Сергей Лукьяненко.

Печать Сумрака



скачать книгу бесплатно

Нет, я не соврал ни одним словом. До сегодняшнего дня я действительно не слышал об Алексее. Он и сейчас меня не особенно интересовал. Во всяком случае, куда меньше таинственного мага. Светлой волшебницы, пахнущей лавандой и даже в Сумраке носящей солнечные очки. Волшебницы, с которой мы расстались тридцать лет назад.

* * *

Стоянка пустовала – пара джипов, старенькая «Лада» и битый жизнью «фольксваген». Снулый сторож высунулся из будки, зевнул и вяло махнул рукой: мол, паркуйся. Я заглушил мотор и шикнул на заливающегося лаем пса. Здоровенный, с разорванным ухом кобель с визгом унесся в кусты.

Луна скрылась за тучами, дачный поселок утонул во тьме. Я посмотрел на часы – без пяти полночь. Символично.

…Стояла осень. Теплый, пахнущий дождем сентябрь. Никакой стоянки тут, конечно, не было. Только засыпанная щебнем площадка с одиноко притулившейся «Нивой». И поселка еще не было – так, два десятка дач. Старенькие, облезшие домики, неприлично разросшиеся сады и неполотые грядки. Почему-то этот участок земли отошел исключительно бездельникам.

Алия – смуглая, худенькая, в ситцевом белом платье – выбежала мне навстречу и кинула большое желтое яблоко. Яблоко оказалось червивым и слегка кислило, но какое это имело значение. Светлая волшебница седьмого уровня и глава Дневного Дозора. Как бесились наши ведьмы…

Алия схватила меня за руку и потащила сквозь цветочный лабиринт. Она не замолкала ни на секунду. Болтала про новые предметы в университете, про какие-то особенности факультета химии и грядущие трудности. Про то, как выточила из ореха свой первый амулетик, про строгого, но очень умного дозорного Максима Максимовича и про то, что таких слив, как в этом году, у нее отродясь не бывало.

А потом, когда я тряс дерево, ветка подо мной подломилась, и я полетел вниз. Это было так глупо и нелепо – сковырнувшийся с дерева Темный маг. Я лежал на влажной земле и смеялся, а перепуганная Алия обзывала меня дураком, напугавшим ее до смерти. В тот день мы собрали два полных ведра крупных темных слив.

Последний раз я был здесь в конце октября. Мы, завернувшись в новенький пушистый плед, сидели на крыльце и ловили последние крохи уходящего лета. Алия не проронила ни слова, только не выпускала мою руку. Кажется, она начинала понимать то, что я знал с самого начала: скоро все закончится. Темные могут жить со Светлыми, Светлые с Темными – нет. Но мне было все равно. Я наслаждался каждым днем.

Возраст убивает эмоции, и большинство Иных, проживших больше столетия, сродни вампирам: снаружи цинизм и мудрость, внутри – пустота. Тридцать лет назад Алия сумела доказать, что я еще человек.

Последний раз мы встретились под Новый год. А следующим летом, сразу по окончании университета, она уехала в Индию. Какая-то программа по обмену. С тех пор мы не виделись…

Я постоял немного, привыкая к темноте. Не сказать, чтобы она сильно мешала, и все же я не оборотень, чтобы обходиться совсем без света.

И не Алия – Светлая волшебница, с детства заточенная во тьму. Если бы то была травма или болезнь, я бы легко все исправил. Но Алия родилась слепой, и никакая магия не могла ей помочь.

Я медленно двинулся по тропинке. Здесь многое изменилось. Прежние хозяева съехали, на их место пришли новые. Вместо неказистых деревянных домиков высились современные коттеджи, вместо вишневых и яблоневых садов – каменные заборы. Большинство домов пустовало. Лишь откуда-то с южной стороны поселка доносились пьяные голоса.

До поворота оставалось два десятка шагов, когда я понял, что угадал. До этого вся моя версия строилась на сплошных домыслах. Если вмешавшаяся в операцию волшебница – действительно Алия. Если она постоянно следила за Алексеем. Если не хотела лишний раз светиться в городе, но жила неподалеку. Еще с десяток «если»… Однако теперь сомнения развеялись. Впереди пульсировала магическая аура, достаточно мощная, чтобы почувствовать ее на расстоянии. Кажется, заклинание отвода глаз… Нет! Не только.

Несколько минут я распутывал висящую передо мной сеть. Тройная защита. От людей, от Иных плюс тоненькая, едва заметная паутинка, работающая как сигнализация. Но удивило меня даже не это. Линии Силы уходили вглубь, на первый и даже на второй слой Сумрака. Седьмой уровень Силы тут близко не стоял. В кого же ты превратилась, милая девочка Алия?..

Сигнализацию я замкнул. Заклинание отвода глаз просто продавил. Отключать не стал, вдруг Светлые тоже выйдут на Алию. Пусть полюбуются на ее творения.

К моему удивлению, дачный участок почти не изменился. Домик подновили, заменили деревянный забор. И все. Яблони и злополучная слива остались на своих местах, словно кто-то навсегда вморозил кусочек нашей памяти в ткань реальности. Хотя почему кто-то?

Дверь оказалась не заперта. Впрочем, тех, кто пройдет сквозь охранную систему, замок все равно не остановит. Я потянул за ручку, и петли отозвались негромким скрипом. Безуспешно пощелкал выключателем, прежде чем сообразил, что Алие свет ни к чему. Сотворил четыре магических огня и послал их по разным углам. Комната наполнилась бледным мертвенным сиянием. Естественный солнечный свет могут создавать только Светлые, и, признаться, их версия заклятия нравится мне больше. Зато мы можем видеть в темноте.

Внутри дом переменился куда сильнее, чем снаружи, – новый ремонт, старательно подогнанный паркет, новая мебель… Новая ли?

Я подошел к столу, коснулся пластикового покрытия, провел рукой по обоям. Магия не требовалась. Высохшие пожелтевшие потеки на стыке стен и крыши, прожженное пятно на клеенке, разошедшийся на обоях шов. Пожалуй, ремонту не один год, а может, не одно десятилетие. В любом случае ясно, хозяйка вернулась в город не вчера. И все же некоторые вещи так и не изменились – тонкий запах лаванды, вплетающийся в букет осенних загородных запахов. Тот самый аромат, что я запомнил с нашей первой встречи, тот, что отметил допрошенный в Дозоре паренек. Алия всегда отличалась постоянством.

Я обошел дом. Похлопал дверцами шкафов, заглянул в ящики. Пусто. Не стерильная пустота новостройки, не затхлая пустота брошенной квартиры. В доме жили, жили долго и оставили его совсем недавно.

Я провел пальцем по тумбе. Тонкий, едва заметный слой пыли. Последний раз ее вытирали несколько дней назад. Я опустился на стул, прочертил в воздухе линию, и один из потолочных огней медленно заскользил по комнате, тщательно высвечивая каждый закоулок. Когда хозяйка оставила дом – понятно, в ночь убийства вампирши. Почему – тоже: не хотела встречаться ни с нашим, ни с Ночным Дозором. Вполне естественное желание, учитывая, что она жила без перерегистрации и что сейчас она первая подозреваемая.

К сожалению, искать Иного в современном городе – задача почти безнадежная. Никакие прорицатели не помогут. Слишком многих надо просеивать и проверять. Поэтому магический фонарик плыл по комнате, выхватывая из темноты каждую деталь. Алия не шпионка и не работала в спецслужбах. В конце концов, она просто слепая. Сумеречное зрение не способно полностью заменить зрение обычное. А раз так, должны остаться следы. Должны…

Огонек вспорхнул к потолку. Пусто, пусто, пусто. Ничего, что могло бы пролить свет на то, чем Алия занималась и куда отправилась. Я сосредоточился на магическом восприятии и уловил слабую ауру, идущую от серванта. Любопытно. Я распахнул стеклянные дверцы, внимательно осмотрел массивную салатницу, полдюжины хрустальных бокалов, коллекцию фигурных розеток для варенья. Розетки были раскрашены пошлейшим образом.

Помимо посуды на верхней полке обнаружились две статуэтки: почерневший бронзовый слоник и фарфоровый уродец Ганеша. Индусы почитали человека-слона как бога благополучия и мудрости, но как по мне, существо с такой образиной не могло воплощать ни то ни другое. Впрочем, за исключением Кришны и Бодхисатвы индусский пантеон не пользовался на Западе спросом. Да и в России тоже. Видимо, неспроста.

Ни один предмет не излучал Силу. Странно, магический отпечаток ни с чем не спутать. Разве что раньше тут лежал мощный артефакт, такие предметы иногда оставляют след в пространстве. Или…

Я отступил на шаг, посмотрел на сервант через Сумрак и непроизвольно вздрогнул. Прямо по стеклянной дверце ровными огненными буквами шла видимая лишь сумеречным зрением надпись: «Не ищи меня».

* * *

К вечеру похолодало. С юга на город медленно, но неумолимо наползала грязно-фиолетовая туча. Перед отъездом я заглянул к нашим ведьмочкам и поинтересовался, ждать ли дождя. Ведьмочки похихикали, посоветовали меньше гадать на кофейной гуще и больше смотреть телевизор.

Люблю наших ведьмочек. Все они молоды, по-ведьмовски хитры и по-женски наивны. У троих на мой счет планы, и одной удалось их частично реализовать. Как водится, остальных это не остановило, а еще больше раззадорило. Так что за внутридозорным соперничеством я следил с интересом, временами подливая масла в огонь. Ничего, им полезно. По крайней мере пока в ход не идут отвороты и проклятия. Но вроде бы до сих пор борьба велась честно…

Запищал магнитный замок. Раскрашенная под мрамор дверь с натугой отворилось, и на крыльцо выплыли три пикантно полные барышни. Хотя нет, ничего пикантного в их полноте не было. Рваные истеричные ауры, крошечный инферно над головой старшей, вероятно, начальницы. Сразу видно – крепкий рабочий коллектив.

Следом стайками по два-три человека начали выходить остальные сотрудники. Рассаживались по недорогим, большей частью подержанным авто, спешили на ближайшие остановки и станции метро. Небогатая, никому не нужная контора. Что-то делают, что-то за это получают. Грызутся друг у друга за спиной и навешивают друг на друга инферно. Человечество в миниатюре.

На крыльцо вышел рослый полный человек в костюме. Дорогой одеколон, благородная седина, аккуратные усы – судя по всему, большой начальник. Еще бы кто научил выбирать галстуки.

Большой начальник снисходительно посмотрел на мою «тойоту», степенно прошествовал на стоянку, сел в тонированный «мерседес». Безвкусица – она безвкусица во всем.

Светлый появился пять минут спустя. Да не один, а в сопровождении девушки. Совсем молоденькой. Как говорил кто-то из комиков двадцатого века, «женщины бывают двух типов: прелесть какие глупенькие и ужас какие дуры». Эта относилась к первой категории. Высокая, на полголовы выше Светлого, загорелая, в легком летнем платье и простеньких сандалиях с плоской подошвой. Что-то в ней было от Алии – не во внешности, в жестах и манере держаться.

Девушка смеялась неуклюжим репликам Светлого, невзначай задевала его локтем и вообще всячески липла. Светлый выглядел радостным и смущенным одновременно. Его можно было понять. К спутнице он явно неравнодушен, но до последних дней она не отвечала ему взаимностью. И вдруг все в одночасье изменилось. Приятно, но подозрительно.

Самое смешное, подозрения Светлого, хоть и продиктованные обычной юношеской мнительностью, были полностью оправданы. Не будь он Иным, девушка бы на него даже не посмотрела. Но устоять перед Иным удается не многим. Магнетизм вампиров, животная привлекательность оборотней, сладкая песнь суккубов, паранджа ведьм… Наша сила принимает разные формы, но одинаково притягательна для людей. Надо обладать железной волей или очень сильно любить кого-то, чтобы сказать Иному «нет».

Не глядя в мою сторону, парочка сбежала с крыльца. Сейчас их не интересовала незнакомая машина. Судя по оранжевым переливам ауры, девушка думала только о постели, а Светлый все никак не мог решиться…

Я высунулся в окно.

– Алексей!

Светлый вздрогнул и обернулся. Вид у него был откровенно растерянный, меня он узнал сразу.

– Все в порядке, я пришел с миром.

Я выбрался из машины и продемонстрировал пустые руки. Как ни странно, этот полушутливый жест часто действует успокаивающе.

– Добрый вечер, – осторожно поздоровался Светлый. Он по-прежнему не знал, как себя вести.

Я мимоходом улыбнулся девушке, при моем появлении взявшей спутника под руку, и с серьезным видом сказал:

– Мне нужна твоя помощь.

Эта фраза никого не оставляет равнодушным. Будучи произнесенной нужным тоном, она способна поднять самооценку молодых людей до небес. В старшем возрасте эффект зачастую обратный. Наморщенный лоб, нарочитое закатывание глаз и унылое мычание, за которым легко читается вопрос: «Когда же вы все от меня отстанете?»

Смятение в глазах Светлого сменилось удивлением. Такого поворота он не ожидал.

– Да, конечно, – наконец выдавил он, смущенно посмотрел на девушку. – Лера, понимаешь, тут такое дело…

– Простите, но я вынужден похитить вашего кавалера, – с каменным лицом проговорил я. – В городе проводится антитеррористическая операция. Для задержания особо опасного преступника требуется помощь Алексея.

Светлый посмотрел на меня укоризненно, а вот на его спутницу слова произвели нужный эффект. Несмотря на внезапное расставание, парень в ее глазах набрал несколько лишних очков.

В машину Алексей залез без разговоров. Безропотно пристегнулся, когда мы тронулись с места. Люблю молодежь. Из всех Светлых города вот так просто ко мне подсел бы только Максим. Остальные бы немедленно стали искать подвох. Стереотипы – страшная сила.

– Погодите, а моя машина? – вдруг опомнился Светлый.

– Ничего с ней не будет, – рассеянно ответил я, виляя между дворовыми колдобинами.

– Придется с утра ехать на троллейбусе, – мрачно заключил Алексей.

– Возьмешь такси.

– Наши люди в булочную на такси не ездят, – продекламировал Светлый. Судя по тону, это была цитата из какой-то книги.

– Тебе денег дать?

– На что? – не понял он.

– На такси.

– Да уж как-нибудь наскребу! – съехидничал Алексей и недовольно закончил: – Вот зачем так с Лерой было? Ну какой особо опасный преступник? Она же не дура, чтобы в такие сказки верить.

– Во-первых, поверила. А во-вторых, я не шутил. – Я искоса посмотрел на парня, оценивая его реакцию, и добавил: – Алексей, я на твоей стороне. И мне действительно нужна твоя помощь.

– В поимке особо опасного преступника? – Светлый вновь хотел съерничать, на ходу спохватился, и в итоге вопрос прозвучал почти жалобно.

– Можно сказать и так.

* * *

Пестрый автомобильный поток едва полз. В разговоре возникла пауза. Светлый жаждал подробностей, я пытался определить силу висящего на нем амулета. Амулет парню выдали в Ночном Дозоре. На первый взгляд – обычный оберег, защищающий от всего понемногу, на деле – волшебная леска. Случись что с парнем – задергается. Интересно, кто сидящий на другом конце рыбак? Опять Максим? Или Инга? Начальство вроде до сих пор из Москвы не вернулось, а остальным такая тонкая магия вряд ли доступна.

– И что за преступника мы ловим? – не выдержал Светлый.

– Да есть тут один… – Я наконец понял, как заблокировать амулет, не потревожив рыбака. – Возьми.

Я достал из нагрудного кармана кулон с крупным гранатом.

– Это от чего?

– От любопытных.

Светлый что-то недовольно пробормотал, но кулон надел. Вопросительно посмотрел на меня, ожидая продолжения. Я свернул с магистрали, обдумывая, какие карты открыть.

– Видишь ли, Алексей, за тобой следят.

– Кто?

– Не знаю. Пока не знаю.

Светлый нахохлился и деловито поинтересовался:

– За нами «хвост»?

– Не совсем. – Я вернулся на шоссе и бросил взгляд на кулон. Гранат едва заметно светился.

– Не совсем – это как?

– Не совсем – это не совсем. За тобой следят магическими методами, наблюдателю не нужно находиться поблизости…

– А его нельзя как-нибудь запеленговать?

«Если бы, – подумал я. – Если бы его удалось запеленговать». Увы, ни одна моя попытка не увенчалась успехом. Говоря по правде, и выводы относительно наблюдателя были чистой игрой ума. Но в его наличии я почти не сомневался. Слишком быстро парня спасли от вампирши, слишком быстро вмешались во время столкновения Дозоров. Одно из двух – либо на Светлого навесили сигнальные заклинания вроде амулета Ночного Дозора, либо постоянно вели. Амулетов дозорные не обнаружили, значит, оставалась слежка. Алия, Алия, где же ты научилась всем этим трюкам? И что в этом юноше такого ценного?

– Нельзя, – коротко ответил я. – Не стоит проводить прямых параллелей между магией и техникой.

Светлый пожевал губу и осведомился:

– И что же мы собираемся делать?

– Ничего. К слову, ты сейчас на особом положении. Я не могу втягивать тебя в свои акции без согласия Ночного Дозора. Строго говоря, даже наш разговор не вполне законен.

– Понятно… – глубокомысленно протянул Светлый.

Некоторое время мы молчали, но надолго его не хватило.

– Можно вопрос? Вы ведь руководитель Дневного Дозора?

– Нет.

– Прошу прощения. Мне показалось, вас побаиваются, и я думал… – Он наигранно стушевался.

Я не удержался от улыбки. От горшка два вершка, а туда же – манипулировать.

– Что спросить-то хотел?

– Ну, я хотел спросить… в чем разница между Темными и Светлыми?

– Тебе не объяснили? – Я на секунду отвлекся от созерцания линий вероятности и снова посмотрел на кулон. По-прежнему слабое свечение.

– Объяснили. Но я хочу услышать ваше мнение, – с неожиданной твердостью сказал Светлый.

– А сам что скажешь?

– В смысле? – не понял парень.

– Тебе сколько, лет двадцать пять? Все это время ты был обычным человеком. Неделю назад стал Светлым. Что изменилось? В тебе, в твоей жизни, в твоем мировоззрении?

– Ну… – замялся парень, – не знаю. У меня словно какая-то аура появилась. Ко мне все как-то лучше стали относиться. Даже на улице, незнакомые вроде люди…

– Свет здесь ни при чем, – оборвал его я. – Поверь, к вампирам относятся еще лучше. Людей тянет к Иным, и это притяжение всегда со знаком плюс. Темные, Светлые – не важно. Можно отвечать им взаимностью, можно унижать, можно использовать – они все равно летят как бабочки на огонек.

– Ну, не знаю… – Светлый задумался. Видать, о своей длинноногой Лере и искренности ее чувств. Меня это устраивало. Пусть размышляет, пусть ерничает, пусть задает любые вопросы. Главное, чтобы он оставался в этой машине хотя бы еще с полчаса.

Дома за окном начали прижиматься к земле. Каменные монстры на сотни квартир и двадцатиэтажные свечки сменились девятиэтажками. Пригородная зона.

Я мысленно потянулся к кулону и влил в него чуточку Силы, пробудив вложенное в камень заклинание. Кожу слегка закололо. Светлый хлопнул по руке, сгоняя несуществующего комара, почесался и снова посмотрел в мою сторону.

– И все-таки?

– Алексей, как я могу ответить на вопрос, чем отличаются Темные от Светлых, если ты даже в отношении себя определиться не можешь?

– Да ну, софистика какая-то, – фыркнул парень.

– Софистика тут ни при чем. Видишь ли, нет никакого кодекса Темных, никаких заповедей Светлых. Мы не проводим ритуалов, не расписываемся кровью, не проходим тайные обряды посвящения.

– Так я и спрашиваю, в чем тогда разница! Вот есть Ночной Дозор и Дневной Дозор. Ночной Дозор не любит Темных, в Дневном, как я понимаю, не любят Светлых, а что не так – никто толком объяснить не может. Не любим, и все! У джедаев хоть мечи разным светом светятся, а у вас?

Я хмыкнул, вновь посмотрел на амулет. Гранат светился чуть ярче и едва заметно пульсировал. Наблюдатель полностью сконцентрировал внимание на Алексее.

– Знаешь, одна из главных ошибок Светлых в том, что они думают, будто мы их не любим.

– А на самом деле вы их любите?

– А на самом деле мы о них просто не думаем.

* * *

Еще дважды я вливал в гранатовый кулон Силу. Амулет был простенький, и для бесперебойной работы его требовалось постоянно тормошить. Тем не менее эффект был налицо. По мере удаления от города пульсация учащалась. Кого-то, без сомнения, интересовала судьба Светлого, интересовала настолько, что ради нас он отложил все свои дела.

Мы выехали за город. Светлый примолк, разглядывая заоконный пейзаж с непосредственностью ребенка. Пора. Я вновь мысленно потянулся к кулону. Камень жадно впитал выданную энергию и засветился ярче. А затем пульсация ускорилась. Наблюдатель заглотил наживку.

Самое удивительное, я по-прежнему ничего не чувствовал, ни малейших признаков того, что за нами следят. Однако амулет не обманешь. У него ровно две функции – фиксировать магическое наблюдение и блокировать его. Мой расчет был прост: созданный амулетом полог тишины ставил наблюдателя в неприятное положение – потерять объект слежки либо подобраться поближе. Судя по участившейся пульсации, он выбрал второе.

– Любите японский автопром? – оторвался от созерцания Светлый.

– Это служебная машина.

– Ей же уже лет десять. Я думал, у вас только «лексусы».

– Зачем менять, если работает?

– Ну да, конечно, – с некоторым разочарованием протянул Светлый и снова уставился в окно.

Я коснулся приборной панели, будто смахивая пыль. Пальцы кольнуло. Засветилась видимая лишь в Сумраке пентаграмма. Таких машин у Дневного Дозора всего две, обе куплены в конце прошлого века. На тот момент – последнее слово японского машиностроения, пришедшее на смену советским «Волге» и «Ниве». Мы меняем такие машины раз в двадцать лет, чаще накладно. Уж больно много сил уходит на заключенную в металл магию. На два десятка заклятий и ритуалов, навеки впечатанных в борта автомобиля. Но Светлому знать об этом не обязательно.

– Кстати, куда мы вообще едем? – Алексей несколько раз сморгнул и потер глаза. Напрасно. Дело не в глазах. И не в стекле, оно оставалось кристально чистым. Помутнел мир.

– Почти приехали.

По машине прошла едва ощутимая вибрация Силы. Светлый ее не почувствовал и продолжал с недоумением таращиться на пролетающие мимо поблекшие деревья. Амулет размеренно пульсировал у него на груди. Несмотря на полог тишины, наблюдатель не желал приближаться. Что еще хуже, судя по пустынному шоссе позади, он преследовал нас не на машине и даже не на метле. Он находился в Сумраке. И вот это мне совсем не нравилось. Пробивать полог с километрового расстояния дано не каждому, а уж делать это из Сумрака, когда твоя цель движется в обычном мире… Сомневаюсь, что мне бы это удалось. Впрочем, шпионские игры не моя специальность. Другое дело – отлов шпионов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении