Сергей Лазарев.

Человек будущего. Воспитание родителей. Четвёртая часть



скачать книгу бесплатно

© Сергей Николаевич Лазарев, 2016

© Михаил Сергеевич Лазарев, дизайн обложки, 2016


ISBN 978-5-4483-2970-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Приятный летний вечер

Вечер 5 июня 2009 года.

Я прозевал поворот на Перпиньян, и, когда уже недалеко осталось до Монпелье, понял, что нужно разворачиваться. Юг Франции весьма живописен. Поймал себя на мысли о том, что наши мечты и фантазии всегда в среднем в два-три раза красочней реальности.

Если во всех странах вина различаются по своему сорту или по придуманному названию, то во Франции – по местности, где вино разливают, или по названию замка, возле которого раскинулись виноградники. Если вы видите на бутылке слово «Шато» и слово «контроле», это означает, что вино – из определенной местности, которая располагается возле старинного замка, причем качество вина контролируется производителем. Самыми лучшими винами в мире остаются французские – в первую очередь благодаря традициям, которые не позволяют калечить вино ради денег.

Помню, как лет десять назад в Нью-Йорке в русском магазине я купил грузинское вино… С тех пор как я проводил экскурсии на озере Рица в Абхазии, прошло около сорока лет, но я и теперь все еще помню вкус мяса и мамалыги, которые можно было отведать в апацхе – национальном жилище абхазов. Одним из лучших грузинских вин было тогда «Мукузани» – сочное, мощное вино темно-красного цвета. В нем сочетались мощность и бархатистость. Оно не было ни горьким, ни кислым, ни сладким, оно было великолепным на вкус. Потом, уже после распада Советского Союза, в разных местах я неоднократно покупал это вино и каждый раз натыкался на подделку. Когда в винодельческой стране война или кризис, вино портится, я убедился в этом.

У моей знакомой, которая жила в Париже, начались неприятности на работе, и несколько ящиков с бутылками вин разных сортов скисли в течение нескольких дней. Вино на расстоянии чувствует настроение хозяина и реагирует мгновенно.

В современном мире погибает не только экология. Технический прогресс намного опередил нравственность – вина стали шпиговать красителями, ароматизаторами, усилителями вкуса, химикатами, которые ускоряют старение. Для удобства транспортировки превосходные, уникальные вина накачивают спиртом. А если крепость сухого вина выше двенадцати градусов, в нем происходит разрушение тонких структур. Свыше шестисот различных соединений обнаружили ученые при исследовании красного и белого сухих вин – целый маленький мир. Причем особенность хорошего сухого вина в том, что от него не пьянеешь. Когда я пил вино с завода (в нем спирт еще не поднят до 12—14%), я ощущал совершенно другой вкус – разнообразный, богатый, изысканный. Спирт разрушает информацию, и качественный напиток можно превратить в пойло.

Когда пьешь хорошее вино, возникает легкое опьянение. Оно постепенно нарастает, а потом останавливается.

Можно пить литр, два, но опьянение больше не усиливается. Сейчас таких вин практически не встречается. От одной бутылки хорошего французского вина утром может болеть голова и ныть печень. Консерванты, которыми сейчас отравляют вино, необходимы для долгого хранения и повышения прибыли. Если у вас утром после бутылки вина опухло лицо, это всего-навсего означает, что печень не справилась с ядами и плохо стали работать почки. От белого вина вреда меньше, потому что оно кислее, а кислота является естественным консервантом.

Раньше вина имели крепость 9—11 градусов. Сейчас в основном – 13,5—14,5 градуса. Это уже почти портвейн. В нем уже не шестьсот, а всего около тридцати различных соединений, причем не всегда полезных. Поэтому употребление портвейна в первую очередь подсаживает печень и снижает потенцию у мужчин.

Если вино, как кока-колу, делать из порошка, добавляя возбудители вкуса, красители и ароматизаторы, то его трудно будет отличить от настоящего. Но если оценивать по энергетике, по воздействию, то разница между порошковым и нормальным вином достаточно велика.

Сейчас во всем мире нравы упали, погоня за деньгами незаметно увечит душу. В мае 2009 года я был в Египте на рыбалке. Перед тем как сесть на яхту, два дня мы находились в пятизвездочном отеле по системе «все включено». За обедом и ужином можно было бесплатно пить пиво и сухое вино, белое и красное. Я попробовал и чуть не выплюнул. Вино было отвратительным на вкус, в бочонок его наливали из пакетов. В этом отеле 90% всех приезжих были итальянцами, и я с удивлением наблюдал, как они с удовольствием пьют это бесплатное пойло. А ведь Италия – это страна виноделия.

Хотя, с другой стороны, мир сейчас быстро меняется. Недавно я гостил у моего знакомого в

Италии. Мы гуляли по живописным окрестностям.

А вон в том замке живет состоятельный человек, – показал он.

Во Франции и Италии замком часто называют обыкновенный двухэтажный каменный дом.

У этого человека очень большие виноградники, – поведал мне мой попутчик. – Кстати, его вино вошло в десятку лучших вин Италии.

Вот бы попробовать, – сказал я.

Он улыбнулся и махнул рукой.

Пробовать не стоит, обыкновенное вино.

И продолжал, опередив мой вопрос:

Да просто у этого человека серьезные связи, и он заплатил приличные деньги.

Все это очень напоминает одну страну, – заметил я, и мы оба рассмеялись.

А потом мы зашли к его соседу и купили свежего мяса. Мясная порода быков в Италии выведена специально, один экземпляр может весить тонну. Вечером из этого мяса я пытался делать пельмени. Оно разваливалось, как туалетная бумага. Пельмени, которые мы приготовили, не имели никакого вкуса: химия, гормоны, антибиотики неизбежно делают свое дело. Не думаю, что это связано с экологией, с травой, которую ели животные.

Любое серьезное информационное вторжение в организм сказывается не сразу. Человек совершает преступление, грех, а последствия могут проявиться только в третьем-четвертом поколениях. Мы считаем, что гены есть главный передатчик информации. В последнее время открытия ученых неотвратимо показывают, что есть и другие способы передачи информации. Оказывается, полевая структура может сохранять информацию при физическом разрушении объекта. Говоря простым языком, дух более устойчив, чем тело, и живет дольше. Но самая главная информация передается временными структурами. В нашей душе откладывается все, что мы думаем, чувствуем и делаем. Все это воплощается в наших потомках. Информационное искажение может выплыть через три, четыре, девять поколений.

Понятие кошерной пищи в иудаизме – это в первую очередь информационная чистота продукта. Талант еврейского народа, вероятно, во многом обязан правильному питанию. То, что сейчас происходит с продуктами, через десять – двадцать лет может привести к падению иммунитета, появлению огромного количества новых болезней и бесплодию женщин. А на сегодняшний день это просто несъедобное мясо и невкусное вино.

Вспоминаю, как один бизнесмен признался мне, что отказался от одного очень выгодного проекта. Была возможность испанские и французские вина перевозить через океан и продавать в Америке, причем прибыль могла быть весьма весомой.

А почему же ты отказался? – удивился я.

После перевозки через океан вино должно отдыхать в течение двух месяцев. Пока оно не успокоится, в этом прекрасном напитке будет агрессия. Оно будет кислым, оно может быть неполезным и даже вредным для здоровья. Но эти два месяца удвоят его цену, и я лишусь прибыли. Мне предложили продавать вино сразу же по прибытии, но я отказался.

Вспоминается разговор с юной девушкой, продавщицей в нью-йоркском магазине.

Вчера я купил у вас бутылку «Мукузани», а оно оказалось подделкой. Как вы можете торговать таким продуктом?

Девушка обиделась и надула губки.

Зря вы так говорите, – ответила она, – у нас здесь все настоящее. Это вино сделано из настоящего винного порошка.

Спасибо за информацию, – улыбнулся я. – Теперь буду знать, что вино можно делать и не из настоящего винного порошка.

Вино, сделанное из порошка, таковым не является – так же как и нынешние так называемые натуральные соки, изготовленные из порошка.

На память приходит эксперимент, который мы недавно провели в Крыму. Мы парились большой компанией в сауне. Поддавали обычной водой. Пиво мы теперь в сауну не берем, поскольку все оно производится из химикатов, концентратов и т. д. А я как раз купил несколько бутылок красного вина разных сортов. Не знаю почему, но вместо пива я на каменку плеснул вином. А потом в сауну зашли мои приятели и удивились:

А где ты пиво достал?

Так это я вином плеснул.

Не может быть, запах-то дрожжей.

И тут мне в голову пришла интересная мысль:

А давайте будем из каждой бутылки плескать на каменку и определять качество вина.

Итак, первое вино пахло дрожжами. Это был хотя бы естественный запах. Второе вино пахло какой-то химией, запаха дрожжей там и близко не было. Тогда плеснули самым дорогим – «Алушта». Запах был резкий и ядовитый, как при химический атаке. Все стали судорожно кашлять и гурьбой ринулись к выходу из парилки. Наиболее качественным, судя по запаху, оказалось самое дешевое красное вино. Да и по вкусу – тоже. Потом я всем рекомендовал покупать именно это вино.

А через пару месяцев я общался со специалистом, который знал, что сейчас происходит с виноделием.

На Украине в неурожайные годы до 70% вина производили из порошка, – рассказывал он, – а теперь все годы будут неурожайными. Если раньше гнали из порошка 30—40%, то сейчас ситуация начинает меняться: процентов 40 – это сплошная химия, где вином и не пахнет; 30—50% – это порошок и 10—20% – нормальное вино. Прибыли, таким образом, утраиваются. Правда, у людей, которые пьют такое вино, может «отваливаться печень», но это уже их проблемы.

«Как здорово, – подумал я тогда, – все-таки процентов десять производят из нормального сырья». Только как их найти, эти десять процентов? Похоже, лучше переходить на квас домашнего изготовления. Вместо дрожжей, которые делают неизвестно из чего, насыпать изюма. Вместо сахара – меду. Хлеб, правда, сейчас производят неважный, почему-то он больше похож на опилки. Но ржаной хлеб пока еще найти можно.

Я задумываюсь, глядя на дорогу, петляющую между горами. Вот это, действительно прогресс: за какие-то десять лет большинство продуктов стало просто несъедобным. Мои чувства проходили любопытные стадии. Сначала было возмущение тем, что продукты становятся непригодными, что это ведет к истреблению населения, а властям на это наплевать. Потом возмущение сменилось унынием и депрессией. Затем появилось желание выжить и чувство радости, что жив. Вспомнилась песня Высоцкого, описывающая прелести советского образа жизни, в которой каждый куплет завершается рефреном: «Скажи еще спасибо, что живой». Похоже, скоро все человечество хором запоет эти слова. Не зря сейчас создаются новые хранилища с законсервированными семенами.

Периодически у меня бывают семинары в Волгограде. Я всегда с удовольствием покупал на волгоградском рынке сочные и красивые помидоры. Особенно вкусным был сорт под названием «бычье сердце». Эти помидоры были огромными и розовыми. В этом году они исчезли. Люди покупали семена, а помидоры вырастали другие.

Кажется, западные фирмы научились производить культуры, которые плодоносят только один год. Это разновидность биологической войны – тотальная зависимость всех стран от одной страны-производителя. Еще Пифагор сказал, что человек есть то, чем он питается. В Древней Индии говорили: «Человек есть то, что он ест». Механизм остановки воспроизводства, заложенный в растении, естественно, будет передаваться и тем, кто его ест. Погибать будут не только потребители, но и производители. Не сразу, конечно, незаметно. Хотя что требовать от тех, кто занимается производством ГМ-продуктов, истребляя собственное потомство? Попробуйте убедить раковую опухоль в том, что, погубив организм, она и сама погибнет вместе с ним. Это невозможно, она запрограммирована на рост, у нее нет тормозов.

Недавно мне задали вопрос:

У какого человека может появиться онкология? Чем он отличается от других?

Опухоль появляется у того, кто мыслит, как раковая клетка, – ответил я. – У того, кто отрекается от любви. Человек – это тело, дух и душа. Если он не поклоняется Богу, он будет поклоняться одной из этих трех составляющих. Это и есть грех – отречение от Бога ради ценностей тела, духа и души. Грех, который состоит в поклонении телу, проявляется как жадность. Грех, как поклонение духу, выглядит как гнев. Грех, проявляющийся как поклонение душе, называется вожделением. Поклонение рождает привязанность, привязанность рождает агрессию, агрессия накапливается и превращается в самоуничтожение. Это и есть та среда, та почва, на которой расцветает раковая опухоль. Внутренний эгоизм, который проявляется как утрата любви к Богу и поклонение человеческому «я», неизбежно ведет к снижению тонкой энергии и, как следствие, к ослаблению иммунитета.

То, что мы называем капитализмом, можно считать раковой опухолью на теле человечества, и это совершенно закономерное явление, появившееся в постхристианском мире около 400 лет тому назад. Судя по всему, произошло это следующим образом.

Один из главных постулатов любой религии – это принятие Божественной воли. Это осознание, что воля человека вторична, что человек – это часть организма, именуемого Вселенной. В первую очередь нужно полагаться на Божественную волю и принимать ее, а потом уже думать о своей собственной. Это есть принцип мышления здоровой клетки, которая живет и работает на себя, осознает себя неповторимой, но при этом всегда чувствует свою вторичность и подчиняется организму. Как только воля клетки заслоняет волю организма, начинается раковый процесс.

Во всех мировых религиях есть понятия Божественной воли и наказания за содеянные грехи. Только Бог может прощать грехи. Человек может лишь правильно себя вести, соблюдать заповеди, меняться в лучшую сторону, создавая возможность для прощения грехов. Такая точка зрения соответствует законам Вселенной.

Чем значимее истина, чем она масштабнее, тем опаснее ее неверное толкование. Христос показал, что, меняя самого себя, человек может избавляться от грехов. Через любовь к Богу, возврат к Творцу, через внутреннее глубинное изменение человек восстанавливает энергию души и избавляется от многих болезней. Корыстная человеческая натура увидела в этом халяву, возможность избавиться от грехов, ничего не делая. Прощение грехов, которое начали практиковать священники, было не чем иным, как подменой Божественной воли – волей человеческой.

Иисус Христос требовал, чтобы его не называли всеблагим, безгрешным. Что же говорить о его учениках? А вот папу римского признали безгрешным. Насколько я знаю, и Православная Церковь, как тело Христа, тоже признана безгрешной.

На Западе процветал личный эгоизм, на Востоке – коллективный. Окончательный поворот к капитализму начал происходить в эпоху Возрождения. Как только католическая церковь стала избавлять от грехов за деньги, продавая индульгенции, подсознание верующих истолковало это так: Бог уже не нужен, человек полностью заменил Бога. Договариваться надо со священником. Любовь и нравственность – это уже не главное, главное – это деньги, за которые можно выкупить все свои грехи.

Любое живое существо, для того чтобы выживать и развиваться, должно иметь четкую картину развивающегося мира. Без этой модели оно погибнет. Для человеческого общества главную модель мира дает религия. Научная картина мира не может быть глубокой и стабильной. Пятьсот лет назад мы полагали, что вся Вселенная крутится вокруг Земли. Сто лет назад мы считали, что электрон – это только частица, и не подозревали, что наше тело может иметь не только физическую, но и волновую природу. Причем при разрушении физической оболочки волновая – наоборот, активизируется. А религиозная картина мира давным-давно говорила о душе, о вторичности и даже третьестепенности нашей физической оболочки. Хотят того люди или нет, но, сознательно или подсознательно, мир они воспринимают через призму религиозного мировоззрения. Атеисты – подсознательно, верующие – сознательно. Естественно, что люди подражают тем образцам и следуют тем представлениям, которые воспитывает у них религия.

Тот процесс, который произошел в обществе с появлением индульгенций, через несколько столетий Ницше опишет одной короткой фразой: «Бог умер».

Если любовь и нравственность отныне не являются главными маяками для человека, то общество начинает весьма быстро меняться. В основе любой экономики лежат деньги. Денежными потоками распоряжаются банкиры. До того времени количество золота, лежащего в банке, и количество выпускаемых под это золото банкнот было приблизительно одинаковым. Деньги были реальным эквивалентом товаров, сырья. После ослабления нравственности банкиров не смогли сдержать ни религия, ни государство. Когда ценных бумаг, которые банк выпускает, гораздо больше, чем реальных ценностей, которыми он владеет, – это обман и грабеж людей. Банковская система из кро

веносной системы экономики стала кровососущей системой. Это неизбежно должно было привести к тому, что главные банки многих стран превратились в частников, независимых от государства.

Любая тенденция превращается в функцию, а функция становится органом. Совокупность органов образует живое существо. Нынешняя мировая раковая опухоль отчаянно борется за свое существование и стремится выжить любым путем, неуклонно подталкивая человечество к гибели. То, что на Западе сейчас называется обществом потребления, и есть результат подобной тенденции. Лидером потребления, то есть обмана и ограбления себе подобных, стали Соединенные Штаты Америки. Неслучайно именно там самая сильная оппозиция к религии, отстаивающей любовь и нравственность. Неслучайно официально зарегистрированная сатанинская церковь находится на территории США. Именно в США ширится движение, утверждающее, что западная демократия невозможна, пока существует христианство. Полная свобода от морали и нравственности уже была испытана в Содоме и Гоморре. Теперь то же самое предстоит увидеть живущим ныне.

Я встряхиваю головой, пытаясь отбросить мрачные мысли. Вижу потемневшее небо и полыхающие вдали молнии. Начинается извилистая горная дорога. Нужно быть осторожнее. Я стараюсь переключить свои мысли на какую-нибудь другую тему.

Ассоциации

Есть простые правила, которые вырабатываются самой жизнью. Например, нельзя долго находиться в состоянии стресса. Страх за будущее, сожаление о прошлом, обиды на близких, обиды на себя, на свою судьбу, на окружающий мир – все это сильнейший и непреодолимый стресс, который уходит в подсознание и постепенно начинает разрушать наше тело и судьбу. Обида – это часто неумение найти выход из создавшегося положения или нежелание искать новые варианты. Когда ничего не можешь сделать, тогда обижаешься. То же самое и с раздражением. Никогда нельзя держать его внутри. Энергия конфликта должна превращаться не в раздражение, а в действие.

Если человек привык действовать, он найдет выход из любой ситуации. Самое главное действие – это спасение своей души. Приводя ее в порядок, через нее мы начинаем менять окружающий мир. Если сейчас мы не можем повлиять на ситуацию, это вовсе не означает, что она останется вечно неизменной. Любая проблема решается. Если сегодня мы не можем победить тактически, нужно побеждать стратегически.

То, что сейчас происходит в России, у многих вызывает возмущение. А в первую очередь нужно понять, что происходящее закономерно. Если Энгельс писал, что не может быть никакой речи о нравственности, когда дело касается победы пролетариата, то этот взгляд, это отношение потом проявлялось в повальной лжи собственному народу и в повальном самоистреблении. Когда мечты о благополучии важнее веры, любви и нравственности, рано или поздно это заканчивается большими проблемами.

Языческая коммунистическая школа ненависти, грабежа, зависти к богатым не могла создать здоровое общество. Языческий строй успешно развиваться может только при непрерывном насилии и жестком контроле. Идолопоклонник управляется только страхом. Страх в Советском Союзе начал исчезать при Брежневе. Тогда же стала исчезать и вера в коммунизм, тогда же начала разваливаться экономика. Гибель Советского Союза произошла не в 1991 году – она началась в 70-х, когда люди поняли: коммунизма не будет. С распадом коммунизма ушли тоталитарное мировоззрение, жесткий контроль, насилие и дисциплина. А при отсутствии нравственности это превратилось для страны в катастрофу. То, что мы называем демократией, может существовать, если есть нравственность и если есть высокий уровень культуры, развития, информированности народа. В 90-е годы в России этого не было. Сейчас ситуация с трудом, но меняется в лучшую сторону.

По форме, заимствованной у западных стран, развитие идет быстро. А вот с содержанием – проблемы. Недавно я отправился в один из престижных театров в центре Москвы. Театр современный, с огромными вспомогательными помещениями, а мест в зале почему-то немного. Форма большая, а содержание маленькое. То же самое происходило на сцене во время спектакля. Первый признак того, что режиссер не понимает, для чего он ставит спектакль, – когда актеры кричат или бегают по сцене. Чем слабее спектакль, тем больше криков и беготни. Я сидел, тупо уставившись прямо перед собой, и думал: «Неужели не будет перерыва?» Но, слава Богу, антракт объявили, и я с облегчением поспешил в гардеробную. На душе после такого спектакля было неприятно. Вместо катарсиса – как будто в душу наплевали или обокрали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное