Руслан Бирюшев.

Поднимается буря



скачать книгу бесплатно

Пролог

– Один мудрый китаец сказал когда-то, что лучше сохранить вражескую армию, чем уничтожить. Ведь она может стать твоей армией. – Тихий женский голос, раздавшийся рядом, едва не заставил майора Николая Дронова вздрогнуть. – В этом ведь суть завоеваний – сделать чужое своим. Чем больше сломаешь в процессе, тем меньше получишь в итоге.

– Хм… – Не зная толком, что ответить, Николай покосился на свою спутницу – высокую темноволосую девушку лет двадцати восьми – и вновь уставился вниз. Вид из нижней рубки десантного дирижабля «Б-175» открывался удивительный, почти гипнотизирующий.

Раннее июльское утро древний город Ташкент, жемчужина Азии, встречал, укутанный двуцветным одеялом из пара и дыма. Тяжелые черные клубы поднимались над пылающими казармами городской стражи, над военными складами, над цитаделью ханского наместника и разбитыми крепостными башнями. Прозрачные белые облачка взлетали к высокому летнему небу от орудийных позиций на стенах и целых пока башнях – это работали парогенераторы, питающие артиллерию защитников города. Пушки городского гарнизона били часто и слаженно, выдавая на удивление хорошую подготовку канониров, однако толку от их пальбы не было. Чугунные ядра, раскаленные в специальных печах докрасна, сыпались наземь, попросту не долетая до своих целей – кораблей Третьего воздушного флота Российской империи. Флот, полумесяцем охватывая Ташкент с юго-востока, держался на безопасной дистанции. Лишь два маленьких дирижабля-разведчика, похожих на чечевичные зерна своими обтекаемыми корпусами, нагло парили прямо над городом, на огромной высоте, световой морзянкой сообщая обо всех действиях обороняющихся. Их сигналы принимали фрегаты, повисшие ближе других кораблей к городской стене, и передавали дальше. Позади фрегатов держались в строю крейсеры и броненосцы, за ними третью линию образовывали десантные суда, среди которых был и «Б-175». Наконец, в тылу флота, в окружении дирижаблей снабжения и маленьких эскортных корветов, расположился самый огромный его корабль – воздушный авианосец «Адмирал Киров». Хотя командующий держал флаг на броненосце, в этом походе именно «Киров» играл ключевую роль. Ташкент требовался империи по возможности целым – поэтому молчали башенные орудия дредноутов, поэтому груженные легкими бомбами бипланы раз за разом соскальзывали с летной палубы авианосца, чтобы нанести по укреплениям новые точечные удары…

Дронов наблюдал за происходящим со смешанным чувством. Всего год назад он посещал этот город, и видеть его в огне сейчас было тяжело. С другой стороны – осада обещала закончиться быстро, большие разрушения единственному в Средней Азии воздушному порту не грозили, а переход под новую власть должен был только способствовать его процветанию.

– Если бы гарнизон Ташкента не поддержал бунтовщиков, боя вообще бы не было, – запоздало нашелся он с ответом. – Горожане просто открыли бы нам ворота – им не в первый раз. Город меняет хозяев каждые пятнадцать – двадцать лет.

– Да, наша агентура не справилась. – Девушка, которая стояла рядом, заложив руки за спину, согласно кивнула.

На губах ее играла жутковатая усмешка – словно у опереточного злодея, замыслившего что-то очень и очень нехорошее. Дронов, впрочем, знал, что усмешка эта ровным счетом ничего не значит – Анастасия Агафьева, особый агент Третьего отделения Императорской канцелярии, улыбалась так всегда. Даже когда хотела показать искреннее расположение и дружелюбие. Почему так происходит – офицер понять не мог, просто принимал как факт. Красивое скуластое лицо сыщицы, обрамленное темно-каштановыми волосами, оставалось приятным ровно до тех пор, пока она не улыбалась. Стоило девушке разжать губы – и наметившаяся было улыбка превращалась в пугающий волчий оскал, вызывающий холодные мурашки даже у давно знакомого с ней майора. – Но я их не виню, – продолжила сыщица, средним пальцем сдвигая выше по переносице очки в тонкой овальной оправе. – Ханские солдаты – простые и верующие люди. Когда проповедники и агенты Халифата шептали им в уши: «Хан продал веру, заключив с русскими мир, поднимемся на газават, прогоним неверных, посадим нового хана, слугу Пророка», – они слушали с удовольствием. Когда наши люди говорили о мире и дружбе – кому это было интересно? Ташкентцы – особый народ, вольнодумный, но гарнизон из их числа не набирают… Хотя, – Анастасия прищурилась, – занимайся этим делом я, попробовала бы раскачать горожан на бунт. Выходит, мой коллега в городе, чью голову мы сегодня спасаем, не донес до них все прелести жизни под скипетром царя-батюшки и все ужасы будущей осады.

– В твоем тоне слишком много иронии для агента тайной полиции, – заметил Дронов вполголоса.

– Тебе показалось, – повела плечами сыщица и вздохнула, перестав усмехаться.

Одета она была в свой обычный костюм – белую мужскую рубашку, плотно облегающие бедра кавалерийские брюки, коричневую курточку и такого же цвета сапоги выше колена. Но сегодня экипировку агента дополняла еще и легкая серебристая кираса. Без наплечников, без нижней пластины, защищающая только грудь и верхнюю часть спины, – однако даже столь легкий доспех требовал привычки в ношении. Своего панциря, надетого прямо поверх драгунского мундира, Николай вообще не чувствовал, а вот его спутница явно испытывала дискомфорт. Но стоически терпела. Сегодня они высаживались вместе с первой волной десанта, и идти в бой без защиты было бы глупо. Глупым могло показаться само участие в высадке полицейского следователя, однако у девушки в городе имелись свои цели. «Коллега», о котором шла речь, был ценным агентом военной разведки, с которым Николай познакомился и сотрудничал во время прошлогоднего визита. Анастасия намеревалась взять его под охрану вместе с архивом накопленных разведданных. Ну и завербовать в свою команду заодно – Дронов в этом почти не сомневался. Армейская разведка очень неохотно делилась ресурсами с Третьим отделением, а возглавляемый Настей маленький азиатский филиал остро нуждался во всем, от людей до денег. И такого шанса предприимчивая сыщица явно упустить не могла.

– Сними пока железяки, – посоветовал ей майор после нескольких минут молчания. – И пояс с оружием тоже. Я помогу тебе их быстро надеть, когда выдвинемся. Время будет. Не дело, если у тебя плечи устанут до боя.

– Спасибо, Коля. – Девушка глянула на него искоса и легонько улыбнулась, не разжимая губ – единственной улыбкой, которая получалась у нее довольно милой. – Я потерплю. Что-то мне подсказывает, что ждать осталось недолго.

Последнюю фразу она произнесла, повысив голос, и сидящий в своем высоком кресле командир корабля, молодой капитан-лейтенант с ухоженными короткими усами, немедленно откликнулся:

– Все так, Анастасия Егоровна. Думаю, вам подсказывают замолкшие батареи у главных ворот. К стенам в нескольких местах уже можно подойти без риска для кораблей. Приказа теперь ждем в любую минуту.

– Раньше начнем – раньше закончим, – согласился с ним Дронов. – Важно успеть до темноты. В таком большом городе уличные бои могут… Эй, что это они надумали?

Внимание офицера привлекла пара бипланов, возвращающихся после бомбежки. Самолеты шли, казалось, прямо в лоб неподвижно висящему десантному транспорту. Пар валил не только из труб, но и прямо из-под капотов, делая машины похожими на кометы.

– Ах вы, твари пернатые, только посмейте… – начал возмущаться капитан-лейтенант, привставая в кресле. Прежде чем он договорил, оба самолета сократили дистанцию до минимума и вдруг резко разошлись в стороны, промчавшись слева и справа от рубки корабля. Мелькнули имперские орлы на желтых крыльях, от гула винтов задребезжало остекление мостика… Командир «Б-175» разразился смачной матерной тирадой, но запнулся на полуслове, вспомнив о присутствующей даме. Откашлялся в кулак: – Простите, Анастасия Егоровна.

– Ничего, тоже не люблю идиотов, – успокоила сыщица аэронавта.

– Это у них такое развлечение, – пробурчал тот, падая обратно на сиденье. – Кто на самолетах летает – все с головой не дружат, но палубные летчики и среди них выделяются… Номера машин я запишу, передам на «Киров». Да им взыскания – что слону дробина, только гордятся…

– Капитан! – прервал попытки командира оправдаться сигнальщик, дежурящий у стереотрубы по правому борту. – Передают с «Олега»… начинаем через три минуты!

– Отлично! – Мигом позабывший о выходке пилотов капитан-лейтенант достал из кармана серебряные часы на цепочке, откинул крышку. – Без одной минуты девять. Господин майор, госпожа особый агент…

– Мы вниз, к ребятам, – кивнула сыщица, опередив Николая. – Удачи вам.

– И вам. Берегите себя. – Последнюю фразу аэронавт произнес как-то особенно искренне, глядя при этом только на девушку.

Когда Дронов покидал рубку вслед за Анастасией, он оглянулся – и увидел, как на широкие окна-«аквариумы» с лязгом опускаются толстые бронеплиты…


В длинном и узком десантном отсеке левого борта царил полумрак – свет проникал туда лишь через бойницы в стальных щитах, образующих внешнюю стенку. Редкие лучики поблескивали на шлемах и кирасах пехотинцев, на отполированных наплечниках, на стволах карабинов. Было душно – как в любом помещении, куда плотно набилось больше сотни человек. В спертом, жарком воздухе отчетливо пахло сигаретным дымом: хотя курить перед высадкой строго запрещалось, кто-то из солдат все же ухитрялся.

– Настя, я помню, что на сыскной службе ты нажила больше шрамов, чем я – на армейской, – полушепотом наставлял майор Дронов, глядя в узкую спину и затылок напарницы. Сверху вниз – девушка уступала ему ростом почти на голову. Хоть и высокая по женским меркам, до майорских двухсот двух сантиметров сыщица недотягивала и всегда казалась офицеру очень хрупкой. – Я даже помню, как ты получила последний, на правом бедре. Я бы хотел иметь шансы тебя догнать по этой части, так что держись сегодня сзади, ладно?

– Научила сарказму на свою голову. – Майор не мог видеть лица Анастасии, но не сомневался, что она усмехнулась. – Вспоминаю те дни, когда ты не понимал шуток. Ты тогда был таким милым юношей…

– Говоришь, будто мы не ровесники, – хмыкнул Николай.

– Мы не ровесники, я старше.

– Ладно, погодки. Но я серьезно, Настя. – Офицер протянул руку и стиснул плечо девушки, насколько это позволяла кираса. – Я же знаю, какая ты авантюристка и какой ветер у тебя в голове свищет. Меня этим серьезным лицом и очками не обманешь. Когда тебе запах добычи нюх застит, ты о себе вообще не думаешь.

– Сегодня не тот случай, – неожиданно серьезно, без намека на улыбку или иронию в голосе произнесла сыщица, качнув головой. – Я знаю себе цену и знаю, на что готова обменять здоровье или жизнь. Сегодня я буду осторожна. Не волнуйся за меня.

Рукой в тонкой перчатке она накрыла лежащую на плече ладонь Дронова, так и не оглянувшись. Тот в ответ лишь тяжко вздохнул. Все-таки он действительно хорошо знал свою спутницу, напарницу, подругу…

Минуты через две по отсеку разнесся глухой дробный звук – словно за стенкой ведро щебня высыпали в железный таз. И еще раз. И еще.

– Носовые автопушки работают, – пояснил Николай специально для сыщицы. – Значит, подошли метров на пятьсот. Вот-вот перемахнем стену.

Его слова подтвердил звонкий удар – во внешний щит попала пуля, тут уже объяснения не требовались. Несколько мгновений спустя пули застучали по бортам десантного корабля градом, их удары дополнял особый скребущий звук скользящих по броне стрел и дротиков. Солдаты зашевелились, стараясь отодвинуться от бойниц или хотя бы присесть в тесноте. Никто из них определенно не желал проверять, сколь малы шансы того, что в бойницу залетит смертоносный «подарок».

– Готовность к высадке! Повторяю задачи нашей роты! – прокричал, заглушая стук пуль, находящийся где-то ближе к носу капитан десантников. – Первый и третий взводы, совместно с пятой ротой, занимают оборону вдоль поперечной улицы в зоне высадки! Смыкают фланги с другими ротами полка! Держат позиции, отсекая городские ворота от подкреплений, пока десант их не займет и пока сухопутные силы не войдут в город! Второй взвод под командованием майора Дронова и лейтенанта Варягина выдвигается на полкилометра вглубь города, чтобы обезопасить стратегически важный объект вне периметра! Задача вестовых и оптического телеграфа – сохранять связь со взводом в любых условиях!

Пока он говорил, удары по броне и выстрелы корабельных пушек становились все реже, а конец речи ознаменовал рык сирены под потолком.

– Тридцать секунд! Нале-э-во!

Внешняя стена десантного отсека просто исчезла. Образующие ее стальные щиты откинулись вниз, солнце ударило по глазам солдат. Щуря слезящиеся глаза, Николай увидел, что дирижабль уже опустился ниже городских крыш, и дома напротив показались ему знакомыми. «Б-175» садился прямо на одну из осевых улиц Ташкента – достаточно широкую, чтобы воздушный корабль мог опуститься на нее, не задев ничего бортами.

– Пошли! Пошли! Пошли!

Оставаться у земли кораблю было опасно, так что солдаты покидали его в спешке – они горохом сыпались с метровой высоты, тут же бросаясь к зданиям, вжимаясь в стены, занимая укрытия. Куда аккуратней спускали вниз ящики с амуницией, ротные пулеметы, треноги гелиографов.

Спрыгивая в свой черед, Дронов держался ближе к Анастасии, но помощь ей конечно же не понадобилась. Девушка ловко соскочила наземь, поправила съехавшую на нос каску и кивнула Николаю. Майор в ответ жестом велел следовать за ним. Вместе они перебежали улицу, чтобы укрыться в брошенной лавке, которую уже вовсю обживали несколько солдат пулеметного расчета. «Их» рота растянулась вдоль левой стороны улицы, высаживающаяся с другого борта пятая жалась к правой.

– Отлично все прошло, господин майор, – низким, надтреснутым голосом сказал Николаю пожилой унтер, командующий расчетом. – Даже расчищать плацдарм не пришлось.

– Потерпи, сейчас прибегут хозяева, гостей встречать-угощать, – пообещал ему Дронов с кривой усмешкой. – Еще и с двух сторон, если у ворот их не придавят как следует. Ты чай зеленый любишь?

– Никак нет, господин майор, – не менее криво ухмыльнулся пулеметчик. – Только черный пью. Ну да ничего, мы тут тоже не без гостинцев.

Он красноречиво похлопал по стволу уже развернутой «перепелки», к которой солдаты как раз крепили короб с пулями.

– В общем, займете хозяев приятной беседой, пока майор сводит меня погулять, – включилась в разговор Настя со своей фирменной улыбкой. Ухмылки мужчин на ее фоне смотрелись бледно. – Он мне обещал показать интересные места. Вместе с лейтенантом Варягиным. Видели его?

– Ближе к носу был, вдоль по улице пройдите, – махнул рукой унтер. – А мы уж вам спину прикроем, не сомневайтесь.

– Не сомневаюсь. – Сыщица посмотрела на Николая. – Ну что, идем?

Прежде чем ответить, он наклонился к девушке и потуже затянул подбородочный ремень ее каски. Кивнул:

– Идем. Помни – держись сзади.


– Кажется, я определилась, где в этом городе будет штаб-квартира нашего отдела, – протянула Анастасия, запрокидывая голову, чтобы лучше рассмотреть вырастающее перед ними здание. Оно и в самом деле впечатляло – трехэтажный кирпичный особняк с гранитными ступенями, ведущими к украшенным резьбой двустворчатым дверям. Каменный козырек над входом, подпертый четырьмя белыми колоннами в греческом стиле, высокие застекленные окна… И это в городе, где даже крепостные стены были из глины, а выше двух этажей поднимались лишь цитадель военного наместника да причальные конструкции порта.

– Побойся Бога, Настя, это ведь не только дом нашего агента, но еще и единственная в городе библиотека, – хмыкнул Николай, краем глаза наблюдая, как солдаты, обогнав их, перекрывают улицу с обеих сторон, – дополнительные приказы им пока не требовались. – Да и в ханстве, наверное.

– Мой кабинет будет на третьем этаже, в углу, – словно не слушая его, продолжила сыщица, шагая к особняку и на ходу вытягивая из кобуры револьвер. – На крыше разобьем садик с деревцами в кадках и скамейками, она как раз плоская… Интересно, тут есть подвал?

Держа оружие стволом вниз, она в сопровождении майора и двух пехотинцев взбежала по ступенькам, прижалась плечом к косяку справа от входа, постучала костяшками по резной створке:

– Господин Марчелло, откройте! Третье отделение Императорской канцелярии!

– А-а… простите, чем обязан? – без промедления откликнулся чуть дрожащий мужской голос из-за двери, словно хозяин особняка ждал у порога. Хотя, наверное, он и ждал. – Библиотека сегодня закрыта!

– Мне срочно нужно свежее издание «Молота ведьм» в твердой обложке, а то моя собственная книжка вся истрепалась, – вежливо сообщила Настя, продолжая вжиматься в косяк – словно ожидая, что сквозь дверь сейчас начнет стрелять пулемет. – А еще вам привет от донны Бригитты. Открывайте уже!

– В самом деле, господин Марчелло, открывайте, – присоединился к уговорам Дронов, тоже на всякий случай отошедший к краю крыльца. Чего боялась сыщица, он не понимал, но по привычке доверял ее действиям. – Мы пришли вам помочь. Вы узнаете мой голос? Мы встречались год назад, но у вас вроде хорошая память.

– Да, я вас помню, – чуть уверенней отозвались из-за деревянных створок. – А вот ваша спутница повзрослела – раньше у нее было такое юное сопрано, теперь же приятное контральто, даже с хрипотцой, знаете ли…

– Это ее наставница, Саша не со мной. – Дронов с трудом подавил неуместный смешок. Итальянец-библиотекарь ничуть не изменился, похоже. – Она вам тоже понравится, уверяю…

Его прервал протяжный вопль:

– Проти-ивник!

И почти тут же грянул ружейный залп. За ним – еще один. Николай упал на четвереньки, бросил спутникам: «Лежать!» – и поднялся на колено уже с карабином на изготовку.

Мимо крыльца библиотеки проскакал перепуганный конь вороной масти, дико храпя и поднимая тучи пыли копытами. Еще двух скакунов майор заметил у дальнего перекрестка. Они взволнованно гарцевали, то и дело поднимаясь на дыбы, а у их ног билась, не в силах встать, раненая каурая лошадь. Тут же кучками тряпья лежали тела ханских кавалеристов. Имперские пехотинцы, укрывшиеся за углами зданий, держали перекресток на прицеле, однако больше не стреляли.

– Конный разъезд, – доложил молоденький рядовой, подбежав к крыльцу и присев рядом с майором. – Четверых выбили, двое ускакали. Отстреливаться не пытались, хотя все при ружьях.

– Прощупывают зоны десанта. – Дронов втянул воздух сквозь зубы, все еще стоя на колене, с карабином в руках. – Пытаются понять, много ли мы заняли. Могут организовать контратаку… Передай лейтенанту, понял? Может быть контратака.

– Господин Марчелло, вы бы поторопились. Я хочу чаю. Вы же угостите даму? – несколько нервно поинтересовалась Анастасия – она тоже стояла на одном колене у дверей, сжимая рукоять револьвера обеими ладонями.

– Д-да, конечно. Сейчас. – Внутри особняка загремели отпираемые замки. Дронов не поручился бы, однако с прошлого года их вроде стало больше. Наконец двойные створки распахнулись внутрь, и хозяин особняка отступил от порога. – Заходите быстрее!

– Секунду. – Сыщица, поднявшись в полный рост, вдруг направила свой револьвер на господина Марчелло. Тот замер, глядя в черный зрачок ствола не столько испуганно, сколько обеспокоенно. – Николай, опознай нашего друга, чтобы я его не подстрелила в колено или плечо. Это тот же человек, который был здесь в прошлый твой визит?

– Тот же, – кивнул Николай. – Так что не надо в него стрелять.

– Отлично. – Девушка опустила оружие и широко улыбнулась. От ее улыбки итальянец сглотнул, сделал пару шагов назад. – Извините, просто предосторожность. – Она оглянулась. – Коля, заводи людей внутрь.

Пока солдаты их взвода набивались в холл библиотеки, Анастасия не давала хозяину опомниться:

– Кроме чая меня сейчас интересуют две вещи, – говорила сыщица, цепко держа агента за плечо и потихоньку оттесняя от выхода. – Во-первых, готовы ли к эвакуации самые важные части вашего архива? Во-вторых, есть ли у вас на третьем этаже угловые комнаты, подходящие для рабочего кабинета? Кстати, а что у вас с подвалом?

Николай тем временем распоряжался:

– Первое отделение – занимает первый этаж. Два человека вон в тот коридор, это черный ход. Остальные в холле. Штыки примкнуть. Двери подпереть книжными шкафами, окна задвинуть ими же, оставить только щели для стрельбы. Второе отделение – второй этаж, третье – третий этаж и крыша. Выход на крышу я покажу. Пулемет и связисты – со мной.

Взбегая по лестнице, он на миг обернулся. Настя, успевшая снять каску и стянуть перчатки, продолжала что-то выспрашивать у итальянца, прижав его к стене. Револьвер сыщица убрала в кобуру, но ремешок той, как заметил Дронов, оставался расстегнутым.

Крыша библиотеки в самом деле оказалась совершенно плоской – лишь в центре нее высился квадратный блок из четырех печных труб. Майор взобрался на него, чтобы оглядеться, – шаг несколько рискованный, но оправданный. Кирпичный особняк высился над морем приземистых глиняных мазанок, крытых циновками из камыша, как прибрежная скала над пляжем. Город просматривался практически из конца в конец, мешали взору лишь столбы дыма от пожарищ.

Стена на юго-востоке, похоже, была уже в руках имперских войск. Канонада там стихла, батареи защитников умолкли, а у крепостной башни, защищающей ворота, совершенно ничего не опасаясь, висел причаливший к ней грузовой дирижабль. Не бронированный десантный, а обычный «пехотовоз». Продолговатые силуэты десантных транспортов грозно нависали над городскими кварталами тут и там – высадив солдат, они не ушли в тыл, а лишь поднялись на безопасную высоту.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное