С. К. Ренсом.

Отражение. Опасность близко



скачать книгу бесплатно

– Мне нравится, что ты сотворила со своей комнатой, – сказал он, обозревая следы утренней катастрофы.

– Ну, знаешь ли, окна – это уже вчерашний день. – Я не хотела грузить его рассказом об ужасном утре. Мне было ненавистно все, что могло бы увеличить его страдания; неприятные новости могут подождать до поры до времени.

– Не могу поверить, что ты сидела в кабинете и так убедительно вешала лапшу на уши той бедной инспекторше. У тебя, несомненно, скрытый талант…

Я попыталась сделать вид, что мне стыдно, но у меня совершенно ничего не получилось. Я была слишком счастлива снова видеть его.

– Я говорила чистую правду, – возразила я. – Мне нужно было спасти Грейс, и я не знала, почему – ведь я не имела ни малейшего представления о том, что собирается сделать Кэтрин. То есть, наверное, я могла бы посвятить ее в некоторые детали происходящего, но она все равно ни за что мне бы не поверила.

– Вряд ли она каждый день слышит что-то подобное.

– А раз Кэтрин мертва, нам не на кого взвалить вину. – Я замолчала, гадая, а подходящее ли сейчас время для того, чтобы задать давно волнующий меня вопрос: – Она действительно так ненавидела свою жизнь?

Теперь пришла очередь Кэллума помолчать.

– Она всегда страдала от депрессии, и, думаю, и живой ей приходилось очень тяжко. Вдобавок ко всему жизнь здесь – не подарок. Она наверняка была в отчаянии.

– Если бы у вас был выбор, вы бы все предпочли умереть?

– О, да. – Он печально улыбнулся. – За единственным исключением, все мы хотим освободиться.

– Не могу поверить, что ты вынужден так жить. Это столь… столь несправедливо!

Кэллум вздохнул:

– Я до сих пор жалею о том, что не рассказал тебе обо всем в самом начале…

– Знаю, знаю. Но тогда ничего не случилось бы. Мне кажется, ты уже упоминал об этом. – Я слегка поддразнивала его, стараясь разрядить обстановку. – Но теперь мы, по крайней мере, регулярно ходим вместе к собору Святого Павла, а без Кэтрин это было бы невозможно.

Когда Кэллум спас мне жизнь, он неожиданно даровал мне способность видеть – и касаться – его как человека во плоти и крови, но только на самом верху собора Святого Павла. До аварии амулет давал мне возможность видеть его лицом к лицу лишь под самым центром знаменитого купола, но даже и в этих случаях я не могла дотронуться до него. Я считала, что стоило оказаться на волосок от смерти, чтобы гладить его лицо, держать за руку, целовать эти бесподобные губы… Мои мысли забрались на весьма опасную территорию.

– Истинная правда, – согласился он, в зеркальном отражении его губы прошлись по моей шее. – Хотя для меня это просто великолепно, куда лучше обнять тебя всю. Когда сможешь выбраться в город?

– Не знаю точно. Может, во время уик-энда. На следующей неделе заканчивается учебный год, а потом станет легче. Я по-прежнему не думаю, что это придется по душе маме и папе. Они так беспокоятся обо мне с тех пор, как я вышла из больницы. И мне нужно изобрести какой-нибудь действительно убедительный предлог.

– Хмм.

Ты можешь позвать на помощь Грейс?

– Я бы с удовольствием, но не могу рассказать ей о тебе. Она решит, что я сошла с ума.

– Да уж. Но мне не хотелось бы, чтобы у тебя были секреты от твоих лучших подруг.

– Это не так уж и плохо. Сейчас она считает, что ты у меня что-то вроде виртуального бойфренда.

Я лгала Грейс, и мне было ненавистно это. Мы с ней столько всего пережили вместе, что было практически невозможно иметь дело с Кэллумом и ничего не рассказывать ей об этом. Я ходила вокруг и около, говоря ей, что познакомилась с человеком, которого полюбила, через интернет, и она от всей души радовалась за меня. Наконец я смогла обсудить с ней наших бойфрендов. Ей страшно захотелось увидеть его фотографию, и ночью я планировала обшарить весь интернет и найти что-нибудь подходящее.

– Мне бы очень хотелось познакомиться с Грейс, – задумчиво сказал Кэллум. – Она кажется мне такой счастливой и полной жизни.

– Ты поосторожнее! – рассмеялась я. – Вдруг ты не сможешь устоять перед ее счастливыми мыслями и воспоминаниями!

– Ну, тебе же известно, что я монстр, которого невозможно контролировать. – Он сделал вид, что кусает меня за шею.

– В любом случае я не уверена, что хочу знакомить ее с тобой, – сказала я как можно строже. – Ее все любят, и дело может кончиться тем, что ты отдашь предпочтение ей, а не мне. И амулет могла найти она, а не я.

– Но ведь этого не произошло. Это ты была готова нырнуть за ним. – Он помолчал, вспоминая, как оно все было. – До сих пор не верю, что его нашла ты… а он, в свою очередь, нашел меня, – наконец пробормотал он. – На это было так мало шансов, и все могло пойти совсем по-другому.

Я посмотрела в его глаза, нежные от избытка чувств, и постаралась не думать о другом возможном ходе событий – вытащить из грязи на дне Темзы проволоку, к концу которой был привязан амулет, мог кто-то другой. И тогда жизнь у меня была бы спокойной, бесхитростной и, да, очень скучной. Мои губы начали складываться в улыбку.

«Тебе мог достаться какой-нибудь убогий кладоискатель с металлодетектором, так что, считай, тебе повезло. Кроме того, на свете не так уж мало людей, которые не убежали бы прочь в лучах закатного солнца, если бы ты заговорил с ними», – вернулась я мыслями к тем странным дням, имевшим место несколько недель назад, когда я и в самом деле чуть было не сочла себя лишившейся разума.

Чересчур скоро для Кэллума пришло время идти в местный мультиплекс на вечернюю охоту. Он отдавал предпочтение радостным мыслям, приходящим в головы людей, смотрящих низкопробные комедии, и поэтому мог быстро набрать большой запас эмоций в зале кинотеатра. Он сказал, что остальные дерджи считают его сумасшедшим. Они говорят, что качество такого фальшивого счастья куда ниже настоящих счастливых воспоминаний, но из-за этих их слов Кэллум еще более ревностно предавался своему занятию. И как раз сейчас ему надо было впитать как можно больше эмоций. Он все еще пытался вернуть равновесие своему существованию, заново наполнив свой амулет; хотя он старался скрывать от меня, как ему трудно, иногда я замечала следы меланхолии на его удивительном лице. Это впитывание занимало все его время, когда он был не со мной, я же тратила каждую свободную минуту, пытаясь придумать, что можно сделать, чтобы он оказался рядом. «Как я могу все это изменить?» – вновь и вновь гадала я. Какие еще возможности амулета можно изыскать, которые позволили бы Кэллуму держать меня в своих объятиях не только на вершине купола? И я была полна решимости найти их.

Я знала, что ему пора, и одарила его широкой улыбкой. Зачем заставлять его чувствовать себя еще хуже? Пообещав вернуться на следующее утро как можно раньше, он ушел, и я осталась наедине с вечером.

До конца учебы оставалось всего несколько дней, и учителя большей частью перестали задавать нам домашние задания. Они пустили это дело на самотек. Но у меня, поскольку я провела много времени в больнице, оставались кое-какие задолженности, так что мое время не принадлежало мне полностью.

Я потянулась за своим рюкзаком, пытаясь вспомнить, а что же мне надо сегодня сделать. Днем я была в полицейском участке, но мой список дел по-прежнему оставался длинным.

Только было я собралась открыть ноутбук, как зазвонил мобильник. Захлопывая крышку компьютера и нажимая на зеленую кнопку телефона, я улыбалась. Это была Эбби, так что нам предстоял разговор длиной несколько часов.

– Привет, Эбби! – сказала я. – Угадай, какие у меня новости. Полицейские отпустили меня!

В трубке стояло какое-то странное, глухое молчание.

– Эбби? Это ты?

– Не понимаю, почему ты можешь разговаривать со мной так, будто ничего не случилось! – ударил мне в ухо ее голос. – И это после того, что ты сделала!

– Простите… Это Эбби? – Голос был знакомым, но почти неузнаваемым.

– Я никогда больше не буду с тобой разговаривать, а поскольку я рассказала всем о том, что ты натворила, думаю, многие из них тоже не захотят этого. Как ты могла быть такой жестокой? А я-то считала тебя своей подругой. – Ее голос то и дело срывался от душивших ее эмоций.

Я не могла поверить, что со мной снова происходит такое, и на этот раз меня обвиняет в чем-то человек, которым я так дорожу.

– Эбби, я понятия не имею, о чем ты говоришь! Что случилось? Что не так?

Послышалось приглушенное всхлипывание:

– Как ты могла? Скажи, как.

– Эбби, – мягко произнесла я. – Я совершенно не понимаю, о чем ты. Сделай глубокий вдох и выложи мне все, в чем я, по твоему мнению, виновата.

– А то ты не знаешь! Проверь свою почту и посмотри, получила ли ты ответ от мисс Харви.

Ответ от директора? Все становилось еще более странным.

– С какой стати мисс Харви посылать мне письмо? И на что она должна была ответить?

– Тогда взгляни в свои отправленные, может, что и вспомнишь. Я не могу дождаться, когда же наконец узнаю ее ответ.

– О’кей, о’кей. Подожди минутку. Я еще не в Сети. – Прижав телефон плечом к уху, я снова открыла ноутбук. Включила его и вошла в почту. Все это происходило очень медленно, и я слышала, как Эбби шмыгает носом. – Ну вот. Вошла. И куда мне теперь смотреть? – Я пыталась открыть папку отправленных писем, гадая, что же я там увижу. Потом я заметила в середине списка письмо с заголовком «Эбби Хэнкок». Я открыла его и пробежала глазами, чувствуя себя все хуже и хуже.

– Какого черта?.. Эбби, что все это значит? Как такое могло произойти?

– Хватит притворяться! – выпалила она. – Почему ты так со мной поступила? Из-за тебя меня выгонят из школы!

– Я… Я ничего такого не делала, Эбби, клянусь тебе. – Мне нужно было время, чтобы переварить все это. – Подожди, не вешай трубку, я, по крайней мере, должна внимательно прочитать письмо.

Письмо было длинным. Адресовалось оно мисс Харви и являло собой полный список прегрешений Эбби в школе за несколько лет, и ни за одно из них она не была наказана, поскольку с виду была сама невинность. «Преступления» были самого разного рода – разбитые стекла, зеленый пищевой краситель в плавательном бассейне на День святого Патрика, прогулы и сожженный в общей комнате тост, из-за чего понадобилось вызывать пожарных. Такое письмо не мог послать ни один друг, и меня охватил ужас, когда я осознала, почему она так расстроена. Письмо было послано мисс Харви с моего адреса, и тот, кто это сделал, заодно послал копию Эбби. Это было очень жестоко.

– Эбби, ну что я могу сказать? Это не я. Сама понимаешь, я на такое не способна. Кто-то, должно быть, взломал мой аккаунт.

– Неужели? – съязвила она. – Тогда объясни про бассейн. Ты единственный человек, которому я рассказала об этом – только тебе. Объясни мне это и не думай, что можешь меня заболтать. Завтра мисс Харви меня уничтожит. Она так долго искала того, кто сжег этот тост, а ты преподнесла ей виновную на блюдечке. Но прежде чем она расправится со мной, я расскажу абсолютно всем, что ты за друг.

Пока она говорила, у меня в голове бешено крутились мысли, а потом я кое-что заметила, повнимательнее посмотрев на адреса в начале письма. Адрес директора был написан неправильно – через n, а не через m. Эбби не обратила на это внимания. Я быстро открыла входящие и увидела сообщение о том, что письмо не дошло до адресата.

– Эбби! – крикнула я. – Письмо не дошло до мисс Харви, а вернулось обратно. Она ни о чем не узнает!

Я услышала стук клавиатуры, а затем громкий вздох облегчения – Эбби увидела ошибку в адресе. Ее секреты остались при ней. Но за вздохом последовало молчание.

– Эбби, ты еще здесь?

В трубке было тихо.

– Эбби, ответь!

– Если ты так решила пошутить, – прошипела она, – то юмор у тебя очень своеобразный. Ты хоть представляешь, через что я прошла с тех пор, как прочитала письмо? Я не считала тебя злым человеком, но теперь изменила свою точку зрения. Не вздумай заговорить со мной завтра и вообще никогда со мной больше не говори. – Она отключила телефон.

Я в смятении села на стул и не отрывала глаз от мобильника. От страха у меня снова скрутило желудок. Что происходит?

Посетитель

На следующее утро в школе Эбби совершенно игнорировала меня, но было похоже, что она никому не рассказала о письме. Я пару раз хотела поговорить с ней, но она поворачивалась ко мне спиной, и я оставила свои попытки. Во время обеда я отыскала спокойное местечко в углу общей комнаты и села, опустив голову. Мысль о письме по-прежнему не давала покоя, и у меня то и дело что-то сжималось внутри. Я представить не могла, какие неприятности свалились бы на голову бедной Эбби, если бы письмо дошло по назначению. После ее звонка я пошарила в моем почтовом аккаунте, надеясь найти ключ к разгадке того, что произошло, но единственной необычной вещью оказалось то, что папка удаленных писем была совершенно пуста, и я не смогла ничего восстановить; кто-то, должно быть, стер ее содержимое, когда взламывал мою почту. Я установила пароль посложнее, надеясь, что подобной меры будет достаточно. Мне очень хотелось обсудить все это с Кэллумом.

Он больше не объявлялся в школе без предупреждения – был очень занят собиранием эмоций. А я настаивала, чтобы он в основном посвящал этому занятию утренние и обеденные часы, а во второй половине дня оказывался бы свободным. Но я скучала без него, скучала по волнению перед его появлением, по покалыванию в руке перед тем, как он заговаривал со мной. И я уносилась мыслями в предстоящий уик-энд, когда я наверняка найду предлог для того, чтобы сорваться в Лондон и снова встретиться с ним лицом к лицу. У нас всего два раза была такая возможность, и эти встречи было действительно трудно устроить, но оно того стоило – лишь бы обнимать его и чувствовать, как его сильные руки смыкаются вокруг меня.

Когда я вновь и вновь вспоминала нашу последнюю встречу, рядом со мной на кресло-мешок опустилась Грейс.

– Привет, – сказала она. – Ты сегодня какая-то задумчивая. В чем дело?

Я слегка улыбнулась:

– Да со мной все хорошо, только вот, похоже, я огорчила Эбби, и она со мной не разговаривает.

– Только не это! Что ты учудила на этот раз? – рассмеялась Грейс.

– Это совсем не смешно, а я ничего плохого не сделала, – негодующе ответила я. – Можно я расскажу тебе обо всем позже? Не хочу, чтобы кто-то нас услышал.

– О’кей, конечно. Ты можешь пооткровенничать со мной на сегодняшней вечеринке у Элоизы. Тебе надо немного взбодриться. Хочешь, я тебя подвезу?

Грейс только что сдала экзамены на права, и родители отдали в ее раcпоряжение небольшой автомобиль, так что мы могли носиться на нем, не завися от ее папы. Я не была уверена, что хочу оказаться на вечеринке, на которой будет Эбби, но я договорилась об этом с Грейс после того, как нас обеих выписали из больницы, и мы с тех пор с нетерпением предвкушали ее.

– Давай. Но я не знаю, сколько я на ней пробуду.

– Твои родители взяли тебя в оборот?

– Нет, дело не в этом, они ведут себя очень мило. Просто не уверена, что хочу провести вечер с… – и я кивнула головой в сторону Эбби. – Или, точнее, она может не захотеть провести его со мной.

– Послушай, что бы там между вами ни произошло, ты не можешь испортить Элоизе ее вечеринку – это будет несправедливо, – прошептала Грейс. – Ведь она в конечном счете ни в чем не виновата.

– Знаю. Просто у меня неподходящее настроение для тусовки…

– Вот только не надо заливать, что ты вместо этого опять просидела бы весь вечер в интернете! – Грейс посмотрела на меня обвиняюще. – Кэллум должен понимать, что у тебя есть своя жизнь; ты не можешь все время быть онлайн.

И мне снова очень захотелось рассказать Грейс всю правду о Кэллуме. Она вечно задавала неудобоваримые вопросы о том, как мы познакомились, и почему у него нет странички в фейсбуке, и планирует ли он приехать сюда из Венесуэлы. Я очень сожалела о том, что снабдила ее такими деталями о его персоне. Рано или поздно она перестанет покупаться на истории о наших отношениях по интернету, даже если я наконец-то покажу ей фотографию, которая удовлетворит ее любопытство по поводу того, как он выглядит.

Я громко вздохнула:

– Я знаю, ему нравится, когда я хожу развлекаться. Но дело сейчас не в нем, а совсем в других вещах.

– Ну, лучший способ общаться с Эбби – это не обращать на нее внимания. И в конце концов она подойдет к тебе, сама это знаешь.

– Ладно, твоя взяла. Мне бы хотелось, чтобы ты меня подвезла, но ты уверена, что я вам не помешаю? Мне не хочется оказаться третьей лишней в вашей с Джеком компании.

– А, можешь не беспокоиться, он с нами не поедет. Его, бедняжку, мама потащит на какую-то вечеринку у нее на работе.

Подумав о Джеке, Грейс довольно улыбнулась. Он был моим большим другом, и я радовалась тому, что у них все так хорошо. Недавнее пребывание Грейс в больнице сделало Джека еще более внимательным к ней, и он прилагал всяческие усилия к тому, чтобы почаще видеть ее.

– О’кей, тогда дай мне свои указания. В какое время ты за мной заедешь и что я должна надеть? – спросила я, как обычно, возлагая ответственность за такие детали на нее.

– Ну. – Она, поджав губы, оглядела меня с ног до головы. – Я знаю, что у тебя есть Кэллум, так что ты не захочешь привлекать к себе внимание других парней. Но… с другой стороны, его там не будет, а ты же не хочешь, чтобы Роб считал, будто ты душевно надломлена, так что, по моему мнению, мы должны будем предстать на вечеринке во всей своей красе.

– Там будет Роб? Правда? Тогда я никуда не иду. – Я изо всех сил старалась избегать Роба, моего бывшего почти-бойфренда. Насколько я знала, он до сих пор ощущал невыносимое самодовольство из-за происшествия в садах Кью и то и дело ронял намеки о том, что это он спас положение дел. Я не слышала, чтобы он выдвигал прямые обвинения против меня, но он и не пресекал слухов о том, что с моей стороны это была попытка самоубийства. Он даже пытался представить дело таким образом, будто я была слишком уж огорчена из-за того, что мы перестали встречаться с ним. И я сомневалась, что смогу удержаться от того, чтобы не высказать ему все, что я о нем думаю, как только увижу его физиономию.

– Да хватит тебе, ты же не можешь допустить, чтобы он вышел сухим из воды из этой передряги. А лучший способ напакостить ему – выглядеть великолепной и совершенно неприступной.

Я поразмышляла над ее словами и согласилась с ними.

– Ладно, ты права. Так что мне надеть?

Грейс, внезапно разволновавшись, привстала в кресле.

– Я действительно могу выбрать то, что считаю нужным? Прекрасно! Дай мне подумать…

Я поняла, что она всерьез озаботилась моим нарядом, и сердце у меня екнуло. Но я не могла лишить ее такого удовольствия. В конце-то концов, это я была ответственна за то, что она чуть не умерла. Каждый раз, когда я думала об этом, кровь стыла у меня в жилах, а еще подлее было обманывать ее. Я ненавидела себя за то, что у меня есть от нее секреты, но не могла найти разумного выхода из создавшегося положения; она ни за что не поверит мне, если я расскажу ей всю правду о том, как сестра Кэллума попыталась убить нас обеих, прежде чем сама успешно свела счеты с жизнью. Во всем этом был только один хороший момент: Кэтрин исчезла из моей жизни и из жизни Кэллума, и мы с ним не собирались скучать по ней.


В конце концов Грейс решила заехать ко мне домой, дабы удостовериться, что я все сделаю правильно. Мама вызвала какого-то мастера, чтобы он починил окно, и я снова могла существовать при свете дня. К тому же комната была чересчур уж аккуратно прибрана после того, как ее пропылесосили, чтобы обезопасить всех нас от осколков стекла. Мои старые щипцы для волос были извлечены из-под спуда, и Грейс, с энтузиазмом набросившись на них, провела почти час в попытках хоть немного завить мои практически прямые волосы, а потом настояла на том, чтобы обозреть имеющуюся у меня косметику. Когда я наконец посмотрела в зеркало, то едва узнала себя. Длинные, спутанные прежде, светлые волосы лежали ровными волнистыми прядями, а одежда, которую она выудила из недр моего шкафа, сделала меня высокой и элегантной.

Грейс отошла в сторону, чтобы полюбоваться своей работой, и, довольная, улыбалась, глядя, как я таращусь в зеркало.

– Роб будет таааак зол на себя сегодня. Ты выглядишь потрясающе.

Я молча кивнула, и незнакомка в зеркале повторила это движение.

– А теперь, – по-деловому заговорила она, – нам надо через десять минут отправляться на вечеринку, а я совершенно к этому не готова. Я на две минуты залезу в твою ванну, а потом немного подкрашусь. А ты, смотри, ничего не испорть!

Моя рука, которую я хотела было поднести к волосам, послушно упала вдоль тела.

– О’кей, обещаю, – кротко сказала я.

– Вот и славно. Вернусь через секунду. А ты сиди и не шевелись. – Дверь за ней захлопнулась, и стало слышно, как она сражается с капризным замком на двери ванной комнаты.

Я повернулась и снова взглянула на себя в зеркало. Я знала, что Кэллум придет посмотреть на меня, и стала ждать покалываний в руке. И через пару секунд он был уже рядом со мной, его непослушные волосы смотрелись еще очаровательнее на фоне моей идеальной прически.

– Прости меня, – прошептала я. – У нас мало времени. Грейс сейчас вернется.

– Знаю, но я просто хочу попрощаться с тобой, прежде чем ты отправишься на вечеринку, поскольку не уверен, что смогу оказаться здесь, когда ты вернешься.

Я скорчила недовольную гримаску:

– Я бы с куда большим удовольствием провела вечер с тобой, чем куда-то ехать. Ты ведь знаешь это, верно?

Он грустно улыбнулся:

– Знаю, но ты не можешь все время находиться дома. Иногда нужно общаться с друзьями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7