Сергей Кернбах.

Сверхъестестественное. Научно доказанные факты



скачать книгу бесплатно

Ситуация в конце XIX века

Для понимания среды, в которой проводились западные нетрадиционные исследования XX века, нужно окунуться в атмосферу середины и конца XIX века. В этот период царит любопытная смесь из теорий виталистов [179], универсальных теорий Теософского общества [76], психологических теорий Фрейда [180], предвестников парапсихологии [181] и широкого распространения спиритизма [182]. Для правильного понимания развития нетрадиционных исследований на Западе необходимо рассмотреть три процесса, имевших место на тот момент в Европе: это фаза постмонотеизма в различных эзотерических движениях, установление фундамента научной методологии и инструментализация витализма.

Для западной «нетрадиционной» мысли очень характерен синтез новых естественнонаучных и технологических разработок с классическими течениями витализма и эзотеризма. Поэтому необходимо рассматривать эти три процесса в сочетании с научными открытиями и разработками своего времени. Существует масса примеров, когда новое технологическое открытие стимулировало новое поколение «нетрадиционных» разработок: электромагнетизм – магнитный флюид (животный магнетизм), радиоэлектроника – радионика, радиосвязь – «волновой флюид», трансформаторы Теслы – излучатели Лаховского/Райфа, технология электронных ламп – электростатические генераторы, полупроводниковая технология – электромагнитные генераторы и т. д.

Влияние «постмонотеизма»

Хотя фаза «постмонотеизма» в эзотерике [183] рассматривалась в предыдущей главе, два процесса в Европе в конце XVIII века оказали влияние на развитие западных «нетрадиционных» исследований. Во-первых, падение авторитета монотеизма и уменьшение церковного давления подтолкнули эту часть общества к более открытым публикациям и экспериментам [184; 185; 186]. В науке, эзотерике и религии повисла идея поиска универсальных принципов. Поэтому возникновение Теософского (1875) и целого ряда других обществ [80] стало вполне закономерным явлением. Как оказалось, многие принципы, исследовавшиеся в теории виталистов, радионике и других областях, уже имели историю длиной в сотни лет в другой области, обозначаемой как «народная или альтернативная медицина» [187].

Во-вторых, период постмонотеизма отмечен взрывом интереса к спиритуализму в Америке, начало которого можно отметить в 1848 году. Считается, что идеи Сведенборга [66] и месмеризма, импортированные в Америку, послужили началом этому процессу, который уже к 1855 году принял массовый характер [89; 188]. Считается, что расцвет спиритуализма закончился в 1920-е годы, хотя многие группы существуют и до сих пор по всему миру [189]. Поскольку спиритуализм являлся объектом исследования ранней парапсихологии, эта связь с «ненаблюдаемыми сущностями» породила сильное противодействие многих групп.

Поскольку в этот момент происходило окончательное формирование института критики, реакция академической общественности не заставила себя ждать. Если академическое сообщество еще как-то реагировало на сообщения виталистов, то упоминание о связи с эзотерикой полностью дискредитировало все направления в их глазах.

Уже в 1925 году можно наблюдать позицию, характерную для патологического скептицизма, – полное непризнание без каких-либо дискуссий – в реакции Британского медицинского общества на отчет Бойда и Смита о проверке метода Абрамса [190].

Это академическое отклонение порождает два новых течения. Часть эзотерически настроенной общины, которая следует мистическому пути, начинает образовывать тайные и полутайные общества. Практически все такие сообщества возродились или же заново возникли в этот период (что также связано с ослаблением церковного давления). Это направление в конце концов вылилось в движение New Age во второй половине XX века [191]. Вторая часть осталась верной принципам, лежащим в основе науки, и в конце концов слилась с различными областями наук, образовав их «мистическое» крыло. Их известные концепции – теория об осознанной Вселенной [192], различные варианты морфогенетических полей [193; 194], ноосфера [195] и т. д.

Установление научной методологии

Такие деятели, как Джордано Бруно, Парацельс, Джон Ди, Эммануил Сведенборг, Иоганн Кеплер, Исаак Ньютон и другие, были известны своими работами не только по астрономии, медицине, физике, математике, но и по алхимии, астрологии, теологии и т. д. Философия того времени не противопоставляла метод экспериментального познания и трансцендентное знание. Так, например, Френсис Бэкон (1561–1626), основоположник эмпиризма и индуктивной методологии научного исследования, писал о том, что Бог не запрещает познание природы, добра и зла и сотворенных Богом вещей. Рене Декарт в «Первоначалах философии» (1644) также утверждает: «Бог сотворил мир и законы природы, а далее Вселенная действует как самостоятельный механизм»; «В мире нет ничего, кроме движущейся материи различных видов»; «Математика – мощный и универсальный метод познания природы, образец для других наук». Взгляды Иммануила Канта также находятся в русле этого времени: так, в «Единственно возможном основании для доказательства бытия Бога» (1763) он пишет, что Бог – «абсолютно необходимая сущность». Работы этих философов были основополагающими для гносеологии и в дальнейшем для философии науки.

Идеи, высказанные Кантом, были развиты многочисленными последователями, которые объединились в течения позитивистов. Однако, в отличие от Канта, позитивисты уже четко выделяют «ненаблюдаемые сущности» и «непроверяемые утверждения». Одним из первых Огюст Конт в «Курсе позитивной философии» (1830–1842) выдвинул идею о разделении метафизики и науки. Эрнст Мах в «Познании и заблуждении» (1905) абсолютно четко сформулировал принцип экономии мышления: ненаблюдаемые явления являются фикциями, поэтому их нужно изгнать из науки. Не только позитивизм, но и другие течения в философии науки (например, конвенционализм, инструментализм, прагматизм) боролись с метафизикой. Их общими усилиями происходят два эффекта.

Во-первых, уничтожается базис для объяснений паранормальных явлений. Метафизические концепции, начиная еще с платоновских идей, объявляются фикциями. Поэтому не представляется возможным судить об источнике действия паранормальных явлений, поскольку он как таковой отсутствует в научной классификации. Во многих случаях отказом в рассмотрении «нетрадиционных» исследований является именно отсутствие теоретического обоснования.

Вторым существенным фактом является определение воспроизводимости, которая довольно контроверзно обсуждается в физике [196]. Считается, что объективная «наблюдаемая сущность» должна быть воспроизведена вне зависимости от исследователя или его метода. Однако регистрация «нетрадиционных» явлений с помощью оператора (или в зависимости от оператора) не может быть воспроизведена в 100 % случаев. Поэтому редкие и статистически низкоповторяемые явления вводятся в разряд ненаблюдаемых, то есть этим явлениям априорно отказано в существовании. Хотя постпозитивисты в XX и XXI веках снова возвращаются к идеям метафизики, в начале ХХ века сформировался институт «патологического» скептицизма, который характеризует атмосфера нетерпимости [197]. Многие авторы сравнивают научный «патологический» скептицизм с новой инквизицией [198]. Нередки призывы к более беспристрастному изучению этих феноменов, подписанные сотнями известных ученых [92].

Инструментализация витализма

Как уже говорилось в предисловии, витализм является основным философским течением в дискуссии о живой и неживой материи со многими тысячами публикаций разных эпох [1; 199; 200]. Идея витализма заключается в наличии нефизической субстанции, которая делает живые объекты принципиально отличными от неживых. Европейская концепция виталистического «флюида» имеет под собой основу магнетизма, который активно развивался в то время. В этом заключено отличие «магнитного флюида» от восточной животворящей силы [201]. Обзор можно начать с течения месмеризма XVIII–XIX веков, поскольку большинство современных виталистических линий нетрадиционных исследований берет свои истоки из этого течения.

Одна из первых работ, посвященных «животному магнетизму», была опубликована Францем Месмером (Franz Anton Mesmer, 1734–1815) в 1779 году в Париже [5]. Сам Месмер применил свой подход к лечению людей, который сегодня именовался бы альтернативным или экстрасенсорным. История работ Месмера может быть найдена в книге Маргарет Голдсмит [202], здесь же нас интересуют два момента, которые обычно не рассматриваются в популярных изложениях.

Во-первых, Месмер полагал, что «флюид» имеет независимую физическую природу и может передаваться через проводники. Таким образом, Месмер был одним из первых исследователей, кто столкнулся с операторно-независимым феноменом «высокопроникающего» излучения. Был сконструирован прибор, названный «Baquet», показанный на рис. 13. Baquet представляет собой круглую бочку, сделанную из дуба, которая находилась в середине комнаты, затемненной плотными шторами. В центральной части бочки расположен сосуд с жидкостью, в который погружаются железные опилки, матовое стекло и другие мелкие предметы. Из сосуда выходят проводники, которые соединены с намагниченными железными стержнями, укрепленными на крышке бочки. Пациенты держатся за эти стержни, помимо этого, с помощью веревки на боку бочки они также касаются друг друга. По мысли Месмера, «флюид», накопленный в жидкости, должен взаимодействовать с «флюидом гипнотизера» и посредством проводников передаваться пациентам. Месмер планировал таким образом достигать различных терапевтических эффектов. Интересно, что идея о передаче «флюида» по металлическим проводникам возникла у него еще до знаменитого опыта Гальвани с «животным электричеством» в 1791 году. Как мы увидим, эта идея будет периодически всплывать во многих других экспериментах.


Рис. 13. Прибор «Baquet» Ф. А. Месмера из музея истории медицины в Лионе (фотомонтаж с сайта www.flickr.com/photos/mystictrance/6375083053/)


Второй факт – это интересная методология проверки нетрадиционных экспериментов, которую мы находим и в последующих «проверках». В 1784 году комиссия под председательством Бенджамина Франклина исследовала эти феномены [203]. Один из экспериментов, которым комиссия собиралась опровергнуть методику Месмера, был проведен в саду Франклина. Шарль д’Эслон (D’Eslon), последователь Месмера, был уверен, что если он будет воздействовать на дерево, то пациент сможет распознать это, прикасаясь к нему. Пациент с закрытыми глазами был поставлен к четырем деревьям и по очереди касался их. Прежде чем он добрался до четвертого дерева, он упал и потерял сознание. Поскольку д’Эслон воздействовал в этот момент на пятое дерево, комиссия оценила этот эксперимент как «отрицательный». Возражения д’Эслона о том, что, судя по поведению пациента, воздействие все-таки имело место, было проигнорировано. Два других эксперимента были также проведены без участия Месмера, и на них были получены сходные «отрицательные» результаты [203]. В дальнейшем комиссия использовала сеансы с пациентами женского пола как пример «морально странных» методик Месмера. Репутация Месмера была подорвана, он был вынужден покинуть Францию.

Как будет видно дальше, «нетрадиционные» эксперименты зачастую требуют и «нетрадиционной» методологии демонстрации результатов. Однако любые отклонения от «традиционной» методологии являются отрицательным результатом в глазах скептиков, причем вся дискуссии из научной очень быстро превращается в личностную. И, как происходит в подобных случаях, социум, не удовлетворенный научным ответом «этого нет и не может быть», начинает искать свои пути развития нетрадиционных идей. Так, идея «животного магнетизма» получила большой социальный резонанс, в разных странах появились свои собственные версии месмеризма [202].

Стоит остановиться на германском развитии дальнейших версий месмеризма, а именно на Карле Райхенбахе (Dr. Karl Ludwig von Reichenbach, 1788–1869) [205]. Райхенбах работал во многих технических областях, в геологии, изучал земной магнетизм, занимался исследованием некоторых патологий нервной системы. На основе идей Месмера он разрабатывает свою версию виталистической теории [204]. Основное отличие «флюида» Райхенбаха (в его терминологии – Од) от предыдущих версий заключалось в излучении различными минералами, кристаллами, магнитами и светом. Райхенбах был одним из первых, кто ввел положительное и отрицательное движение «флюида». В своих экспериментах Райхенбах использовал методику трансформации «высокопроникающего» излучения различными материалами и визуальную оценку результата с помощью экстрасенсов (Райхенбах опубликовал список всех персон, принимавших участие в его экспериментах). Мы находим сходную постановку экспериментов в работах многих авторов, например Турлыгина [143; 206; 207]. Эксперименты проходили в темной комнате, где экстрасенсы могли воспринимать цвет излучения «флюида» и его интенсивность. Был оборудован специальный стол, куда передавались по проводникам излучения от источников – это был видимый свет, в том числе от небесных тел, так же как и «невидимое» для обычного глаза излучение от кристаллов. На столе находились различные преобразователи излучения флюида: Райхенбах очень широко использовал магниты и кристаллы. Цвет и интенсивность полученного после «преобразователя» излучения записывалась экстрасенсом (см. рис. 14). Райхенбах получил множество результатов, например, именно он ввел понятие «концентрации» излучения. Идеи Райхенбаха были повторены его известными современниками, например, Альбером де Роша (Albert de Rochas,1837–1914) [208], который перевел его работы на французский язык, однако другие ученые (J. J. Berzelius и G. Th. Fechner) не смогли повторить его эксперименты.



Рис. 14. (а, б) различные комбинации магнитов, используемые в экспериментах Райхенбаха; (в, г) полученные световые спектры при различных наклонах, комбинациях и соединениях с другими материалами (см. описание в тексте; рис. из кн. [204])


В целом технические работы нехарактерны для виталистов, в обзорах того времени [90] мы находим всего лишь несколько описаний технических приборов. Однако с ростом технических возможностей все большее внимание уделяется конструированию технических приспособлений, манипулирующих «флюидом» виталистов. Очень характерны в этом смысле работы Оскара Коршельта [209]. Коршельт изучал работы Райхенбаха и разработал свои собственные приборы. Два из них, показанные на рис. 15, были очень популярны в немецкоговорящих странах (см. http://www.paranormalebilder. de/korschelt.htm); уже в 30-е годы ХХ века такими исследователями, как O. Meyer, prof. Eckhoff, P. Loose, P. Jakobs, H. U. Ottinger и др., даже были предприняты попытки улучшить изобретения Коршельта.

В патенте «Аппарат для терапевтических целей без сознательного погружения в гипноз», опубликованном в 1891 году также в Германии, автор представляет себе движение «флюида» из прибора, посредством которого происходит терапия пациента (см. рис. 15). В электростатическом излучателе в качестве активного элемента используется электрическое поле. Эта версия прибора имеет эквиваленты в современных генераторах «высокопроникающего» излучения, например, в электростатических генераторах Вейника [210; 211].

Коршельт писал, что прибор работает независимо от того, кто его использует; таким образом, он подтверждал операторно-независимое действие «высокопроникающего» излучения. Помимо работы с пациентами, Коршельт также изучал действие этого излучения на материалы, напитки (в частности на молодое вино), растения, его зависимость от погодных условий (в ясный день эффект прибора более выражен), влияние намотки спирали (левая «излучает», правая «всасывает») и влияние источника напряжения на качество излучения прибора. Так, Коршельт отказался от использования динамо-машины и использовал только химические источники, а позже совсем отказался от использования электричества.

Обзор инструментализации виталистических теорий будет неполным без упоминания Вильгельма Райха (Wilhelm Reich, 1897–1957). Райх родился в Австро-Венгрии и вырос в немецкой культурной среде. После окончания медицинской школы Венского университета в 1922 он был первым клиническим ассистентом Зигмунда Фрейда. В этой связи теория Райха тесно связана с психоанализом, в особенности с ролью сексуальности [212]. Судьба самого Райха достаточно трагична: в 1927–1929 годах из-за конфликта с Фрейдом он переезжает в Берлин, в 1933-м из-за прихода Гитлера к власти он вынужден переехать в Данию, а затем в Норвегию, в 1939-м он переезжает


Рис. 15. (а) электростатический излучатель Коршельта [209]; (б) спиральный излучатель Коршельта, рисунок из германского патента № 69340 (Oscar Korschelt. Ein Apparat f?r therapeutische Zwecke ohne bewusste Suggestion), 1891 г.


в США, где в 1947–1955 годах у него возникают серьезные конфликты с властями, в результате чего он попадает в тюрьму, а суд постановляет уничтожить все его книги, разработки, чертежи и готовые приборы. В 1957-м он умирает в тюрьме от сердечного приступа. Райх подвергался непрерывным нападкам прессы как в европейский, так и в американский период жизни. Даже в настоящем, более чем через 60 лет после его смерти, ведется очень поляризованная дискуссия между сторонниками и противниками Райха в таких ведущих научных журналах, как «Nature» [213].

Райх в 1939 году ввел в обращение Оргон, который находится в классическом русле виталистического «флюида» [212]. По Райху, Оргон – это универсальная «энергия», которая делает отличными живые и неживые объекты и которую, по его словам, он наблюдал в Бионэксперименте [214]. Мы хотели бы остановиться на двух моментах – методах накопления и управления этим флюидом, что делает работы Райха отличными от работ его предшественников. Как указано в [215], Райх наблюдал эффект, когда «высокопроникающее» излучение притягивалось металлическими объектами и сразу же излучалось в окружающее пространство, в то время как органические материалы поглощали это излучение и накапливали его в себе. Описывается эффект, когда источник излучения (бионическая культура) был убран, однако на этом месте по-прежнему осталось излучение [215, p. 19]. Принцип многослойных органических и металлических материалов для накопления излучения используется в так называемом оргонном аккумуляторе (см. рис. 16). Райх пришел к заключению, что излучение культуры бионов и некая энергия, рассредоточенная в пространстве и накопленная в аккумуляторе, является одной и той же «энергией». Также интересным моментом является разделение материалов на «позитивные» и «токсичные»: например, алюминий, медь, полиуретан, дерево, по Райху, являются «токсичными», сталь, шерсть, акрил, воск, вода – «позитивными» (этот перечень материалов поддерживается не всеми современными авторами). Считается, что аккумуляторы взаимодействуют с окружением, и поэтому не рекомендуется использовать их вблизи электрических приборов и источников ЭМ-полей. Также Райху принадлежали исследования в области так называемого «мертвого или смертельного оргона» (DOR – Deadly Orgone Radiation), когда некоторые «токсичные» материалы, помещенные в несколько вложенных друг в друга аккумуляторов, создавали поле, в котором развивались биологические патологии [216].


Рис. 16 (а) структура оргонного аккумулятора Райха: a – целотекс (звукопоглощающий картон), b – органический материал (шерсть, хлопок), c – металлический материал (стальная вата, тонко спрессованная стальная стружка), d – гальванизированная листовая сталь; (б) пример оргонного аккумулятора.


Вторая интересная работа Райха касается метода управления «высокопроникающим» излучением на расстоянии. Райх наблюдал, что циклические изменения в аккумуляторе связаны с погодными условиями. Была разработана своего рода антенна (так называемый Cloudbuster), состоящая из полых металлических труб, один конец которых погружен в воду, а второй направлен на интересующий участок неба. По Райху, зоны повышенной и пониженной концентрации позитивного и негативного оргона в атмосфере могут быть сбалансированы на расстоянии с помощью этой антенны [217]. Как эффект наблюдается уменьшение или увеличение осадков. Считается, что этот принцип может применяться не только для атмосферных явлений, но и в любых других методах дистанционного воздействия. Прибор Райха был повторен множеством экспериментаторов [218]. Однако мы встречаем довольно разные объяснения принципа работы – от непосредственного изменения атмосферного оргона до информационной модуляции атмосферы – и разные модификации самого устройства. На рис. 17 показана схема прибора с использованием оргонита – сочетания металлических опилок, кристаллов и различных спиралей, залитых в пластик определенной формы.

В связи с методикой дистанционного управления «высокопроникающим» излучением имя Райха упоминается сторонниками американских теорий заговоров в «Phoenix» и других психотронных проектах 40–70-х годов в США (см. www.openthematrix.org/project-phoenix/, www.crystalinks.com/montauk.html).

В заключение нужно отметить большое сообщество любителей и профессиональных исследователей, занимающихся дальнейшей разработкой как исходных приборов Райха, так и новых вариантов «оргонных генераторов» [213; 219]. Поскольку оргонная концепция Райха является последней из разработанных виталистических теорий (по отношению к Месмеру и Райхенбаху), большинство современных авторов использует ее для обоснования принципов работы их приборов. Это объясняет множество самых разнообразных современных «оргонных генераторов». Далее в книге еще мы коснемся этих разработок в контексте «эффекта форм».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11