Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

После перерыва, где отцы довольно плотно покушали, пленарное заседание продолжилось, причем пришло время вступление митрополита Севастьяна, и по этому поводу проверялось наличие членов делегации. Выступление вышло скучным и казенным, с этой массой пустых слов, которыми они научились так ловко жонглировать, что невозможно было уже понять, о чем они говорят. Стас не спешил осуждать отцов, они вынесли на себе все эти перемены, особенно сказавшиеся на морали общества, и именно это было их подвигом. Церковь оставалась, Евангелие продолжало звучать, и это стоило всех этих послаблений, которые его так раздражали.

После заседания всех гостей повезли в музей истории Африки, где никак не было отмечено то обстоятельство, что именно здесь началась война. Территория бывшей португальской Гвинеи была выжжена в одно мгновение, чтобы организовать там базовый лагерь крокодилов. Именно африканские армии первыми попали под огонь противника, и даже некоторое время держались вполне достойно, пока в дело не вступили энергетические разрядники. Западная Африка так до сих пор и не восстановилась, потому что туда некого было селить. Но музей рассказывал о другом, об истории континента, о периоде рабовладения, о колониальном времени и освобождении от зависимости. Но особенно ярким был рассказ о послевоенном восстановлении Африки, о ее городах и природных богатствах. При этом опять не было упомянуто, что население было практически на грани выживания после тех эпидемий, что прокатились по континенту после войны. Все было ярко и прекрасно.

А на выходе из музея Стас заметил, что румынский богослов Григореску ведет в их сторону группу местных полицейских. Он почувствовал, как екнуло у него сердце.

Они подошли, и Григореску ткнул прямо в Стаса.

– Вот он!

– Господин Бельский? – спросил полицейский офицер. – Вам надо будет пройти с нами.

Вперед выдвинулся отец Герман, спросив удивленно.

– Но по какой причине?

– В интересах следствия это предпочтительнее не раскрывать, – сказал офицер.

Все члены конференции, явившиеся на экскурсию, смотрели, как Стаса посадили в полицейскую машину и увезли. Им было что обсудить по дороге в гостинцу.

49

Полицейские в машине вели себя со Стасом довольно вежливо, но на вопросы не отвечали, ссылаясь опять на интересы следствия. Его привезли в полицейский участок, и по дороге он видел, как двое полицейских открыто избивали человека в кабинете. Он даже подумал, что это специально отрежиссировано, чтобы напугать его. А то он не видел, как бьют людей в кабинетах!

Следователь ему попался средних лет, но волосы он красил по молодежному в ярко-оранжевые тона, что немного шокировало Стаса.

– Вы кто? – спросил следователь, перебирая дела на столе.

Стас вздохнул, чего-чего, а поведение на допросе у него было выработано оптимальное.

– А вы кто? – спросил он.

Тот посмотрел на него удивленно.

– Я лейтенант Откала, дежурный офицер. За что вас задержали?

– Я представления не имею, – сказал Стас. – Спросите тех, кто меня задержали.

– Это по делу Кхати Синге, – сказал входящий в кабинет новый человек.

Тот был покрупнее, явно выше чином, и в руке у него был планшет.

Он сел на кресло рядом, и произнес:

– Этот белый искал Вадима Тонде.

– У вас это считается преступлением? – спросил Стас.

Толстяк наклонился вперед.

– Как вы познакомились с Вадимом Тонде?

Стас выдержал паузу, глядя на него чуть склонив голову.

– Что? – спросил тот.

– Вы не назвались, – напомнил Стас.

Тот усмехнулся.

– Капитан Аркенго, – сказал он. – Моиз Аркенго. Я тут за начальника. И уже успел посмотреть ваше дело, Бельский. Пятнадцать лет в лагере, это круто.

Лейтенант Откала ахнул.

– Так он рецидивист! Мы нашли преступника, капитан!

– Он военнопленный, – процедил капитан. – Думай же головой, Откала!

– Простите, пробормотал тот.

– Я вас удовлетворил? – спросил капитан, опять обращаясь к Стасу.

– Тогда вы уже узнали, что я являюсь делегатом религиозной конференции, – стал говорить Стас. – Мы были на приеме у епископа Христофора, и там я познакомился с диаконом Вадимом, фамилии не знаю. Есть тут криминал?

Откала посмотрел на капитана и проговорил:

– Вроде нет.

– Тонде говорил вам о Кхати Синге?

Стас покачал головой. Он знал, что разговор записывается, и на суде отсутствие звукового подтверждения иногда лишает смысла доказательства.

– А как вы оказались священником? – спросил капитан.

– Простите, капитан, но это таинство, – сказал Стас. – Ничего не могу сказать.

Это было уже хулиганство, но капитан это поглотил. Разницу между таинством и тайной он еще не постиг.

– Ладно, – сказал он, поднимаясь. – Я и не ждал от него ничего хорошего. Вы свободны, святой отец, но если у нас возникнут новые вопросы, мы вас еще побеспокоим.

Возвращаясь на такси, Стас пытался понять, во что он влип. Было ясно, что капитан знает больше, чем сказал, но зацепить Стаса он не смог. Было ясно, что за освобождение Стаса кто-то походатайствовал, и не исключено, что это были люди, которые за ним следили. Его раздражало, что эту слежку он никак не мог заметить, и он подозревал, что в его одежду вшиты какие-то датчики. А может и в тело.

Вернувшись в гостиницу, он даже не успел дойти до своего номера, как его в коридоре перехватил богослов Григореску.

– Отец Станислав, – остановил он его. – Вас немедленно требует к себе владыка Севастьян.

Манеры у него были те же, что и у полицейских.

– Хотел бы знать, какова ваша роль в этой провокации? – задумчиво произнес Стас.

Тот набрал воздуха, намереваясь взорваться возмущением, но тут их увидел отец Герман, вынырнувший из-за угла.

– Отец Станислав! – обрадовался он. – Вас уже освободили?

– Это было полицейское недоразумение, – сказал Стас, глядя на Григореску с вызовом.

– Прошу вас, – буркнул Григореску и ушел.

– Куда он вас просит? – не понял отец Герман.

– К владыке на ковер, – сказал Стас. – Сейчас меня будут воспитывать.

– Пожалуйста, не устраивайте там сцен, – попросил Герман.

Митрополит пил чай в своем номере вместе со своим келейником, юношей в майке с надписью «Мы верим в Бога!» Когда Стас вошел, они обсуждали какие-то личные проблемы на болгарском языке, так что Стас поначалу ничего не понял.

– Садитесь, – предложил ему келейник, вставая.

Стас сел.

– Чай будете? – спросил митрополит.

– Спасибо, нет, – сказал Стас. – Вы меня звали, ваше высокопреосвященство?

Митрополит усмехнулся.

– Только, пожалуйста, без этих архаизмов! Я вас звал в связи с вашим арестом. Тут господин Григореску очень хочет вас выгнать с конференции.

Митрополит снисходительно улыбался, что говорило о его расположении.

– Это было недоразумение, – сказал Стас. – Вчера, когда мы были у епископа Христофора, ко мне подошел диакон и предложил углубиться в тему. Мы договорились встретиться сегодня в соборе, но его там не оказалось. Его арестовали утром, прямо в храме. Меня допрашивали, как свидетеля.

– А какая тема имелась в виду? – спросил митрополит, попивая чай.

– История пресловутого Первосвященника, – сказал Стас. – Диакон обещал свести меня с единственным свидетелем тех событий.

Митрополит поставил чашку.

– И вы относитесь к этому серьезно?

– А у вас по этому поводу есть какая-то объективная информация, владыка?

Тот пожал плечами.

– Просто, я не вижу в этом событии значительности, – сказал он. – Вы можете поверить, что рептилид, с их богатой и своеобразной культурой, пожелает креститься?

– Поверить в этом трудно, – кивнул Стас. – Но, знаете, владыка, я сейчас каким-то боком оказался причастен к работам рептилидов в области культуры. Могу сказать, что у них это вызывает просто благоговейный интерес. Религия для них, это вообще недоступная область, и потому они уделяют ей повышенной внимание. Я могу предположить, что некий рептилид увлекся этими поисками, что могло создать впечатление о его вовлеченности вплоть до крещения. Такого рода сплетни расходятся довольно быстро.

Митрополит задумчиво кивнул.

– У вас есть рецепт противостояния этому явлению?

– Это напрашивается. Надо создать комиссию, провести изыскания, и опубликовать все в сети. Что может быть криминального в изучении земной культуры?

Митрополит кивнул.

– Может быть вы и правы, – сказал он. – Вы, наверное, хотели бы войти в эту комиссию?

– Я не рвусь, – сказал Стас. – Но коснувшись проблемы, я уже вовлекся, так что материал знаю.

– Я поговорю с председательствующим, – сказал митрополит. – Создание такой комиссии было бы реальным делом.

Стас невольно улыбнулся.

– Я рад, владыка, что нашел у вас взаимопонимание.

– Мне это тоже приятно, – кивнул тот.

Стас поднялся в свой номер в приподнятом настроении. Конечно, расследование истории крещения Трускальда не было в числе его основных интересов, но прикосновение к жизни этого легендарного рептилида вполне могло приблизить его к разгадке.

Спал он довольно крепко, проснулся рано и первым явился на завтрак в ресторан. Предстоял день заседаний по различным вопросам, и Стасу было назначено присутствовать в комиссии по женскому равноправию. Посещать такого рода дискуссии он не считал возможным, и вместо этого остался в номере, чтобы посмотреть распространяемый на конференции фильм «Снова вместе!» Фильм был предельно амбициозный и настолько же лживый, хотя счастливых улыбок и достижений нового мира там было предостаточно. Когда ему позвонили в дверь, он решил, что кто-то из делегации вычислил его отсутствие в комиссии и напустил на него Григореску.

На пороге стояли двое полицейских и лейтенант Откала.

– Господин Бельский, – заговорил лейтенант с ним холодно и официально. – По распоряжению прокурора Западной Африки вам надлежит немедленно покинуть Киншасу и территорию Западной Африки. Прошу вас немедленно собраться и поехать с нами.

Стас опешил. Чего-чего, а такого спешного выдворения из страны он не мог ожидать ни с какой стороны.

– Могу я ознакомиться с официальным документом? – спросил он.

Откала подал ему бумагу, где был какой-то текст на французском, который здесь считался официальным государственным языком.

– А на английском есть? – спросил Стас.

Откала выдержал паузу, но все же подал ему другой листок. Там было написано, что иерей Станислав Бельский из состава делегации русской православной церкви является распространителем вредных религиозных сплетен, в связи с чем его полномочия, как члена делегации, прекращаются, а сам он должен покинуть Западную Африку в течение суток.

– Я не понял, в чем конкретно меня обвиняют? – спросил Стас.

– В распространении религиозных сплетен, – отвечал Откала. – Мы не можем себе позволить такого рода выступлений в такой трудный для нашего региона момент.

– Но где и когда я распространял такие сплетни?

– Член вашей делегации господин Григореску подтвердил это своими показаниями.

– Но это ложь! Это наговор!

Откала криво усмехнулся.

– Вадим Тонде сказал, что вы расспрашивали его о Кхати Синге. Это тот старик, который мутил воду в столице.

Стас вскинул брови.

– А что с диаконом?

– Он все еще находится под следствием, – отвечал Откала. – Кхати Синге был убит прошлой ночью, и мы проверяем всех его знакомых. Ваше счастье, что вам не довелось с ним повстречаться.

Продолжать расспросы было уже ни к чему.

Стас торопливо собрал свои вещи, нервно размышляя, стоит ли ему позвонить кому-либо из покровителей, но в конце концов передумал звонить. Витас Лемба на этом материке не имел никаких полномочий, а тревожить Ланго не стоило.

Он вышел к полицейским с сумкой в руке.

– Все, я готов, – сказал он.

– Прошу вас следовать за нами, – сказал Откала и пошел вперед.

Стас двинулся за ним, а позади него тронулись двое полицейских.

50

Хоста Оливарро, председатель Управляющего Комитета, был сухим, подтянутым и вполне еще стройным мужчиной, полным энергии и азарта власти. Не зря ходили слухи о том, что количество его результативных связей перевалило за две сотни, женщины все еще притягивали его, и он нравился им. Впрочем, не исключено, что им нравился его авторитет.

Совещание Управляющего Комитета было созвано им неожиданно для многих, и началось в присутствии помощников, советников и заместителей. Они терзались в догадках о причинах собрания, и Оливарро дал им потерзаться еще немного, готовясь к выходу. Анджелина Готторп была с ним и давала последние рекомендации:

– Ты не должен идти у них на поводу, Хоста! Это они влезли в дерьмо, и потому мы были бы вправе оставить их наедине с их проблемами.

– Разве твои люди не работали над этим?

– Я смогу защититься, если понадобится.

Оливарро посмотрел на нее снисходительно.

– Не заблуждайся, Лина. Тебя они съедят в самую первую очередь.

– Я готова к этому, – отвечала с вызовом Анджелина.

Оливарро только усмехнулся. Было время, когда Анджелина являлась не только его советницей, но и любовницей, и на фоне активных боевых действий эти отношения обострялись до экстаза. Потом она просто поставляла ему новых красоток, а потом и вовсе целиком ушла в политику, обеспечивая ему тылы. Он был признателен ей и по-своему любил ее.

– Если уйдешь ты, – сказал он. – То и я недолго продержусь.

– Значит, будем держаться, – сказала Анджелина. – Нам пора!

Оливарро решительно поднялся, глянул на себя в зеркало, и шагнул к двери.

Они уже сидели в ожидании, члены Управляющего комитета и их помощники. По сути власть Председателя на этом совете не была чрезмерной, но за прошедшие годы пришлось использовать такие скрытые возможности, что теперь Оливарро вполне мог считать себя хозяином. И ему нравилось, что его боялись, хотя переоценивать это обстоятельство не стоило.

– Всех приветствую, – кивнул он поднявшимся. – Прошу садиться.

– С чем связано это собрание? – спросил недовольно Уилл Дженнис. – В планах подготовки ничего такого не было.

– Не было, – согласился Оливарро. – Я собрал вас сказать, что ситуация, похоже, резко меняется. Генерал Хануиль оказал мне честь, посетив меня вчера вечером, и его информация может сильно повлиять на ход Новогодней встречи.

– Что там меняется? – пробурчал Рэнди.

Оливарро оперся руками на стол.

– Я бы хотел получить ясность от вас, господа. И в связи с деликатностью темы, я попрошу остаться только членам Управляющего комитета.

Собравшиеся зашумели, стали обмениваться мнениями, но в конце концов лишние потянулись к выходу. Оливарро уловил одобрительный взгляд Анджелины.

Когда зал практически опустел, оставив только пятерых лидеров, Оливарро произнес:

– Кто все это начал?

– Что, это? – спросил Дженнис.

– Всю эту суету с наследством маршала Гремина?

– Это так серьезно? – спросил Дженнис. – По моему ведомству это проходило, как отслеживание действий партнеров. Мои агенты отреагировали на инициативы мадам Готторп. Может лучше спросить у нее?

– Хватит болтать глупости, Уилл, – фыркнула Анджелина. – Рэнди навел своих людей первым. Значит, он что-то про это знает!

– А я отреагировал на инициативу Анри, – отозвался Рэнди с улыбкой. – Надеюсь, теперь мы добрались до края цепочки?

– Не понимаю, чего вдруг все всполошились? – пожал плечами Десконье. – Пока этот парень был в лагере, он проходил по ведомству Уилла, и я не мог до него добраться. Когда же он вышел, я посчитал возможным взять его в работу. У меня остались некоторые вопросы по этой теме. И что тут криминального?

Оливарро наклонился вперед.

– Я не знаю, что тут криминального, – проговорил он, – но наши друзья пришли просто в паническое состояние. А когда они в паническом состоянии, это всегда чревато.

– Нельзя ли нам объяснить, что он именно тебе предъявил? – спросил Рэнди.

Оливарро засопел.

– Я с самого начала был в стороне, – сказал он. – Это не значит, что я не знал про вашу суету с этим лейтенантом! Просто я не придавал этому значения. Я не верю в значительность наследства маршала, хоть он и был в числе моих учителей. Мне всегда представлялось, что вся эта история выдумана для отвлечения умов. И сам маршал ею чрезмерно увлекся, что и послужило причиной его гибели. Поэтому я не отнесся к вашим попыткам реанимировать вопрос серьезно.

– И что изменилось? – спросил Дженнис.

– Наши партнеры просто взбунтовались! – воскликнул Оливарро. – Генерал Хануиль сказал, что профессор Цингали взбешен, что он готов отдать приказ на начало новых боевых действий!

– Я бы на его месте не стал рисковать, – пробормотал Рэнди.

– Что? – Оливарро бросил на него гневный взгляд.

– Я о том, что в моих руках сила, достаточная для того, чтобы осадить кучку возбужденных барсифов, – сказал Рэнди. – Они сами нас вооружили, и должны понимать, что мы не будем безответными на этот раз.

– О чем ты говоришь, Рэнди? – скривился Оливарро. – Ты хочешь начать войну?

– Я не хочу, – сказал тот. – Но если мы ее начнем, то закончим довольно быстро.

– И с чем мы останемся? – фыркнула Анджелина. – Мы напрямую зависим от их технологий, от их помощи. Что мы сейчас можем, кроме услуг бытового характера и обеспечения роста народонаселения? Посмотри статистику, Рэнди, шестьдесят процентов населения заняты воспроизводством! Они уже не умеют делать ничего другого!

Дженнис поднял руку.

– Хочу дать справку, – сказал он. – В моем центре прогнозов просчитали вариант с полным освобождением от рептилидов. По сути это действительно возможный вариант, но дальнейшее развитие событий порождает хаос. Хаос, который первым делом ударит по нам.

– Вот именно, – усмехнулся молчавший доселе Десконье. – Кому мы будем сбывать продукцию наших воспитательных центров?

– Заткнись, Анри, – процедила Анджелина. – Это все начал ты, и ты должен объяснить, чего ты собственно добивался этой авантюрой?

Десконье язвительно усмехнулся.

– Хотел проверить вашу готовность сдать меня на Новый год.

Оливарро посмотрел на него внимательно.

– Ты не веришь в наш уговор не сдавать членов комитета?

– Ни на секунду, – сказал Десконье. – Скажи мне, а где наш любимый философ Абдель Салим? Куда делся Винсент, который имел все шансы на председательское место? Наконец, что стало с твоим предшественником Олафом Стринбергом?

– Не пытайся меня загнать в угол, – сказал Оливарро. – Ты лучше меня знаешь, что Салим с Винсентом просто съели друг друга. А Олаф захотел слишком много власти.

– И ушел на завтрак к Цингали, – кивнул Десконье иронично.

– Он просто сбивает нас с толку! – заявила Анджелина.

– Вернемся к сути собрания, – произнес Рэнди. – Так что сказал Хануиль?

Оливарро посмотрел на него.

– Оно сказал, что Цингали вне себя. Вы знаете, что Хануиль на нашей стороне…

– Покуда есть Цингали, – хмыкнул Десконье.

– Во всяком случае, он не спешит действовать. Цигали взбешен историей с вашим лейтенантом, который влез в чувствительные места. Куда он влез, Уилл?

Дженнис удивленно посмотрел на председателя, потом перевел взгляд на Десконье.

– Что ты там еще придумал, Анри?

– Я? – искренне удивился тот.

– Только не надо крутиться? – скривился Дженнис. – Я знаю, что командировку в Африку ему сделал ты. Зачем?

Анри почесал нос.

– Наугад, – сказал он. – Парень практически не проявляет инициативу, приходится его подталкивать.

– И куда ты его подтолкнул?

– В Африке набухает недовольство, – сказал Анри. – И это связано с тем, что именно там начинал свою деятельность вождь рептилидов учитель Трускальд. Кстати, он начинал ее задолго до консультаций на Луне.

– И что? – спросил Оливарро.

– Возникла легенда, что Трускальд в Африке принял крещение, – продолжал Десконье. – На базе этой легенды начались религиозные войны.

– В прошлом году мы отправили туда батальон десантников, – напомнил Рэнди. – Мне казалось, все кончено.

– Все продолжается, – сказал Десконье. – Там довольно кипящая обстановка, и я надеялся, что это поможет лейтенанту вспомнить нужные факты.

– Опять наследство маршала, – произнес иронично Оливарро. – Что же там такое у него запрятано?

Анри вскинул голову.

– А ты бы спросил у Хануиля, – сказал он. – Уверен, что он знает.

– Может, ты нас просветишь?

Анри откинулся на спинку кресла.

– Это легенда, – сказал он. – Вы знаете, что маршал был очень близок в Трускальдом. Есть легенда, что он оставил ему тайные секреты ритуала Вызова.

– Разве это доступно людям?

– Этого нельзя сказать уверенно, пока мы не попробуем.

– И ты все это время молчал? – воскликнула Анджелина. – Какое же ты дерьмо, Анри!

Анри нервно скривился и произнес:

– А ведь когда-то она умоляла ответить на ее любовь!

Анджелина фыркнула, а Оливарро глубоко вздохнул.

– Тут хотя бы можно понять, что так бесит Цингали. Если мы выйдем на прямой контакт с их Создателями, все изменится более чем радикально.

– А что изменится? – спросил Дженнис. – Вы прогоните рептилидов, и с чем останетесь? Они нужны нам! Конечно, соотношение сил изменится, но надо ли нам рушить все созданное за последние годы?

Анри наклонился, чтобы посмотреть на Дженниса.

– Ты это серьезно, Уилл? Тебя все устраивает? И ты готов продолжать людоедство на Новогодних встречах? Тебе это кажется приятным?

– Какие-то вещи изменить необходимо, – отозвался Дженнис. – Но вы должны признать, что мы с вами создали цивилизацию, производящую излишек населения. И рептилиды готовы этот излишек у нас взять, предлагая самые совершенные технологии. Да, мы можем переписать наш договор, мы избавимся от унизительных условий, но давайте не будем крушить мебель!

Анджелина повернулась к Оливарро.

– Он говорит дело, Хоста.

– А барсифов мы сами подавим, – хмыкнул Рэнди. – Нет, в таком ракурсе мне это уже нравится. Не надо никаких жертв, не надо улыбаться, пожирая человеческое мясо, и можно послать Цингали с его ужасами куда подальше. В конце концов, он там не единственный, и было бы правильно найти возможность судить его по справедливости.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67