Руслан Аристов.

Отличная история



скачать книгу бесплатно

Израиль же, по окончании гимназии (где успел отметиться участием в революционных кружках), решил продолжить обучение за границей(!), для чего переехал жить в Цюрих…

После смерти Александра II Долгорукая (ставшая Юрьевской) с детьми была вынуждена навсегда покинуть Россию. Но 5 сентября 1880 года министр двора граф Адлерберг уже вложил в государственный банк 3 302 910 золотых рублей на имя княгини Екатерины Михайловны Юрьевской и её детей. Эти деньги, конечно, сильно поддержали семью вдовы. Скорее всего, они же поддерживали и ее первенца, так мучительно появившегося на свет, и судьбу которого Екатерина отслеживала, как могла и чем могла – помогала…

Затем Гельфанд, отучившись на экономиста, со степенью доктора философии окончил Базельский университет и переехал в Германию, где вступил в Социал-демократическую партию Германии.

Летом 1894 года Израиль подписал одну из своих статей в теоретическом органе германской социал-демократии (а фактически – II Интернационала) «Die Neue Zeit» псевдонимом Alexander Parvus.

Так обозначился еще один претендент на российскую корону, известный историкам, как Александр Парвус.

Вообще, parvus, в переводе с латинского – малый, маленький. Помните смешное прозвание Петра Первого – Petrus Primus (т.е. Первый)? А перевод Maximus – наибольший, великий?..

Летом 1894 Гельфанд назвался Александром Малым, имея в виду, что на российском престоле восседает его единокровный брат – Александр III. (Кстати, кто желает – сравните фотографии братьев. Сходство – поразительное)!

Таким образом, борьбу против ветки потомков узурпировавшего власть Николая I, вела семья потомков Александра I, а борьбу против потомков Александра II от нелюбимой им Марии Александровны – непризнанный потомок счастливой любви Александра II и Екатерины Долгорукой. (Кстати существует версия, что покушения на Александра II связаны с желанием не допустить на трон потомков от морганатического брака, о чем тревожились официальные наследники и, в частности, будущий Александр III).

Парвус, без сомнения, знал о своем происхождении с младых лет. Но, будучи мальчиком смышленым (не всякому же в Базельском универе, после обучения на экономиста, степень доктора философии дадут), он дождался периода возмужания (благо средства (неизвестно откуда берущиеся в бедной еврейской семье) позволяли) и начал свою революцию сразу по-взрослому…

Но колоссальнейший, по накалу эмоций и гуще событий, пласт истории России двадцатого столетия – это тема для следующей моей сказки. А нынешняя, эротическая – подошла к концу.

А кто прочитал – МОЛОДЕЦ!


II

Транзит глория мунди.

(исследование)


Довольно жить законом,

данным Адамом и Евой.

Клячу историю загоним.

Левой!

Левой!

Левой!

(В.В.Маяковский)


Любой человек всегда стремится к лучшему.

Значит, никого не устраивает окружающая действительность.

(Человеку, конечно, приходится приспосабливаться и успокаивать себя тем, что все хорошо.

И это – нормально. Но то, что если бы у него был шанс изменить все к лучшему, то… Человек, безусловно, им бы воспользовался. А значит…).

Для дальнейшего – не важно, в чем, кого, что (или кто) не устраивает. Важно, что мы установили этот бесспорный факт и будем от него отталкиваться.

Итак.

_______

В результате слияния клеток, зарождается новая жизнь.

Ее еще никто не видит и не чувствует, но она уже вовсю растет, забирая любые требующиеся ей вещества из организма матери. Без лишних рассуждений – нужны эти вещества самой матери или нет. Носишь меня – дай.

Затем новая жизнь появляется на свет.

С этого счастливого для родителей момента, ребенка поят, кормят, одевают, ухаживают. Вокруг него постоянно суетится множество людей, которыми ребенок по своему желанию манипулирует. Они спешат на его агуканья, баюкают и подмывают. Да много какой еще заботы получает ребенок в младенчестве. Ребенок, естественно, справедливо воспринимает это как должное.

Конечно, подсознательно усваиваются болезненные уроки «запаздывания» «услуг». Осознается некая зависимость от предоставляющих эти «услуги». Но, в связи с ранним младенчеством, это не признается как безусловное подчинение обстоятельствам. Крик младенца, это как раз и есть – борьба с обстоятельствами.

Когда дите совсем немного подрастет, ему прививаются различные полезные для дальнейшей жизни навыки в ходе игр и прочих, в начале не авторитарных, методов. Даже какие-то мелкие работы по хозяйству малолетними детьми производятся самостоятельно, с удовольствием, в виде игры или подражания взрослым, без осознания, что это труд.

А сколько нервов требуется родителям, чтоб успокоить дерущихся за право играть вообще чужой игрушкой, детей…

Да что говорить… Возьмем, для примера – речь. Если в обратном порядке проследить эволюцию человеческой речи в обратном порядке, от сегодняшнего дня до односложных восклицаний первых людей, то станет абсолютно ясным, что первые звуковые обозначения человек присвоил тем предметам и людям, которые он присваивал! Я (I) – обозначал себя, Ты (you) – тебя, Он, Чей, Дай, На… Ма – вообще универсально – мама, мое, земля и пр…

Вполне естественным видится, что вследствие такого начала жизни, у человека от рождения (с самых давних первобытнейших времен) формируются первые представления о том, что всё в окружающем его мире – в его воле! Даже те обстоятельства, которые иногда препятствуют в ее реализации – в основном, самоустраняются.

Но затем мир начинает тускнеть. Яркие краски радостного детства начинают смешиваться с серыми буднями обязанностей.

Детям, этим беззащитным и наивным, целиком зависящим от взрослых, существам, внушают азы подчинения другим (называя это социализацией), в корне ломая его мировоззрения о подвластности ему окружающего мира. Вначале приучают подчиняться старшим родственникам и «воспитателям», а впоследствии и целым системам религиозных, политических и экономических организаций, господствующих в местности рождения ребенка.

Так возникает один из первых, сильнейших стрессов сознания – насильственное ограничение права распоряжаться своей волей.

Ни в коем случае не хочу сказать, что это сразу предполагает негативные или позитивные последствия. Отнюдь. Социализация для дальнейшего комфортного существования особи в обществе, скорее всего – необходима. Но понимание принудительного характера ограничения врожденных рефлексов жизни – «присваивать» все, что нужно для своей жизни и комфорта – важно учесть.

Но воля ограничивается не вся сразу. Взамен уступаемой ребенком, во власть ему передаются новые игрушки, вещи, домашние животные что-либо или кто-либо еще. Сознание ребенка усваивает навык уравновешивания своей и чужой воли, понимание, что этот рефлекс необходимо «ограничить». Потребность самостоятельного распоряжения собственной волей разумно сокращается, но насовсем никуда не пропадает.

Так общество получает, сформировавшуюся по его (общества) принципам, личность, с «насильственно» (для новой жизни это должно видеться именно так) ограниченной волей.

Так начинает жить не «новая жизнь», а «Человек Разумный».

_______

Люди всегда стремились к лучшему.

Это естественно.

Любая жизнь стремится обеспечить себе бесперебойное питание, безопасность, комфорт, развлечения, наконец… Но чтобы этого достичь, людям, в отличие от прочего живого мира, в какой-то момент стало мало простого собирательства и обитания в пещерах. Люди придумали себе труд.

Теперь сложно представить (да и уже ни к чему), что было бы если бы…

Но. Человек начал трудиться сам и стал заставлять трудиться других (приручать животных, обучать других троглодитов). Так стали появляться первые человеческие сообщества.

Там каждый работал для улучшения своей жизни, понимая, что сообща – легче. Дети были с взрослыми и делали то, что делали они и это было здорово!..

Затем людям, видимо, стало так хорошо, что они могли, за какую-нибудь часть добычи, например, получить себе что-нибудь для себя интересное у соплеменников (нашел менее удачливый коллега по охоте классный бивень, а другой добычи своей троглодитке не принес. Конечно, ему придется поменять эту прелестную кость на, не менее, правда, чудесную ляжку мамонта).

Для времен первобытных людей, изобретение труда, а особенно труда совместного – шаг, который выделил человечество из среды прочих обитателей живого мира планеты. Труд же и предопределил дальнейшую печальную участь человечества.

Человек стал рабом своих беспрестанно растущих желаний.

_____________

С момента обретения человеком чего-либо (индивидуальной набедренной повязки, например), человек обретает собственность. Над собственностью он обретает власть. Человек волен избавиться от собственности или приумножить ее. Но человек будет свою собственность (допустим, повязка парчовая с бриллиантами в куриное яйцо) также беречь и защищать, то есть и сам попадает под власть своей собственности!

И человек – сразу не одинок.

Человечество быстро растет. Увеличиваются и собственность людей, и потребности. Во многих случаях уже возникает необходимость прибегать к помощи авторитетных соплеменников, в решении сложных споров. Так зарождалась родовая знать, которой вверялись права принятия решений (то есть – Власть) уже над многими людьми, которых Власть, в свою очередь, должна была и рассудить и защитить.

Для того, чтобы управлять собственностью во взаимоотношениях между другими людьми, наши древние мудрые предки придумали экономику, а для того чтобы собственность защищать – государство. И какое-то время власть над различной собственностью и людьми регулировалась простыми внутриплеменными договоренностями.

Но скоро этого оказалось мало.

Не все могли безоговорочно признавать авторитетность решений «мудрейших». Кто-то, вполне справедливо, мог считать себя мудрее, сильнее или добрее «власть предержащих». Поэтому нужна была еще какая-то сила, кроме примитивных экономики и государства, способная держать людей в повиновении Власти. Ибо, всегда сопутствующие людям, опасности заставляли держаться сообща, а беспорядки в племени – всегда плохо.

И такая сила сформировалась из людей, чьи способности предсказывать погоду, помогать при болезнях, успокаивать при несчастьях, исподволь подталкивали людей на признание своего авторитета и, соответственно – некоторой власти. Это были жрецы.

Взаимное признание авторитета жречества и старшинства (часто это могли быть одни и те же люди), оформило их традиционно сложившуюся власть над прочими людьми на долгие тысячелетия, как негласное, но непререкаемое признание права субъекта (властителя) главенствовать над объектом (подвластным), в целях взаимного обеспечения жизнедеятельности.

Если подытожить, приведенные здесь примеры, то можно увидеть, что с момента осознания человеком собственной власти (над набедренной повязкой), человек вынужден признавать, что и над ним есть Власть (стихии, Бога, закона, более сильного человека, той же повязки с бриллиантами). И только сам отказавшись от всей своей Власти (собственности, любых прав и пр.), человек приобретет право не признавать власть над собой.

Но большинство, все же, признает необходимость наличия власти во взаимоотношениях. Это стало неотъемлемой частью жизни человека разумного (этим мы и отличаемся от, не признающих власти, «диких» животных). Так, живые люди стали эквивалентны прочим вещам (объекты по отношению к субъектам в момент времени), с точки зрения голой теории взаимоотношений.

_________

– О, Великий Вождь, ты мудр и всезнающ. Ты придумал, как нам оказывать благодарность за услуги между семьями нашего племени при посредстве этих красивых ракушек. Ты придумал, что для управления племенем ты не должен тратить свое драгоценное время на охоту и собирательство, а должен неутомимо думать о нашем благополучии, а мы обеспечивать тебя всем необходимым. Но скажи, за что мы так безжалостно уничтожили эту жалкую семью, бредущую мимо нашего кочевья? Ведь мы могли бы и так забрать у них все, что у них было, тем более что у них, вообще-то, ничего и не было, а сами они были нищими доходягами? Как мне объяснить людям твоего племени необходимость жестокого убийства других людей?

– Сын мой… Хм… Я всегда считал тебя простачком, отлынивающим от работ по жизнеобеспечению племени, оправдываясь тем, что тебе необходимо считать звезды. Но ты не таков… С каких пор тебя стало интересовать что-то кроме звезд и еды? Ведь тебя даже прозвали – Звездный Жрец, за то, что тебе лишь бы утробу свою набить ненасытную… Ты совсем испортился, как женился… Предупреждал же я тебя – кабачки да бабы доведут до импичмента… Тебя, что, сын мой, не смутило, что у них другой цвет кожи?

– Нет.

– Что они потомки обезьяны?

– Нет.

– Что они, похоже, молили нас о пощаде на тарабарском языке?

– Нет!

– Тогда так. С этого дня я объявляю, что все, кто не доверяет тараканам в моей голове, должны быть признаны неверными и с ними должна вестись непримиримая борьба! Эти несчастные могли знать о моих тараканах?

– Нет.

– А ты знаешь о них?

– О, да!

– Ты веришь мне?

–Да, отец!

– Тогда иди и объяви мою волю племени!

…Звездный Жрец вышел из шалаша вождя и зычно заголосил:

– Внимание! Внимание! Люди племени! Слушайте все! Великий Вождь повелевает: С этого момента, все кто хочет жить, должны признавать Таракана священным и неприкосновенным животным! Кто осмелится ослушаться этого повеления, того ждет неминуемая кара, каковая и постигла, встреченную нами, семью доходяг! За этим прослежу лично я – Великий Жрец! Так как я буду занят наблюдением за соблюдением повеления, каждая семья должна приносить мне такую же долю от добычи, как и вождю! А сейчас, воздадим хвалу Таракану, да будут нескончаемы дни его! Да напишут про него стихами и да снимут фильм! Слава Таракану!..

Вот с того времени многие люди и боятся тараканов…

___________

Помните «веру, надежду, любовь»? «Веру, царя и Отечество»? «Отца и сына и святого духа»? «Бог троицу любит».

Чем была религия в дохристианские времена?

Верованиями в сверхъестественное, с присвоением достоинств Богов всевозможным предметам, животным, вымышленным персонажам и всем подряд правителям.

До поры, до времени «пипл хавал» и «боги» сменяли друг друга на тронах, явно роняя «божественный» авторитет. Да и многие прочие боги – козлы, коровы, идолы – вряд ли сильно способствовали обоснованию жрецами справедливости власти того или иного правителя.

И вот тут случился величайший исторический перелом. Не зря, именно с того времени, начат отсчет Новой Эры.

Какой-то очень умный человек (так, наверное, политкорректнее писать) сообразил, что объединить множество разных народов и верований под единой Властью (временно вверив Правителям «земную» власть над людьми) может только единая универсальная вера в союзе с государством. Взял за основу иудаизм, «приземлил» его с помощью «искупительной жертвы Христа» и провозгласил «всякую власть от Бога»!

Так родилось христианство. Первая религия, задуманная не просто как некая система психологической обработки людей, а система подавления психики, с конечной целью – приучения народа подчинению власти единого над всеми Бога и «помазанного» им Правителя. Или, если точнее, подчинение любой власти от Его имени.

Так, не очередной конкретный правитель становился Богом, но власть Бога осуществлялась при посредничестве «законного» правителя.

Если до той поры, множество разнообразных божков окружало людей везде, и относились к ним люди по-свойски (уповая в каждом случае на конкретного и, наверное, не всегда понимая, как и почему богом может стать какой-нибудь очередной тиран в далеком Риме), то со времени признания христианства, единым для всех божеством, к справедливости и милосердию которого следовало уповать, стал христианский Бог, который свою власть на земле вверял Правителю.

Отсюда, кстати, и прослеживается триединство власти: связка – Бог-Правитель-Власть («Отец, сын и святой дух»).

Они же – «Вера (Бог) – Царь (Правитель) – Отечество (государство, власть над которым имеет Бог и его представитель – Правитель)».

Они же – «Вера (Бог) – Надежда (надежда на справедливость Бога и его представителя – Правителя) – Любовь (к Богу и его представителю).

(Отсюда и истоки сопротивления: «не верь, не бойся, не проси»).


Очень красиво и грамотно, а главное – на века, сработал предок современных политтехнологов.

__________

Есть, конечно, и множество других теистических и «светских» религий.

Первые (упрощенно) утверждают, что Все «принадлежит» только Богу и требуют руководствоваться религиозными законами (например: иудаизм, ислам).

Вторые насаждают власть своих государственных идеалов (социалистический строй, «демократия»), возводя их в статус религии (поклонение мавзолею, прочим символам, строю).

С учетом всего сказанного, наиболее насыщенной, по степени наличия «всего и вся», представляется история России.

Тысячи лет племена славян чтили свое множество богов, но вдруг, объявившие себя хозяевами их земель и жизней князья, стали требовать сменить веру. Представляю, как не очень радостно встретили указ о коренной ломке мировоззрения (причем, им точно было непонятно – зачем?) простые люди. И как, наверняка, радовались через 200 страшных невольничьих лет (сопровождаемых изъятием имущества, угоном в рабство, беспричинным лишением жизни со стороны своих же князей) естественной отмене насильственного внедрения княжеской воли о крещении, в связи с приходом новой власти (вассалитет Руси от Монгольской империи ослабил угнетение язычников, более того – славяне сами сильнее потянулись к Христу)… Но и тут… С обратным процессом «поглощения» остатков Монгольской империи, в Россию приходит ислам; реформы Никона вносят смуту среди, все-таки поверивших в Христа, неофитов; языческие верования окраин и прочие религии присоединяемых территорий, вносят свои штрихи в пеструю палитру российской Веры.

(Какую, кстати, изящную и, главное в любом случае – выигрышную, комбинацию (отчего-то не оцененную историками по достоинству) провел любитель шахмат Иван IV Васильевич Грозный, «посадив» на русское царство, крещеного за пару лет до этого, потомка Чингисхана, бывшего Астраханского хана Саин-Булата. Этим гамбитом он не только обозначил Московию как не данника монголо-татар (Крымскому ханству, как наследнику Орды, платили аж до 18 века), а как преемницу Великой Монгольской империи, но и, тем самым, дал своим потомкам реальную перспективу – обосновал теоретическое обретение Москвой прав на наследство Чингисхана – территорию распавшейся Монгольской империи. Потомкам это не пригодилось, но каков замысел!).

Всю свою историю, мечущиеся между, невесть откуда берущимися, «властителями», многонациональные народы растущей России искали покой в этой «огнедышащей лаве любви» к ним и их богатствам, разнообразных многочисленных «хозяев».

Абсолютно естественно, что не всегда поиск воли был мирным. Когда иссякали силы бежать, оставалось браться за топор и огниво.

Полыхала Россия часто.

Но к середине ХIХ века, в основном сложилась единая государственная система, восприявшая или подчинившая государству большинство имевшихся религиозных, этнических, экономических и прочих разногласий.

Но природа не терпит пустоты.

И когда мудрый еврейский народ уже, наверное, смирился с тем, что проиграл историческую битву за создание «своего» государства (так как зерна его религии попали на благодатную почву и расцвели в виде других религий в других могущественных государствах), появился новый «мессия», который придумал и начал воплощать в жизнь план светской революции иудаизма.

Именно Карл Маркс, взяв за основу фундаментальный масонский столп «равенство и братство» («свобода» там присутствует только как переходный этап «освобождения» от прочей власти под сень иудаизма), понял, что, коль со всемирным первосвященным «братством» не получилось, можно попробовать подвигнуть человечество к истинной вере (хотя официально религия и не приветствует это) путем обретения «равенства».

Равенство людей во все времена оценивается, в основном, по благосостоянию. Права, обязанности, закон – чаще всего отходят на второй план в дилемме «взять» или «не взять». Поэтому и бил Маркс точно – по экономическим слабостям государств.

Предложив голую, притянутую за уши, теорию экономических преобразований, Карл, конечно же, обосновал и необходимость смены форматов государственных устройств.

Так появилась, пожалуй, первая «фундаментально» обоснованная, нетеистическая религия – коммунизм.

И так мое повествование подобралось, наконец, к Парвусу и Ленину в двадцатом веке.

_________

Парвус и Ленин не могли претендовать на обретение власти в Российской Империи законным путем, но планы на свершение социалистической революции связывали именно с Россией.

Заметьте, вопреки прочим революционерам-интернационалистам, которые, не видели в России предпосылок для подобного рода преобразований, эти два деятеля связывали рождение коммунистического равенства именно с Родиной. Хотя оба долгое время неплохо (Парвус, так – прекрасно) жили за границей.

Что за странная тяга провести экономико-политический эксперимент не в какой-нибудь Барбедандии, а сразу в гигантской и крепкой империи?

На наивных мечтателей, вроде, не похожи…

Все просто. Оба «лишенных наследства» потомка императорских кровей, связывали свои планы на власть именно с Россией. Так как оба имели на нее определенные притязания (см. «Александры Великия и Малыя и прочия»).

Только этим и обязана Россия, что ее просторы вновь стали площадкой для коренных преобразований общества, сопоставимых по значимости с «приходом» Рюрика, нашествием Батыя и установлением главенства над Русью Москвой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное