Салават Асфатуллин.

Башкиры в войнах России первой четверти XIX века



скачать книгу бесплатно

В «Истории Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам», составленной генерал-майором Богдановичем М.И и изданной в Санкт-Петербурге в 1859 году, приведены интересные детали этого дела: «В 6 часов утра (16 июня) неприятель завязал у Антополя довольно жаркую перестрелку с лейб-казачьим и Тептярским полками. Казаки захватили в плен капитана графа Сегюра и 7 рядовых 8-го гусарского полка. При отступлении из Вильны, войска наши успели увезти с собой все, кроме 85-ти больных. Провиантский магазин, находящийся в городе, был сожжен. Мосты на Вилии, при отступлении наших войск за сию реку, были уничтожены»[124]124
  Богданович М. И. Истории Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам, составленной генерал-майором Богдановичем М.И». Санкт-Петербург. 1859. С. 136.


[Закрыть]
. В первые дни войны 1-й Тептярский полк участвовал в боестолкновениях почти ежедневно: «18 июня вместе с лейб-гвардии Уланским полком в бою при м. Довигоны, где выдержали «несколько сильных атак» кавалерии противника. 21 июня хорунжий лейб-гвардии Черноморской сотни Н. С. Завадовский был командирован на аванпосты при м. Свенцянах с 25 черноморскими казаками и 50 тептярами. Им навстречу вышли два французских кавалерийских полка, с фланкерами которых отряд Завадовского сражался более двух часов»[125]125
  Рахимов Р. Н. На службе у «Белого царя». М.: РИСИ. 2014. С. 293–294.


[Закрыть]
.


Карта-схема «Бой за Вильно в июне 1812 г.»


Главные силы 1-й Западной армии, оставив Вильно, отступили к городу Свенцянам, чтобы оттуда следовать к Дриссе. 23 июня (5 июля) 1812 года произошел бой у местечка Довгелишки между арьергардом главной колонны 1-й Западной армии под командование ген. Ф. К. Корфа и 2-й дивизии легкой кавалерии французов под началом ген. О. Себастьяни с приданными шестью ротами вольтижеров и легкой артиллерией. Бой начался в 2 часа. В 18 часов ген. Орлов-Денисов во главе лейб-гвардии Казачьего, 1-го Тептярского, 1-го Бугского казачьих и Елисаветградского гусарского полков при поддержке артиллерии атаковал неприятеля и заставил его в беспорядке отступить, «а сам с отрядом своим в совершенном порядке переправился за реку». Наши войска частично разрушили мост и выстроились за рекой под прикрытием 6 орудий. Русские потери составили в этом бою 61 чел. убитыми, 43 ранеными, 137 чел пропали без вести. На поле боя были погребены 150 человек[126]126
  Энциклопедия Отечественная война 1812 года.

М.: РОССПЭН. 2004. С. 248–249.


[Закрыть].


Стычка казаков с французами у с. Довгелишки 23 июня (5 июля) 1812 г. Раскрашенная гравюра неизвестного художника. Первая половина XIX в.


29 июня 1812 года Барклай-де-Толли поручил командиру 2-го корпуса генералу Корфу взять под свое начальство «все авангарды» 1-й армии: «…для чего препровождаю при сем расписание, где именно расположены и из каких войск составлены авангарды от корпусов, да сверх того имеется при оных донской Родионова 1-го, Бугский и Тептярский полки». Причем Тептярскому и некоторым другим полкам давалось особо важное задание: продвинуться «как можно далее вперед, для узнания, где неприятель находится и непременно стараться схватить несколько пленных». «О всех движениях неприятеля» и результатах разведки предлагалось доложить Барклаю де Толли[127]127
  Усманов А. Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года // Ватандаш-Соотечественник. 2012. № 2. С. 10 / Отечественная война 1812 г. Материалы ВУА. СПб. Т. 1–22. 1900-1914. Т.17.1911. С.127.


[Закрыть]
.

«2 (14) июля 1-я армия оставила Дриссу. Из Полоцка царь отправился в Москву, а Барклай повел 1-ю армию к Витебску на соединение с Багратионом»[128]128
  Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. М.: Омега, 2007. С. 187–188.


[Закрыть]
. Полк майора Тимирова с боями производил смелую разведку. 10 июля в окрестностях местечка Бешенковичи произошла схватка с неприятельским авангардом Мюрата. «12 июля Барклай де Толли отправил в Бабиновичи отряд генерал-майора Тучкова 4-го (33-й и 34 егерские, Курляндский драгунский, лейб-Уланский, Польский уланский, Родионова 2-го, 1-й Тептярский полки и полурота конной артиллерии).


Нижний чин тептярских полков, 1812 – 1815 гг. Худ. М. Борисов на основе материалов С. Калинина. 2007 г.


В тот же день отряд Тучкова 4-го лесными тропами незаметно подошёл к Бабиновичам и захватил в плен партию под командой лейтенантов ван Зюйлена и Вихеля (50 шеволежеров-улан 2-го (голландского) полка гвардии)»[129]129
  Сапожников А. И. Войско Донское в Отечественной войне 1812 года. – М., СПб.: Альянс-Архео. 2012.С. 101 /Предписание А. А. Тучкову 4-му от 12 июля 1812 г. / Ермолов А. П. Записки. Ч. 1. Приложения. С. 329–330; Dumonceau F. Memoires. P. 78.


[Закрыть]
.

Как уже было отмечено, 1-й Башкирский конно-казачий полк находился в летучем корпусе Платова, расположившемся в районе Гродно. На корпус была возложена задача прикрыть отход 2-й Западной армии Багратиона. С 14 июня войска Платова обеспечивали эвакуацию в Минск припасов, оружия и больных. Уже 15 июня казаки Платова приняли бой под городом Гродно, в котором активно участвовали конники Башкирского полка. Противник вступил в Занеманский форштадт. Казаки и башкиры совместно с батальоном Гродненского внутреннего гарнизона завязали перестрелку с войсками вестфальского корпуса короля Жерома и польского корпуса Понятовского. Вечером российские войска сожгли мост через р. Неман. Особенно отличались рядовые Буранбай Чувашбаев, Узбек Акмурзин, есаул Ихсан Абубакиров, хорунжий Гильман Худайбердин и др.[130]130
  Усманов А. Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года // Ватандаш-Соотечественник. 2012. № 2. С. 10 // РГВИА. Ф. 395. 1818 г. Оп.124/321. Д.122. Л.28-30.


[Закрыть]
.

Атаман Платов получил поручение Багратиона от 24 июня помочь отдельному отряду Дорохова воссоединиться с армией. «Он сразу же отправил на помощь Дорохову бригаду генерала Кутейникова 2-го. Её состав известен по состоянию на 28 июня, когда она вернулась к корпусу: часть Атаманского полка, Грекова 18-го, Харитонова 7-го, Симферопольский конно-татарский, 1-й Башкирский полки. Что касается 1-го Башкирского полка, то он примкнул к Кутейникову, вероятно, только 27 июня, поскольку накануне, 26 июня, был у Платова в стычке при Кореличах»[131]131
  Сапожников А. И. Войско Донское в Отечественной войне 1812 года. – М., СПб.: Альянс-Архео. 2012. С. 118. /Донские казаки в 1812 году. Ростов на Дону. 1954. С. 102.


[Закрыть]
.


Лядунка – коробка для хранения огнестрельных трубок. Начало XIX в. Национальный музей Республики Башкортостан.


Багратион оказался в критическом положении – сказалась нехватка сил. 26 июня Платов из лагеря при Мире рапортует Багратиону: «Генерал-майору Иловайскому 5-му и полковнику Сысоеву 3-му не прикажете ли Ваше сиятельство оставаться со мною, пока прибудет ко мне генерал-майор Кутейников 2-й с полками, с коим большая часть оных, нежели со мною, ибо при мне осталось теперь только три сотни полка Атаманского и полки: один татарской, один башкирской (1-й Башкирский – авт.) и один же калмыцкой, да вторая рота донской конной артиллерии; а притом и другие команды, в разные места отряженные, ещё не прибыли»[132]132
  1812-1814: Из собр. Гос. Истор. Музея. Сост. Ф. А. Петров и др. М.: «Терра», 1992. С. 57.


[Закрыть]
. Эти три национальных полка составляли бригаду генерала Краснова. «26 июня из Новогрудка выступила кавалерия противника и направилась к Кареличам, где столкнулась с казачьими полками. Платов отрапортовал так: «При самих Кареличах неприятель показался со стороны Новогрудка тремя колоннами кавалерии, но отряжёнными от меня полками был обращён из Кореличей к стороне Новогрудка. Генерал-майоры Иловайский 5-й и Карпов 2-й явились ко мне с полками их, в самое то время, как наступал неприятель, и способствовали в отражении оного»[133]133
  Сапожников А. И. Войско Донское в Отечественной войне 1812 года. – М., СПб.: Альянс-Архео. 2012. С. 129 / Рапорт М. И. Платова П. И. Багратиону от 26 июня 1812 г. // 1812-1814: ГИМ. С.57.


[Закрыть]
. 25 июня (7 июля) Багратион получил приказ царя: идти через Минск к Витебску. Но уже 26 июня (8 июля) маршал Даву взял Минск и отрезал войскам Багратиона путь на север. «С юга наперерез Багратиону шел Жером Бонапарт, который должен был замкнуть кольцо окружения вокруг 2-й армии у г. Несвижа. Корпус Даву (без двух дивизий, выделенных против Барклая) насчитывал 40 тыс. человек, у Жерома в трех корпусах его группы было 70 тыс. Багратион же имел не более 49 тыс. человек». Ему грозила верная гибель.

Но Жером, хотя имел преимущество перед Багратионом на пути к Несвижу в два перехода, опоздал сомкнуть вокруг русской армии французские клещи. Багратион ушел. Наполеон был в ярости. «Все плоды моих маневров и прекраснейший случай, какой только мог представиться на войне, – отчитывал он Жерома, – потеряны вследствие этого странного забвения элементарных правил войны»[134]134
  Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. М.: Омега, 2007. С. 188–189.


[Закрыть]
.

Отряд Дорохова И. С., состоявший всего из двух егерских и двух казачьих полков при 12 орудиях, был отрезан противником. Не имея возможности прорваться к своей 1-й армии, он в течение недели шёл с боями по лесам и болотам на соединение с войсками П. И. Багратиона. И, потеряв 60 человек, 26 июня соединился со 2-й армией.

Врач, лейб-хирург Павла I и Александра I, президент Медико-хирургической академии Я. В. Виллие занимал пост главного военно-медицинского инспектора Российской империи. Беда заключалась в том, что «врачей было ничтожное количество, да и те были плохи»[135]135
  Тарле Е. В. Сочинения: в 12 т. М. 1957-1962. Т.7. С. 505.


[Закрыть]
.

Все заботы Барклая были подчинены одной, главной задаче – обеспечить отступление армии в наибольшем порядке и с наименьшими потерями. «И русские, и французские источники свидетельствуют, что 1-я армия отступала образцово. Барклай «на пути своем не оставил позади не только ни одной пушки, но даже и ни одной телеги», – вспоминал А. П. Бутенев. И «ни одного раненого», – добавляет А. Коленкур. Он не раз возвращается к этой теме в своих мемуарах «Поход Наполеона в Россию»: «Лошади и скот – всё исчезло вместе с людьми, и мы находились как бы среди пустыни…Его (Наполеона) удивляло это отступление 100-тысячной армии, при котором не оставалось ни одного отставшего, ни одной повозки. На 10 лье кругом нельзя было найти какую-нибудь лошадь для проводника. Нам приходилось сажать проводников на наших лошадей; часто даже не удавалось найти человека, который служил бы проводником императору. Авангард был в таком же положении»[136]136
  Арман де Коленкур. Мемуары: Поход Наполеона в Россию. М.: ОГИЗ. Госполитиздат. 1943. С. 104, 125.


[Закрыть]
. Тем не менее, с каждым днем организованного отступления росло недовольство против Барклая-де-Толли по всей стране. Первоисточником его был неблагоприятный для России, уязвлявший национальную гордость ход войны. В такой обстановке Барклай-де-Толли отводил 1-ю армию от Полоцка к Витебску. Он понимал, что, если будет отступать к Москве, Наполеон пойдет за ним, а не на Петербург. Но на всякий случай, Барклай 5 (17) июля выделил из своей армии целый корпус (1-й, под командованием генерал-лейтенанта гр. П. X. Витгенштейна) для защиты Петербургского направления. Барклай учитывал, что царский двор, вся царская фамилия и сам царь были тогда в страхе за судьбу «града Петрова». Столичные тузы «не знали, «что и предпринять, куда деваться… – свидетельствовал Р. М. Цебриков (отец декабриста). – Все дворцовое казенное начали отсюда вывозить… Всяк помышлял своем отсюда удалении». Александр I в день своего отъезда из армии отправил председателю Государственного совета Н. И. Салтыкову паническое письмо: «Нужно вывозить из Петербурга: – Совет. – Сенат. – Синод. – Департаменты министерские. – Банки. – Монетный двор… – Арсенал», «лучшие картины Эрмитажа», обе статуи Петра I, «богатства Александро-Невской лавры», даже домик Петра велел «разобрать» и «увезти», а императорскую фамилию подготовить к эвакуации в Казань»[137]137
  Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. М.: Омега, 2007. С. 194–197.


[Закрыть]
.

27 июня под Миром казаки устроили врагу ловушку: «впереди Мира по дороге к Кареличам составлена в 100 человек застава, как для наблюдения за неприятелем, так и для заманки его оттоль ближе к Миру, а по сторонам направо и налево в скрытых местах сделаны засады, каждая по 100 отборных казаков, называемые вентерь. Для того, что ежели открывающие от неприятеля будут стремиться по дороге, тогда застава отступает с намерением с торопливостью и проводит неприятеля сквозь засады, которые тогда делают на него удар, и застава оборачивается ему же лицом». На месте боя у д. Симаково и по пути отступления поляков осталось свыше 300 убитых, в плен захватили 6 офицеров и 242 рядовых. Платов же потерял не более 25 казаков убитыми и ранеными. Задуманная военная хитрость была осуществлена с успехом и получила ещё большее развитие 28 июня. Из следующего рапорта Платова Багратиону: «Генерал Кутейников подоспел с бригадою его и ударил с правого фланга моего на неприятеля так, что из 6 полков неприятельских едва ли останется одна душа или, быть может, несколько спасется». А у казаков потери были совершенно незначительны, «потому что, – сообщает Платов, – перестрелки с неприятелем не вели, а бросились дружно в дротики и тем скоро опрокинули, не дав им поддержаться стрельбою»[138]138
  Донские казаки в 1812 году. Сб. док. Ростов на Дону: Кн. изд. 1954. С.92, 102, 95.


[Закрыть]
. Бригада генерала Турно была разбита наголову. В бою при местечке Мир вместе с донскими казаками против польских всадников храбро сражались и башкирские конники. За проявленную отвагу и храбрость рядовой Узбек Акмурзин был произведен в урядники.

Противник также оставил воспоминания об этом сражении. Польский генерал К. Турно пишет в своих «Воспоминаниях польского офицера о кампании 1812 года»: «Следуя по дороге на Турце, не видели никого, кроме казаков, башкиров, калмыков, которые обычно двигались галопом, проскальзывая от оврага к оврагу, чтобы стрелять с более близкого расстояния.… В мгновение ока равнина у Симакова была затоплена лёгкими войсками. Я никогда не слышал воя столь ужасного, чем тот, который поднялся в этот момент. Мы выдвинули вперёд 3-й уланский, чтобы освободить 7-й. Полковник Радзиминьский с кипучим рвением воодушевил своих солдат, обрушился на казаков, которые отступили, но было опрометчивой дерзостью атаковать драгун русского резерва, что вынудило генерала Турно ввести в дело остаток своей бригады. Тогда толпы башкиров, калмыков и казаков обошли кругом эти неподвижные эскадроны, отрезая им отход и связывая их узлом. Три раза они повторяли атаку и три раза разбивались напротив линии, которая их отбрасывала. Более проворные казаки сыпали град пуль, и, когда они в течение четырёх часов исчерпали свой пыл, бой прекратился и была демаскирована лёгкая кавалерия. Подготовившись, завывающая ватага, сделав поворот к лесу, который отделял нас от Гордеи, устремилась на левый фланг нашей развёрнутой линии, охватив этот фланг, она посеяла ужас и смерть в рядах 11-го и 2-го уланских. Генерал Турно истощал себя в тщетных усилиях, чтобы удержать регулярную кавалерию и прикрыть отступление; едва мы вышли из деревни, как ужасный беспорядок охватил все войска, эскадроны левого крыла обратились в бегство»[139]139
  Вклад Башкирии в победу России в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов. Уфа: Китап. 2012. С. 23./ Турно К. Воспоминания польского офицера. Воин. 2002. № 10. С. 47.


[Закрыть]
.

Двигаясь через Несвиж и Тимковичи, 1 июля корпус Платова прибыл в Романово, где получил приказ Багратиона задержать наступление неприятеля «до глубокой ночи 3-го числа». Уже 2 июля крупные силы неприятеля появились у местечка Романово. Авангард французов, состоящий из 7 кавалерийских полков Латур-Мобура М. В., был встречен казаками, башкирами и калмыками и после упорного боя опрокинут. Враг предпринял вторичную атаку, но, натолкнувшись на стойкую оборону казачьих полков, вынужден был отступить. «Дорога и хлебные поля усеяны были трупами», казаки взяли в плен 260 человек, в том числе 17 офицеров. Победа казачьего корпуса Платова у местечка Романово способствовала успешному отходу 2-й армии на Бобруйск. В числе отличившихся в этом бою были и башкирские воины. Рядовой конник Буранбай Чувашбаев за отличную службу и проявленную храбрость был произведен в урядники[140]140
  Усманов А. Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года // Ватандаш-Соотечественник. 2012. № 2. С. 11 // РГВИА. Ф. 395. 1818 г. Оп. 124/321. Д. 122. Л. 29 об., 30.


[Закрыть]
.

«Багратион отправил полк Мельникова 4-го для содержания разъездов на дорогу из Минска в Бобруйск. Затем туда же, на Минскую дорогу, была отправлена прибывшая ко 2-й армии бригада Быхалова (полки его имени и Комиссарова). Эти три донских полка и, возможно, 1-й Башкирский, выполняли функции северного охранительного отряда. В послужном списке есаула М. Е. Александрина из полка Быхалова есть сведения о двух стычках: «июля 3 при деревне Якшицы, того ж и 6 числ при местечке Свислоче». Оба населённых пункта находятся к северу от Бобруйска; эта бригада сдерживала продвижение войск Даву. Стычка 3 июля в Якшицах подтверждается рапортом Даву: «…Я отправлю бригаду Пажоля как можно далее по дороге на Бобруйск, чтобы иметь новости к вечеру. В течение последних суток были замечены казаки на дороге в Бобруйск; этим утром были застигнуты врасплох 14 поляков в Якшицах, чьи лошади были разнузданы, казаки захватили несколько человек». Бригаде Пажоля не удалось продвинутся к Бобруйску: ему пришлось остановиться в Якшицах (в 60 километрах от Бобруйска). 3 июля Пажоль рапортовал Даву, что его посты у Острова и Свислочи ночью были атакованы казаками и башкирами. Казаки заставили его кавалерию свернуться в эскадроны и отступить. Четыре конно-егеря и один улан были убиты»[141]141
  Сапожников А. И. Войско Донское в Отечественной войне 1812 года. – М., СПб.: Альянс-Архео. 2012. С. 147–148. / Предписание П. И. Багратиона М. И. Платову от 27 июня 1812 г.// Донские казаки в Отечественную войну 1812 года. Ростов на Дону. 1954. С. 94.; Посл. спис. Войскового старшины М. Е. Александрова за 1822 г.// ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 304. Л. 177, 180.; Рапорт Даву Наполеону от 3 (15) июля 1812 г., в полдень, из Игумен а// Fabry. T. 1. P. 487.; Рапорт Пажоля Даву от 3(15) июля 1812 г., 10 часов вечера, Якшицы // Ibid. P. 594.


[Закрыть]
.

В это время в 1-й Западной армии ощущалась острая нехватка легкой кавалерии. 5 (17) июля Платов получил высочайшее повеление идти на соединение со своей армией, что передал прибывший от Барклая де Толли подполковник Чуйкевич П. А. Но Багратион накануне сражения под Салтановкой попросил Платова задержаться в Ст. Быхове. Однако ворваться на плечах противника в Могилёв у войск Раевского не получилось. Отряд Паскевича, посланный в обход правого фланга неприятеля натолкнулся на такой же отряд противника, то есть внезапный фланговый удар уже не получался. Багратион понял, что не сможет пробиться через Могилёв, и решил пробиваться к Смоленску через Мстиславль. После сражения он отпустил корпус Платова в 1-ю армию. «В полдень 12 июля атаман переправился через Днепр в Ворколабово (ныне Борколабово) с 11-ю донскими, Перекопским и Симферопольским конно-татарскими, Ставропольским калмыцким, 1-м Башкирским полками, 2-й ротой донской артиллерии и отрядом Дорохова (1-й егерский и Изюмский гусарский полки)»[142]142
  Сапожников А. И. Указ. соч. С.155./Рапорт М. И. Платова императору Александру 1 от 14 июля 1812 г.//Материалы к истории Дона. Новочеркасск. 1900. С. 46.


[Закрыть]
. И двинулся к Смоленску, прикрывая слева путь отступления 2-й Западной армии. От местечка Горки Оршанского уезда Могилевской губернии Платов отправил к Шклову, Копысю и Орше казачьи партии, которые совершили удачные поиски и отвлекли внимание противника от истинного маршрута 2-й армии. 15 (27) июля его корпус вновь переправился через Днепр у местечка Дубровно Оршанского уезда. Но 16 июля русские войска оставили позицию у Витебска. Лишь 18(30) июля передовые казаки Платова вышли на войска 1-й Западной армии. Напомним, что в составе этого летучего казачьего корпуса воевал и 1-й Башкирский полк.

Башкиры использовались в армии разнообразно: разведка, сторожевое охранение, конвойная служба, прямо в боях и в партизанах. Необычный вариант использования башкир, учитывающий наличие у них второй лошади, приводит в своих воспоминаниях тогдашний командир 3-го батальона 1-го Егерского полка. В своих «Рассказах служившего в 1-м егерском полку полковника Михаила Петрова о военной службе» 1845 года, он пишет: «Присоединясь у Столбцов к армии князя Багратиона и перейдя чрез Бобруйск к Старому Быхову на Днепр, мы маневрировали одним нашим Егерским полком с атаманом Платовым при его 20 казачьих – Донских, Уральских, Татарских, Калмыцких и Башкирских – полках, у 16 орудий Донской артиллерии его около Могилёва, Копыса, Орши, Любавичей и Рудни до Бабинович и Поречья. По этим местам мы пропасть полей и перелогов исплутали. Спасибо ещё нашему атаманушке батюшке Матвею Ивановичу, что он в чрезвычайных движениях этих давал нашему полку два Башкирских полка возить: ранцы, шанцевые инструменты и заслабелых егерей; а без того все они не рождённые быть конями, сгинули бы от беготни по извилистым тропам героев донских»[143]143
  Петров М. М. «Рассказы служившего в 1-м егерском полку полковника Михаила Петрова о военной службе и жизни своей» 1845 года // 1812 год. Воспоминания воинов русской армии. Из собрания отдела письменных источников Государственного исторического музея. – М.: Мысль. 1991. С.177.


[Закрыть]
. Потом 1-й Егерский полк геройски воевал всю Отечественную войну 1812 года и дошёл до штурма Монмартра в Париже в марте 1814 года.

Характерно и то, что в годы войны среди башкир не наблюдалось дезертирства и членовредительства. Матвиевский П. Е., изучавший период Отечественной войны 1812 года по местным архивным материалам, делает вывод, что «членовредительство наблюдалось в отдельных случаях по русским и нерусским селениям, при полном отсутствии его, по изученным делам, в казачьих и башкирских кантонах»[144]144
  Матвиевский П. Е. Оренбургский край в Отечественной войне 1812 года. Оренбург. 1962. С.112.


[Закрыть]
.

Всего в 1812 году в Башкирии было призвано 28 башкирских (в том числе 6 ремонтных), 2 мишарских и 2 тептярских полка[145]145
  Усманов А. Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года. Уфа. 1964. С. 57–58, 74-76; Он же // Ватандаш-Соотечественник. 2012. № 2. С.26 // ЦГИА РБ. Ф.2 Оп.1. Д.1151. Л.47.


[Закрыть]
. Эти же цифры приводит в своей диссертации и к.и.н. Зайнуллин М. М.: «С августа по октябрь (1812 г.), кроме названных пяти полков, башкирские кантоны отправляли на фронт ещё 15 полков. В конце 1812-1813 годов было сформировано ещё 8 полков. В общей сложности в 1811– 1813 годах башкирские кантоны призвали в армию 28 полков. Помимо полков, действовавших против французских захватчиков, 12 тыс. башкир несли линейно-сторожевую службу на восточных границах России. Всего в 1811 – 1813 годах башкирские кантоны выставили для защиты страны от наполеоновских войск и для охраны границ около 27 тыс. воинов. Мишарские кантоны снарядили 2 полка. Из национальных частей в рядах действующей армии находились ещё 2 тептярских и 1 полк ставропольских калмыков»[146]146
  Зайнуллин М. М. Диссертация к.и.н. Коневодство у башкир в 16-20 вв. Уфа: БГУ. 2008. С. 132.


[Закрыть]
. На Дону дополнительно было сформировано 26 ополченческих полков[147]147
  Донские казаки в 1812 году. Сб. док. Ростов на Дону: Кн. изд. 1954. С.18, 191, 325.


[Закрыть]
. Генерал Краснов И. И. вспоминал о положении на Дону накануне 1812 года, когда большинство служилых казаков находились в полках: «В то время полки за полками беспрестанно выходили с Дона на службу, а в старые полки высылались частые команды для пополнения убыли; со службы же полки давно не возвращались, и многие из них находились там лет по десять и более; приходили оттуда на Дон, и то не часто, израненные да калеки, так что, наконец, увидеть в станице казака, способного для службы, сделалось большой редкостью». Десятилетний срок службы донских полков в наполеоновскую эпоху стал нормой, что подтверждает один из рапортов Платова императору, в котором он просит сменить старослужащие полки на прусской и австрийской границах, называя их местонахождение и срок службы: – полк Астахова, в Молдавии, 10 лет; – полк Янова, в Одессе, 10 лет; – полк Кисилёва, на шведской границе, 10 лет; – полк Мелентьева, в Таври, 10 лет»[148]148
  Сапожников А. И. Войско Донское в наполеоновских войнах. Кампании 1805-1807 гг. – М., СПб.: Альянс-Архео. 2008. С. 24 / Краснов И. И. Воспоминания старого казака // ВС. 1873. № 12. С. 364; Коршиков Н. С. Дворяне и графы Платовы. Ростов на Дону. 2004. С. 122.


[Закрыть]
.

«15 сентября войсковой старшина В. А. Кутейников 6-й рапортовал Кутузову, подходя к Туле, что следует к армии со своим полком и командой на пополнение полков (2 офицера, 2 урядника и 144 казака). 26 июля Платов предписал наказному атаману А. К. Денисову 6-му отправить с Дона всех служилых казаков, а к отставным обратиться с воззванием. Формируемые команды по 300-500 казаков должны были следовать к Смоленску. Всего на укомплектование полков в 1812 г. с Дона отправили 34 обер-офицера, 18 урядников, 2488 казаков, 92 калмыка. Например, в послужном списке есаула Г. И. Минаева отмечено, что 1 сентября он был откомандирован с Дона с тремя сотнями к Москве. По прибытии к армии команду распределили по полкам, сам Минаев поступил в Атаманский полк. Известно, что в конце сентября в отряд Винценгероде отправили четыре сотни казаков для укомплектования донских казаков. В полках Войско Донского существовала практика отправки на Дон ремонтных команд даже для восполнения убыли в лошадях. Впоследствии она была регламентирована в Положении о Войске Донском (26 мая 1835 г.).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11