Сергей Аредаков.

С волком в душе



скачать книгу бесплатно

– Ты ошибся Борзыня, этот глупец угрожал не мне. Хочешь, верь, хочешь нет, но это тебя, он посчитал сопливым юнцом.

Принц перестал напирать на чернявого и сильно тряхнул головой. Видимо таким образом, он всё-таки включил мыслительный процесс.

– Ха! Да не может этого быть, он что, совсем сумасшедший? – удивлению принца не было предела.

– Да конечно, иначе и быть не может. Вон, хоть сам у него спроси – задорно усмехнулся чернявый и не заметно для принца, продемонстрировал валяющемуся на земле барону кулак.

Но видимо, окончательно взяв принца под свой контроль, чернявый отдал чёткий и недвусмысленный приказ:

– Мечникам отходить к обозу, всем поголовно и немедленно.

Стоящие тупым клином здоровяки, не меняя свирепых физиономий, дружно развернулись и пошли к лесу. Некоторые из них, ещё продолжали грозно порыкивать, но не один даже не оглянулся.

Чернявый добродушно ощерился и почти весело высказался:

– Нас, совершенно невежливо перебили. Так на чём же, мы тогда остановились?

И не дожидаясь ответа, сразу сделал щедрое предложение:

– Чтобы сгладить досадное недоразумение, предлагаю пятьдесят процентов трофеев. Проявляю такую невиданную щедрость, в счёт будущих совместных боёв. Ну, а если таковых всё же не случится, то выпейте за наше здоровье на досуге.

Услышав очень выгодное предложение, гвардейцы сразу сменили гнев на милость и без лишних церемоний и политесов, деловито приступили к справедливому дележу добычи. Оставшись с чернявым пареньком наедине, сотник доверительно ему выложил:

– Давно я так не пугался, аж молодость лихую вспомнил. Это конечно не моё дело, но что-то принц Матео, совсем бесноватым стал. Как вы, его сами не боитесь?

– Моя вина, немного отвлёкся на девушку, уж сильно красивая попалась, но лирику в сторону. До паромной переправы через Изумрудную, ещё не менее двух дней скорого марша, а все окрестности восточного тракта, буквально кишат лихими людишками и разведывательными отрядами Шанайцев. Так, что удачи тебе сотник второй тысячи – совсем по-доброму сказал чернявый и убежал в лес.

Только в этот момент, Адвиг окончательно успокоился и твёрдым голосом приказал двигаться дальше.

Любвеобильный барон Изандр упорно молчал до самой темноты, в гордом одиночестве переживая конфуз своей благородной чести.

Очень романтичная и сильно впечатлительная Бонита Фернандес, брезгливо поменяла опруженные портки и беззаботно улыбнулась. Сегодня, в довольно активной жизни герцогини, выдался самый запоминающийся день на её девичьей памяти.

Глава 2

Результатами сегодняшних боёв, Лекса остался вполне доволен. Всего один тяжёлый и четверо легкораненых, а его люди уничтожили более сотни Шанайцев. Пусть из засады и с заранее пристрелянных позиций, но факт имеет место быть. Трофеев нахапали столько, что и за завтра не успеют вывезти. Самый «хлебный» момент для свободного поселения Волчий Стан, это когда война империй доходит до Изумрудной, а потом опять поворачивает вспять.

Тогда добыча, просто сама идёт в руки, только знай себе шевелись, да набивай склады трофеями. В этом году, оперативно-тактический отряд Лексы достиг семидесяти особей и стал реальной угрозой для всех, кто передвигался по восточному императорскому тракту, между двумя великими реками. А ведь каких-то пять лет назад, у него не было ничего. Вообще ничего, ноль. Не было ни семьи, ни родины, ни друзей, пустота, хотя, если быть до конца честным, то друзья всё же были. С ним жили одной судьбой, серый лесной хищник и очень маленькая девочка. Сперва, его даже в деревню не пускали, поэтому приходилось жить за дальним выпасом. Первые свои годы в этом мире, Лекса провёл вечно голодным, частенько битым и всеми презираемым. Крестьянский быт, был и так тяжёл, да своих голодных ртов ещё полно, поэтому кормить приблудшего мальца желающих не нашлось. Самым трудным был первый год и чтобы просто не сдохнуть от голода, он наловчился отбирать еду у деревенских собак. Стоило Лексе строго уставиться на них, как псы сразу добрели и чуть ли не сами, отдавали ему свою добычу. Один старый барбос, преспокойно поживающий в надёжно огороженном дворе старосты, вообще не начинал есть, пока Лекса не пошарится в его миске. Когда он умер, хозяйская дочка продолжила раз в день, выставлять на огород чашку с едой. С тех пор стало намного легче, а жизнь превратилась из невыносимой пытки, в кошмар средних размеров. Используя свой талант влияния на животных, Лекса смог приручить раненого кем-то волчонка и поселил его в своё жильё. Обычная нора, вырытая в крутом берегу лесной реки, уже третий год служила ему надёжным кровом. Когда квартирант подрос, они стали вместе с ним охотиться. Ещё через год, сердобольная дочка старосты, обнаружила рядом с пустой миской, огромную оленью ногу. Лекса всегда помнил проявленную к нему доброту, но и обиды не забывал. С его многочисленными обидчиками, постоянно что-то происходило неприятное. То собственная собака покусает, то соседская корова боднёт, а то и птицы обгадят. Наказание зависело от степени тяжести проступка и хоть никто не погиб из-за этого, но на четвёртый год его пребывания здесь, понапрасну задирать Лексу перестали даже взрослые. Вот именно в это время, в его жизни и появилась Ева. На очередной охоте, совместными усилиями с волком, смогли добыть молодую козочку. Напившись свежей крови, человек и зверь одновременно рыгнули и прилегли перевести дух. Первым чухнулся Клык, глухо зарычав, он вдруг вздыбил загривок и стремглав ломанулся в чащу. Лекса тоже насторожился, сильно расслабляться в лесу опасно для здоровья. Совсем недавно, он спёр у местного кузнеца металлическую полоску и провозившись с ней несколько дней, сделал себе подобие ножа. Взяв в руки оружие, Лекса осторожно двинулся на звуки какой-то непонятной суеты. То, что он увидел, просто взорвало его мозг. Схватив маленькую девочку за рыжие волосы, Клык азартно тащил её к нашему привалу. Ребёнку было около шести лет, но она не плакала и даже не подавала признаков волнения. Нет, эмоционально она себя проявила, но только после того, как волк допёр её до убитой козы. Ох, как она его грозно отчитывала, даже пыталась схватить за ухо, но Клык тоже не мальчик для битья. Злобно щёлкнув челюстями, волк ретировался за спину Лексы и уже оттуда, очень неуверенно порыкивая, продолжил давать оборотку нахалке. Девочка подобрала с земли камушек и неуклюже размахнулась. Перед её курносым носишкой, уверенно материализовался кулак Лексы и она сразу заискивающе улыбнулась, но камень не выбросила.

– Это, Клык. Он мой компаньон и товарищ. Обижать его, не позволю никому. Если поняла меня, то лучше отвечай, или хотя бы кивни – очень сурово наехал Лекса и покосился на камень.

Девочка разжала кулачок и подтверждающе кивнула лохматой головой. Затем, быстро защебетала на незнакомом языке, а потом чуть помедленнее по Шанайски:

– Я вам что, коза какая-нибудь, чтобы меня за волосы по лесу таскать?

– Нет конечно, ты просто маленькая лесная ведьма, которую боится даже мой бесстрашный волк, а вот я, нет. Так, что вали обратно туда, откуда появилась и не порть мне зверя – продолжил накат на Россарийском языке, примерно восьмилетний Лекса.

– Если ты бросишь меня в лесу одну, то убьёшь насмерть. Теперь моя жизнь в твоих руках – в ответе девчонки, появились чрезмерно настырные интонации.

От такого бесцеремонного заявления, Лексу аж пот пробил. Задумчиво нахмурив брови, он заметался вокруг только что добытой козы. «С чего бы это вдруг, ему взваливать на себя ответственность за кого-то ещё? Её ведь кормить придётся, да и защищать тоже, а это ещё большая проблема. Нет, надо гнать маленькую ведьмочку с глаз долой, пока не залезла плотно под шкуру»: мысленно принял, очень мудрое решение Лекса.

– Не нужна ты нам, сами впроголодь живём. А если учесть, что за тебя придётся ещё и заступаться, то не нужна совсем. Сейчас отрежу для тебя кусок козлиной грудины и проваливай с глаз моих – вынес жёсткий вердикт Лекса и приступил к выполнению своего обещания.

Девчонка покладисто промолчала и скромно присела в ожидании куска мяса, чем очень порадовала его. Расстались без истерик, пускания слёз и … Да просто ухватились с Клыком за добычу и дружно попёрли к своему жилищу, а она осталась на месте. Уже возле норы, козу аккуратно разделали и слегка подкрепились сырым мясцом. Остатки спрятали в глубине логова и сильно довольные жизнью, не особо спеша поплелись к деревне. Аиша суетилась в своём безразмерном огороде, поэтому сразу отозвалась на условный сигнал:

– Лекса, выходи не бойся. Ни отца, ни братьев, дома сейчас нету.

В тридцати шагах от неё, из высокой ботвы показались две проказные мордочки. Девушка озабоченно всплеснула руками и испуганно затараторила:

– Просила же зверя не брать с собой, вдруг увидит кто. Мне тогда, от отца так влетит, что о-го-го.

– Мы тебе тут, ногу козлиную притащили. Это Клык, сегодня поутру её добыл – совершенно беззаботно ответил Лекса и взял из волчьей пасти, заднюю ляжку козы.

Сразу изменившись в лице, Аиша с опаской зыркнула по сторонам и крепко ухватив подношение, споро потащила его домой. Миску с приятно попахивающей кашей, первым обнаружил Клык и радостно рыкнув, сожрал ровно половину. Лекса, придирчиво оценил результаты дележа и оставшись довольным увиденным, не менее быстро, слопал свою половину каши, а ведь бывало и до драки дело доходило. Торопиться было некуда, поэтому расположились на отдых, прямо в тени фруктового деревца. Его плоды были мелкими и нестерпимо кислыми. Если сам Лекса, нет-нет да кривил лицо, жуя красивые с вида ранетки, то Клык отказался от них раз и навсегда. Не успели сомкнуть глаза, как прибежала Аиша с пузатой крынкой полной молока.

– Матушка моя, велела вам кланяться. Благодарила за мясо и особо за коровок наших. После того, как ты с ними поговорил, они стали давать молока на четверть больше – девушка прямо светилась довольством и позитивом.

Налегке выдув половину подгона, Лекса недовольно посмотрел на горлышко крынки и попросил девушку:

– Полей мне на ладошки, а то у Клыка, морда в кувшин не влезает.

За этот год, девушка незаметно привыкла к лесному хищнику, поэтому выполнила просьбу совершенно безбоязненно. Зверь вёл себя настолько разумно, что её старший брат, мог только ему позавидовать.

– Заметь, тебе даже чуть больше досталось. – Наставительно объяснил Лекса волку, а потом безразлично спросил девушку – Ты случайно не слышала, в округе девочки маленькие не пропадали?

– Не-а, чур на тебя – Аиша укоризненно махнула на него рукой.

Пока Лекса формулировал следующий вопрос, дочка старосты изменилась лицом и как-то таинственно прошептала вопрос:

– А у неё волосы, случайно не красного цвета?

Мысленно восстановив образ лесной незнакомки, Лекса уверенно ответил:

– Да нет, просто сильно рыжая.

– Подожди меня здесь, я сейчас – радостно выкрикнула Аиша и задала такого стрекоча, что даже волк удивился.

Всё-таки бабы народ странный, что раньше не мог их понять, что сейчас. Вывод напрашивался только один; их создали не из ребра Адама, а из инопланетных генов. Хотя впрочем, сейчас он и сам был инопланетянином. Тьфу ты, мысленно плюнул Лекса через левое плечо и стопроцентно должен был попасть, прямо в морду своему бесу. А как он хотел, не всё коту масленица. Его высоко-материальные размышления были бесцеремонно прерваны, слегка хрипловатым голосом Аишиной мамаши:

– Если приведёшь девочку на наш огород, то я накормлю вас всех троих. Да и из одежды чего-нибудь подберу.

Эту здоровущую тётку, Лекса видел только издалека, при этом побаивался её на подсознательном уровне. Один раз он отчётливо наблюдал, как она жёстко лупасила своего старшенького и оказаться на его месте, почему-то упорно не желал. Быстренько отбежав метров на двадцать, под прикрытием свирепо рычащего Клыка, он сначала убедился, что теперь сможет беспрепятственно сбежать и только тогда заговорил:

– Так это, тётушка Данаб, прогнал я её. Самому жрать бывает нечего, а тут ещё эта нарисовалась.

– Чего он там болтает, ничего уразуметь не смогла? Кого нарисовали-то? – жена старосты, даже разочарованно всплеснула руками.

– Я же тебе рассказывала, что он совсем странный и разговаривает необычно. А вообще, Лекса хороший и очень добрый – попыталась всё же заступиться Аиша.

– Ну и ладно, поговори тут с ним ещё немного, да мигом домой – сначала покладисто произнесла Данаб, а потом строго взглянув на волка, погрозила ему приличных размеров кулачком.

Клык благоразумно промолчал, хотя и не перестал прикрывать меня своим телом. «Вот ведь красавчик, даже такой танк его не испугал»: реально восхитился Лекса и благодарно почесал волчару за ухом.

– Фу-у, пронесло вроде. А лесовичку всё-таки приводи, если она окажется благостной, то уж голодать, вы больше не будете точно – на одном дыхании выдала Аиша и ходко убралась с огорода.

Долго размышлял Лекса, почти всю обратную дорогу до логова, но так и не смог понять смысла сюжета. А раз не понимаешь, то нужно благополучно забыть об этом и попытаться выжить, аккуратно двигаясь другими тропами.

Как обычно, первым забеспокоился Клык и судорожно прижав уши, застелился над землёй. В руке Лексы уже блеснул самодельный нож, как он почувствовал дым костра. Даже не самого костра, а аромат жареного мяса. Опочки, кто-то пробрался в логово и украв их мясо, внаглую жарит его. За такой беспредел, стоит спрашивать очень жёстко, иначе придётся менять место жительства. Осторожно выглянув с обрывистого берега, Лекса досадливо фыркнул и смело поднялся во весь рост. Прямо у кромки воды, старая знакомая ведьмочка, беззаботно жарила мясо и что-то весело напевала на незнакомом языке. «Ну, сейчас я тебе устрою хорошенькую взбучку»: почти радостно подумал Лекса и тут же услышал, как совсем рядом, Клык схватился с кем-то серьёзно драться. Сразу забыв про девчонку, он стремглав бросился на помощь товарищу. «Опять этот противный волчара пожаловал, одного раза ему мало показалось, припёрся ещё люлей отхватить»: мысленно возмутился Лекса и смело кинулся в бой. Больше отвлекая, но всё же иногда, тыкая зверя в задницу ножом, Лекса впрягся за своего другана. Приободрённый поддержкой Клык, заметно усилил натиск и серый разбойник сразу задал дёру. Для соблюдения приличий, пробежались за ним с километр-другой и очень гордые своей новой победой, неспешно вернулись к логову. Там их уже ждала рыжая девочка, с зажатой в руке каменюкой.

– Ты не обижайся на этого волчка, потому что глупее него, только твой серый дружок – девчонка демонстративно бросила камень и спокойно вернулась к жарке мяса.

Ещё та, малолетняя коза, жарит на костерке настоящую козу, а голова почему-то трещит у Лексы. Клык вон тоже, замер в нерешительности и не знает, что делать дальше. «Всё-таки надо её отлупить для начала, а там посмотрим»: наконец-то принял решение Лекса и … Спать им пришлось на улице у костра, Ева категорически отказалась от их благородного общества. Аргументировав своё требование тем, что от них сильно мерзко воняло. Ага, а без нас, в логове пахнет французскими духами. Вот помёрзнет ночью одна, так сразу одумается. Климат здесь конечно тёплый, но градусов до пятнадцати плюса, иногда всё же опускается. Весь следующий день, был полностью посвящён рытью новой норы. Работали с Клыком по очереди, а уже под самый вечер и даже совместно. Новое жильё нам понравилось, выкопали его более просторным и глубоким. Полюбовались и отправились в старое, Ева нас выселила оттуда, не дав даже раскатать, как следует свои губы. Лично сам Лекса, находился в глубочайшем психологическом нокауте. Он абсолютно не мог на неё злиться, то есть злиться-то конечно мог, но дальше этого, дело почему-то не шло. С Клыком творилось, приблизительно, то же самое, волк даже позволял ей чесать у себя за ушами, а от такой картины, Лексу настойчиво брала за жабры ревность. В общем и целом, капитулировали оба и походу навсегда. Следующим днём, уже назло Еве, расширили и углубили старую нору и даже натаскали в неё такой же пахучей травы, но вонять от этого лучше не стало, мясо же не будешь на улице хранить. В деревне появились только на третий день и сразу отправились к дому старосты. Аиша, как обычно торчала в огороде и сразу откликнулась на условный свист:

– Ну наконец-то ты появился, а то я беспокоиться уже начала.

– Это почему ещё? – просто опешил от такого признания Лекса и засветился в двадцати шагах.

– Ну как же, мне ведь тебя жалко, как-никак человек. Совсем сиротой неприкаянной растёшь – у Аиши даже глаза повлажнели.

«Конечно неожиданность, но зато какая приятная, хоть один человек в этом страшном мире, проявляет к нему жалость и милосердие. Дай бог, расплачусь со временем»; мысленно подумал Лекса, а вслух сказал:

– Не так давно, ты просила привести красноволосую девочку. Так она сейчас здесь, прямо в вашем огороде.

– Ой, батюшки мои. Да где же она? – Аиша всплеснула руками, точно копируя свою мамашу.

– Да вон, с курями вашими разговаривает. Теперь они завалят вас яйцами, можешь поверить мне на слово – ничуть не соврал Лекса и указал рукой, куда нужно смотреть.

– Ой, батюшки мои – видимо Аишу реально заклинило на этом выражении.

Дочка старосты, только взглянула на щебечущую с птицами Еву и с завидным проворством побежала к избе. С её грозной мамашей, почему-то общаться не очень-то хотелось и Лекса крикнул вслед девушке:

– Пусть издалека смотрит, а то напугает ещё ребёнка.

Хоть ответа и не последовало, но тётушка Данаб близко не подходила. Поторчав непродолжительное время на самом краю огорода, она вдруг воздела руки к небу и громко вереща скрылась из вида:

– Вот и нам счастье подвалило!

С этого момента, жизнь Лексы круто изменилась. Кошмар средних размеров, уверенно сместился в устойчивое счастье. В ближайшей к деревне рощице, крестьяне поставили небольшую, но главное крепкую и очень уютную избушку. Проблем с питанием больше не было и в помине, а скромная обитель, вскоре была окружена целой стаей горластых кур и даже двумя поросятами. Хуже всех, такое обилие снующей под самыми ногами пищи, перенёс легковозбудимый Клык, но со временем и он пообвыкся. С самого утра, мужчины уходили «держать» лесной район и даже иногда притаскивали домой свежее мясо. Ева, хоть и уходила намного позже, но добычу приносила каждый день, а то и сами крестьяне пёрли дары и всяческие подношения. Так и прожили в беззаботном блаженстве, пока Лексе не исполнилось четырнадцать лет. Бушующая в империях война, всё-таки добралась и до этих глухих мест. Когда произошло нападение на деревню, Лекса с волком уже возвращались с очередной охоты. Добытого между делом зайца, сожрали ещё в лесу, поэтому к своему жилищу, подошли налегке и полными сил. Как обычно, Клык первым почуял опасность и вздыбив серый загривок, сразу устремился в атаку. Их нажитые тяжким трудом богатства, бесцеремонно складывали в мешки, два затянутых в толстую кожу мужлана. Были они при полной воинской сброе, напяленных на голову стальных шлемах и довольно паршивеньких лошадях. Своему противнику, Клык не оставил никаких шансов. Как бежал мимо, так и порвал ему на ходу глотку. Второго Шанайца, он искусно отвлёк и подставил его спину под мои метательные ножи. К этому времени, таких у меня имелось, аж целых три штуки, и не абы чего, а настоящие спецназовские клинки. Для полной уверенности, загнал в солдата все три смертоносных подарочка и только после этого, ужаснулся от происходящего. Еве грозит реальная опасность, она хоть и выглядит совсем ещё ребёнком, но кто их знает, чего можно ожидать от окончательно одуревших вояк, которые годами безнаказанно льют человеческую кровь.

– Без моего приказа, больше вперёд не лезь. В деревню пойдём скрытно, по огородам – Лекса отдал строгое распоряжение и первым побежал к ближайшей ограде.

Нападение Шанайцев ещё только набирало обороты и чем ближе они приближались к дому старосты, тем громче начинали вопить перепуганные крестьяне. Вот уже раздались и первые предсмертные вскрики, видимо мужики попытались сопротивляться, или просто не смогли смотреть, как насилуют их родных. В огромной избе старосты, тоже творилось что-то непонятное. Окно выходящее на огород, ещё не успело толком распахнуться, как из него вывалилась сначала Ева, а потом и Аиша с мамашей. Видимо сам староста прикрывал отход женщин, потому что после непродолжительного шума, он выпал следом за ними, но уже мёртвым. Тётушка Данаб закричала раненой лосихой и схватив какую-то жердину, не позволила вояке вылезть из окна. Девчонки не пробежали ещё и половину огорода, когда мимо них пронеслись два вихря. Совсем ещё мальчишка и матёрый волчище, с первой же попытки уничтожили двух Шанайских воинов и завертелись юлой, помогая Данаб задержать ещё троих. Если Аиша уже перебралась через забор и благоразумно бежала в лес, то Ева вернулась назад и громко крикнула:

– Лекса, посмотри на самого здорового взглядом Змея, пока не стало поздно. Я тебе помогу, даже не переживай.

Находясь на грани эмоционального срыва, Лекса упёрся гипнотизирующим взглядом в здоровяка и почти сразу выпал из реальности. Когда очнулся, то обнаружил себя на руках у тётушки Данаб.

– Вот и молодец, а дальше своими ножками иди, сынок – Данаб аккуратно опустила Лексу на землю.

В двадцати шагах от них, плёлся Шанайский здоровяк с бесчувственным камнем вместо лица и держал в руке окровавленный меч. Машинально поискав метательные ножи, он не обнаружил ни одного и тогда взволнованно крикнул:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7