Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

– Может, с меня запрет снимут? – осторожно предположил Стас.

– А с какой стати? Ты ведь стрелял?

Стас посмотрел на него мрачно.

– Такой случай вышел, они в госпиталь ворвались… И потом, я ведь не в людей стрелял!..

– Ну да, – хмыкнул отец Феоктист. – На крокодилью охоту вышел, точно? Ты об этом вслух не говори, нынче зеленые официально приравнены в правах к людям, а неофициально они еще куда правее.

– Но формально я ведь канона не нарушал!

– Не суетись, – сказал отец Феоктист. – Мы тоже люди, понимаем. Дай времени пройти, там уже посмотрим. Почитай пока на клиросе, и не возникай там с правами. Понял?

Стас кивнул.

– И еще, – отец Феоктист понизил тон. – Ты там посмотри за батюшкой. Если что, так сразу мне докладывай.

– О чем докладывать? – не понял Стас.

– Ходят за ним слухи, – отвечал отец Феоктист. – На проповедях иногда чего-нибудь брякнет, на исповеди тоже… Конечно, нынче у нас полная свобода, но меру знать надо. К чему нам скандалы-то!

Стас невольно качнул головой.

– Это вы мне предлагаете, – переспросил он. – Только что отсидевшему зеку?

– Тебе тоже о репутации подумать надо, – буркнул батюшка. – Если ты и вправду думаешь сан восстанавливать, то покажи свое смирение.

Стас вздохнул, и склонился перед ним в поклоне.

– Спаси вас господи, батюшка. Благословите!

Отец Феоктист не вставая, как это было положено раньше, перекрестил его и дал поцеловать руку.

– Ступай с Богом. Небось, еще увидимся…

9

Стас вышел за ограду управления не испытывая никакого воодушевления. Он, конечно, не ждал, что церковь восстанет против инопланетного засилья, но хотя бы предполагал, что Дома Свиданий у них в запрете. Про эти дома свободной любви он уже наслышался достаточно для того, чтобы отвергнуть эту идею на корню.

Обретя документ о социальном статусе, он обрел некий общий уровень обеспечения, и потому мог себе позволить зайти перекусить. Конечно, роскошный модный ресторан был ему недоступен, но найти вкусную пищу можно было и в общих заведениях.

– Стас! – услышал он вдруг со стороны.

Рядом остановилась роскошная машина, и из нее выбралась столь же роскошная блондинка, не слишком молодая, но вполне привлекательная. Прохожие на улице останавливались, чтобы поглазеть на нее.

– Стас Бельский? – спросила блондинка, снимая очки.

– Мы знакомы? – спросил Стас.

– Заочно, – рассмеялась та. – Я Диана Милонова, подруга Агаты, вашей сестры.

Стас заинтересованно кивнул.

– Она что-то говорила, – сказал он. – Вы меня тут случайно обнаружили?

– Я вас специально искала, – отвечала она.

– Я тронут, – пробормотал Стас обескуражено.

– Спасибо, – она шагнула к нему, и свободно чмокнула его в щеку. – Не смущайтесь, Стас, она рассказала мне про ваш обет безбрачия. Я не собираюсь вас соблазнять.

Стас сдержано вздохнул.

– Уже легче, – отметил он с улыбкой.

– Но познакомиться очень хочу, – сказала Диана.

Стас поднял брови.

– Почему?

Она склонила голову на бок.

– Вы бы не задавали мне такой вопрос, если бы знали мой круг общения.

Стас наморщил лоб.

– Так вам наскучил ваш круг общения?

– Наскучил, не то слово! Я с трудом терплю это общение, которое на самом деле вовсе и никакое не общение.

Современный разговор, это просто цепь монологов, где никто никого не слушает, но реакцию отыгрывают, и тем очень довольны. Представьте, я ради прикола время от времени рассказываю друзьям, что у меня смертельное заболевание, и мне осталось жить неделю, и как они это воспринимают? Самое живое восприятие было такое: «Так как мы проведем эту неделю? Я знаю отвязный клуб на побережье…»

Стас усмехнулся.

– Если честно, то я сам не знаю, как бы отреагировал на такое сообщение. По-моему, это довольно жестоко…

– Вот видите! – Диана радостно ткнула ему в грудь пальцем. – Вам это кажется жестоким, вас это хотя бы беспокоит!.. Это нормальная живая реакция, которой сейчас нет практически ни у кого! А я так соскучилась по нормальным отношениям!

– А что, Агата именно такая, как вы рассказываете?

Диана насупилась.

– Агата не такая, – сказала она. – Но про Агату, давайте не будем. Она вообще не нашего круга, если можно так сказать.

– Это вы про ее отношения с крокодилами?

– Тсс, – Диана приложила палец к его губам, и кокетливо улыбнулась. – Осторожнее, за такие слова на улице штрафуют.

Стас усмехнулся.

– В лагере тоже за это наказывают, но при этом никто не называет их людьми. Разве они сами не признают себя земноводными?

– Они тут вообще не при чем, – сказала Диана. – Вы уже познакомились с этим Ланго?

Стас покачал головой.

– Но я про него уже слышал.

– Очаровательный собеседник, – сказала Диана. – Я не знаю, чем они занимаются в постели, но я бы и сама с ним легла. Правда, он не участвовал в войне. Я вас задерживаю? – спросила Диана, заметив возникшее у Стаса беспокойство.

Беспокойство это относилось к теме разговора, от которой Стас хотел уйти, но ее вопрос сразу же получил положительный ответ.

– Извините, – признался Стас. – Я хотел осмотреть место моего трудоустройства. Не помните, где находится Рыбачья площадь?

– О, это в конце города, – сказала Диана. – Давайте я вас подвезу!

Стас не стал отказываться, и сел в роскошную машину рядом с роскошной женщиной. На их взаимное несоответствие прохожие посматривали с недоумением.

Диана уверенно тронула машину с места.

– Вам нужна церковь, да?

– Да, – кивнул Стас.

– Вас примут священником?

– Вряд ли.

– А почему? Вы чем-то провинились.

– Я стрелял.

Она бросила на него удивленный взгляд.

– Все ведь стреляли! Это преступление?

– Для священника – да!

– Почему же вы стреляли?

Стас поморщился.

– Они ворвались в госпиталь, – сказал он. – Люди ничего не могли им сделать… Они стали рвать из на части и… В общем, питаться. Потом один из них широким ножом рубил раненых на части, а остальные ловили летящие куски… А другие раненые при этом вопили от ужаса.

Диана потянула воздух носом.

– Это ужасно, – сказала она. – А нам показывают фильмы, где озверевшие люди мучают несчастных кроко… рептилидов, – она усмехнулась.

Стас пожал плечами.

– Наверное, было и такое, – сказал он.

– Почему вас не тронули?

– Меня там не было, – сказал Стас. – Я сидел в дежурке, видел все это на экране, и записывал. А потом взял пулемет и пошел туда.

– Вы их перебили? – с восторгом спросила Диана.

– Не всех, – сказал Стас. – Они ведь довольно юркие, особенно, когда возникает опасность.

Диана покачала головой.

– Вы просто мой кумир, – сказала она.

Стас глянул на нее чуть удивленно, и она спросила:

– Что?

– Те же слова говорила мне Ванда, – сказал Стас.

– Это значит, что мое воспитание пошло впрок! – с восторгом заявила Диана. – Бывают времена, когда Агата просто запрещает мне общаться с дочерью. Знаете, есть такие запрещенные игры, где вы стреляете в крокодилов? Это я ее научила, хотя это считается очень опасным.

Стас вздохнул.

– А могу я вас спросить? – произнес он. – Чем вы занимаетесь?

– Занимаюсь… чем? – растерянно переспросила Диана.

– Вы шикарно выглядите, – сказал Стас. – У вас дорогая машина…

Диана поджала плечами.

– Эскортные услуги, – сказала она просто. – Я должна быть роскошной, чтобы меня приглашали. И, поверьте, меня приглашают довольно часто.

– У вас есть дети?

– Пятеро, – улыбнулась Диана. – Каждый раз приходится сложным образом восстанавливаться, но мне достаточно хорошо платят. Причем, это высшая категория детей, элитный сорт. Их воспитывают по особой программе, как я знаю.

Стас кивнул и сказал:

– Понятно.

Диана глянула на него с улыбкой.

– Надеюсь, я вас не напугала? Мне бы очень хотелось остаться с вами в контакте.

– Конечно, – сказал Стас. – Нам еще далеко ехать?

– Уже приехали, – отвечала Диана и лихо притормозила прямо у калитки храмового двора.

Она смотрела на него с сияющей улыбкой.

Стас пожал плечами.

– Я собственно, хотел только посмотреть… Мне сказали приходить на работу в субботу, а сегодня только четверг.

– Значит я могу войти туда вместе с вами?

– Если открыто, – сказал Стас.

Они выбрались из машины, и Диана сняла очки. Храм был не слишком высоким, но выстроен был явно совсем недавно, потому что некоторые архитектурные особенности выходили за рамки традиций.

– Как мило! – восхитилась Диана, когда они вошли во двор. – Все так уютно?

– Да, – кивнул Стас сокрушенно.

Двери храма были закрыты, и он понял, что познакомиться с приходом получится только внешним образом. Современные черты храма его немного пугали.

– Как вы пришли к вере, Стас?

– Через родителей, – сказал он. – Меня водили в храм с детства, и уже в десять лет я прислуживал алтарником. А на войне принял сан, и стал полковым священником.

– Это потрясающе, – восхитилась Диана. – Вы настолько необычны, настолько оригинальны…

Стас покосился на нее со скепсисом, и хмыкнул.

– Боюсь вас разочаровать, – сказал он.

– Значит вы можете меня исповедать, верно?

– Я лишен сана, – сказал Стас со вздохом.

Диана усмехнулась.

– А я подумала, что вы испугались.

– И это тоже, – сказал Стас, и улыбнулся.

Они пошли к выходу, и у калитки Стас остановился, чтобы через терминал оставить подаяние. Диана непременно захотела присоединиться, и тоже зачислила на терминал немалую сумму.

Вокруг машины Дианы уже собралась компания зевак, которые рассматривали дорогой автомобиль с большим интересом. Диана прошла мимо них с царственным пренебрежением, и села за руль. Стас сел с другой стороны, чувствуя на себе взгляды окружающих людей. Диана тронула машину с места.

– Они думают, как он умудрился подцепить такую даму, – отметила она не без лукавства.

– Я сам об этом думаю, – со вздохом отвечал Стас.

Диана рассмеялась.

– Кстати, – вспомнила она. – У Ванды сегодня матч по волейболу. Хотите пойти? Я могу вас провести на самые лучшие места.

– Не понял, – сказал Стас. – Школьный матч по волейболу вызывает такой ажиотаж?

– Конечно! – восторженно воскликнула Диана. – Это же последние свободные девочки, вы не понимаете? Половина из них еще девственницы!

Некоторое время Стас просто тупо смотрел на нее, так что она испугалась:

– Что? Вас это шокирует?

– Ну, – сказал Стас. – Я не рассматривал это в таком аспекте.

– Так мы пойдем? Матч через двадцать минут.

Спортзал в школе был большим и вместительным, так что на трибунах там собралось немало болельщиков. Для большинства зрителей это было не просто спортивное состязание, это было сродни спектаклю, где вместо пьесы шло реалити-шоу. Зрителей не так волновал счет, как именно движения девочек, их прыжки, падения, общение между собой. Именно это вызывало основную реакцию зала. Команда Ванды оказалась сильнее, она выиграла, и публика приветствовала их жизнерадостными возгласами. Ванда различила среди зрителей Стаса и Диану, и подскочила к ним.

– Привет! – радостно сообщила она. – Вы видели, как мы их вздули?

– Это было классно, – подтвердила Диана.

Она даже поднялась, чтобы поцеловать девочку в щеку.

– Дядя Стас, – предложила Ванда. – Пошли, я тебя с нашими девчонками познакомлю.

– Это удобно? – Стас покосился на Диану.

– Конечно, – рассмеялась та. – Вы же не будете их соблазнять!

Стас спустился в раздевалку, где уже полураздетые девочки встретили его появление дружным гомоном. Особенно Стаса смущало то, что голые девчонки выходили из душевой комнаты, и, не стесняясь своей обнаженности, присоединялись к общему мероприятию.

– Дядя воевал! – хвасталась Ванда. – Перестрелял кучу крокодилов!..

– Ванда, я умоляю, – взмолилась их тренер, женщина лет сорока. – Никакой политики, пожалуйста!

Девчонки восторгались, щупали его, одна напросилась на поцелуй, и Стас чмокнул ее в лоб. Ванда наконец увела его, наскоро переодевшись, и в машину Дианы они садились уже втроем.

– Они мне не верили, – говорила Ванда с торжеством.

10

Нельзя сказать, что Агата была обрадована тому, как Стас успел познакомиться с Дианой без ее участия, он даже заметил в ней легкую досаду. После ужина, когда Ванда удалилась в свою комнату, она заговорила:

– Я хотела предупредить тебя относительно ее занятий…

– Я уже в курсе, – отозвался Стас. – Правда, принять это довольно трудно.

– Я ее предупреждала.

– Она обещала меня не соблазнять, – улыбнулся Стас.

– Это может остаться только благим обещанием, – заметила Агата. – Не исключаю, что она и сама этому верит. Но учти, что-что, а соблазнять она умеет. Она одна из лучших специалистов в этом вопросе!

Стас посмотрел на нее внимательно.

– Ты как будто ревнуешь!

Агата деланно рассмеялась.

– В конце концов, это твой выбор. Если хочешь знать, я буду не против, если ты впадешь в этот свой грех.

Стас усмехнулся и прошел в свою комнату. Диана что-то говорила о возможности открытого общения, но именно такого общения ему как раз и не хватало. Он очень надеялся найти такое общение в церкви, но встреча с отцом Феоктистом его не воодушевила.

Ванда пришла к нему и залезла с ногами в кресло.

– Как тебе Диана? – спросила она.

Стас пожал плечами.

– Она классная, да?

Стас посмотрел на нее с подозрением.

– Ты тоже бы хотела быть элитной дамой?

– Конечно! Но мы ведь собрались устраивать восстание против зеленых, забыл!

Стас хлопнул себя по лбу.

– Просто выпало из памяти, – сказал он.

Ванда хихикнула.

– Скажи мне, – попросил он. – Диана сказала, что те зрители, что собрались на ваш волейбол, пришли смотреть на вас самих, а не на игру.

– Да, это такая форма шоу, – кивнула Ванда спокойно. – Некоторые из девчонок заводят партнеров уже в школе, но меня это не интересует.

Ванда откинулась на спинку стула, закинув руки. Стас заметил, что у нее вполне сформированная фигура, и она демонстрирует ее нарочно.

– Правда?

– Клянусь. Знаешь, что я хочу?

– Да?

– Я хочу спрятаться в горы, – сообщила она доверительно, – родить там ребенка, и воспитать его.

– Ты хочешь воспитать ребенка? – переспросил Стас. – А в чем тут прикол?

– Ты забыл, – напомнила Ванда. – Это чуть ли не самое страшное преступление в нашем обществе. Это круче, чем застрелить крокодила!

Стас покачал головой и произнес:

– Надеюсь, до этого не дойдет…

В комнату заглянула Агата.

– А, вот ты где? – отметила она, найдя там Ванду.

– У нас много общего со Стасом, – объявила Ванда.

– Тебе звонит Лола, а ты оставила телефон в комнате.

Ванда сорвалась с места и убежала. Агата осталась стоять в дверях.

– Что-то случилось? – спросил Стас, заметив ее нерешительность.

– Ко мне должен прийти Ланго, – сказала Агата. – Ты готов с ним встретиться?

Стас засопел.

– Возражений у меня нет, – сказал он.

– Ты должен понять, это очень важно, – Агата прошла в комнату и села в кресло, оставленное Вандой. – Это может решить твою судьбу.

– Решить мою судьбу? – насмешливо переспросил Стас. – В каком смысле?

– В том смысле, что именно у рептилидов в руках все рычаги власти! Если ты им понравишься, то сразу сможешь решить множество проблем.

Стас посмотрел на нее внимательно.

– Я не намерен решать свои проблемы с помощью рептилидов, – сказал он.

– Ты же хочешь вернуться в священники! – напомнила Агата. – Для них это возможно.

Стал покачал головой.

– Избави Господь, – сказал он. – Таким путем возвращаться в церковь мне вовсе не хочется.

– Ты не понимаешь! – нервно вскричала Агата.

Стас улыбнулся ей, чтобы успокоить.

– Я не намерен вставать на дыбы, – сказал он. – Уверяю тебя, все будет мирно и дипломатично.

Агата перевела дыхание.

– Прости, – сказала она. – Эти мои отношения с Ланго, это такое недоразумение! Я никогда не искала этих встреч, и оказалась на этой роли совершено случайно.

– На какой роли?

Агата совершила какое-то движение руками.

– Понимаешь, я у них вроде консультанта, – стала она объяснять. – Начав с перевода, я перешла на всякого рода комментарии, пояснения, экспертизы. А все мои друзья уверены, что я вхожу в Клуб Избранных. Они меня просто боятся!

– Что такое Клуб Избранных?

– Это условное именование того слоя высшей элиты, который выходит на непосредственное общение с рептилидами. Но я никак не влияю на политику, и потому элитой считаться не могу. Другое дело, что общение с Ланго позволяет мне свободную жизнь, мне уже нет необходимости рожать детей, я живу в шикарном доме, и средства позволяют мне многое из того, что другие видят только по телевизору. Но я стараюсь не злоупотреблять своим положением.

– Что ты хочешь мне объяснить? – спросил Стас устало.

– Просто скажи прямо, ты меня не осуждаешь? – спросила Агата, глядя на него с вызовом.

Стас улыбнулся.

– Конечно, нет! Ты мне предоставила прекрасные условия для жизни, как я могу тебя осуждать?

– Но мое поведение, оно резко контрастирует с твоими моральными нормами?

Стас рассмеялся.

– Ну кто я такой, чтобы вас судить!

Агата вдруг сморщилась и всхлипнула. Стас испугался и подсел к ней.

– Что с тобой, сестренка? Что-то не так?

– Я не знаю, – произнесла Агата жалобно. – Я давно уже ничего не понимаю, и не хочу в это лезть. Но ты… Ты всегда мне представлялся героем, образцом морали…

– Ты серьезно? – удивился Стас. – Нашла себе образец! Я же был на войне!

– При чем тут это?

Стас вздохнул.

– Это не может быть не при чем, – сказал он. – Война, это постоянное напряжение сил, кипение чувств, всплеск ненависти… По правилам святых отцов пришедших с войны три года не подпускали к причастию.

Агата смотрела на него, раскрыв рот.

– А как же!..

– Нет, конечно, церковь благословляла военный подвиг, освящала оружие, это все было. Но волю святых отцов никто не отменял. В любом случае, у меня прошло больше трех лет, так что я вне запрета.

– А как же святые воины? – спросила Агата недоуменно.

– В данном случае жертва во имя ближних принимается, как подвиг, – нравоучительно отвечал Стас. – Но не убийство врагов.

Она посмотрела на Стаса несмело.

– Ты их ненавидел?

Стас осекся.

– Это все в прошлом, – сказал он. – Я во всем покаялся, и не хочу об этом вспоминать.

– Прости, – сказала Агата. – Может мне не следовало вас знакомить?

Стас махнул рукой.

– Без проблем. Мне и самому интересно. Сколько их в вашем представительстве?

Агата развела руками.

– Мне не положено отвечать на такие вопросы, Стас. Мы давали подписку.

– Ничего, ничего, – отвечал Стас. – Я понимаю.

– Мне бы хотелось, чтобы он тебе понравился, – сказала Агата с чувством.

Стас только кивнул, чуть улыбнувшись.

Очень кстати раздался дверной звонок, и она вскочила.

– Это он!

11

Стас должен был искренне признаться, что как он ни пытался преодолеть наработанный за время войны штамп, но образ крокодила так и остался в его подсознании символом врага. А ведь в лагере им специально показывали фильмы из жизни крокодилов, где те проявлялись в самых достойных сценах родительской любви, или дружбы с человеком. А уж количество последующих сериалов с участием рептилидов в образе самых добрых и отзывчивых благодетелей и вовсе переходило за всякие разумные пределы. Сериалы вызывали скорее раздражение, но кто-то на телевидении дал приказ снимать их во чтобы то ни стало, и их гнали на экраны потоком.

Так что перед встречей с живым рептилидом Стас должен был внутренне собраться, для чего он сосредоточился на покаянном псалме. Только после этого, собрав на себя чувство глубокого раскаяния за все проделанное, он прошел в гостиную.

Благодаря познавательным программам было широко известно, что рептилиды не представляют единого семейства, а разделяются на семь основных и еще три дополнительных расы. Руководящее звено у них состояло из головастых фенцеров, творческие работники были представлены расой гринбеев, а военные набирались из груллей, хотя среди низшего состава прекрасными воинами были барсифы. Большинство населения относилось к расе румандеев, но торговля была в руках у лустеров. Была у них еще раса урманов, но они относились к низшим слоям общества и на Земле не появлялись.

Ланго относился явно к гринбеям, на нем был очень пестрый костюм, прикрывавший его от шеи до пола, с какими-то ремешками, карманами, пряжками, что создавало впечатление спецодежды. Ростом он был чуть выше Стаса, и голова у него была узкая, хотя и высокая. На глазах у него были очки рептилидов, которые не только прятались таким образов от яркого солнечного света, но и корректировали характерные особенности преломления света в земной атмосфере.

– Здравствуйте, Стас, – произнес он первым, и на его лице было изображено что-то вроде приветливой улыбки. – Я очень рад с вами познакомиться.

– Мне тоже приятно, – кивнул ему Стас, и когда Ланго протянул ему свою лапу, осторожно пожал ее.

– Это Ланго, это Стас, – произнесла Агата несколько запоздало. – Что будете пить? Ланго, тебе твою смесь, конечно?

– Конечно, – сказал тот. – Агата научилась готовить коктейль из водорослей, причем с удивительным вкусом. Правда, если бы на нашем Болоте узнали, что я потребляю земные наркотические средства, меня бы просто изжарили.

Он издал некое подобие смеха.

– На Земле рептилиды позволяют себе много запретных вещей, – пояснила Агата.

– Вы назвали свою планету Болотом, – заметил Стас. – Мне казалось, это терминология из сферы противостояния.

– Так и есть, – согласился Ланго. – Но это уже практически общепринятое именование. Дело в том, что фонетика нашего языка на две трети проходит мимо вашего слуха, так что нам приходится пользоваться вашими терминами. А потом, по смыслу это довольно близко к значению оригинального названия.

Для него в гостиной стояло специальное кресло, чтобы не было проблем с размещением хвоста. У гринбеев хвосты были довольно короткими, к тому же они по своей природе давно уже перешли к вертикальному расположению, что не могло не сказаться на их анатомии. Барсифы, к примеру, оставались на четвереньках, ноги у них были большие и развитые, так что они вовсе напоминали скорее динозавров. Вертикальное положение отличало развитые расы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67