Салават Асфатуллин.

Башкиры в войнах России первой четверти XIX века



скачать книгу бесплатно

В сражении у Смоленска отличился и Уфимский пехотный полк. Вот как описывал подвиг уфимцев 5 августа обер– квартирмейстер корпуса И. П. Липранди. «Вправо от Малаховских ворот, за форштатом, расположен был Уфимский полк. Там беспрерывно слышны были крики «Ура!», и в то же мгновение огонь усиливался. В числе посланных туда с приказанием – не подаваться вперед из предназначенной черты, был послан и я… Я нашел шефа полка этого, генерал-майора Цыбульского, в полной форме, верхом в цепи стрелков. Он отвечал, что не в силах удержать порыва людей, которые после нескольких выстрелов с французами, занимающими против них кладбище, без всякой команды бросаются в штыки. В продолжение того времени, что генерал-майор Цыбульский мне говорил это, в цепи раздалось «Ура!». Он начал кричать, даже гнать стрелков своих шпагой назад; но там, где он был, ему повиновались, и в то же самое время в нескольких шагах от него опять слышалось «Ура!» и бросались на неприятеля. Одинаково делали и остальные полки этой дивизии… в первый раз здесь сошедшиеся с французами. Ожесточение, с которым войска наши, в особенности пехота, сражались под Смоленском 5-го числа, невыразимо. Нетяжкие раны не замечались до тех пор, пока получившие их не падали от истощения сил и течения крови»[177]177
  Тарле Е. В. Нашествие Наполеона на Россию / 1812 год. М.: издат. АН СССР. 1961. С. 516–517 / Харкевич В. 1812 год в дневниках…. Т. 2. С. 11–16.


[Закрыть]
.

После оставления Смоленска 1-й Тептярский полк был направлен для прикрытия обозов на Духовщинскую дорогу. Обе русские армии выступили из Смоленска 26 июля, оставив два обсервационных корпуса, каждый с 5000 по правому и левому берегу Днепра. Находившиеся при отряде Оленина казачьи полки Власова и Тептярский должны были присоединиться к отряду генерал-майора Г. В. Розена 1-го в с. Чабатуры на правом берегу Днепра»[178]178
  Попов А. И. Первое дело при Красном. – М.: Книга. 2007. С. 46–49 / ВУА. Т. 17. С. 278–279; т. 18. С. 218.


[Закрыть]
.

2 августа в Смоленске Барклай де Толли выделил под командование генерал-майора Ф. Ф. Винценгероде один драгунский и 4 казачьих полка с заданием действовать на коммуникациях противника. Это был один из первых в России армейский партизанский отряд.

Уже за Смоленском 7 августа произошел бой русского арьергарда у д. Валутина Гора. Наполеон отправил корпус Нея для захвата перекрёстка дорог у д. Лубино, чтобы перерезать пути отхода русской армии.

«У Валутиной Горы путь ему заградил отряд Тучкова, занявший удобную позицию на высотах около Смоленской дороги. Попытки французов с ходу сбить русских с позиции были отбиты. После трёх часов дня Тучков отошел на позицию за р. Строгань, где за счёт подошедших подкреплений (кавалерийский отряд генерал – адъютанта Орлова-Денисова В. В., в котором был и 1-й Башкирский полк – авт.) его отряд увеличился. Бой, в котором приняли участие вместе с казаками и башкиры, длился до поздней ночи»[179]179
  Рахимов Р. Н. «Северные амуры» в Отечественной войне 1812 года / История башкирского народа. Т. 4. СПб: Наука. 2011. С. 78.


[Закрыть]
.



Башкирские полки в Отечественной войне 1812 года. Историко-культурный энциклопедический атлас «Республика Башкортостан. – М.: ИПЦ «Дизайн. Информация. Картография». 2007 г.


Во время отступления от Смоленска летучий казачий корпус 1-й Западной армии с 8(20) по 18(30) августа находился в главном арьергарде под общим командованием Платова. Сражался под д. Пнево и Михалевка, при Дорогобуже и у Семлева[180]180
  Энциклопедия «Отечественная война 1812 года». М.: РОССПЭН. 2004. С.415.


[Закрыть]
. В его составе воевал и 1-й Башкирский казачий полк.

Шишов А. В. в книге «Казачество в 1812 году» упоминает, что 11 августа 1-й Башкирский полк «был употреблён для перевозки на своих лошадях, отставших от армейских колонн пехотных солдат»[181]181
  Шишов А. В. Казачество в 1812 году. М.: Вече. 2012. С. 67.


[Закрыть]
. А 12 августа 1-й Башкирский полк участвовал в бою арьергарда с противником при отступлении от Смоленска. Здесь вновь отличился зауряд-хорунжий Гильман Худайбердин.

Командир дивизии Обсервационной, затем 3-й Западной армии Василий Вяземский в своём «Журнале» в двух случаях точно указал национальный состав войск корпуса 3-й армии: «14 августа. Корпуса разделены на отряды: 1-й, графа Ламберта: Александрийской гусарской, Татарской уланской, казачий Власова, башкиры (2-й Башкирский казачий полк – авт.), калмыки, 10-й егерский полк. 22 августа. Отряд Кноринга, расположенный при Берестечке на Стыре состоит из Татарского уланского, башкир и Евпаторийского татарского»[182]182
  Вяземский В. В. Журнал 1812 г. // 1812 год…Военные дневники. – М., 1990. С. 202, 204, 205, 208, 209.


[Закрыть]
. К сожалению, далее, при описании наступательных действий, В. Вяземский и большинство других авторов обозначают участников боёв общим словом «казаки».


Портрет Е. И. Чаплица. Худ. О. А. Кипренский. Рисунок, 1813 г. Москва, Третьяковская галерея.


Искать следы башкир в истории Отечественной войны 1812 года крайне затруднительно. Ведь большинство штабных офицеров, мемуаристов и позднейших исследователей писали просто «казаки», не выделяя башкир или калмыков.

Молодой артиллерийский офицер Митаревский оставил нам весьма живое, житейское (и тем самым ценное) описание отступления: «Овсом мы более всего дорожили, и трудно было его доставать; сено находили по лугам и селениям, а потому в нём и не нуждались; в провианте для людей тоже не нуждались; для говядины ловили и забирали рогатый скот, овец и свиней. Жители не только не противились, но даже предлагали брать, говоря: «Берите, батюшки, берите, родные, чтоб не досталось французу.…Всё, что относилось до продовольствия людей и лошадей – позволялось брать, но строго было запрещено брать что-либо из вещей….Не было дров, чтобы разложить огонь и обогреться; мы мокрые, продрогли и не знали, что делать. Один из офицеров, чтобы согреться, предложил выпить водки. Водка у нас не была в употреблении, некоторые пили, но понемногу, а я и совсем не пил; но тут с другими и я немного проглотил водки и почувствовал, как по всему телу разлилась какая-то приятная теплота». Позже он напишет об этом, всё-таки, с другой концовкой: «Водку мы почти не пили, но после, когда настала осень и холода, то научились пить и водку»….Мы всегда ходили в фуражках, а кивера наши под чехлами носили денщики; это делалось для того, чтобы они не мялись». Он же по ходу своих «Рассказов…» несколько раз пишет о поступлении пополнений: «За несколько дней до прихода к Бородину дали в нашу роту человек двадцать или тридцать из ополчения, взамен выбывших из строя солдат в сражении под Смоленском и заболевших в походе. Их поместили большей частью в обоз, к фурам, а фурлейтеров из обоза взяли вместо ездовых»[183]183
  Митаревский Н. Е. Рассказы об Отечественной войне 1812 года. Записки молодого артиллерийского офицера, который участвовал во всех действиях 6-го корпуса, от самого начала войны до окончательного преследования неприятеля до Вильно./ Сборник Отечественная война 1812 г. в воспоминаниях современников. 2-е изд., стереотипное. М.: Гос. Публич. Истор. б-ка России. 2011. С. 232, 238, 233, 244, 245.


[Закрыть]
.

Участник событий Вильсон оставил свидетельство жестокости неприятеля: «Марш неприятеля от Смоленска сопровождался самыми варварскими разрушениями и всяческими бесчинствами. Даже города, им занятые, поджигались с безумным остервенением, вопреки собственным интересам. Сия судьба постигла Гжатск и Дорогобуж. Ничему не было пощады, повсюду свирепствовал дьявольский дух, приуготовляя не менее дикий и бедственный день отмщения»[184]184
  Вильсон Роберт Томас. Повествование о событиях, случившихся во время вторжения Наполеона Бонопарта в Россию и при отступлении французской армии в 1812 году. М.: РОССПЭН. 2008. С. 132.


[Закрыть]
.

16 августа наши армии отступили от Вязьмы. «Арьергард выдержал кровопролитное дело, но удержался перед городом до 17-го числа, когда отошёл вслед за армиями; тотчас, едва прошли последние наши полки, жители зажгли город, так что французская артиллерия не могла следовать по улицам»[185]185
  Михайловский-Данилевский А. И. Отечественная война 1812 года. – М.: Захаров. С. 103.


[Закрыть]
.

В послужном списке Власова 3-го отмечено: «20 (августа) на правом же фланге при г. Гжатске, имея в команде полки: его имени, Бугский, Перекопский татарский и 1-й Тептярский, выдержав в больших силах неприятельскую кавалерийскую атаку два раза, обращал оного назад с его потерею и тем не допустил отрезать наш арьергард»[186]186
  Сапожников А. И. Войско Донское в Отечественной войне 1812 года. М.; СПб.: Альянс-Архео. 2012. С. 237 / Отношение А. П. Ермолова Э. Сен-При от 25 июля 1812 г.//Ермолов А. П. Записки. Ч. 1. Приложения. С. 348.


[Закрыть]
.

Отступая, Барклай де Толли верил в скорую победу России. «По словам его адъютанта В. И. Левенштерна, которому поручалось доклады от имени главнокомандующего царю, Барклай с первых дней войны «успокаивал государя» и «ручался головою (в июне месяце), что к ноябрю французские войска будут вынуждены покинуть Россию более поспешно, нежели вступили туда». Вскоре после Смоленска, получив в Дорогобуже подкрепление из 10 тыс. смоленских ратников и узнав, что Милорадович уже ведет к нему еще 15 тыс., Барклай стал готовится к генеральному сражению. Он знал «по расспросам от пленных», что французов уже «немного больше», чем русских. Наполеон 25 августа имел в центральной группе 155 675 человек, а обе русские армии, по данным на 29 августа, – 100453 человека, не считая 10 тыс. ополченцев и более 11 тысяч казаков, т. е. всего 121,5 тысяч.

Уже 12(24) августа Барклай вместе с Багратионом обследовал позицию у Дорогобужа, рекомендованную К. Ф. Толем, но счел ее невыгодной и к 17(29) августа отвел войска на другою позицию – у с. Царево-Займище, где и решил дать сражение, тем более что 18(30) – го прибыл Милирадович во главе 15,5 тыс. бойцов»[187]187
  Кутузов М. И. Сборник док. М. 1954-1955. Т. 1–4. Ч. 1-2. Ч. 1. С. 88, 94.


[Закрыть]
. Барклай напишет об этом царю: «Когда я почти довел до конца… свой план и был готов дать сражение, князь Кутузов принял командование армией». Однако боевые генералы и офицеры, потерявшие всякое доверие к Барклаю, не хотели мириться с ним. Еще более непримиримо была настроена солдатская масса, которая отнюдь не утешалась тем, что по приказу Барклая перед ней «были заранее свозимы с дороги» верстовые столбы – указатели числа верст до Москвы. Всеобщее раздражение против Барклая поддерживал своим авторитетом Багратион. В таких условиях, когда армия фактически стала единой, а командующих оставалось двое, распря между Багратионом и Барклаем как нельзя лучше иллюстрировала парадокс Наполеона: «Один плохой главнокомандующий лучше, чем два хороших». Перед армией и страной остро встал вопрос о едином главнокомандующем»[188]188
  Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. М.: Омега, 2007. С. 233–234.


[Закрыть]
.

С 8 (20) августа 1812 г. главнокомандующим стал Кутузов М. И. Он имел очевидное преимущество перед другими. Было ему тогда 67 лет. Его боевой опыт исчислялся в полвека. Генералом он стал в 1784 г., раньше, чем Наполеон – лейтенантом. Много раз смерть смотрела ему в глаза. В молодости ему дважды прострелили голову, но оба раза он, к удивлению русских и европейских медиков, выжил. Его правый глаз выбила турецкая пуля в битве под Алуштой, когда ему было 28 лет. После этого Кутузов отличился не в одном десятке походов, осад, сражений, штурмов, особенно в знаменитом штурме Измаила 22 декабря 1790 г. «Он шел у меня на левом крыле, – написал тогда о Кутузове Суворов, – но был моей правой рукой». К 1812 г Кутузов прочно зарекомендовал себя как мудрый стратег и блистательный дипломат. «Хитер, хитер! Умен, умен! Никто его не обманет», – говорил о нем Суворов[189]189
  Тарле Е. В. Сочинения: В 12 т. М. 1957-1962. Т. 7. С. 555


[Закрыть]
.


М. И. Голенищев-Кутузов. Гравюра Ф. Вендрамани с оригинала Л. Де Сент-Обена. 1813 г.


Кутузов, заменив Барклая, продолжил его стратегию. Но не потому, что воспользовался ею, не сумев придумать ничего собственного, а потому, что она была единственно правильной, и Кутузов понимал это не хуже, чем Барклай. Его назначение главнокомандующим русскими армиями обрадовало почти всех, даже Наполеона, который, кстати, был высокого мнения о своём новом противнике. «Узнав о прибытии Кутузова, он, вспоминал о Наполеоне А. Коленкур, – тотчас же с довольным видом сделал отсюда вывод, что Кутузов не мог приехать для того, чтобы продолжать отступление: он, наверное, даст нам бой, проиграет его и сдаст Москву, потому – что находится сишком близко к этой столице, чтобы спасти её»[190]190
  Арман де Коленкур. Мемуары: Поход Наполеона в Россию. – М.: Госполитиздат. 1943. С. 127.


[Закрыть]
.

На все приветствия опытный полководец скромно отвечал: «Не победить, а дай бог обмануть Наполеона»[191]191
  Глинка С. Н. Из записок о 12-ом годе / России двинулись сыны: Записки об Отечественной войне 1812 года её участников и очевидцев – Ермолова А. П., Волконского С. Г., Шишкова А. С., Голицына А. Б., Акинфова Ф. В. Раевского Н.Н., Глинки Ф. Н., Глинки С. Н., Муравьёва А. Н., Тургенева Н. И., Тучкова П. А., Норова А. С., Граббе П. Х., Булгакова А. Я., Вяземского П. А., Штейнгеля В. И., Зотова Р. М., Михайловского-Данилевского А. И., Чичерина А. В., Давыдова Д. В., Щербатова А. Г., Коновницына П. П., Орлова М. Ф. –М.: Современник. 1988. С. 258.


[Закрыть]
.

В 1837 г. перед Казанским собором в Петербурге, где похоронен Кутузов, были установлены рядом памятники и Кутузову, и Барклаю де Толли, глядя на которые еще в мастерской скульптора Б. И. Орловского Пушкин точно, не возвеличивая кого-либо одного в ущерб другому, определил место обоих полководцев в истории 1812 г.: «Здесь зачинатель Барклай, а здесь совершитель Кутузов»[192]192
  Пушкин А. С. Собрание соч.: В 10 т. М., 1981. Т. 2. С. 291.


[Закрыть]
.


Генерал и дипломат Арман-Огюст-Луи де Коленкур (1773-1827).


14 августа к русской армии прибыл сэр Роберт Томас Вильсон – английский генерал и представитель Англии при Александре I. Небольшая часть башкир составили его конвой. Он их хорошо знал и ценил ещё с 1807 года[193]193
  Вильсон Р. Т. Дневние и письма. 1812-1813. СПб, 1995. С. 207.


[Закрыть]
.

24 августа (4 сентября по новому стилю) Наполеон атаковал в Гридневе арьергард Коновницына, состоявший из двадцати батальонов и девяносто пяти эскадронов. «Жестокие схватки продолжались до ночи; изюмские гусары и казаки изрубили пять неприятельских эскадронов, но Коновницын, видя, как обходят его левый фланг, неспешно отступил и занял позицию при Бородине. …В трёх деревнях перед Шевардиным – Алексинках, Фомкине и Доронине – находились лёгкие войска»1а. Барклай де Толли писал: «Иррегулярные войска вверенной мне армии остались на левом берегу сей реки (Колочи) для наблюдения и прикрытия правого фланга, и в сей день, а равно и 25-го числа, препятствовали неприятелю распространиться своею позициею в сию сторону»[194]194
  Сапожников А. И. Войско Донское в Отечественной войне 1812 года. М.; СПб.: Альянс-Архео. 2012. С. 241./ Рапорт М. Б. Барклая де Толли М. И. Кутузову от 24 августа 1812 г. // Боевой календарь-ежегодник. С. 494.


[Закрыть]
.

Французский офицер М. Комба оставил мемуары о перестрелке с башкирами накануне Бородинского сражения: «В последующие дни, 5-6 сентября (по новому стилю – авт.), мы продвинулись вперёд лишь на очень небольшое расстояние, так как русская армия всюду оказывала нам очень решительное сопротивление, используя всякие позиции для артиллерии, чтобы поражать нас, и прикрывала своё отступление частой цепью стрелков, составленной из казаков, калмыков и башкир. Последние были вооружёны луками и стрелами, свист которых был для нас нов, и ранили нескольких из наших стрелков. Шея лошади капитана Депену из моего полка была пронзена под гривой одной из этих стрел, имевших, приблизительно, четыре фута в длину…»[195]195
  Шишов В. А. Казачество в 1812 г. М.: Вече. 2012. С. 144–145; Вклад Башкирии в победу России в Отечественной войне 1812 года. Сб. док. Уфа: Китап. 2012. С. 29.


[Закрыть]
.

1-й Башкирский полк и четыре сотни Тептярского полка были в казачьем корпусе Платова в день Бородинского сражения[196]196
  Усманов А. Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года. Уфа: Китап. 1964. С. 33, 34.


[Закрыть]
. Имеются документ о нахождении 1-го Башкирского и 1-го Тептярского полков из Башкирии в составе русской армии в дни Бородинского сражения и труды серьёзных докторов наук – предшественников[197]197
  Состав соединённых русских армий при с. Бородино 24-26 августа; Бородино: Документальная хроника (состав. А. М. Валькович, А. П. Капитонов). – М.: РОССПЭН, 2004. 384 с. Приложение № 1; Поликарпов Н. П. Боевой календарь-ежегодник Отечественной войны 1812 года// труды МО ИРВИО. М., 1913. Т. 4, ч. 1. С. 509, 522-523; Бородино: Путеводитель. М., 1975. С. 25, 29. Васильев А. А., Елисеев А. А. Русские соединённые армии при Бородине 24-26 августа 1812 г.: Состав войск и численность. М. 1997. С. 35, 50; Усманов А. Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года. Уфа: Китап. 1964. С. 33, 34; Астапенко М., Левченко В. Атаман Платов: жизнеописание. – М.: Современник, 1988. 237 с.; Асфандияров А. З. Башкирия после вхождения в состав России. Уфа: Китап, 2006. 504 с.; Он же. Любезные вы мои…. Уфа, Китап, 1992. 236 с.; Он же. Участие башкир в войнах и походах России в период кантонного управления / Из истории феодализма и капитализма в Башкирии. – Уфа, 1971. С. 83; Раимов Р. М. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года, Уфа, Башгосиздат, 1943; Очерки по истории Башкирской АССР. Т.1, ч.1-2. – Уфа, 1959.


[Закрыть]
. В книге «Бородино: Документальная хроника» (состав. А. М. Валькович, А. П. Капитонов) есть Приложение № 1 «Состав соединенных русских армий при с. Бородино 24-26 августа 1812 года». А в нём имеется подраздел «Иррегулярные войска 1-й Западной армии». И под заголовком «Не входили в бригады» находим 1-й Башкирский конно-казачий полк (5 сотен), командир – майор Нарвского драгунского пока М. М. Лачин. А также 1-й Тептярский казачий полк (5 сотен), командир – майор Н. А. Тимиров 1-й. Кроме того, под этим же заголовком находятся Атаманский казачий полк (7 сотен) С. Ф. Балабина 2-го, 1-й Бугский казачий полк (5 сотен) есаула С. Ф. Жекула и Донская конно – артиллерийская рота № 2 (12 орудий) П. В. Суворова 2-го. (Славная компания для затыкания внезапно возникающих прорех! – авт.). А в конце таблицы – итог: «Всего в иррегулярных войсках 1-й Западной армии 72 сотни и 12 орудий – около 5600 человек (на 24 августа)». А у Троицкого казаков насчитано больше: 5+2=7 тысяч. Шишов А. В. подтверждает нахождение 1-го Башкирского и 1-го Тептярского полков на поле Бородинского сражения, 5600 иррегулярных казаков в 1-й Западной армии и даёт, со ссылкой на исследования Шведова С. В., общее количество всех казаков: «Фактически на Бородинской позиции находились в те августовские дни 23 казачьих полка (всего 120 сотен) и 2 казачьих артиллерийских роты. …около 9 тысяч человек (в 1-й и 2-й Западных армиях – авт.)»[198]198
  Шишов А. В. Казачество в 1812 году. М.: Вече. 2012. С. 113, 139.


[Закрыть]
.

Еще в 7 часов утра Платов с 6-тью с половиной полками летучего казачьего корпуса 1-й Западной армии (около 2700 человек) отправился на разведку с правого фланга русской армии на левый фланг неприятеля. Выяснив его численность, он предложил нанести здесь удар. Полковник К. Ф. Толь сообщил его план Кутузову. Поскольку положение армии Багратиона было крайне тяжелым, Кутузов около 9 часов 30 минут направил Первый кавалерийский корпус генерала Уварова (28 эскадронов, 12 орудий, около 3400 чел.) для совершения диверсии на левом фланге противника, чтобы оттянуть часть его сил от русского левого фланга. Ту же задачу получил и Платов, под началом которого всего было 14 казачьих полков. По его рапорту получается, что его казаки дожидались кавалеристов Уварова в тылу неприятеля, вступая в схватки: «и пока прибыл в подкрепление ко мне кавалерийский корпус под командованием генерал-лейтенанта Уварова, действовал я наступательно на неприятельскую пехоту и кавалерию, в лесу бывшую, неоднократными ударами в дротики, опрокидывая его кавалерию с поражением и взятьем до двухсот в плен конных и пехотных стрелков»[199]199
  Шишов А. В. Указ. соч. С. 135.


[Закрыть]
. Одновременно с этим, в целом ряде документов и работ, указано, что казаки двинулись в рейд после получения приказа Кутузова на диверсию. Эти факты примиряются в случае, если Платов оставил 6,5 полков, осуществлявших с 7 утра разведку, в тылу неприятеля, а после получения приказа Кутузова на диверсию, ринулся в тыл врага с оставленными казаками, охранявшими цепью правый фланг русской армии. Множество мелких упоминаний неприятеля из разного рода войск о казаках, тревоживших наполеоновские войска то там, то здесь, приводит нас к мысли, что этот вариант ближе к истине. Жизнь всегда богаче описаний.

Уверен, что в этом рейде участвовал и 1-й Башкирский казачий полк– народ не будет хранить песню об участии башкир в Бородинском сражении целых 200 лет, если этого факта не было на самом деле. Да и д.и.н. Усманов, весьма уважаемый в учёном мире, так считал: «В составе войск казачьего корпуса Платова конники Башкирии принимали участие в знаменитом Бородинском сражении. На подступах к Бородино 1-й Тептярский полк майора Темирова находился «в командировке», а 26 августа участвовал в Бородинском сражении»[200]200
  Усманов А. Н. «Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года». Ватандаш. 2012. № 2. С. 14.


[Закрыть]
. Думаю, участвовали в рейде по тылам наполеоновских войск и четыре сотни 1-го Тептярского полка, оставшиеся на Бородинском поле, так как есть историческое свидетельство, что на перевязочном пункте видели раненого тептярского казака. «И. Т. Родожницкий, участник сражения, описывая лазарет, отметил: «Особенно страшен и жалок был один татарин, тептярский казак: …у него из спинной лопатки вырезывали пулю, от чего он ужасно корчился и кричал, имея черное, отвратительное лицо. …Недавно опубликован «Список нижних чинов кавалерийских полков и 2-го сводного гренадерского батальона, отличившихся в аръергардных боях и Бородинском сражении», представленных к награждению Знаком отличия Военного ордена, в котором с формулировкой: «Оные нижние чины, состоя при генерал-лейтенанте Коновницыне в разных линейных сражениях и в ежедневных делах ариергарда во время командования его оным, находились в разных кавалерийских атаках, где неоднократно показали особенное мужество и поощряли своим примером прочих к поражению неприятеля» приведена среди прочих фамилия урядника 1-го Тептярского полка Маулухея Абрикаримова»[201]201
  Рахимов Р. Н. На службе у «Белого царя». М.: РИСИ, 2014. С. 298–299 / Родожицкий И. Т. Походные записки артиллериста с 1812 по 1816 год //Бородино. Документы, письма, воспоминания. М.: Советская Россия, 1962. С. 390; Подвиги офицеров и солдат русской армии в сражении при Бородине. Сб. док. М.: Древлехранилище, 2012. С. 418.


[Закрыть]
. А шеф полка майор Тимиров с одной сотней уже партизанил в Юхновском уезде Калужской губернии. Документы об этом будут представлены в разделе «Башкиры в партизанах…».


Карта-схема Бородинского сражения с указанием рейда Уварова и Платова в тылы французской армии


Казачьи полки Платова преодолели р. Колоча, овраг, переправились через реку Войну, поднялись на холм и устремились в тыл неприятеля, нагоняя страх. Здесь располагались экипажи главной квартиры Наполеона, личное имущество и экипажи маршалов, канцелярии министров, подвижные госпитали, артиллерийские парки и огромные обозы.


Рейд казаков Платова в тыл наполеоновской армии. Худ. С. Зелихман. 1959 г.


Внезапный удар казаков и регулярной кавалерии вызвал панику и ужас в этих тыловых частях. Войска же Дельзона и Орнано под натиском вынуждены были отступить для прикрытия итальянской батареи, Бородина и провианта. Евгений Богарне, остановив атаки на батареи в центре, повёл итальянскую гвардию на защиту левого фланга. Но попало и им. Сам Богарне отступил, укрывшись в каре итальянских гвардейцев. Паника охватывала тылы всё шире: «Наполеону доложили, что русская кавалерия атаковала его левое крыло. Обе дивизии молодой гвардии, приготовленные для введения в дело, были оставлены на своих позициях, до прояснения обстановки. Ней и Мюрат, не получив подкреплений, прекратили свои атаки, ограничившись артиллерийской дуэлью с русскими. По приказу Наполеона в распоряжение Е. Богарне был направлен 1-й гвардейский шволежерский польский полк. Имеется свидетельство полковника Жана-Жака-Жермена Пеле, что около 11 часов, когда пришло известие о русском нападении, Наполеон «тотчас же сел на лошадь и поспешил на другой берег ручья. Узнав последствия этого утра и исчезновение русской кавалерии, он вскоре возвратился к центру…»[202]202
  Шишов А. В. Казачество в 1812 г. М.: Вече. 2012. С. 129.


[Закрыть]
. П. Дотанкур также пишет, что Наполеон приблизился к правому берегу реки, и увидев, что происходит, тотчас вернулся к Шевардино»[203]203
  Попов А. И. Бородинское сражение (боевые действия на северном фланге). – Самара, 1995. С. 74–75.


[Закрыть]
. То есть, опасаясь за свои коммуникации, Наполеон приостановил яростные атаки войск Багратиона на два часа и поехал на место разбираться. А ведь был уже отдан приказ Молодой гвардии: последней яростной атакой решить исход сражения в пользу французов. Пришлось его отменить.

Эту отлучку Наполеона и задержку яростного штурма подтверждает в своих воспоминаниях и Михайловский-Данилевский: «Эти два лихих налёта вызвали отъезд Наполеона в тыл, а вследствие этого огонь и атаки неприятеля в боевой линии заметно ослабели. В третьем часу дня Наполеон возвратился к Шевардину и с новой энергией устремился на центр в намерении овладеть курганной высотой»[204]204
  Михайловский-Данилевский А. И. Отечественная война 1812 года. – М.: Захаров. 2004. С. 117.


[Закрыть]
.

Очевидец событий, представитель Англии при русском командовании английский генерал Роберт Вильсон добавляет некоторые подробности и даёт большее число казачьих полков, участвовавших в знаменитом рейде в тылы противника: «Наполеон понимал необходимость концентрированного и завершающего усилия. Для штурма левого фланга русских были собраны все силы и четыреста артиллерийских орудий. Сиё перестроение неприятеля заставило Милорадовича и Остермана прийти на помощь Багратиону. Для создания резерва в центре была собрана вся оставшаяся кавалерия, а чтобы отвлечь внимание французов, приказано Уварову с первым кавалерийским корпусом и семью тысячами казаков Платова «двигаться от правого фланга позиции, повернуть влево, перейти Колочу и привести в замешательство неприятеля у Бородина и в тылу, насколько сие позволят обстоятельства»[205]205
  Вильсон Роберт Томас. Повествование о событиях, случившихся во время вторжения Наполеона Бонопарта в Россию и при отступлении французской армии в 1812 году. М.: РОССПЭН. 2008. С. 140–141.


[Закрыть]
. Семь тысяч казаков – это все 14 полков, бывших тогда под личным началом Платова.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11