Сара Маас.

Королевство крыльев и руин



скачать книгу бесплатно

Ласэн с кряхтением встал. Его растрепанные волосы блестели на полуденном солнце, вспыхивая рыжими и кроваво-красными прядками.

– Я бы сказала, для наследника верховного правителя такие занятия куда достойнее, нежели праздность младшего сына, оказавшегося лишним в семье.

Он долго и пристально смотрел на меня. Взгляд был жестким.

– Неужели ты думала, что только месть подстегивала моих братьев, пытавшихся изловить меня и убить?

Вопрос заставил меня вздрогнуть. Я тоже встала и потянулась за новым яблоком на низкой ветке.

– Тогда непонятно, чем ты мог им помешать. Разве тебя привлекали отцовские лавры?

– Меня об этом вообще не спрашивали.

Ласэн двинулся ко мне, стараясь не наступать на падалицу. Воздух успел прогреться и стал еще приторнее.

– Власть не передается бескровно, а мне совсем не хотелось устраивать бойню. Корона верховного правителя просто не стоила этого. Да и сам двор – тоже. Получить власть, чтобы управлять хитрыми, лицемерными, двуличными соплеменниками?..

– Повелитель лис, – усмехнулась я, вспомнив, какую маску он когда-то носил. – Однако ты не ответил на мой вопрос. Чем же ты насолил крестьянам, что они готовы выдать тебя отцу и на этом заработать?

Ласэн смотрел на желтое ячменное поле, уходившее вдаль.

– После Джесминды они это сделают не задумываясь.

Джесминда. Я впервые слышала имя его возлюбленной.

Обходного пути не было, и мы двинулись через поле, стараясь не мять колосья.

– Джесминда была крестьянской девушкой. – Я едва слышала слова Ласэна, заглушаемые шелестом колосьев. – И когда я не смог ее защитить… Они расценили это как предательство их доверия. Спасаясь от братьев, я пытался найти убежище в крестьянских домах. Меня прогоняли. Они не могли простить мне Джесминду.

Вокруг нас шумели золотистые и белые колосья. Над головой синело безоблачное небо.

– Я их не виню и не злюсь на них, – сказал Ласэн.


Под вечер мы достигли края этой плодородной долины. Когда Ласэн предложил остановиться на ночлег здесь, я отказалась. Пока светло, нужно идти дальше, вверх по крутым холмам, которые незаметно сменялись горами. На вершинах лежал снег. Эта горная цепь служила границей с Двором зимы. Если мы за один-два дня пересечем границу, возможно, на той стороне мои силы вернутся. Я смогу пообщаться с Ризом или совершить несколько перебросов и оказаться дома.

Подъем был не из легких.

Мы карабкались на зубчатые скалы с острыми краями, кое-где покрытыми мхом. Жесткие белые травы, словно змеи, шипели на ветру. Ветер трепал наши волосы. С каждым шагом становилось холоднее.

Вечером… Вечером нам придется, забыв об осторожности, развести костер. Это единственная возможность дожить до утра.

Мы одолели очередной подъем. Ласэн тяжело дышал. У нас за спиной желтела равнина. Далекий лес отсюда казался рекой, полной оттенков зеленого. Но мне уже не хотелось любоваться здешними красотами. Я думала о переходе через горы.

Ведь должен же быть там какой-нибудь незаметный перевал.

– А ты, смотрю, совсем не задыхаешься, – сказал Ласэн, усаживаясь на плоской вершине валуна.

– Я упражнялась, – коротко ответила я, поправляя растрепавшуюся косу.

– Это я понял, когда ты ловко ускользала от атак Дагдана.

– Просто я сделала то, чего он от меня не ожидал.

– Нет, – тихо возразил Ласэн. – Я говорю не только о поединке.

Я подтянулась и поднялась на соседний валун.

– Ты меня оберегала. И от близнецов, и от Ианты. Спасибо.

У меня засвербело внутри. Хорошо, что вокруг по-прежнему дул ветер. Если мои глаза и слезились, то всего лишь от ветра.


Я уснула. Впервые за столько ночей. Под треск костра, который мы развели в найденной пещере. С ощущением, что внешний мир отодвинулся достаточно далеко. Словом, меня сморил настоящий сон.

Мне снилось, что я вплыла в разум Ласэна, как будто ко мне начала понемногу возвращаться магическая сила.

Мне снился наш уютный костер, грубые стены тесной пещеры, где едва нашлось место для нас двоих и огня. Мне снился ветер – ветер, ревущий в ночной тьме. Мне снились все звуки, которые слышал Ласэн, неся вахту у костра.

Потом его внимание задержалось на мне.

Я и не представляла, какой юной выгляжу во сне. Спящая, я была больше похожа на человека, чем на фэйку. Коса веревкой перекинута через плечо, рот слегка приоткрыт, лицо осунулось от скудной еды и бессонных ночей.

Мне снилось, будто Ласэн снял плащ и укрыл меня поверх одеяла.

Потом сон увлек меня куда-то. Я увидела звездное небо. Оно меня укачало, и я провалилась в сон без всяких сновидений.


Пробуждение было внезапным и грубым. Чья-то рука больно сжала мне лицо.

– Глядите-ка, кого мы нашли, – растягивая слова, произнес жесткий мужской голос.

Я узнала его лицо: рыжие волосы, бледную кожу, ухмылку. Узнала и лица двух других, прижавших рычащего Ласэна к полу пещеры.

Это были его братья.

Глава 12

– Что ж ты не заглянул в родной дом? – сказал Ласэну один из них. – Неужто не нашлось времени? Отец был очень огорчен.

Его кинжал был приставлен к моему горлу.

– У нас спешное поручение, – ответил Ласэн, быстро приходя в себя. – Мы не можем задерживаться.

Кинжал чуть глубже вонзился в мою кожу. Державший его сухо рассмеялся:

– Ах, поручение? А вот у нас другие сведения. Вы просто сбежали, наставив Тамлину рога.

Губы его растянулись в отвратительную улыбку.

– Вот уж не думал, что наш младшенький братец способен на такое.

– А он, похоже, осмелел, как только побывал в этой красотке, – усмехнулся другой брат.

Я холодно посмотрела на обладателя кинжала:

– Извольте нас отпустить, и немедленно.

– Наш уважаемый отец желает вас видеть, – со змеиной улыбкой произнес мой пленитель, даже не подумав убрать кинжал. – А потому вы отправитесь с нами.

– Эрис! – предостерегающе крикнул Ласэн.

Меня словно огрели по затылку. Надо мной стоял фэец, с которым когда-то насильно была помолвлена Мор. Это он, найдя ее искалеченной на границе, бросил ее умирать. Старший сын Берона. Наследник верховного правителя.

В мои ладони впились призрачные когти. Еще пара дней – и я полоснула бы ими по горлу Эриса.

Но у меня не было этих дней. У меня были считаные минуты, чтобы что-то придумать и вырваться из плена.

– Поднимайся, – холодным, скучающим тоном бросил Эрис, едва взглянув на меня.

И тут внутри меня вспыхнуло пламя, словно кто-то поворошил угли. Возможно, само нахождение в здешних краях, среди отвратительных, высокомерных братьев Ласэна, возродило мою магию и выжгло отраву из крови, превратив яд в пар.

Не убирая кинжала от моей шеи, Эрис грубо поднял меня на ноги. Я не сопротивлялась. Двое других братьев проделали то же с Ласэном.

Рассчитать каждое движение. Использовать все, что вокруг меня.

Я поймала взгляд Ласэна. Он заметил пот, катящийся у меня по виску. Моя кровь нагрелась и бурлила. Ласэн чуть кивнул. Понял.

Нас вряд ли убили бы по пути. Эрис с братьями приволокли бы нас к Берону, а вот верховный правитель вполне мог нас убить ради забавы. Мог и продать тому, кто подороже заплатит, или упрятать в подземелье и держать до бесконечности. Если вспомнить, как здесь обошлись с возлюбленной Ласэна и с Мор…

– Выходи первой, – велел ничего не подозревавший Эрис.

Он наконец-то опустил кинжал и подтолкнул меня.

Я тщательно выжидала нужное мгновение. Равновесие. Кассиан учил меня: чтобы выиграть поединок, жизненно важно сохранять равновесие.

Пинок Эриса нарушил его собственное равновесие. И тогда я молниеносно развернулась. Даже поднятое забрало не позволило ему увидеть, как я локтем что есть силы ударила его в нос. Эрис покачнулся. Мой толчок отбросил его назад.

По двум другим я ударила языком пламени. Прежде чем они с криками повалились на пол и откатились к дальней стене, Ласэн успел вырваться из их хватки.

Я исторгла все пламя, что было во мне. Воздвигла огненную стену, запечатав братьев Ласэна внутри пещеры.

– Беги, – выдохнула я, но Ласэн уже стоял рядом.

Он держал меня за руку, не давая поскользнуться на обледенелых камнях. Магическое пламя, зажженное мною, становилось все жарче. Конечно, это не удержит их в пещере надолго. Я уже чувствовала противоборствующую силу, стремившуюся опрокинуть мою.

Но в нашем арсенале была и другая сила. Ласэн это понял одновременно со мной.

По его лбу тоже струился пот. Волна его силы ударила по камням над нами. Вниз посыпался дождь обломков. В воздухе повисла каменная пыль.

Я вплела свою магию в новый удар Ласэна. И в следующий.

В пламени мелькнуло побагровевшее лицо Эриса – он походил на бога гнева. И тогда мы с Ласэном обрушили потолок пещеры.

Вход завалило. Из щелей змеиными языками вырывалось пламя. Но сильных разрушений внутри пещеры не произошло. Лишь стены содрогнулись.

– Торопись, – прошептал Ласэн.

Я молча кивнула, и мы устремились в ночную тьму.

Мешки, оружие, еда… все осталось в пещере.

При мне было два иллирианских ножа. У Ласэна – кинжал. К счастью, на моих плечах был плащ… Нет, мне не приснилось. Ночью Ласэн действительно отдал мне свой. Он дрожал от холода, но мы упрямо карабкались вверх по склону, боясь остановиться даже на мгновение.


Такую ночь могли выдержать только фэйцы. Люди замерзли бы насмерть.

Но и мое фэйское тело промерзло насквозь. Порывы завывающего ветра были как удары плетью. Холод обжигал почище огня. У меня стучали зубы. Окоченевшие пальцы едва цеплялись за обледенелый гранит. Мы продолжали идти, не зная, сколько лиг сумели одолеть. Наверное, от ледяной смерти нас с Ласэном спасали тонкие язычки магического пламени, что теплились в наших жилах.

Мы так ни разу и не остановились. Нами владел невысказанный страх. Нам казалось: стоит задержаться хотя бы на минуту, холод поглотит это хрупкое тепло, и мы больше не сделаем ни шагу. Или братья Ласэна выберутся из пещеры и догонят нас.

Я без конца пыталась докричаться через связующую нить до Риза. Совершить переброс. Вырастить крылья и выбраться с горного перевала, по которому мы сейчас брели. Все напрасно. Мы утопали в снегу по пояс. В некоторых местах он был настолько плотным, что приходилось двигаться на четвереньках или ползти, сдирая кожу на ладонях.

«Мы уже совсем близко от границы Двора зимы», – мысленно твердила я, пока мы шли, брели и ползли через узкий горный перевал. Мы почти рядом, и во владения Двора зимы братья Ласэна не посмеют сунуться вслед за нами.

Каждый шаг отзывался болью во всех мышцах. В сапоги набился снег, и они промокли. Ноги одеревенели, и это меня очень тревожило. Будучи человеком, я провела достаточно времени в зимних лесах и знала опасности переохлаждения. Но опаснее всего промокнуть на морозе.

Ласэн шел позади. Он шумно и тяжело дышал. Узкий проход, по которому мы двигались, расступился. Впереди, на холодном вечернем небе, перемигивались звезды. А под звездами темнели горы. Я чуть не заплакала.

– Надо идти дальше, – сказал Ласэн, откидывая со лба обледенелые прядки.

Я не сразу нашла в себе силы ответить.

– Мы так долго не продержимся. Нужно согреться и передохнуть.

– Мои братья…

– Если мы пойдем дальше, то погибнем.

В лучшем случае отморозим пальцы на руках и ногах. Я махнула туда, где начинался крутой склон, ведущий вниз:

– Спускаться в темноте крайне рискованно. Нужно отыскать пещеру и развести костер.

– Костер? – огрызнулся Ласэн. – А ты видишь здесь хоть что-нибудь способное гореть?

Я побрела дальше. Спорить – понапрасну тратить силы. И время.

Ответа у меня не было. Зато в голове крутился другой вопрос: переживем ли мы эту ночь?


Мы нашли пещеру: глубокую, защищенную от ветра и чужих глаз. Тщательно замели следы. За ночь поземка доделает остальное. Ветер дул так, что никакие из возможных преследователей не учуют наш запах.

На этом наше везение кончалось. Мы не нашли даже охапки хвороста. Огонь в наших жилах тоже иссяк.

Оставалось единственное: согреваться теплом тел. Пещера уходила во тьму. У нас не было ни сил, ни желания добираться до самого ее конца. Отойдя подальше от входа, мы уселись плечом к плечу, сплели руки под плащом и стали ждать, когда зябкая мокрая ткань начнет отогреваться.

Наши зубы выстукивали дробь, заглушая вой ветра.

«Найди меня, найди меня, найди меня», – пыталась я докричаться через связующую нить. Но Ризанд не отвечал.

Ответом была лишь ревущая пустота.

– Расскажи мне о ней, – попросил Ласэн. – Об Элайне.

Казалось, мои мысли о Ризе каким-то образом побудили и его вспомнить об истинной паре.

Мне не хотелось разговаривать под стук зубов и дрожь тела. Однако…

– Элайна любит свой сад. Она всегда любила что-нибудь выращивать. Даже когда мы бедствовали, она ухитрялась растить цветы в крошечном садике. Этим занятием она наслаждалась лишь два-три месяца в году, пока тепло. Потом мы выбрались из бедности, и Элайна сразу же разбила удивительно красивый сад. Таких прекрасных садов я не видела даже в Притиании. Слуги долго не могли привыкнуть к ее затеям. Они считали, что всю грязную работу должны делать они, а госпоже приличествует лишь гулять по саду да иногда срезать понравившуюся розу. Но Элайна одевалась как садовница и наряду со слугами копалась в земле, полола сорняки, подстригала кусты. Хотя во всем прочем она оставалась знатной дамой.

Ласэн долго молчал.

– Ты сказала «оставалась». Ты говоришь об Элайне так, словно она умерла.

– Возможно, прежняя Элайна умерла. Я не знаю, как повлияло на нее погружение в Котел, какие перемены вызвало. Сомневаюсь, что возвращение домой, в мир смертных, было бы здравым решение. Но не удивлюсь, если Элайна очень хочет вернуться в отцовский дом.

– Конечно, ей лучше остаться в Притиании. Даже в нынешние тяжелые времена.

Я была вынуждена сказать то, о чем мне очень не хотелось говорить. Но я подумала: уж пусть лучше он узнает об этом от меня.

– Видишь ли, Ласэн, она… помолвлена.

Он напрягся всем телом.

– С кем? – холодно спросил Ласэн, и в его голосе зазвучала угроза.

Казалось, он уже готов расправиться с женихом Элайны.

– Ее жених – сын местного правителя. Его отец ненавидит фэйри и фэйцев. Словом, всех, кто обитает по другую сторону стены. Этот человек потратил годы жизни и немало денег, охотясь на фэйри. То есть на нас. Вроде бы Элайна и этот парень любят друг друга, но мне говорили, что его отец больше заинтересован в ее богатом приданом. Эти деньги он тоже рассчитывает употребить на борьбу с нашей породой.

– Элайна действительно любит сына этого правителя?

– Говорит, что любит. Но Несту… Несту и раньше настораживал и отец жениха, и это всепоглощающее, безумное стремление убивать фэйри. Однако Элайне она о своих опасениях не говорила. Я тоже молчала.

– Моя истинная пара помолвлена с человеческим мужчиной, – задумчиво произнес Ласэн, разговаривая больше с собой, чем со мной.

– Прости, если я…

– Я хочу увидеть Элайну. Хотя бы один раз. Мне необходимо узнать.

– Что узнать?

Ласэн плотнее закутал нас в мокрый плащ.

– Стоит ли мне за нее бороться.

Я не могла заставить себя сказать: «Да, стоит». Я не имела права обнадеживать Ласэна. Вдруг Элайна продолжала мечтать о свадьбе, хотя ее бессмертие уже внесло существенные поправки, сделав эту свадьбу практически невозможной?

Ласэн уперся затылком в холодную стену пещеры.

– Тогда я спрошу у твоего Ризанда, как он все это перенес? Как он жил, зная, что ты помолвлена с другим? Что ты делишь постель с другим мужчиной?

Я запихнула озябшие пальцы под мышки и вперилась в темноту.

Колено Ласэна уперлось в мое.

– А когда ты узнала, что Ризанд – твоя истинная пара? Когда погасла твоя любовь к Тамлину и ты начала любить Риза?

Я предпочла молчать.

– Это началось раньше твоего… исчезновения?

Я повернулась к Ласэну. Его силуэт почти сливался с темнотой пещеры.

– Мы с Ризандом стали близки только через несколько месяцев после этого.

– Но в Подгорье вы целовались.

– В Подгорье, если не забыл, мы все выполняли прихоти Амаранты. И поцелуи, и танцы были частью спектакля, где ни меня, ни его не спрашивали, хотим ли этого мы сами.

– И тем не менее Ризанд – твой любимый мужчина, к которому ты торопишься вернуться.

Ласэн ничего не знал ни об истории жизни Риза, ни о тайнах, открывших мое сердце верховному правителю Двора ночи. Чужая история, чужие тайны, говорить о которых я была не вправе.

– Можно подумать, Ласэн, ты бы обрадовался, если бы я полюбила свою истинную пару. Ведь ты сейчас в том же положении, в каком был Риз полгода назад.

– Ты нас бросила.

Нас. Не Тамлина. Нас. Эти слова эхом отдались в темноте пещеры и понеслись наружу, где завывал ветер и мела поземка.

– Ласэн, помнишь наш разговор в лесу? Я тебе тогда сказала, что перестала ощущать твою дружескую поддержку задолго до исчезновения из особняка.

Меня снова пробрала дрожь. Захотелось отодвинуться от него подальше, но я отчаянно нуждалась в тепле его тела.

– По правде говоря, Ласэн, ты так же мало подходишь Двору весны, как и я. Ты нашел там пристанище. Ты развлекался, живя в свое удовольствие. Но только не пытайся меня уверять, будто тебе всего этого вполне хватало. Ты способен на большее.

Даже в темноте я видела, как сверкнул его металлический глаз.

– И какому же двору, по-твоему, я подхожу? Уж не Двору ли ночи?

Я не ответила, поскольку сама не знала ответа. Если мы выживем и доберемся домой, я могла бы предложить Ласэну должность. Положение верховной правительницы давало мне такое право. Конечно, я бы пошла на такой шаг прежде всего ради Элайны, дабы уберечь сестру от жизни при Дворе весны. Хотя Ласэн… думаю, он бы вполне прижился у нас и нашел бы общий язык с моими друзьями. В самой глубине моей души, в самой мерзкой ее части, жило злорадство от мысли, что Тамлин лишится еще одной существенной опоры.

– Завтра нужно выйти как можно раньше, – только и сказала я Ласэну.


Мы пережили эту ночь.

Каждый шаг отдавался болью в окоченевшем и задубевшем теле. Даже при свете утра спуск с горы был опасен, и мы двигались со всей осторожностью, на какую еще были способны. Главное – мы не обнаружили никаких следов братьев Ласэна. Никаких признаков иной жизни – тоже.

Я старалась о них не думать, особенно теперь, когда мы пересекли границу и оказались во владениях Двора зимы.

Вдаль уходила ледяная равнина, сверкавшая под неярким солнцем. Чтобы ее пересечь, понадобится не один день, но меня это не волновало. Я проснулась, ощутив приток магической силы. Ее хватит, чтобы обогревать нас обоих. «Фэйская немощь» теряла власть над нашими телами. Но до чего же медленно выходила из нас эта отрава!

Я была готова побиться об заклад, что где-то на середине этой равнины к нам вернется способность совершать перебросы. Конечно, если удача по-прежнему останется на нашей стороне и нас никто не найдет.

Я стала вспоминать все, что Ризанд мне рассказывал о Дворе зимы и его верховном правителе Каллиасе.

В этих краях вечных снегов стояли великолепные дворцы с высокими башнями. Внутри было жарко от неутихающего пламени очагов. Там росли красивые вечнозеленые деревья и кусты. Основным средством здешнего перемещения служили сани, украшенные затейливой резьбой. В сани запрягали сильных оленей с ветвистыми рогами (Риз говорил, что поверхность рогов на ощупь кажется бархатной). Их копыта идеально подходили для бега по снегу и льду. Здешние воины были хорошо обучены, но в сражения ввязывались редко, больше уповая на грозных белых медведей. Те надежно охраняли земли Двора зимы от незваных гостей.

Только бы один из таких медведей не попался нам по пути! Их шкуры полностью сливались с окружающими снегами.

Между Дворами ночи и зимы прежде существовали хорошие отношения, однако правление Амаранты ослабило их, как и отношения между остальными дворами. Я с тошнотой вспомнила, как самозваная королева погубила десятки детей Двора зимы.

У меня не хватало воображения, чтобы представить степень потери, глубину горя и гнева. За все месяцы, проведенные с Ризом, я не отважилась спросить, к каким сословиям принадлежали погубленные дети и каковы последствия содеянного. Не знала я и того, считалось ли убийство детей самым чудовищным из преступлений Амаранты или просто одним из многих злодеяний.

Но какими бы ни были нынешние отношения между дворами, Двор зимы принадлежал к числу так называемых сезонных дворов. Возможными союзниками Каллиаса могли оказаться Тамлин или Таркин. А самыми надежными нашими союзниками оставались «солнечные» Дворы зари и дня. Но они находились далеко на севере – за разделительной чертой между сезонными и солнечными дворами. То была полоса ничейных земель, считавшихся священными. Здесь я мысленно усмехнулась, вспомнив, что на тех священных землях стоит хижина Ткачихи, а под ними тянутся мрачные пещеры Подгорья.

В тамошних лесах смерть нам будет грозить на каждом шагу.

Понадобился целый день и ночь, чтобы окончательно спуститься с гор. Теперь у нас под ногами был толстый слой льда. Здесь ничего не росло. Только корка наста свидетельствовала о том, что мы находимся на суше. Дальше начинался лед. Местами он был припорошен снегом, а местами блестел на солнце. Прозрачность льда позволяла заглянуть вглубь – туда, где темнели воды бездонных озер.

По льду хотя бы не бродили белые медведи. Однако мы вскоре поняли другую опасность: на льду было негде и нечем укрыться от холода и ветра. И если мы с помощью магии решимся зажечь огонь, нас заметят издалека. Я уж не говорю об опасности костра на поверхности замерзшего озера.

Солнце выплывало из-за горизонта, окрашивая равнину в золотистый цвет и делая тени густо-синими.

– Сегодня мы размягчим лед и соорудим из него хижину, – сказал Ласэн.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15