моим словам он не верил ни на грош. Однако предъявить было нечего. Как ни крути, а пострадал в драке именно я, в то время как Алексей отделался першением в горле.

Светлые не стали задерживаться, расселись по машинам и отъехали. А спустя еще полчаса подкатил новенький немецкий эвакуатор, ведомый к месту аварии нашим «лексусом». Пришлось выбираться наружу. Ева – дежурившая ведьма – только ойкнула при виде моих ран и тут же принялась колдовать что-то способствующее заживлению. Сидевший за рулем Аркадий посмотрел на меня круглыми глазами и шумно сглотнул.

Эвакуатор с ловкостью ежа затащил себе на спину разбитую «тойоту», и мы отчалили. Я снова подумал, как нам все-таки повезло. Не долбани эта тварь по машине, не откинь ее с трассы на обочину, все могло закончиться куда печальнее. Не уверен, что в нынешнем состоянии я смог бы остановить грузовик, вывались мы из Сумрака у него перед носом.

* * *

Кабинеты начальства редко страдают от недостатка роскоши.

Не важно, роскошь ли это директора конторы из трех человек, или роскошь совладельца национального концерна. Вульгарные ли барельефы на стенах, или подчеркнуто неброский паркет, доски которого ценятся на вес золота. За исключением тонкой прослойки руководителей, желающих продемонстрировать близость к народу, начальство всегда готово потратить общественные деньги на личные нужды. Этот кабинет не был исключением. Авторский дизайн, итальянская мебель, натуральная кожа и непременный золотой «Паркер», небрежно брошенный на стол. К вечному аромату соснового леса примешивался едва заметный запах формалина. Он-то тут откуда? Глава Дневного Дозора увлекся таксидермией?

Шеф ослабил галстук и выразительно побарабанил по столу. Взгляд у него был недобрый, однако в глубине души Темный маг торжествовал.

– Пойми меня правильно, Юрий, я тебя не осуждаю, – елейным голосом начал он. – Но и ты должен меня понять. На создание этой машины ушли годы. Несколько лицензий, уйма сил сотрудников… Теперь это груда металлолома. И все из-за твоей авантюры, о которой ты не счел нужным предупредить.

Я понимаю, для тебя закон не писан. Ты у нас на особом положении. Однако всему есть предел. Если оставить твои действия без внимания, что решат остальные? Что могут распоряжаться имуществом Дозора как угодно? Что любые выходки сойдут им с рук? Что я, по-твоему, должен сделать?

Я терпеливо ждал, когда шеф закруглится. Доля истины в его словах была, но стояли за ней исключительно амбиции и желание унизить меня. Причем не просто унизить, а устроить показательную порку на глазах сотрудников Дневного Дозора. Дешевый самонадеянный позер.

– К утру жду подробный рапорт, – закончил шеф, – с объяснениями своих намерений. Копию рапорта я отошлю в Москву, пусть там решают, как оценивать твои действия.

Я ухмыльнулся. Желание загребать жар чужими руками свойственно не только людям. Шеф вправе рассчитывать, что Москва меня по головке не погладит, и тогда он с грустным видом разведет перед коллективом руками – мол, что я могу сделать, сверху приказали, вот и наказываю.

– Я сказал что-то смешное? – холодно поинтересовался шеф.

– Нет. Просто полчаса назад то же самое говорил Максим. Рапорт к утру, звонок в Москву, Инквизиция… Разве что вместо порчи машины мне вменялась порча Светлого.

Шеф криво улыбнулся.

– Меня радует твоя уверенность в собственной безнаказанности. Обязательно добавь в рапорт, как именно нападавшим удалось уйти и почему ты не стал их преследовать.

Я кивнул.

– Обязательно. Только не нападавшим, а нападавшему – он был один.

Кажется, шеф удивился. Во всяком случае, удержаться от издевки не сумел.

– Так ты угробил машину из-за одного Иного, которого потом благополучно упустил? Достойно, достойно. Скажи, а кроме машины, ты ничего не потерял?

– Амулет спишите.

Я достал из кармана осколки колючего шарика и высыпал на стол. Шеф уставился на обломки амулета. В кабинете воцарилось молчание.

– Что это? – наконец спросил он.

– Остатки служебного амулета Марево Трансильвании. Восстановлению не подлежит. Как и всякий артефакт, находящийся в ведении бухгалтерии Дневного Дозора, после использования подлежит списанию.

– Ты мне дурочку не ломай! – рявкнул шеф. – Я спрашиваю, зачем ты использовал Марево!

– Хотел выжить.

Шеф побагровел.

– Иными словами, кем был нападающий, мы теперь не узнаем, – процедил он.

Я пожал плечами.

– Почему? Найдем – узнаем. Марево на него не подействовало.

На этот раз молчание затянулось. Когда шеф заговорил, его голос звучал на тон ниже.

– Марево не блокируется.

– До сегодняшнего дня я тоже так считал.

Еще с минуту шеф сверлил меня взглядом.

– Я свяжусь с Москвой. Вероятно, нам понадобится помощь.

– Только особо на нее не рассчитывайте. Завулон к нам не примчится, в лучшем случае пришлет пару магов первого-второго уровня. Их присутствие ничего не изменит.

– Как-нибудь без тебя разберемся, – с неприязнью бросил шеф. – Ты зачем вообще этого Светлого с собой повез?

– Хотел разобраться. Кто он такой, почему из-за него убили вампиршу. Кем бы ни были нападавшие, они не побоялась пойти на прямую конфронтацию с Дозорами из-за этого мальчишки.

– И как, разобрался?

Я качнул головой.

– Он обычный. Ничем не примечательный Иной седьмого уровня. Умом не блещет. Талантом тоже. Не знаю.

– Ну-ну… – Шеф покосился на осколки амулета. – Свободен. Отчет мне нужен к утру.

Я промолчал. В разговоре тет-а-тет желание оставить за собой последнее слово всегда признак слабости. Шеф об этом не знал.

* * *

Перед тем как войти, я проверил сигнализацию. И обычную, и сумеречную. Разумеется, магический контур никто не трогал, без спроса вторгаться в мою квартиру дураков не было. Я хмыкнул. Вот так на старости лет и становишься параноиком.

В первую очередь я избавился от тряпок. То, что осталось от моего костюма, разве что бомжам годилось. Ополоснувшись в душе, я обернулся полотенцем, прошел в зал, присел на диван, осмотрел раны. Ева постаралась. Восстановить ткани полностью не удалось, но это уже вопрос мастерства, а не старания. Для ведьмы пятого уровня она сделала все, что могла. На месте глубоких порезов тянулись ровные розовые полосы, большинство царапин исчезло. Остался ободранный локоть и свезенная на ладони кожа – нырок под летящий джип не прошел бесследно. Локоть я трогать не стал – заживет и так, а вот ладонь подлечил. На этом, пожалуй, все. Рубцы целебной магией не убрать, нужна косметическая. Надо будет выкроить часок и зайти к Леночке…

Переодевшись в чистое, я достал из сейфа невесомый магический кристалл с выцарапанным на боку инвентарным номером. Прикрыл глаза, чувствуя, как бежит по венам вложенная в батарейку Сила. Ошметки магической брони жадно задергались, вбирая дармовую энергию. Излохмаченные края щитов потянулись друг к другу, закрывая прорехи. Полностью таким кристаллом мою защиту не восстановить, но хоть что-то. Без щита я чувствовал себя голым.

Я бросил опустошенный кристалл на стол. Еще один списанный артефакт на радость шефу.

Пройдя на кухню, я включил кофеварку. Заказанный в ресторане ужин подвезут через полчаса. Впрочем, есть не хотелось. Съеденные в машине шоколадки не только восстановили уровень сахара в крови, но и перебили аппетит.

Плеснув в тяжелую фарфоровую кружку кофе, я вышел на лоджию, распахнул окно и опустился в плетеное кресло. Часы показывали полтретьего ночи. Сна ни в одном глазу. Не то чтобы я в нем сильно нуждался, но все-таки старался спать каждые сутки хотя бы по три-четыре часа. Бессонница притупляла восприятие, и никакая магия не могла это компенсировать.

Небо очистилось от туч. Вечно печальная Луна грустно взирала на спящий город. Пониже мерцал крохотный шарик Марса и звезды, звезды до самого горизонта. Небо – одна из немногих констант мироздания – ничуть не изменилось за прожитые столетия. Наверное, поэтому оно по-прежнему вызывало в душе отклик. Пусть слабый, незаметный для обычных людей, живущих всеми страстями сразу. Для нас, Иных, даже такая искра – пламя. Атавизм и одновременно сила. То, что отличает нас от вампиров. То, что продолжает связывать с людьми.

Касание было легким, нежным, до боли знакомым, и в ту же секунду сработала сигнализация. Гость даже не пытался ее заблокировать. Выходить в реальный мир он тоже не спешил. Стоял на первом уровне Сумрака и ждал, когда я отвечу на его приглашение.

Я заколебался. Соваться в Сумрак после сегодняшней стычки было по меньшей мере безрассудно. Я не восстановился полностью, под рукой не было полноценного боевого арсенала. Да и необходимости спешить – тоже. Сигнал о незаконном проникновении ушел в офис. Через десять, самое позднее двенадцать минут здесь будут патрульные, пусть они и идут в первых рядах. С другой стороны… Ты ведь хочешь этой встречи, не так ли?

Мир потемнел. Тень на первый слой я могу поднять в любом состоянии, и легкая опустошенность не помеха. По квартире прошла невидимая волна. Исчезли мелкие предметы, люстра обзавелась хрустальными подвесками, на месте ламп выросли свечи. Обои обернулись темной драпировкой, а мебель можно было сдавать в музей, посвященный девятнадцатому веку.

– Ты по-прежнему любишь звезды.

Она стояла посреди комнаты. Невысокая, нескладная блондинка с золотой косой. Темные очки на пол-лица, курносый носик и запах лаванды.

При желании я мог пробить созданную иллюзию, но в этом не было необходимости.

– Здравствуй, Алия. Или теперь мне называть тебя Анна?

Она улыбнулась. Светлая кожа приобрела смуглый оттенок. Рассыпались по плечам враз почерневшие волосы. Исчезла легкая полнота.

Алия сняла очки. Она ничуть не изменилась. Волшебницы редко консервируют свой возраст при ранней инициации, но Алия предпочла остаться двадцатилетней девчонкой. На меня вдруг навалилась тоска. Несмотря на весь фатализм, свойственный любым отношениям Светлых и Темных, как-то глупо все вышло. Что тогда, что сейчас.

– Ты понимаешь, что я должен тебя задержать?

– И ты по-прежнему Темный дозорный. – Ее улыбка стала немного грустной.

– Алия, они выйдут на тебя. Темные, Светлые – не важно. Это лишь вопрос времени. Убит зарегистрированный вампир, совершено нападение на сотрудника Дневного Дозора…

– Сотрудника?

– Да. Я больше не глава Дневных. И не я теперь решаю, давать ли делу ход.

– Может быть, это к лучшему, – тихо сказала она.

– Сейчас речь не обо мне. Алия, что происходит? Во что тебя втянули? Зачем тебе это?

– Юра, я тебя хоть раз обманывала? – Ее голос едва заметно дрогнул. – Поверь мне и сейчас. То, что произошло, – случайность. Скоро все закончится. Больше никаких убийств, никаких нападений. Просто оставьте Алексея в покое.

Я невольно качнул головой и порадовался, что Алия этого не видит. В ней что-то неуловимо изменилось, но я никак не мог понять, что именно.

– Алия, убийство уже совершилось. Глава вампирской общины в ярости, это был его птенец.

Она тихонько засмеялась.

– Юрий… С каких пор тебя стали волновать вампиры?

– А с каких пор они перестали волновать тебя? Не ты ли доказывала мне, что большинство – просто несчастные создания? Что они просто не знали, на что идут? Что все решили за них?

Веки Алии едва заметно дрогнули. Я не мог избавиться от ощущения, что она смотрит на меня. Конечно, в каком-то смысле так и было. Слепота не мешает Иным «видеть» ауры, сейчас я для нее разноцветный столб пламени.

– Ты совсем не изменился.

Она вновь улыбнулась, на сей раз чуть виновато.

– Прости, мне надо идти. У твоего дома дежурил патруль. Они почти поднялись.

Я мысленно выругался. Только приставленной охраны мне не хватало. Или это не охрана, а наружное наблюдение? С шефа станется…

– Прощай, Юра. И пожалуйста, позволь Алексею жить своей жизнью. Хотя бы в память о прошлом.

Я почувствовал колебания Силы. Патруль и впрямь был на подходе. Ломились, как слоны – двое по лестнице, двое сквозь Сумрак.

– Думаешь, я позволю тебе уйти?

– Да. Но я избавлю тебя от сомнений. Задержать меня ты все равно не сможешь.

Алия раскинула руки, и за ее спиной раскрылась матово-белая воронка с рваными краями. Ударил ледяной ветер. Алия сделала только один шаг. Портал судорожно всхлипнул, по телу пробежала неприятная дрожь. В следующий миг воронка исчезла, и я остался один.

В соседней комнате плескались сгустки Силы. Патрульные, как им казалось, незаметно вскрывали запечатанную в Сумраке дверь магической отмычкой. Вновь навалилась тоска. Я вышел из Сумрака, опустился на диван и стал ждать, когда из пустоты вынырнет горе-эскорт.

Воспоминания о прошлом, мысли о будущем – все это не имело никакого значения, как не волновал меня загадочный Иной Алексей. Я смотрел на звезды сквозь широкое окно, на месте которого только что пульсировала воронка портала. Я видел десятки Светлых и сотни Темных порталов. Сляпанных на скорую руку кривых лазов и искусных врат, способных пропустить сквозь себя целую армию. Созданных дилетантами, с трудом вползшими на первый уровень Силы, и Величайшими магами, чьих возможностей мне не обрести никогда. Такие разные. Такие похожие. И совершенно отличные от того, что создала Алия. Впрочем, и такой портал мне однажды довелось видеть, и я запомнил тот момент навсегда.

Холодный ветер, стягивающий кожу неприятный зуд, рваные края горловины… И рвущийся мне навстречу туман, способный поглотить Марево Трансильвании.

Глава 3
Антон. Светлый

Поезд назывался «Жигули», и это как бы намекало.

– Вот и компания собралась! – бурно обрадовались в купе, едва я приоткрыл дверь. Справа за столиком сидел пожилой плотненький коротко стриженный дядька – явно бывший военный. Напротив него тоже не юный, но наоборот – худощавый и патлатый, обычно люди под полтинник такую шевелюру не носят. Может, музыкант? Третий сосед приплясывал в узком проходе между койками, натягивая треники, – молодой, лет двадцати пяти, а то и моложе. В очках, очень интеллигентный – студент, что ли?

На столике стояло девять бутылок пива «Жигулевское».

– Вечер добрый, – сказал я, дождался, пока молодой наденет штаны и усядется, после чего достал из сумки три свои бутылки пива, полпалки колбасы и пакет нарезанного хлеба. Подумал секунду и добавил к натюрморту классического сушеного леща.

– Наш человек! – радостно воскликнул «военный». – Вот повезло – никаких старушек, никаких детишек, никаких милых дам. Милые дамы хороши, детей мы любим, стариков уважаем, но сейчас… Женщина – враг чего?

– Преферанса, – сказал «студент».

– Человека? – предположил «музыкант».

– Пива! – ответил «военный». – В первую очередь – пива!

Я комментировать не стал, забросил сумку на свою верхнюю полку, присел.

– Переодеваться не станете? – полюбопытствовал «военный».

– Да нет, я так…

– А зря, зря! – покачал головой «военный». – Человеку, чтобы ощущать себя в уюте, отдохнуть, обязательно надо отгородиться от окружающего мира. И проще всего это сделать, сменив одежду!

– Да вы философ, – заметил я.

– Строитель. Но это очень философская профессия… – Несостоявшийся «военный» стал нарезать колбасу. – Никто не против, верно?

Возражений не было. Похоже, трое моих попутчиков именно так и предпочитали ездить в поезде – выпивая и закусывая.

– Водку не пить! – строго заметила проводница, проходя мимо купе. – У нас милицейское сопровождение, ходят, проверяют!

– Да какая водка, один лимонад! – возмутился «музыкант».

– Знаю я вас…

Поезд тронулся синхронно с первым глотком. Пиво оказалось плохоньким, но озвучивать этот печальный и загодя понятный факт никто не стал.

– А теперь можно и познакомиться, – решил «военный», утирая пиво с усов. – Аркадий, строитель.

– Иннокентий, преподаватель, – уклончиво сообщил «музыкант».

– Алексей, аспирант, – сказал «студент».

– Антон, волшебник, – с улыбкой сообщил я.

Мне тоже улыбнулись в ответ.

Люди – они такие… никогда не верят, когда пытаешься с ними говорить по-честному.

* * *

Я забрался на свою полку, выпив бутылку пива. Нет, я бы выпил и две, и три – но не в поезде же. Так что, извинившись, я лег на полку и закрыл глаза. Поспать, конечно, не удастся – если не накладывать на самого себя Морфей, что, на мой взгляд, абсолютная глупость и пошлость. Внизу будут болтать до полуночи, потом бегать в туалет по причине переизбытка выпитого… А скорее всего кто-то, и я даже подозреваю, что этого кого-то зовут Аркадием, достанет бутылку водки – и понесется…

– Китайцы молодцы! – горячился внизу Алексей. – Все, теперь космос их будет! Запустили первого тыквонавта – начнут тысячами пускать! А мы… даже старую подлодку на металлолом оттащить не можем…

– Все потому, что нету решимости! – отвечал Иннокентий. – Настойчивости в достижении цели!

– Да уж хватит этой настойчивости, сколько народу ради амбиций государственных положили! – неожиданно возразил Аркадий. Вот уж не ожидал, что он будет противником «твердой руки». – Пусть теперь китайцы дурака валяют, а мы поживем. Президент – молодец, понимает, что народу стабильность нужна…

Интересно, если я прекращу пьянку магическим образом – это воздействие Светлое или Темное? С одной стороны – вмешался в людской отдых. С другой – берегу людям здоровье.

Сложный вопрос. Можно трактовать и так и этак. Значит – вмешательство нейтральное, уведомлять я никого о нем не должен.

– Я за него на будущий год проголосую! – сказал Иннокентий. – Молодец мужик. Государственник! И олигархам укорот дал, и страну встряхнул…

– Согласен! – заявил Аркадий.

– Я бы и третий раз за него проголосовал, – верноподданнически сообщил аспирант.

– Третий раз нельзя, Конституция не позволяет, – вздохнул преподаватель.

Из любопытства я прокинул вероятность такого события. Результат обескуражил. Мало того что третий срок нынешнего президента был неизбежен, как восход солнца, так вообще создавалось впечатление, что из властного поля он не исчезнет никогда. Он, можно сказать, мерцал в линиях вероятности путеводной звездой.

Я хмыкнул, но пытаться разбираться в ситуации не стал. Это все человеческое. Президенты, генсеки, цари… Для людей – полновластные хозяева жизни и смерти. Для нас – секундные тени, мелькающие на периферии бытия.

Пройдет сто лет, и я даже не вспомню, кто был президентом в России после Ельцина. Хоть три срока он отсидит, хоть четыре. Да и Ельцина не вспомню без напряжения памяти.

У нас свои проблемы, свои авторитеты и свои герои…

– Совершенно случайно у меня есть бутылочка… – подал голос Аркадий.

– Спать пора, – сказал я негромко. Думаю, в стуке колес меня даже не услышали.

А вот легкий толчок Силы ощутили.

Наступила тишина.

– Давайте приберемся, что ли? – предложил Иннокентий. – И спать…

Через минуту щелкнул выключатель, и в купе повисла долгожданная тишина. За окном мелькали редкие проблески света, в которых сверкали струи дождя. Лило нынче как из ведра.

Не хочу я ехать в Самару.

Но надо.

* * *

Гесер вызвал меня сегодня днем, после обеда, когда я уже поглядывал на часы и размышлял, не уйти ли с работы пораньше.

– Антон, тебе придется поехать в командировку, – сообщил он, едва я вошел. – В Самару.

– Можно задать вопрос? – Я присел напротив шефа.

– Можно, – кивнул Гесер. – Потому что там нужен Высший маг. Но вряд ли ситуация потребует вмешательства меня или Ольги. Так что остаетесь ты и Светлана. Но Светлана не в штате… хотя я могу лишь попробовать привлечь ее для разовой акции… надо?

Я махнул рукой:

– Понятно. Что там стряслось?

Гесер на мгновение задумался, и это уже было интересно. Что же он, позвал меня, до конца не представляя ситуацию?

– На первый взгляд ничего особенного. Ночной и Дневной Дозоры слегка поцапались из-за одного паренька. Зовут – Алексей, определился в итоге Светлым, звезд с неба не хватает, потенциал невысок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении