Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

– Что скажешь, Анри? – спросил Оливарро.

Десконье крутился в кресле.

– Поскольку вероятность моего устранения наиболее высока, – сказал он, – то я безусловно приветствую такой вариант. Но вы должны понять, что все зависит от памяти этого лейтенанта. Это он должен вспомнить, что хотел нам передать старик Трускальд.

– А ты знаешь, как на него можно воздействовать?

– Я над этим работаю, – сказал Десконье. – И если вы не будете мне мешать, то я выйду на результат.

– Только существует риск, что рептилиды вмешаются, – напомнил Дженнис.

– А тут уже я надеюсь на вашу помощь, – сказал Десконье. – Если мы начнем работать вместе, у нас непременно что-то получится.

51

Поскольку в обратный путь летающий корабль Стасу уже не давали, ему пришлось по дороге домой испытать немало приключений. Из Западной Африки самолетом и с сопровождающим его полицейским, он перебрался в Египет. Там, поскольку полицейский был в служебной командировке и мог погулять за казенный счет, ему быстро вернули документы, и он остался предоставленным сам себе. Был соблазн задержаться в этих исторических местах, но его средства не очень-то позволяли ему гулять. Прямой самолет доставил его в аэропорт Кубани, и оттуда он уже добирался автобусом. Так что домой он вернулся уже в третьем часу ночи, и его появление вызвало целую тревогу в доме.

Все это он довольно живописно изложил за завтраком. Ванда была покорена историей с Первосвященником, а Агата отозвалась довольно недоброжелательно о европейских богословах. Когда все разъехались, Стас позвонил отцу Феоктисту, и выяснил, что тот уже знает о его высылке.

– Как же ты вы так опозорились, отче? – спросил Феоктист с укором.

– Вы считаете это позором? – отозвался Стас. – А по мне так представляется, что опозорили конференцию, которой не дали вмешаться в ход религиозных споров. А ведь это могло быть реальным вкладом в дело мира.

– Не наше это дело, вмешиваться, – фыркнул Феоктист.

– Это уже ваш личный выбор, – отозвался Стас. – Мне составить отчет, или будет достаточно слухов?

– Отчет составьте, – сказал Феоктист. – Но вы там не сильно сочиняйте. Не думаю, что мы будем реагировать.

– Я собственно другого и не ожидал, – кивнул Стас.

Более подробно он рассказал о своей поездке в храме, куда поспел к спевке хора. Поскольку отец Глеб оказался на месте, он выслушал этот рассказ вместе со всеми.

– То есть, вы хотите сказать, что этот болгарский митрополит сдал вас властям? – недоуменно спросил он.

– Так получается, – развел руками Стас.

– Как же можно вместе с ними молиться? – подивилась Светлана.

– Молиться с ними можно, – вздохнул отец Глеб. – Собственно, именно они и нуждаются в нашей молитве.

– Особенно весело будет, когда мы объединимся, – пробурчала Светлана.

– Давайте не будем о плохом, – поднялся отец Глеб. – Завтра люди придут на службу, и мы охотно с ними объединимся. Отец Станислав, на минутку.

Певчие удалились, и отец Глеб заговорил конспиративным шепотом.

– Я не знаю всех ваших связей, отец, но имейте в виду, что в нашей среде тоже присутствуют свои Григореску.

Разница в том, что у нас они будут притворяться в доску своими.

– Но я не говорил ничего запрещенного!

– Вы прекрасно понимаете, что тема разговора была откровенно оппозиционна. Сами вы наверняка сможете выехать на связях, но люди могут пострадать.

Стас склонил голову.

– Я учту ваше замечание, отче.

Выходя из храма он подумал о том, что его связи по сути ведут его совсем не к торжеству, и потому не почувствовал в укоре отца Глеба повода для сокрушения.

Звонок Дианы застал его, когда он уже ехал домой. Она тоже интересовалась его африканскими приключениями, и предложила ему заехать к ней в гости. Стас набрал маршрут на пульте, и тот привел его к дому Дианы спустя двадцать минут.

– Ты уже на машине! – обрадовалась Диана. – Крутой водила!

– Осваиваюсь, – вздохнул Стас. – Как ты узнала о моих делах в Африке?

– Витас сообщил, – сказала она. – Африканские ребята скинули ему официальное сообщение, а поскольку он был заинтересованным лицом, то дали еще и сопутствующие разъяснения. Так что там такое произошло?

Стас опять стал рассказывать, без лишней детализации, в основном напирая на нелепые порядки в Киншасе и на перестраховщиков из делегации.

– А что Витас? – спросил Стас.

– Что может понимать в этом деле Витас? – усмехнулась Диана.

– Если честно, меня заинтересовала вся эта легенда про рептилида, который стал там местным святым.

– Ты же сам говоришь, что это легенда!

– Значит были какие-то основания для ее появления, – заметил Стас.

– Перестань, – сказала Диана. – Африканцы, они же все немножко диковатые, живут сказками и сплетнями.

– Хорошо еще, что меня не посадили, – усмехнулся Стас.

Диана отошла к бару.

– Выпьешь чего-нибудь?

– Спасибо, не надо, – отказался Стас.

Диана вернулась с бокалом вина.

– А я выпью, – сказала она. – Скажи, а ты хотел бы встретиться с Анри?

Стас вскинул голову.

– О чем ты?

– Встретиться с Анри, – повторила Диана, разглядывая его через бокал.

– А ты можешь это устроить?

– Если ты убедительно попросишь, – сказала она, улыбнувшись.

Стас смотрел, как она пьет вино.

– Если честно, я не знаю, о чем я хотел бы его спросить, – сказал он.

– Без этого идти на встречу глупо, – согласилась Диана.

– Но если я все обдумаю, – продолжил Стас. – То разговор может получиться.

Диана смотрела на него испытующе.

– Он съест тебя, – сказала она. – Просто съест.

– Он, что, сам захотел встретиться? – насторожился Стас.

Диана только многозначительно усмехнулась.

– И не подавится, – она хмыкнула и допила свое вино.

– Зачем я ему нужен? – подивился Стас.

– Короче, подумай, – сказала Диана. – И не занимай вечер воскресенья. Мы с Агатой опять поедем на природу, ага?

– Ага, – сказал Стас.

Диана выглядела таинственной и загадочной. Ее улыбка, возникавшая без всякой связи с разговором, уводила в некую глубину, где открывалась новая Диана, о которой Стас пока ничего не знал, и это его слегка пугало.

– Что с тобой происходит? – спросил он, уже собираясь уходить.

– Кажется, ты называешь это процессами духовного пробуждения, – насмешливо отвечала она. – Я пробуждаюсь.

– С чего вдруг?

– Наступает время принятия решений, – отвечала она. – И мне надо для этого собраться. Поменять внешний вид, обновить гардероб, косметику…

– Да, это смешно, – сказал Стас без улыбки.

Она решительно повернулась к нему.

– А если мне приказано с тобой кончать? – спросила она нервно. – Если твоя возня кому-то надоела, и принято решение просто ликвидировать тебя.

– Кем принято решение? – спросил Стас. – Генералом Десконье?

Диана нервно отмахнулась.

– Анри здесь вообще не при чем, – сказала она. – То есть, он, конечно, при чем, но не в этом случае. Ты понимаешь, что я исполняю задание?

Стас сдержано вздохнул.

– Понимаю, – сказал он. – Но мы при этом прекрасно сосуществовали.

– А я не понимаю, – нервно продолжала Диана. – Ты ведь действительно чище, откровеннее и честнее всех этих политиканов!..

Она подошла, и прижалась к нему, обняв его за голову.

– Ты мне нравишься, Стас, – прошептала она, – я не хочу быть против тебя.

Стас не мог оттолкнуть ее сразу, но и в такой близости чувствовал себя не слишком комфортно.

– Разве ты против меня? – пролепетал он растерянно.

Она посмотрела ему в глаза.

– Я… я люблю тебя, – и она потянулась с поцелуем.

Тут Стас уже отшатнулся, решительно высвобождаясь из ее объятий.

– Подожди, Диана, – проговорил он. – Ты же знаешь!..

Она закрыла лицо руками и села на диван. Стас подумал и сел рядом.

– Успокойся, – сказал он. – Мы ведь с тобой друзья…

– Прости, – сказала она.

Стас помялся.

– Конечно, я сразу понял, что привлек тебя вовсе не духовными достижениями, – стал говорить он. – Но ты всегда была так деликатна и приветлива… Что бы тому ни было причиной.

– Довольно оправданий, – сказала Диана. – Ты умный, и должен все понимать. Мне было сказано последить за тобой, и даже соблазнить тебя при случае. Я пыталась…

– Правда? – усмехнулся Стас. – Я и не заметил.

– Но что-то изменилось, – сказала Диана. – Они потеряли к тебе интерес. И мне велено заканчивать дело.

Стас посмотрел на нее удивленно.

– Заканчивать? Как заканчивать?

– Рвать, – сказала она. – Но ты должен понять, что тебя не оставят без внимания.

– Зачем же рвать?

– Потому что теперь тебя просто убьют, – вырвалось у Дианы.

Стас шмыгнул носом.

– А этот генерал?

– Анри? Он не участвует в игре, он давно вне игры… Он тоже входит в число моих объектов, так уж случилось. Да, он готов с тобой повидаться.

– Я повидаюсь, – кивнул Стас.

Она посмотрела на него насмешливо.

– Ладно, ступай, – сказала она, махнув ему рукой. – Клянусь, я никогда не испытывала ничего подобного. Ступай, милый, и помолись там обо мне. Ты не представляешь, как мне сейчас тяжело.

Стас не стал выяснять причин ее тяжести, и поспешил уйти. Только в машине, пытаясь завести двигатель, он вдруг обнаружил, что у него дрожат руки. Это заставило его нервно усмехнуться.

Кто ему в этот момент действительно был нужен, так это Неделин. Этот человек и в самом деле знал больше других, и вполне мог прояснить возникшее вокруг напряжение. А напряжение и впрямь нарастало, и внутри Стаса, и вокруг него. И он совершенно не понимал, что ему теперь делать.

Телефонный звонок последовал, когда он уже практически подъехал к дому. Остановив машину, Стас ответил на незнакомый номер, и услышал в ответ жизнерадостный голос:

– Станислав Семенович, я так рад! Это Крис Вердиев, вы меня помните? Я приглашал вас на заседание нашего исторического кружка.

Стас воспринял этот звонок без удовольствия.

– И что? – спросил он устало.

– Завтра у нас заседание кружка, в университете. Вы не могли бы прийти? Я там уже всем наобещал…

– Но я-то вам ничего конкретного не обещал! – напомнил Стас довольно резко.

– Извините, – жизнерадостный тон поубавился. – Так что мне сказать людям?

Стал некоторое время молчал.

– Во сколько? – спросил он.

– В двенадцать, – радостно поведал Крис. – Уверяю вас, мы вполне управимся за один час.

– Ладно, – сказал Стас. – Я приду. Где находится ваш университет?

Крис стал рассказывать ему, как лучше проехать до университета, и стал только кивал на это головой. На самом деле к университету его довел бы указатель на пульте.

52

Вечером того же дня Агата напомнила Стасу:

– Завтра к нам, как обычно, придет Ланго.

– Буду рад его повидать, – кивнул Стас.

– В последнее время он очень расстроен, – заметила Агата. – Ты не знаешь, в чем дело?

– Как я могу знать? – удивился Стас. – Я с ним почти неделю не виделся!

– Будь с ним приветлив, – попросила Агата.

Стас тем временем занялся подготовкой к встрече с любителями военной истории. Прежде всего он нашел их сайт в сети, где были довольно подробно изложены их последние заседания. Как ни удивительно, они в самом деле углублялись в события глубоко и содержательно, и не стеснялись критиковать будущих победителей, отдавая должное армии коалиции. События, свидетелем которых был сам Стас, всколыхнули его воспоминания, и просматривая официальную хронику, он еще раз окунулся в ту совершенно дикую атмосферу смерти и азарта. Конечно, у них не было шансов.

Прибыв на следующий день в университет, который на самом деле представлял из себя довольно убогое учреждение, где учились разве что три десятка человек, Стас не без труда нашел нужную аудиторию. Хоть университет и был рассчитан на минимум учащихся, следовало отметить, что оформление здания здесь было проведено со вкусом и не без затрат. Крис Вердиев кинулся на встречу Стасу с приветствиями, хвастая оборудованием аудитории.

– Я не понял, на заседания кружка приходят все учащиеся? – спросил Стас, наблюдая довольно плотное заполнение аудитории.

– К нам ходят ученики старших классов, – пояснил Крис. – Хотя, как вы понимаете, контингент у нас ограниченный, и мы с нетерпением ждем, когда поступит пополнение из воспитательных центров.

Собравшиеся довольно вяло поприветствовали Стаса, и Крис сразу же начал просмотр хроник этого периода войны. До окончания событий оставалось еще более полугода, шли сражения и в России, и в Южной Америке, и на юге Африки. Некогда лидирующие в экономике США и Китай были полностью разрушены, Европа уже представляла собой развалины, Россия уже напрягала последние силы на окраинах, а в Индии лютовали барсифы. Крым представлял собою довольно незначительный театр военных действий, но именно здесь ожесточение сторон достигло максимума. Энергетический удар, уничтоживший полуостров, не был вызван стратегической необходимостью, и теперь Стас уже вполне мог признать, что это действительно могло быть вызвано бегством маршала Гремина.

Потом Стас с Крисом выбрались на сцену, и сели там у столика.

– Теперь мы можем услышать свидетельство об этих событиях от участника боев, – торжественно начал Крис. – И я бы хотел начать с вопроса, как вы там оказались, Стас?

Стас неспешно стал рассказывать, как он воевал на Украине, как был рукоположен в сан священника, и как ему приходилось вдохновлять усталых бойцов. Он должен был признать, что на войне и в самом деле неверующих не было.

– Значит, вы сами в боях не участвовали? – спросили его.

– На Украине, нет, – кивнул Стас. – В Крыму все было иначе. Я опекал военный госпиталь, когда туда ворвался десантный отряд рептилидов. И когда я увидел происходящее, мне пришлось взять в руки пулемет. Так я стал бойцом и перестал быть священником.

– Каково это, стрелять в рептилидов?

Стас угрюмо посмотрел на вопрошавшего юношу.

– Как будто вы участвуете в охоте на крокодилов, – сказал он, вызвав в зале шум.

– Но они же не крокодилы! – пытались объяснить ему. – Они же разумные существа, они явились к нам с целью улучшить наше общество.

– Я это понял уже потом, – сказал Стас.

– Вы испытали раскаяние?

– Разумеется, – кивнул Стас.

Румяная девушка подняла руку.

– Что заставило вас пойти на эту войну?

Стас пожал плечами.

– На ту войну пошли все честные люди планеты, – сказал он. – Ведь это было подано, как жестокое завоевание, и мы поднялись на сопротивление.

– Вы и теперь так думаете?

Стас глубоко вздохнул.

– Конечно, мы все ждали полного уничтожения человечества, – сказал он. – И к этому все шло. Было очень странно узнавать, что мир уцелел, и даже прихорашивается.

Кто-то даже рассмеялся.

– И как теперь вы все это оцениваете?

Стас покачал головой.

– Я совсем недавно вернулся на волю, – сказал он. – А в лагере мы все же были настроены достаточно агрессивно, даже несмотря на столь неожиданные новости с воли. Мне еще надо к этому привыкнуть.

– Но теперь вы понимаете, что эта война никому не была нужна?

Стас скривился.

– Звучит довольно наивно, – заметил он. – Если война началась, то она определенно была кому-то нужна. И я думаю, что если вы всерьез занялись историей войны, то именно вы и должны это определить.

Они зашумели.

– То есть, вы видите в этой войне чей-то злой умысел? – спросил Крис.

– Ну, добрым этот умысел назвать трудно, – заметил Стас.

Они опять засмеялись.

– А если не было никакого умысла? – спросил Крис. – Если вышло просто недоразумение, а когда начались боевые действия, остановить это было уже невозможно.

– Можно, конечно, думать и так, – сказал Стас. – Но попробуйте предположить, что рептилиды пришли с миром. Много ли революционных изменений у нас бы прошли без их давления?

Они растерялись, кто-то стал оглядываться на кого-то, другие зашептались.

– А какие изменения вы имеете в виду? – спросил кто-то почти с вызовом.

– Вы не замечаете изменений? – усмехнулся Стас. – Просто я помню время, когда планета двигалась в русле экономического и технологического развития, а теперь главным направлением развития является рост народонаселения.

– И что в этом плохого?

– По мне так это напоминает какую-то большую свиноферму, – произнес Стас, и понял, что едва не проговорился.

– Просто сейчас задача восстановления народонаселения является главной, – стал объяснять тоном лектора Крис. – Когда мы достигнем удовлетворительного уровня, мы опять вернемся к технологиям и экономике.

– Вы уверены? – скривился Стас.

– А как же иначе?

– Но вы же видите, что контроль за подрастающим народонаселением взяли на себя рептилиды! Все программы воспитания выстроены и контролируются ими.

– Это ложь! – прогремел чей-то низкий и уверенный голос.

Стас поднял руки.

– Я не настаиваю на своей правоте, – признался он. – Но и возражения должны быть достаточно убедительными.

В задних рядах поднялся некий решительный мужчина не слишком молодого возраста, и уверенно направился к сцене.

– Это Карен Самсонович, наш преподаватель, – шепнул Крис.

Карен Самсонович поднялся на сцену.

– Наш ветеран сказал тут, что весь процесс воспитания нового поколения контролируется рептилидами. А поскольку я немного причастен к их воспитанию, то могу сказать уверенно, ни один рептилид в систему воспитания никогда не вмешивался. Программа воспитания нового поколения составлена целиком и полностью земными специалистами.

– Тогда вы может быть проясните, какой основной смысл лежит в системе этого воспитания? – спросил Стас.

– Воспитание нового человека, – с пафосом провозгласил преподаватель, так что некоторые в зале даже автоматически зааплодировали.

Стас хотел начать спор, но осекся, понимая, что это может увести его в непредсказуемые дали.

– Дело в том, – поднялся Крис, – что Станислав Семенович является по призванию священником православной церкви, и можно понять его протест против нарушения традиционных норм воспитания.

Это вызвало шум, смех и восклицания. Педагогический авторитет Стаса таким образом был немедленно уничтожен.

– И все же давайте вернемся к теме нашего собрания, – попросил Крис. – Нас всех интересуют подробности того времени. Крым во время войны, это прежде всего катастрофический энергетический удар по полуострову. Одновременно погибло полтора миллиона человек, из них всего лишь полтора десятка тысяч солдат. Как вы выжили, Станислав Семенович.

Страсти поутихли, Карен Самсонович спустился в зал, и Стас стал рассказывать о своих личных переживаниях. Там был скользкий момент с атакой барсифов на госпиталь, но ему удалось обойти его. Свой переход к активным боевым действиям он объяснил тем, что его распалили страдания раненых.

– Значит, вы сталкивались с барсифами? – спросили его. – Как они?

Стас только пожал плечами.

– Страшные, – сказал он. – Но мы их не очень боялись.

– Станислав Семенович потом работал в госпитале, – опять стал объяснять Крис. – В его ведении находились самые известные фигуры того времени.

Его совершенно определенно толкали именно к одной фигуре.

– Расскажите про маршала Гремина, – наконец попросил кто-то.

Стас покосился на Криса, явно инициатива вопроса шли от него.

– Я был в госпитале, когда туда привезли раненого маршала, – сказал он. – Он умер во время операции.

– Он был в сознании? Может он о чем-то говорил?

– Он был без сознания, – отвечал Стас.

– Как вы отнеслись к смерти маршала?

– Я был в отчаянии, – отвечал Стас. – Но дело шло к концу, так что времени на скорбь не оставалось.

– У нас есть небольшой фильм о маршале, – вспомнил Крис. – Люк, вы принесли, как обещали?

– Да, принес, – отозвался один из слушателей, поднявшись. – Я хотел бы объяснить господину Бельскому, что этот фильм мы собрали из нескольких источников. Получилось шесть минут изображения, которое мы озвучили детской песенкой, которая, как утверждают знающие люди, была любимой песенкой маршала.

Он махнул рукой, и на экране возникло изображение маршала Гремина. Маршал принимал парад, и выглядел предельно торжественно. Но сопровождалось это детским хором, который весело распевал про жизнь какой-то акулы. Потом маршал участвовал в каких-то важных заседаниях, потом было поле боя и разрывы снарядов, и маршал наблюдал это из блиндажа, отдавая распоряжения. Стас смотрел, и чувствовал, что его не отпускает какие-то странное чувство, словно он нырнул глубоко под воду, и вот-вот собирается вынырнуть. Воздух уже кончается, но до поверхности осталось совсем немного.

Последние кадры показали маршала перед вылетом, он отдал честь сопровождающим и скрылся за дверцей самолета. Вряд ли это были съемки его последнего полета, но выглядело довольно символически.

– Что это было? – спросил Стас с сомнением.

– Это фильм о маршале, – растеряно пояснил Крис.

– Что за песенка там звучала?

Парень, который составил фильм, опять поднялся.

– Это детская песенка, довольно абсурдная по звучанию, называется «Акулья гора». По звучанию она короткая, но мы поставили ее два раза.

Стас почувствовал, что он наконец вынырнул. Слова «Акулья гора» явились для него тем самым ключом, который он так ждал. Который ждали также и все, собравшиеся вокруг него заинтересованные лица. Пароль сработал, информация открылась.

Остаток встречи Стас провел в самом рассеянном состоянии, так что покидая университет, он чувствовал стыд за свое неопределенное поведение. Но ему очень было нужно остаться наедине с собой, что он и сделал, сев в машину на стоянке.

Хриплый голос маршала ясно звучал в его ушах.

– «Акулья гора»!

И это было все, что было так строго засекречено в сообщении маршала Гремина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67