Сергей Глезеров.

Северные окраины Петербурга. Лесной, Гражданка, Ручьи, Удельная…



скачать книгу бесплатно

Зимой 1902 года дружине удалось приобрести конный выезд – получить в пользование двух лошадей. Георгий Кертлинг все свободное от службы в банке время отдавал пожарной дружине. Поскольку финансовых средств в дружине имелось крайне мало, «охотники» делали все, что возможно, своими руками. Чтобы усилить средства дружины, в 1903 году организовали оркестр. Большинство дружинников обучились игре на каком-либо инструменте, а Георгий Кертлинг освоил игру почти на всех духовых инструментах. Он даже сам обучал любителей-оркестрантов, насколько позволяло его умение.

Оркестр играл на всех вечерах дружины, на спектаклях частных устроителей и на различных торжествах. В 1908 году оркестр целое лето выступал на сцене у Серебряного пруда. Однако Георгию Кертлингу оркестр доставлял не только радости, но и много хлопот. «Оркестр должен был играть 2–3 раза в неделю, каждый раз в количестве 12 человек, – говорилось в юбилейном альбоме Георгия Кертлинга. – Дружинники, которые входили в состав оркестра, по самым разным причинам временами не могли все играть, поэтому оркестр приходилось дополнять наемными силами. Наемным музыкантам надо было одеть форму дружины, надо было, следовательно, уследить, чтобы они вели себя вполне прилично. Среди них были большие любители выпить, и Г.М. постоянно приходилось бороться с этим неуместным злом».



В 1902 году Лесной пожарной дружине удалось получить в пользование двух лошадей, а затем еще увеличить иконный парке. Из юбилейного альбома Г.М. Кертлинга


Нередко наемных музыкантов найти не удавалось, а своих не хватало, в то же время администрация театра требовала, чтобы оркестр состоял непременно из 12 человек. Тогда Георгию Кертлингу приходилось уговаривать неиграющих садиться в оркестр и имитировать исполнение – «дуть в трубу» – таких оркестрантов называли «гробами». Тем не менее и в таких анекдотических ситуациях оркестр, как ни странно, звучал вполне достойно, к общему удовольствию администрации театра, публики и даже правления дружины.

Со дня своего основания Лесная пожарная дружина, а после Лесное добровольное пожарное общество не раз меняли свое помещение, ютясь в сараях, предоставляемых местными домовладельцами. Все это время дружинники собирали средства на покупку земли и строительство пожарного депо. Наконец, накопив денег, приобрели участок земли, где сами дружинники пилили деревья и корчевали пни. Торжественная закладка здания пожарного депо состоялась 6 августа 1911 года.



Учения пожарных Лесной дружины. Из юбилейного альбома Г.М. Кертлинга


В празднике участвовали жители Лесного, правление и команда Лесного добровольного пожарного общества, члены этого общества и представители других пожарных организаций. С тех пор день 6 августа отмечался как годовой праздник Лесной пожарной дружины, с молебном, парадным учением команды и торжественным застольем с бесконечными тостами.

Как с иронией отмечалось в юбилейном альбоме Г.М.

Кертлинга, на таких мероприятиях выпивки бывало сверх меры. «Большинство пожарников плохо руководило своими действиями. В день закладки к концу торжества двое из дружинников совсем плохо себя чувствовали, а уходить домой не хотелось, хотя за ними прибыли их жены. Сняли с них пожарную форму и принялись уговаривать отправиться домой – ничего не выходило. На помощь пришел Георгий Максимилианович. Поставив этих неудачных праздничных дружинников по команде „смирно“, он скомандовал им: „По домам шагом марш!“. Команда подействовала. Привыкшие к послушанию, сильно пошатываясь, злополучные члены-охотники отправились домой. Однако вскоре сбились с ноги и вернулись обратно. Приходилось несколько раз устанавливать их „смирно“ и командовать „шагом марш“, пока они смогли благополучно утащиться домой».



Депо Лесной пожарной дружины на Малой Кушелевке. Из юбилейного альбома Г.М. Кертлинга


…К тому времени, чтобы жить поближе к пожарной дружине, Кертлинги переехали с Широкого переулка на Большую Спасскую, в дом № 44, совсем рядом с Гражданкой. Это был двухэтажный деревянный дом между Прибытковской и Беклешовской улицами. Здесь, в квартире Кертлингов, существовала своего рода «пожарная традиция»: по вечерам дружинники нередко собирались у Кертлингов и обсуждали за чаем пожарные дела. Здесь же проходили репетиции спектаклей, устраиваемых добровольными пожарниками для сбора средств на содержание Лесной дружины.

Еще 27 мая 1907 году на общем собрании членов дружины Георгия Кертлинга избрали помощником начальника Лесной пожарной дружины. Как говорилось впоследствии в юбилейном альбоме, с этого времени он «стал руководителем дружинников как на пожарах, так и на ученьях, являясь всегда своим примером образцом служения ближнему на пожарном поприще».

Среди документов семейного архива потомков Кертлинга хранится удостоверение об участии Георгия Кертлинга в тушении 62 пожаров. «Если случайно какой-нибудь пожар был пропущен, потому что Г.М. был на службе в банке или по другой причине, – говорилось в юбилейном альбоме, – то, как только узнавал о бывшем пожаре, он сразу отправлялся в дружину, дабы помочь привести в порядок пожарный инвентарь, высушить рукава и т. д. О пропущенном пожаре сожалел ось как о большом упущенном счастье».




Дружинники Лесной пожарной дружины. Фото начала 1900-х годов. Из юбилейного альбома Г.М. Кертлинга


За время с основания Лесной пожарной дружины до избрания Георгия Кертлинга помощником начальника команды, то есть с 1902 по 1907 год, дружина выезжала на пожары и тревоги 229 раз. Дружинники тушили пожары главным образом в Лесном, но выезжали также на Гражданку, в Ручьи, Удельную и Сосновку.

Среди крупных происшествий, в которых принимала участие Лесная пожарная дружина за это время, были пожары хлебных амбаров в лесу по дороге на мызу Ильинскую 7 мая 1906 года, возгорания Ланской гостиницы 9 июня 1906 года, дома по Дороге в Гражданку и Троицкой церкви на Большой Спасской улице. В 1912 году Георгий Кертлинг лично принимал участие в тушении пожара дома на углу Дороги в Гражданку и Ивановской улицы, где пришлось проработать около 30 часов.




Дружинники Лесной пожарной дружины. Фото начала 1900-х годов. Из юбилейного альбома Г.М. Кертлинга


За самоотверженную службу Георгий Кертлинг получил немало наград и поощрений. В 1908 году ему дозволили носить серебряный нагрудный знак Российского пожарного общества и пожаловали серебряную медаль «За усердие» на Станиславской ленте. Обыватели Лесного и правление Лесной пожарной добровольной дружины вручили Кертлингу именную почетную каску, а в день 15-летия основания дружины 6 августа 1917 года – почетный топорик.

Первая мировая война тяжело сказалась на делах пожарной дружины. Многих дружинников мобилизовали в армию, а средств на пожаротушение выделялось меньше. В 1916 году Александра Кертлинга, как германского подданного, выслали из России. (В дальнейшем он жил в Германии и умер 7 сентября 1941 года в Берлине.) Георгия Кертлинга это не коснулось – он еще в 1904 году принял русское подданство.

Тяготы войны совпали с семейными проблемами Георгия Кертлинга. В 1914 году Георгий Кертлинг, по настойчивому настоянию семьи, переехал жить в Петроград, сдав должность помощника начальника команды Лесного добровольного пожарного общества, оставаясь в ней только членом правления. Без него команда сразу же захирела, да и самого Георгия Кертлинга угнетал этот поворот стези. Долго так не могло продолжаться, и супруга Георгия Кертлинга уступила, вновь отпустила мужа в Лесной, где он вернулся на прежнюю должность. Вновь закипела работа.

Тем не менее возвращение оказалось недолгим: в 1917 году, уже после Октябрьской революции, в середине ноября, судьба Георгия Кертлинга круто изменилась: его пригласили на должность брандмейстера Коломенской городской пожарной части, где Георгий Кертлинг превратился, наконец, из добровольного дружинника в профессионального пожарного.

Лесновские дружинники очень горевали, потеряв блестящего руководителя. На прощание они преподнесли ему модель ручной пожарной машины и избрали «почетным стариком» команды Лесного добровольного пожарного общества.



Лесная пожарная дружина на учениях. Из юбилейного альбома Г.М. Кертлинга



Учения пожарников Лесной дружины. Фото начала 1900-х годов. Из юбилейного альбома Г.М. Кертлинга


С уходом Георгия Кертлинга дружина быстро распалась. Из-за плохого корма и недосмотра пали лошади, а дружинники стали уходить из команды. Без Георгия Кертлинга работа не налаживалась, и к осени 1918 года он, будучи еще в составе правления, лично передал инвентарь Лесной добровольной пожарной дружины в образовавшуюся в Ново-Саратовской немецкой колонии на Неве пожарную дружину. Отдал во временное пользование, надеясь на то, что, может быть, Лесная дружина еще сможет возродиться…

В 1920 году Георгия Кертлинга перевели в Казанскую часть, где он проработал в должности начальника 5 лет. В 1925 году его назначили на должность начальника Васильевской пожарной части, где он продолжал самоотверженно трудиться в течение 12 лет – до самой смерти. Новые власти по достоинству оценили заслуги Кертлинга на пожарном поприще: в 1921 году его наградили серебряными часами, в 1922-м – металлическими часами, в 1928-м – «почетным топориком», а в 1931-м – нагрудным золотым знаком Наркомхоза.

Когда в 1923 году сослуживцы поздравляли своего начальника с 25-летием службы в пожарной охране города, они подарили ему серебряный портсигар и юбилейный альбом фотографий с жизнеописанием. В 1980-х годах потомки Георгия Максимилиановича передали этот альбом в Музей пожарного дела, размещенный в пожарной каланче на Большом проспекте Васильевского острова. Умер Кертлинг в 1936 году в возрасте 53 лет от увечий, полученных на службе. Его похоронили на Красненьком кладбище, на том месте, где позднее провели аллею. Вдова хлопотала о получении персональной пенсии, но ей отказали «за отсутствием у покойного особо выдающихся революционных заслуг»…

* * *

Еще одна пожарная команда Лесного базировалась в Политехническом институте. Она возникла с самого момента образования Политехнического института и состояла из трех человек. Кадры пожарной команды политехников формировались чаще всего из Гражданской добровольной пожарной дружины.

Размещалась пожарная команда политехников в первом этаже дома рабочих и служащих («красный дом») и занимала две комнаты, в одной из них находился дежурный, а в другой – различное имущество. Движимым имуществом команды была ручная телега с бочкой, насосом и рукавами. Все это хранилось во дворе «красного дома». Все пожарные проживали в этом же доме и за жилье не платили.



Лесная пожарная дружина после тушения очередного пожара



Лесная пожарная дружина на учениях. Из юбилейного альбома Г.М. Кертлинга


В таком виде пожарная команда просуществовала до 1928 года, когда ее штат увеличили до девяти человек. В 1936 году пожарную команду перевели в подвал химического корпуса, а через три года вместо телеги с бочкой купили пожарную машину, которая стояла в гараже, расположенном между «красным домом» и первым учебным корпусом.

Коммерческое училище

С середины 1890-х годов местная «лесновская» общественность постоянно обсуждала проблему устройства здесь среднего учебного заведения. В августе 1896 года, по инициативе дачевладельца И.В. Гаврилова, группа постоянных жителей обратилась в «Общество содействия благоустройству местности Лесного» с заявлением о необходимости «открыть в Лесном гимназию или прогимназию». Предложение долго обсуждали, но решение так и не приняли. В конце 1899 года крупные дачевладельцы вновь пришли к заключению, что отсутствие среднего учебного заведения является тормозом к дальнейшему развитию этого пригорода. Ближайшая к Лесному 11-я классическая гимназия располагалась на расстоянии шести верст.

2 февраля 1902 года избрали «Временный комитет по открытию в Лесном мужского среднего учебного заведения» под председательством директора Политехнического института князя Андрея Григорьевича Гагарина. Одной из основных задач комитета являлся сбор средств для первоначального обустройства училища и ходатайство перед Министерством земледелия и государственных имуществ об отводе для него участка земли. Спустя почти полтора года для постройки учебного заведения отвели участок на углу Малой Объездной улицы и Институтского проспекта. Вскоре Комитет приобрел у Дома призрения душевнобольных в Удельной две предполагавшиеся под снос деревянные постройки. Их разобрали и перевезли в Лесной.

Для составления программ и выработки учебных планов училища, поступившего в ведомство Министерства финансов, Комитет создал специальную Педагогическую комиссию. Председателем ее избрали профессора Политехнического института геолога Ф.Ю. Левинсона-Лессинга, в состав вошли профессор Политехнического института В.И. Станевич, геолог Главного управления уделов П.А. Ососков и др. Комиссия взяла за основу программу Тенишевского училища. В разработке учебного плана принимали участие многие петербургские педагоги, в том числе профессор Петербургского университета историк И.М. Гревс и председатель педагогического совета гимназии Стоюниной В.А. Герд.

Коммерческое училище в Лесном имело целью «дать ученикам законченное общее образование, подготовить их к сознательному прохождению курса в высших учебных заведениях; развить в них самодеятельность, трудолюбие и истинный интерес к знанию». Предполагалось, что «в целях развития в учениках чувства долга и сознания своих обязанностей, в школе не должны применяться ни награды, ни наказания, ни вообще всякого рода меры внешнего воздействия на ученика, чтобы заставить его заниматься».

В процентном соотношении количество часов, отведенных на преподавание общеобразовательных дисциплин в училище, выглядело так: словесные (44 %), математические и естественно-исторические (39 %), искусство (17 %). К последнему относились рисование, черчение, чистописание, пение, ручной труд и лепка. «Специальными» предметами, преподававшимися в последнем классе, являлись коммерческие география и арифметика, бухгалтерия, товароведение, политическая экономия и законоведение.

Училище открылось 14 сентября 1904 года. В его Попечительный совет вошли члены правления «Общества распространения коммерческого образования в районе Лесного» (оно возникло взамен временного Комитета), а также научные работники и педагоги, связанные с Политехническим и Лесным институтами.

В училище действовало самоуправление, даже директор переизбирался каждые четыре года. В отличие от традиционных гимназий, с 1906/07 учебного года ввели совместное обучение мальчиков и девочек, что считалось в ту пору рискованным новшеством.



Ученики Коммерческого училища в Лесном. Фото 1912 г. (из архива потомков В.В. Брусянина)


Все учащиеся носили форменную одежду – тужурку «австрийского образца», брюки и однобортный мундир черного сукна со стоячим воротником, застегивавшимся на девять гладких золоченых пуговиц. Форма включала черную фуражку с козырьком «по образцу, установленному для гражданских чинов военного ведомства». На ее околыше помещалась золоченая эмблема торговли – жезл Меркурия. Для девочек приняли форму воспитанниц женских гимназий Министерства народного просвещения – коричневое платье и черный передник.

Училище отличалось широкой школьной самодеятельностью. Дети печатали на гектографе школьные журналы, объединялись в кружки – художественный, шахматный, гимнастический. Примером «сближения классов» являлся ученический оркестр, в нем участвовали ребята из младших и старших классов. Училище во многом было уникальным учебным заведением, сумевшим аккумулировать в себе передовые педагогические идеи и привлечь многих талантливых ученых и преподавателей.

Активное участие в делах училища принимали Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, историк М.А. Дьяконов, инженер-кораблестроитель К.П. Боклевский, физик В.В. Скобельцин, профессор Лесного института Г.Ф. Морозов. Последний отдал в училище своих детей – сына и двух дочерей, а его жена преподавала в нем рисование.

Некоторые преподаватели Лесного и Политехнического институтов по совместительству стали педагогами Коммерческого училища. Так, знаменитый впоследствии ученый А.Ф. Иоффе в то время работал лаборантом на кафедре физики в Политехническом институте. В середине 1910-х годов в училище преподавал инженер-электрик Виктор Петрович Вологдин – брат знаменитого ученого.

Первым директором училища стал ботаник Леонид Николаевич Никонов, преподававший в нем природоведение. Параллельно с деятельностью в Коммерческом училище он работал и в других известных школах Петербурга – в женской гимназии Стоюниной, гимназии княгини Оболенской, гимназии Таганцевой, написал много научно-популярных книг и учебных пособий по ботанике.

Затем долгие годы директором был почвовед и ботаник Геннадий Николаевич Боч, автор ряда учебных пособий по естествознанию. Свою научную деятельность он начинал ассистентом в Лесном институте, а с 1917 года стал его профессором. В начале 1910-х годов он преподавал также на Стебутовских высших женских сельскохозяйственных курсах и на курсах пчеловодства при Музее Русского общества пчеловодства, находившемся неподалеку, на Новосильцевской улице, а также занимал должность заместителя («товарища») председателя Общества школьного просвещения при Лиге образования.

Должность инспектора Коммерческого училища в Лесном перед революцией занимал Арт Яковлевич Закс – краевед, теоретик и практик экскурсионной работы.

По данным справочника «Весь Петербург на 1911 год», в педагогический комитет Коммерческого училища в Лесном входили, кроме Геннадия Николаевича Боча, преподаватели, одновременно трудившиеся сразу в нескольких учебных заведениях Петербурга, причем весьма уважаемых. Вячеслав Яковлевич Аврамов (потомственный дворянин), кроме Коммерческого училища в Лесном, преподавал также в гимназии Стоюниной и в Лиговских классах черчения, инженер-технолог Андрей Васильевич Кобызев – в С.-Петербургском химико-техническом училище, Георгий Григорьевич Тумим – в Первом кадетском корпусе, Борис Евгеньевич Райков – в женской гимназии Гедда, а Владимир Степанович Иванов – в Земской учительской школе и гимназии и реальном училище К. Мая. Кроме них, в состав педагогического комитета, по данным на 1911 год, входили преподавательница Надежда Васильевна Холодовская и священник Александр Николаевич Филомафитский – настоятель церкви Преображения Господня при отделении Дома милосердия на Большой Объездной улице (ныне улица Орбели).

Остальные учителя Коммерческого училища в Лесном также совмещали свою работу здесь с преподаванием в других престижных учебных заведениях столицы. Юлия Ивановна Менжинская преподавала в женской гимназии Таганцевой, Александр Александрович Эккерман – в гимназии Ольденбургской и в Константиновском артиллерийском училище, Николай Михайлович Соколов – в гимназии и реальном училище К. Мая, Николай Михайлович Васильев – в Демидовской женской гимназии. Николай Петрович Каменьщиков имел звание доктора астрономии Берлинского университета и, кроме Коммерческого училища в Лесном, преподавал в гимназии княгини Оболенской, Морском корпусе, Санкт-Петербургских общеобразовательных курсах и реальном училище Черняева.

Секретарь Коммерческого училища Александра Ивановна Гаврилова трудилась также в Женской профессиональной школе Императорского человеколюбивого общества имени Великой Княгини Татьяны Николаевны. Кроме того, по данным 1911 года, в состав персонала Коммерческого училища в Лесном входило два врача: Евгений Петрович Радин, служивший ординатором городской больницы св. Пантелеймона в Удельной, и Мария Любимовна Кон-Дельбари, трудившаяся также в «Городском Рождественском барачном лазарете в память Государыни Императрицы Марии Александровны».

Как удалось установить, лишь несколько преподавателей Коммерческого училища жили в Лесном. Причем трое из них – А.Я. Закс, Ю.И. Менжинская и М.П. Лекарева – на 1911 год записаны по одному адресу: Старо-Парголовский, дом № 32. Почти половина преподавателей жила на значительном удалении от Лесного – в центре города, а также на Васильевском острове и Петербургской стороне.

Среди преподавательского состава Коммерческого училища не было случайных людей. Практически все учителя – неузарядные личности, оставившие о себе добрую память в сердцах своих учеников. Не стала исключением и учительница географии Анна Николаевна Максимова-Русанова. Она имела блестящее образование, владела несколькими языками. Говорили, что она объездила весь свет, и, по воспоминаниям учеников, ее уроки географии были необыкновенно интересны, поскольку многое, о чем рассказывала, она видела своими глазами.



Анна Николаевна Максимова-Русанова. Фото начала XX века (из семейного архива Г.Ф. Гагариной)


Как иногда бывает в учительском мире, семейная жизнь у Анны Николаевны не сложилась, и она полностью отдавала себя любимой школе и ученикам. Она продолжала работать в училище и после революции, когда его преобразовали в школу № 168. Анна Николаевна была человеком одиноким и после выхода на пенсию осталась одна. Ее племянник – известный историк, профессор Московского университета Сергей Данилович Сказкин – вскоре после войны забрал ее к себе в Москву, и до самой кончины в 1960 году Анна Николаевна жила в его семье.

Правда, Москву она не приняла – родной Петербург-Ленинград постоянно манил воспоминаниями и прежними друзьями. «Суетный Москва город, шумный, – говорила Анна Николаевна, – все для меня там неродное, чужое…» Неслучайно каждое лето, на несколько месяцев, она обязательно приезжала отдыхать домой, в родные «пенаты» – в любимое, милое сердцу Лесное, с которым связаны многие годы ее жизни. Останавливалась Анна Николаевна на это время у своей ученицы Марии Александровны Гагариной в доме на улице Пропаганды.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Поделиться ссылкой на выделенное