Сергей Кириченко.

Сновидец. Когда сон становится явью



скачать книгу бесплатно

Фотограф Виктор Поздняк


© Сергей Кириченко, 2017

© Виктор Поздняк, фотографии, 2017


ISBN 978-5-4483-7794-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Начало пути

Свет почти не проникал через плотно задернутые шторы. Погруженная во мрак, пропитанная запахом сигарет и прокисшего пива, квартира была погружена в унынье. Впрочем, как и сам хозяин. Прежде чем достичь такого состояния, эта берлога пережила три стадии.

Первой была радость. Когда Он, окрыленный мнимым успехом, сорвался в издательство, держа в руках заветную тетрадь. В этом порыве Он, конечно, не заметил, как упала чашка недопитого кофе, со стола, который случайно был задет самим хозяином. Чашка разлетелась на мелкие кусочки. Коричневые брызги застыли на пожелтевших обоях. Оставшаяся лужа благополучно засохла. Кот, учуяв запах молока, попытался попробовать жидкость. После чего, не довольно чихнув, убрался на спинку любимого кресла.

А хозяин, торопясь успеть свалил обувную подставку и, грохнув напоследок дверью, выбежал прочь. Тогда квартира застыла в ожидании. Такие порывы случались нечасто. Ждать пришлось недолго. Он вернулся через два часа. Пьяный и злой. Кричал хорошо известные стенам и соседям оскорбления. Крушил все, что попадалось под руку и ногу. Швырнув в кота зимним ботинком, выругался. Не попал. Пытался кому-то звонить. Разбил телефон и снова ушел. Вернулся через десять минут с двумя пакетами алкоголя. И пил. Сидел и пил, ворча что-то невнятное. Так миновала вторая стадия – злость.

Он забылся пьяным сном, лежа на полу. Кот, беспокоясь о здоровье хозяина, периодически подходил и обнюхивал его, тыкаясь мокрым носом. И, удостоверившись, что все в порядке, спокойно возвращался на свое место.

Третья стадия – монотонная, больная: оценка обстановки, попытка навести порядок, похмелье, едва не переросшее в очередную пьянку. Он принял душ. После чего наступил на осколки телефона. Выругался, доставая из ноги кусок пластмассы. Потом, хромая, бесцельно шатался по квартире, погруженный в мрачное уныние.

Именно уныние стало четвертой стадией. Он лежал на диване молча, глядя в потолок. Кот, опасаясь новой вспышки гнева, настороженно наблюдал с высоты своего пьедестала.

Он думал о том, что случилось. Все его мечты, целый мир, разлетелись в один миг, как та несчастная чашка. После пьяной отключки он не ложился спать. Хотел, но боялся. Уж больно, реальными стали его сны. И то, что в них обитает, не оставит его просто так. Это как история о Фрэде Крюгере, только хуже. Лучше бы его зарезали, как в том фильме. И скорее всего зарежут, но медленно.

С этого пути невозможно свернуть. Его нужно пройти…

Сон 1. Старый знакомый

– Алкоголь, влияет на структуру снов! Чего ради? Ну для чего ты напился? Можешь сказать? – голос звучал знакомо, но как-то искаженно.

– А ты как думаешь? – молодой человек обиженно рявкнул, не поворачиваясь в сторону собеседника.

Мир плыл вокруг них, меняя краски и очертания.

– Обиделся? А чего ты хотел? Прибежишь в издательство, вручишь им тетрадь, и все? Они сразу тебя расцелуют и будут носить на руках? С чего вдруг?! Тетрадь моя, и сны в ней тоже! Так что, все по – честному.

– Да ладно? Там все написано! Сны не твои! Ты ври, да меру знай!

– Не важно! Я их пережил. Значит, это и мои сны тоже!

– Да пошел ты! Знать тебя не хочу! Тоже мне Писатель!

– Я пойду, пойду! Но обязательно вернусь! Каждый раз, когда ты будешь засыпать, я буду приходить к тебе! Да, я Писатель, а ты графоман! И я из тебя буду делать писателя. Хочешь ты того или нет!

– Почему я? Иди, являйся к кому – нибудь другому, а меня оставь в покое.

– Не могу!

– Почему???

– Я Писатель! А ты мой персонаж! Хочешь свободы? Ищи выход, но скажу по секрету, он у тебя только один…

– Сдохнуть?

– Как вариант! Но пока рановато. Сюжет продолжается… Только ты много не пей, а то точно умрешь, – фигура Писателя исказилась и растаяла.

Молодой человек, увлекаемый воронкой нереального бытия, вышел из сна…

Глава 2. Поиск

Имя. Курсор замер в начале строки вордовского документа. Из колонок тихо лился не навязчивый мотив. Парень сидел, откинувшись в кресле, обратив воспаленный взгляд в белый квадрат монитора.

Он думал над именем своего героя. Точнее сказать, над своим именем. Хотелось чего-то нового, необычного, и в то же время похожего на произведение того психа из сна. Если герой, не обремененный именем, прошел всю историю под псевдонимом Писатель, может, и ему поступить так же? Но как? Как его назвать? Танкист, программист, бухгалтер, сантехник?

– Не то, это все не то. Надо понять. Понять, кто я сам. Сделать героя, похожего на меня. Создать так, сказать, по своему образу и подобию. А если, выяснится, что я неудачник? Мой персонаж, обречен на провал? Значит надо, что бы он был лучше меня! Воплотить в нем все то, чего я сделать не могу. Конечно, он не обязательно должен быть добрым, хорошим и успешным. Но будет. Быть плохим, я и сам могу, хотя, куда уж хуже. Детей ни ем, стариков не граблю. И на том спасибо. – парень улыбнулся собственной иронии. Он хотел было выйти в интернет, но вспомнил, что не платил за него уже месяц. Мысленно отругав себя, парень крутнулся в кресле. Теперь он смотрел на книжный шкаф. Парень щурился, пытаясь прочитать названия в полутьме, но свет включать не стал.

– Искать, искать, искать! – слово стучало в его голове подобно метроному. Книги, не подали ни каких идей. Развернувшись к монитору, он, свернув документ. Рабочий стол был утыкан папками и значками. Большая половина из которых, составляла совершенно ненужный мусор. Отыскав среди этого бардака папку «музыка», он надел наушники. Откинувшись в кресле, он стал наслаждаться звуками.

– Искать, искать, искать… – приятная теплота окутала тело. Веки сомкнулись. Обычно, музыка действовала на него иначе. Она вдохновляла и бодрила. Он и творил всегда, только под музыку, считая, что тишина делает процесс не естественным и плоским. Звуки, они всегда и везде. Но что бы услышать мир фантазий, ему приходилось заглушать реальность.

– Ну ищи, ищи… Искатель! – прозвучал насмешливый голос Писателя.

Мир иллюзий и снов, открывал свои двери…

Сон 1. Великий Творец

Мы обречены —

Смешались реалии и сны.

От вражеских глаз

Леса скроют нас

И отзвуки фраз!

(с) Эпидемия – Пройди свой путь.


Он стоял посередине поля, любуясь невероятно большой луной. Он никогда не видел ее такой огромной. Белый шар занимал полнеба. На ней можно было разглядеть каждый кратер. Исходящий от нее свет очаровывал. Он хотел оглядеться, но не мог оторвать взгляд от небесного светила.

Его отвлек странный звук. Обернувшись, он увидел пылающий огнем горизонт. Желтая полоска становилась ближе, и вот из общего шума стали выделяться крики.

– Быстрее! Быстрее! Не упустите их! – свист и щелчок кнута. Рокот приближающихся копыт нарастал подобно волне во время цунами.

– Но! Давай! Давай! – снова щелчок и свист.

Из темноты прямо перед ним возник всадник. Лошадь встала на дыбы, грозя опустить передние копыта на голову стоящему человеку. От страха он попятился и упал.

Рядом с первым всадником возникли еще пятеро. Лошади фыркали, явно не довольные таким обращением.

Один из всадников обнажил меч, но тот, что появился первым, остановил его.

– Вдруг это предатель?

– Ты уверен?

– Господин, надо спешить! Погоня близко! – вмешался третий, по голосу явно моложе.

– А с этим что?

– Возьмем с собой!

Всадник, желавший убить парня, ловким движение закинул его поперек седла. Вися вниз головой, он чувствовал неприятный запах лошадиного пота. От скачки все внутри переворачивалось, от прилившей к голове крови шумело в ушах. Несколько раз, ветки кустарника больно били по лицу.

В таком положении он мало что видел, но слышал многое. Так, например, всадник, который его вез, несколько раз проворчал:

– Совсем из ума выжил! Наш лагерь кому попало показывать.

– Очень надо! – возмутился парень, но промолчал. Неизвестно, в чьей компании лучше, в этой или в той, что позади. Темп стих, когда они достигли леса. Стало темно и холодно. Крики преследователей стихли.

К лагерю лошади подошли неспешным шагом. Парень смог разглядеть деревянные избы, крытые соломой, женщин и детей, осторожно выглядывающих из окон. В центре, на большой поляне, горел костер. Всадники спешились. Парня скинули с лошади жестко и бесцеремонно. Возле костра было тепло. Он не сразу заметил сидящего возле него старца. Плащ с капюшоном, длинная белая борода. Лицо, изрезанное морщинами, словно кора дуба. Старец смотрел на него мутно-голубыми глазами.

– Мы нашли его возле леса. Враги устроили погоню. Он не похож на предателя. Я решил привезти его сюда. Если что, мы ведь всегда сможем его убить, верно? – оправдывался Господин.

Старик молча кивнул головой. Эти слова не понравились парню. Опустив взгляд, он только сейчас понял, что на нем домашняя одежда. Носки, трико от спортивного костюма черного цвета и старая футболка с длинными рукавами, изрядно растянутыми из-за частых стирок.

– Что ты здесь ищешь? Искатель! – голос старика звучал хрипло, но вежливо. Парень на секунду вспомнил, что слышал это слово, перед тем как заснуть.

– Да вынюхивает он что-то! Я вам точно говорю! – вмешался привёзший его всадник.

Старик многозначительно посмотрел на него и не сказал ни слова. Видимо, этого было достаточно. Всадник опустил голову.

– Ты чужой, не только в этом лесу, но и в этом мире. Но таких миров будет еще много. Тут нет того, что ты ищешь. Но ты это обязательно найдешь. Верь мне!

– Но, как вы…

– Не продолжай. Я просто это вижу. Многие называют это даром, я же считаю проклятьем. И этот дар, который тебе здесь откроется, изменит всю твою жизнь. Наш враг тебе знаком. Ты ведь не просто оказался здесь и сейчас.

– Хотите сказать, он знаком с Великим Творцом? – вмешался Господин. Его войско взволнованно, зашепталось.

– У него много имен. Он привык распоряжаться чужими судьбами, но не владеет своей. Враги не войдут в лес до рассвета. Они хоть и одеты во все черное, сами боятся черноты. И будь у них хоть весь огонь ада, они все равно не сюда не пойдут.

Очень легко идти по трупам слабых, зная, что они не могут тебе ответить.

– Это ложь! Мы не были слабы! Нас предали! Ударили в спину! Трусливые крысы, мы передавим их и вернем власть себе! – Господин сорвал маску. Это был приятной аристократической внешности молодой человек. В его зеленых глазах отражалось пламя костра. Губы сжаты от злости. Тяжелая рука воина легла на плечо Господина. Такой жест согласия слегка успокоил его.

Старик продолжил:

– Он хоть и Творец, но совсем не Великий. Разве может быть Великим человек, сотворивший такое зло? Мы жили в мире долгое время. Ничего не предвещало беды. Ему не нужна эта страна и мы. Он выбрал нас случайно. Он, как охотник, которому не нужна добыча. Творец охотится для удовольствия.

Нам пришлось бежать, чтобы не погибнуть. Наш народ считает нас трусами и предателями. Но мы вернемся. И ты нам поможешь.

– Я? Но как? Я понятия не имею, что здесь происходит! Нет, конечно, ясно, что вы здесь от кого-то прячетесь, а те люди с огнем гнались за вами явно не для милой беседы. Кто такой вообще этот Великий Творец? – парень поочередно оглядел всех, кто находился возле костра.

– Налейте гостю эля, – старик закурил трубку. Приятный терпкий аромат смешался с запахом костра. Войско расступилось, пропуская девушку. Она держала кружку двумя руками. Хрупкая и тихая, она молча протянула парню кружку. Напиток был великолепным. Когда в голове зашумело, старик продолжил.

– Когда наступит рассвет, ты выйдешь из леса. Войско Творца начнет атаку. Ты должен остановить его.

– Ага! Он меня увидит и передумает! То-то вы от него сбежали!

– Я понимаю твою иронию. Но прошу поверить мне. Тебе он не причинит зла. Ты Искатель. Но встречи с тобой ищет он.

Повисло томительное молчание.

– У меня есть предположение, что все это сон. Этот лес, луна, парни, которые хотят вас убить. Все это просто кому-то снится. Понимаете?

– Ты хочешь сказать, что все мы спим уже несколько лет? – старик выпустил струйку дыма. – Тогда что ты делаешь в нашем сне?

– Я не знаю. Однажды я уже был втянут в чужой сон.

– Ты знаешь, чей это был сон?

– Знаю…

– Тогда ты должен нам помочь. Если для тебя это всего лишь сон, то терять тебе нечего. Сны и реальность смешались. Грань лжи и правды размыта. Это надо остановить, пока есть возможность.

– А к черту! Не сидеть же мне в этом лесу вечно! У вас есть еще эль?

– Вот и славно…

Они просидели у костра всю ночь. Луна медленно уступала место, солнцу.

Парня проводили до окраины леса. Позади него в линию выстроились лучники. Если враг захочет напасть, они не сдадутся без боя. Парень вышел из леса. На поле уже собралось войско Творца. Они готовились к атаке.

– Эй! Кто там у вас Великий Творец? – парень приветливо помахал рукой. Войско зашумело, недовольное такой наглостью. Один из всадников направился к парню. Его плащ развивался на ветру, обнажая висящий на поясе меч. Всадник остановил лошадь в двух шагах от парня.

– Меня зовут Великий Творец! А кто ты такой? – лицо всадника скрывала маска, но его глаза казались знакомыми. Насмешливый, уставший взгляд, раздражающий своей снисходительностью.

– Совсем как у Писателя… – подумал парень и замер.

– Узнал, да? – Творец сдернул маску. Это, действительно, был Писатель.

– Что тебе надо? Почему ты не оставишь меня в покое? Ты посмеялся надо мной, теперь хочешь добить?

– Ты ничего не понял. Я преподал тебе хороший урок, а ты говоришь, что я плохой учитель. Плагиат – страшное дело! Ты должен писать сам, у тебя для этого есть все.

– Ну и оставил бы меня в покое! Зачем ты меня сюда затащил?

– Я?! Вообще-то это ты уснул в наушниках! И сон этот твой! Я просто взял свободную роль. Развил сюжет, и вот я на коне, а ты, как жертвенная овца, стоишь и молишь о пощаде! Противно даже. Можешь передать своим дружкам: пусть возвращаются. Мне эта роль больше не интересна… Заканчивай с этим! Искатель! – Писатель развернул лошадь и помчался обратно к войску.

Парень вернулся в лес. Он рассказал о разговоре с Творцом. Но реакция была не совсем той, которую он ожидал. Его ударили чем-то тяжелым. И, потеряв сознание, Искатель упал в траву.

– Спасибо… – облегченно выдохнул старец…

Глава 3. Решение

Он проснулся, сидя за столом. Голова болела так, словно он действительно много выпил. Возможно это последствие удара. Уж больно реалистичным был тот сон.

Искатель (ему понравилось новое имя) пил чай и перечитывал набранный текст. Ему вспомнилась сказочная луна. Незабываемый вкус эля. Дурацкий взгляд Писателя. Впечатление портил удар по голове. Разве нельзя было придумать что – то более приятное? Они могли бы вместе отметить победу и, распевая песни, накачаться эля до потери сознания.

Еще этот Писатель: «Просто выбрал роль».

– Как будто меня кто спрашивал, кем я хочу быть во сне! – Искатель ворчал, пытаясь собраться с мыслями. Он был зол на Писателя, но и согласен с ним. Сюжет зашел в тупик. Надо было найти что-то другое. Кроме того, ужасно хотелось отомстить этому зазнавшемуся выскочке. Теперь Он, Искатель, обязан найти достойный сюжет и придумать план мести.

Пальцы коснулись клавиш…

Сон 2. Мститель

Днем такой, как все – никому не нужен

И проходит жизнь белкой в колесе

Днем такой, как все – слаб и безоружен,

Сон мой наяву

Ночью – я живу!

(с) Северный флот – Рожденный убивать


Пустынная улица. Город мирно спал, и только шаги Искателя нарушали тишину. Он пнул пивную банку, и лязгающий звук эхом унесся вглубь двора.

Странный сон. Чувство, присутствия кого-то еще не покидало Искателя. Возможно, кто-то наблюдал за ним из окна. Мало ли кому не спится этой ночью. Но нет. Этот кто-то был ближе. Искатель шел, стараясь выбирать освещенные участки улицы. Конечно, нет ничего особенного в том, чтобы умереть во сне. И в прямом и переносном смысле. Не страшно, но, мягко говоря, неприятно.

Проходя мимо одного из дворов, Искатель увидел следующую картину:

один человек убивал другого. Хотя правильнее было бы сказать, добивал или уродовал тело. Жертва была мертва, а убийца продолжал наносить удары ножом. Каждый раз, когда он заносил нож, окровавленное лезвие блестело в свете фонаря. Звук, напоминающий одновременно шуршание и хлюпанье, был ужасен. Рука убийцы взметнулась вверх и замерла. Он заметил наблюдателя. Искатель хотел убежать, но не смог. Ноги словно вросли в асфальт. Убийца не собирался убегать или нападать. Он осторожно обтер нож об одежду жертвы, после чего быстро поднялся и направился к Искателю.

– Осуждаешь меня? Думаешь, я чудовище? – он вышел на свет. Это был мужчина средних лет. Худощавого телосложения, седовласый. Уставшие, ввалившиеся глаза. Рот, искаженный болезненной улыбкой.

– Убивать нехорошо, – спокойно ответил Искатель, стараясь не провоцировать мужчину.

– Да, да, я согласен! Это не просто плохо, это отвратительно! Мерзко и гнусно! Можно говорить и говорить, но факт остается фактом! Убивать – плохо! А знаешь, зачем я это делаю?

– Нет, – голос Искателя дрожал. От мужчины пахло кровью и потом. Он убрал нож и теперь пытался вытереть кровь с рук, носовым платок.

– Давай пройдемся! Согласен? Обещаю, я не буду тебя убивать! Даю честное слово. Хотя, думаю, ты мне все равно не поверишь! Ну, да и ладно. Так вот, на чем я остановился? Ах да, почему я это делаю. На самом деле, все очень просто. Просто, до безобразия. Это месть. Да, обычная, банальная месть.

Я был солдатом! Хорошим солдатом. На войне я дрался, как зверь. Кровь, дым, крики, боль. Мне это не нравилось. Тогда не нравилось. А потом все изменилось. Я вспоминаю свой последний бой, каждый день, каждую ночь. Тогда тоже была ночь. Луна светила так ярко, что прибор ночного видения не нужен. Врага видно как днем. А еще вспышки от взрывов, красота! Мы шли в атаку. Я стрелял налево и направо. Вокруг тела убитых врагов, в их открытых глазах, устремленных к небу, отражался свет луны. Выглядело так, словно кто-то раскидал сотни маленьких фонариков. А потом случился взрыв. Мина упала прямо передо мной. Я отлетел на несколько метров. Никаких звуков. Только вспышки. Да, меня оглушило и ранило. Если честно сказать, меня изрешетило осколками.

И вот я лежу среди убитых солдат противника. Из ран хлещет кровь, а они смотрят на меня мертвыми глазами, и словно спрашивают: «За что?» За что дрался ты, и за что погибли мы? Давай, умирай и ты, а то лежишь тут ни жив ни мертв. Я потерял сознание. В госпитале меня подлатали, но путь на войну для меня был закрыт. Меня списали. И вот я как ненужный хлам, брошенный под ноги мирных жителей. Мне очень не хватало звуков войны, но я привык. Глядя на все, что творится вокруг, я все чаще вспоминал те мертвые глаза и застывший в них вопрос. А, действительно, за что я дрался? Знаешь, кто был тот «счастливчик»? Наркоторговец! Он травил детей, благополучие которых я защищал! Неужели все было зря? Выходит, я убивал не тех? Враги все это время были за моей спиной? Все зря. Годы потеряны. Нет ни семьи, ни здоровья. Я пытался, создать семью. Но какая женщина сможет вытерпеть крики по ночам? И еще я вдруг осознал, что просто не умею любить. Оказалось, что надо говорить ласковые слова, подбирать нужную интонацию, целовать… А я не умею. И учиться уже поздно. Вот тогда я не выдержал. Зачем они меня спасли? Лучше бы я умер там…

– В чем разница между той войной и этой?

– Эта правильнее! Там мою ненависть к врагу подпитывали искусственно. Здесь она бьёт ключом сама по себе. Я все вижу сам.

Они свернули во двор. Пройдя арку, спустились вниз по лестнице, ведущей в сквер. Справа находился небольшой ночной магазин.

– Не помешаю? – окликнул их знакомый голос. В дверях магазина стоял Писатель. Под мышкой он держал коробку сока, в руке бутылку водки с тремя пластиковыми стаканчиками на горлышке.

Мужчина вопросительно посмотрел на Искателя, на что тот неуверенно пожал плечами.

– А давай! Чего уж! Вечер сегодня какой, а? Погода так и шепчет! Может к речке? – возражений не последовало. Они спустились на берег реки, где кем-то из старой шпалы и нескольких кирпичей была построена лавочка.

Убийца сел между Искателем и Писателем. Писатель открыл бутылку.

– И вот я понимаю, что ничего изменить не могу, а дороги назад нет! Нельзя! Нельзя завязать за один день! Я слишком долго вдыхал запах крови, чтобы вот так просто взять, и отказаться от него. Каждый день, подобен волку. Он сер и жесток. Жесток, своей агрессией и безразличием.

– Это как? – Писатель передал стакан Убийце.

– А вот так! Идут двое на встречу друг другу. Они не знакомы, у них нет поводов для конфликта, но они ненавидят друг друга. И в тот момент, когда они встречаются, напряжение достигает такой силы, что задень один другого, и они сцепятся словно дикие звери! Это жестокость и агрессия. Но тут на дорогу выходит третий. Видит как те двое мутузят друг друга, барахтаясь в пыли. И знаете, что он делает? Ничего! Уходит, словно не видит происходящего! Хорошо если просто уйдет, а может и порадоваться. И даже заснять драку на мобильный, как это сейчас модно. Это жестокость и безразличие. Всего один пример, а их тысячи!

Они выпили, по очереди запив томатным соком.

– Я встречал одного военного. Война его тоже не пощадила, но убийцей он не стал. В нем живет память о погибших товарищах, и омрачать ее кровь было бы глупо, – ответил Писатель.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное