Роман Соловьев.

Кровер. Первая охота



скачать книгу бесплатно

Если долго всматриваться в бездну,

то бездна начинает смотреть на тебя.

Ф. Ницше


Глава 1


День был ясный и безветренный. Он шел по ромашковому лугу босиком. Стебельки и листья цветов щекотали ему ноги, было легко, он шел и дышал полной грудью. Вдруг, растения начали на глазах быстро расти, стебли резко увеличивались в размерах, и становились толще. Листья хлестко цеплялись за ноги и руки, обжигая плечи. Из-под земли вырастали тонкие лианы, на кончиках которых были кисти с длинными, толстыми пальцами, шевелящиеся будто черви, они больно щипали за спину и ноги. Вдруг он услышал сзади странный визг, и оглянувшись, увидел: страшное, мохнатое существо, с головой волка и телом человека. Оно быстро приближалось к нему, из передних лап чудовища торчали огромные когти. Монстр в несколько прыжков оказался у него за спиной, издавая визжание, давящее на барабанные перепонки. Он попытался побежать, спрятаться от странного существа, но замешкавшись, упал и ударился грудью об гигантский стебель. Сзади он почувствовал зловонное, холодное дыхание чудовища…

Клим проснулся и привстал с кровати. Один и тот же сон – уже второй раз за неделю. Он прошел на кухню, прикрыл за собой дверь, и поставил чайник. Включил негромко радиоприемник. Вскоре заглянула встревоженная, полусонная жена Юля:

– Клим, ты чего так рано? Сегодня же не твоя смена!

– Потапов сегодня попросил подменить. Шесть часов уже, пока соберусь…

Жена зевнула, и ушла в спальню к дочке.

Клим Сычев работал дежурным электромехаником на заводе «Фрегат». Это был единственный в городе Зареченске завод, который не развалился после экономических реформ в стране, а скорее наоборот, постоянно наращивал обороты: строил современные цеха, набирал новые рабочие кадры. Может быть, потому что большинство заказов было связано с «оборонкой» и на территории завода существовал даже один секретный, закрытый цех. Впрочем, Клим был не из любопытных. Он хорошо знал специфику своей работы, и оттрубив смену всегда спешил домой, к семье.

Климу недавно исполнилось тридцать два. Среднего роста, худощавый,

с темными волосами, и выразительными карими глазами с немного насмешливым взглядом. Он по-своему считал себя счастливым: семья, дом, работа. Да и много ли человеку надо для счастья? Его друг, Ванька Залипаев, любил повторять фразу, вычитанную в какой-то умной книге: « Мудрый человек довольствуется малым, а глупцу все время чего-то не хватает…» Примерно по такому же принципу жил и Клим.

В их семье ведущей была жена Юлия, а Клим скорее был ведомым. Именно она настояла, чтобы Клим заочно поступил в Энергетический институт два года назад. Поменял свои старые, ржавые «жигули» на подержанный, но вполне приличный «Опель», хоть и пришлось для этого взять ссуду в банке. Юля вела учет всех финансовых средств в семье, планировала семейные мероприятия на выходные. Впрочем, Клима это вовсе не раздражало, а скорее забавляло.

Он вовсе не считал себя «безвольным» и «бесхребетным». Захотел же он, например, бросить курить – и действительно, бросил! Сразу после своего Дня рождения, когда ему исполнилось тридцать. Как рукой отрезал. Хотя до этого «смолил» с тринадцати лет…

Сычев отыскал свободное место на заводской парковке, проверил пропуск, взял сумку, и пошел к стеклянной проходной. Пожилой Васильевич даже не стал смотреть на пропуск, кивнул, и быстро открыл ему вертушку.

После планерки Клим направился в свой цех. Сегодня работала бригада монтажников-подрядчиков, а это значило, что и у Клима прибавится работы по подключению нового электрооборудования. Мужики в курилке активно обсуждали прошедший чемпионат Европы по футболу.

– И когда уже наши научатся играть…– возмущался пожилой Прошкин, бригадир сварщиков.– Меня бы на поле выпустили – я бы им показал, как мячом в ворота попадать!

– Жене своей показывать будешь, Петрович, – хохотал толстый водитель Ляпичев. – Ты в унитаз-то не можешь с первого раза струей попасть!

Мужики заржали. Прошкин махнул рукой, и пошел в цех.

Клим хоть и не курил, но ему нравилась веселая, непринужденная атмосфера в курилке – шутки здесь сочинялись на ходу, а незамысловатые байки обрастали, как старое дерево мхом, новыми подробностями, превращаясь в легенды.

– А, вот ты где, Сычев! – начальник цеха, Шерстобитов, большеголовый, кряжистый, с огромными руками, похлопал Клима по плечу.

– Мне сегодня в управление нужно съездить. Вы с Васиным смотрите внимательно за нашими новыми монтажниками-«архаровцами»! Если хоть от одного «запашок» почуете – гоните в шею из цеха!

Мастер Васин, ответственный за реконструкцию шестого цеха, худощавый, с большим костлявым носом, стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу.

– Не волнуйтесь, Аркадий Андреевич. Можете ехать в управление со спокойной совестью. И про квартальную премию там не забудьте спросить!

Егоров хмыкнул, и громко втянул носом воздух.

В открытые ворота цеха входили монтажники, и Клим направился прямо к ним.

Допустив бригаду к работе, Сычев немного понаблюдал за ними, и убедился, что мужики действуют быстро, слаженно – за два часа уложили восемь «пасынков» под фундамент для новых станков. Клим решил подготовить к работе новые, силовые электрощиты, и сев на деревянный, низкий табурет, развернул схему. Вдруг он услышал металлический свист, звук тупого удара и короткий, приглушенный крик. Он быстро поднял голову и увидел, что трос, закрепленный на кран-балке лопнул, унося вниз тяжелый трехметровый бетонный «пасынок», который ударившись концом о бетонный пол, ударил в плечо монтажника, тот отлетел и упал на пол, к станине, «пасынок» медленно сползал, скользя по металлической полусфере станка прямо на паренька. Клим, мигом пробежав пятнадцать метров, задержал скользящий «пасынок» руками, крикнув растерявшемуся монтажнику:

– Быстрей вылезай оттуда!

Опешивший паренек пулей вылетел из-под станины, отбегая на безопасное расстояние. И только тогда Клим отпустил конец пасынка, который гулко ударился об бетонный пол, раскрошив его в месте падения. Подбежавшие мужики удивленно смотрели на Клима. Васин стоял, разинув от удивления рот:

– Клим Иванович, я и не знал, что вы тяжелой атлетикой увлекаетесь, пасынок-то поди тонну, не меньше весит.

– Тонна сто пятьдесят, – сглотнув слюну пробубнил краснолицый бригадир монтажников. – Спасибо вам огромное человеческое! – он протянул сухую широкую ладонь и пожал Климу руку. – С меня «поляна» причитается…

Клим пожал плечами, и пошел к своим электрощитам.

Вечером, после смены, Сычев заехал в магазин. Вылез из машины и вдохнул запахи теплого летнего вечера: нежной дымки перед закатом, жаренных шашлыков у кавказской кафешки, и остывающего, еще теплого асфальта. Запахи городских каменных джунглей.

Через дорогу переходила пожилая женщина, с двумя пакетами продуктов. Черный «Форд», неожиданно выскочивший со двора, резко притормозил в паре шагов от нее. Женщина от неожиданности выронила пакеты, по асфальту покатились яблоки и апельсины.

– Куда прешь, овца? – в окно высунулся бритый парнишка, играя желваками.

Клим подошел, и помог женщине собрать фрукты, оглянувшись на «Форд»:

– А нельзя ли повежливее, молодые люди?

Парнишка приоткрыл дверь, и вылез из машины:

– А ты че, правильный такой?

Сзади вылез еще один: высокий, рыжий, в спортивном костюме. В руке у него была бейсбольная бита.

– Мужик, иди перетрем!

Благодарная женщина кивнула, и подхватив пакеты, пошла домой.

– Пацаны, давайте разойдемся краями, – Клим попытался успокоить парней.

– Череп, ты слышал «баклана»? Бузу затеял – а теперь заднюю врубает! – бритый хмыкнул.

– Да обделался он, «лошара»…

Клим спокойно подошел к наглому водителю, и заметил, что глаза у него были красные, с расширенными зрачками. Парнишка резко выбросил вперед кулак, но Клим, быстро уйдя в сторону, атаковал его боковым ударом в челюсть. Соперник охнул, сложился и рухнул под колеса, будто куль с мукой.

Услышав сзади свист, Клим пригнулся, в ту же секунду над головой пролетела бейсбольная бита, ударив по лобовому стеклу, и оставляя на нем крупную сетку мелких паутинок. Сычев ударил рыжего ребром ладони по затылку, тот захрипел, падая на капот.

Клим пошел к машине, и обернувшись, посмотрел на «отморозков». Они, покашливая, не торопились приподниматься. На тротуаре уже собралось с десяток зевак. Он завел машину и поехал в другой магазин.

Подъехав к дому, Сычев остановился и призадумался. Когда-то в молодости, еще до армии, он год занимался боксом. Прошло уже без малого пятнадцать лет. Да и дрался Клим в последний раз лет семь назад, на свадьбе у друга. Как он мог легко раскидать двух крепких отморозков? Откуда взялись эти рефлексы, моментальная реакция? И главное – почему парни падали от его ударов, как срезанные колосья под комбайном? Это не укладывалось в голове. Да и сегодняшний случай на заводе, тоже был загадочный. Сычев вздохнул, взял пакет с продуктами, и закрыв машину, пошел домой.

В субботу Клим собирался в гараж, позаниматься с машиной. Положил спецовку и термос с чаем в сумку, нарезал бутерброды.

– Ну, и куда мы опять из дома сбегаем? – жена заглянула в кухню.

– Юля, мне в гараж нужно – масло в машине нужно поменять, и ходовую посмотреть…

– Клим, ну какой гараж? Ты Темку видел? Весь в слезах сидит в своей комнате. Ты его уже вторую неделю обещаешь в кино сводить!

Артем выглянул из-за двери.

– Артем, а что смотреть-то будем?

– «Пиратов Карибского моря»!

– Ну, на «Пиратов» обязательно нужно сходить. – Клим махнул рукой, – ладно, завтра «Опель» в сервис отгоню… Собирайся, Артем!

После фильма Клим с сыном зашли в просторную пиццерию и заказали две больших горячих пиццы с сыром. Артем уплетал за обе щеки.

– Ну что, Тема, понравился фильм?

– Класс! Папа, давай завтра еще сходим…на «Люди Х»

– Завтра, сынок, папе на работу…

За крайним столиком ругалась парочка. Парень «поливал» свою спутницу трехэтажным матом, люди недовольно оборачивались, а пожилая женщина-кассир попыталась успокоить дебошира:

– Молодой человек – это общественное место, успокойтесь, здесь дети…

Клим терпеливо ждал, когда сын доест пиццу, и они пойдут домой. Внутри у него почему-то нарастало чувство тревоги.

Неожиданно, парень вскочил, и, вытащив из кармана пиджака пистолет, направил его на свою спутницу.

– Тварь продажная!

– Не надо, Коля! – симпатичная девушка, с пепельными кудряшками, в белой блузке, попыталась закрыть лицо руками.

Кассирша шепнула официантке:

– Юля, беги за охраной.

Все происходило очень быстро, как в кино. Раздались три гулких выстрела. Девушка упала со стула, охнув, на ее светлой блузке, на груди, выступили большие красные пятна крови. Люди вскочили со своих мест, и с криками кинулись бежать к выходу.

– Тема, быстро беги за остальными!

– Папа…

Клим легонько подтолкнул его, и развернулся в сторону парня с пистолетом. Стрелок медленно шел, вытаращив огромные стеклянные глаза с оружием в вытянутой руке. Он выстрелил еще два раза в сторону женщины-кассира. Она успела упасть на пол, и пули пробили полку, разбив несколько бутылок с кетчупом.

Сычев схватил пластиковый стул и бросил в стрелка, но тот быстро отбил его свободной левой рукой и направил пистолет прямо на Клима. Раздались несколько выстрелов подряд, одна пуля просвистела прямо возле уха. А потом он почувствовал чудовищную боль в ноге, и упав на пол, вскоре потерял сознание.

Он, как в тумане помнил, как его везли на «скорой». Потом яркий свет прожектора в операционной, и людей в белых халатах. Вечером он пришел в себя, после наркоза очень хотелось пить. Молодая, стройная медсестра подала ему граненный стакан с водой:

– Вы не волнуйтесь, раны не серьезные, пули извлекли. Вы скоро пойдете на поправку.

– Где мой сын?

– Ваша семья – жена, сын и дочь приходили два часа назад. В палату их пока не пустили.

Клим тяжело вздохнул.

– Да, и ваша жена просила перезвонить, как только вы придете в себя.

Медсестра подала с тумбочки мобильный. Клим набрал номер жены:

– Юля! У меня все нормально…

– Слава Богу, Клим! Перепугал ты нас, а Темка-то как перепугался! Завтра утром мы приедем к тебе… Я люблю тебя.

– И я тебя люблю, Солнышко…

Утром Клим чувствовал себя на удивление хорошо. Он даже хотел встать к раковине, чтобы умыться, но медсестра не разрешила.

После обеда Сычева осмотрел доктор Кравцов, пожилой, худощавый, с густой шевелюрой седых волос:

– Значит, чувствуете себя уже хорошо?

– На пять баллов, доктор.

– Сколько вам полных-то годиков?

– Тридцать два.

Доктор Кравцов удивленно снял очки, и внимательно посмотрел на Клима:

– Если честно, никогда не видел такой быстрой регенерации мягких тканей. Плечо пуля едва задела, но в бедро зашла довольно глубоко. Нашему светиле, Ивану Анатольевичу, пришлось потрудиться. Прошло менее суток, а вы цветете – будто роза в летнем саду, – доктор улыбнулся. – Хорошо, пока отдыхайте, мы будем наблюдать за вашим состоянием…

На следующий день в палату вошел бледный, худой мужчина, с короткой стрижкой, в костюме под белым халатом:

– Капитан Ларин. Зареченское ГУВД. – он быстро показал красное удостоверение Климу. Сосед по койке, Гена Травников, которого положили вечером, с переломом ноги, сразу оживился, и отбросил кроссворды в сторону.

– Как ваше самочувствие Клим Иванович?

– Да хоть сейчас в космос. Вы задержали его?

– К сожалению, нет. Гражданин Перцев погиб при задержании, попытавшись оказать сопротивление.

– Товарищ капитан, а почему он вообще начал стрелять?

– Трудно сказать. Жена призналась в измене, плюс он находился под наркотическим воздействием. Убил жену прямо в пиццерии, а после начал палить направо и налево.

– А откуда у него пистолет? – неожиданно спросил Травников со своей койки. Капитан хмыкнул и покосился на него:

– Следствие установит. Клим Иванович, вы не были знакомы с гражданином Перцевым?

– Конечно нет. Никогда его не видел.

– Так я и думал. Хорошо, выздоравливайте. После выписки мы вас пригласим повесткой, чтобы уточнить пару вопросов. Да, и кстати, если бы вы его не остановили – он бы точно положил еще двоих-троих человек.

– А разве я его остановил?

– Свидетели утверждают, что после того, как он стрелял в вас, Перцев упал и схватился за голову, пробыв в таком положении несколько минут. А когда появился наряд полиции, попытался вновь открыть огонь…но был застрелен на месте.

Капитан Ларин пожал Климу руку, и быстро вышел из палаты.

После обеда Кравцов вновь осматривал Сычева, но уже не один. На кресле сидел полноватый мужчина средних лет, в модных дымчатых очках.

– Сан Саныч – это нонсенс, – бормотал Кравцов, – парня завтра уже можно выписывать. Посмотрите, я в жизни не встречал такой регенерации. На этом товарище можно научную диссертацию защитить. А анализы и показатели у него – как у здорового двадцатилетнего юноши. Может позвонить Иванникову, в Москву? Случай уж очень уникальный…

Мужчина в кресле нахмурился:

– Вот и хорошо Юрий Сергеевич. Выписывайте парня, когда посчитаете нужным. И никуда сообщать не надо. – он сдвинул брови домиком, неторопливо встал и вышел из перевязочной.

Клима выписали через два дня. Жена хотела отпроситься с работы и приехать за ним, но он отговорил ее. Выйдя на улицу, после пятидневного пребывания в палате, Сычев вдохнул в себя воздух уходящего лета, немного постоял и пошел к выходу из больничного комплекса. По пути Клим любовался ровно остриженными кустарниками вязов, аккуратными цветочными клумбами, а свежевыбеленные бордюры неожиданно напомнили ему далекие армейские будни.

– Клим Иванович! – окликнул его женский голос.

Сычев обернулся, и увидел на скамейке, под березкой, симпатичную женщину в джинсовом костюме. Он подошел и осмотрел незнакомку: приятное открытое лицо, большие серые глаза, короткие светлые волосы:

– Извините, вы меня звали?

– Добрый день. Виталина Павловна. – она протянула ему руку, рукопожатие у незнакомки оказалось довольно крепким. – Извините, я займу буквально пять минут вашего драгоценного времени.

– Вы тоже из полиции?

– Почти. – она изучающе смотрела на него. – Как вы себя чувствуете, Клим Иванович?

– Прекрасно.

« Может, журналистка?» – подумал Клим.

– Можно я буду называть вас Клим?

– Конечно.

– Клим, вы ничего не заметили в последнее время, каких-либо странностей в своем поведении?

« Психотерапевт…» – вновь промелькнула мысль у Клима.

– Да особенно ничего… так, пустяки…

– А вас не настораживает тот факт, что огнестрельные раны, с которыми лежат в больнице две-три недели, у вас стянулись за четыре дня? Или это особенности вашего организма? Когда вы в последний раз простужались?

– Лет пять назад. А что?

– Вы занимаетесь оздоровительными методиками? Спортом?

– Да какой там спорт, Виталина Павловна!

– Можно просто Виталина.

– Так, на заводе иногда с мужиками в теннис настольный или бильярд…

– В принципе, я давно уже все поняла.

– Что-то не так?

Она улыбнулась. Трудно было на первый взгляд определить, сколько ей было лет. Может быть тридцать, а может сорок. Но в женщине чувствовалась и физическая и внутренняя сила.

– Клим, я оставлю вам свою визитку. Позвоните через пару дней. У меня для вас будет интересная информация, – она протянула ему пластиковую визитку и быстро привстала. – И запомните, это в ваших интересах.

Когда она ушла, Клим рассмотрел визитку: «Токарева Виталина Павловна. Инженер-дизайнер ООО «Алые Паруса».


Глава 2


Густой, ночной туман обволакивал дорогу, по которой, нарушая ночную тишину, не торопясь ехал полицейский «Уазик». Он проехал мимо старого парка, в сумерках которого деревья зловеще выпирали своими размашистыми ветками. Машина подъезжала к заброшенной стройке, оконные проемы выглядели в ночи – страшными пустыми глазницами.

– Серый, на хрена мы сюда приехали? – водитель-сержант Зверев поерзал, – место какое-то жуткое.

– Леша, давай к стройке, тут постоянно «торчки» толкутся, – старший сержант Николаев кивнул напарнику на скамью возле подъезда. – Сейчас кого-нибудь зацепим. План-то нужно выполнять. У тебя, я смотрю, абсолютно нет служебного рвения…

На скамейке никого не было.

– Поехали отсюда на хрен, – водитель передернул плечами, – что-то мне здесь не по себе.

– Погоди, слышал шорох? – старшой вылез из машины, – жди меня здесь.

Он вошел в темноту подъезда, где явно слышался придавленный смех, ему даже показалось, что в окне промелькнуло бледное лицо в капюшоне.

Сержант нервно барабанил пальцами по рулю, и вдруг услышал звуки борьбы и придавленный стон.

– Да что за хрень там творится! – он схватил автомат и побежал к подъезду.

Из темноты подъезда на него вышел напарник, с обезумившими глазами, держась руками за горло, вся форма у него была в крови. Он безвольно опустил руки, кровь хлынула из-под кадыка темным фонтаном, Николаев захрипел и упал на асфальт.

Зверев вдруг почувствовал сзади удар небывалой силы, ночь перед глазами вспыхнула на тысячу солнц, он упал вперед, прямо на окровавленного сержанта и потерял сознание…

Рано утром майору Дронову позвонил дежурный из ГУВД.

– Виктор Степанович, нужно выезжать на происшествие. У нас двойное убийство. Наших ребят патрульных убили, возле заброшенной стройке на Вишневой.

– Через двадцать минут буду, – буркнул Дронов, потирая виски.

Уже почти рассвело, но утро было хмурым, пасмурным, моросил мелкий дождь. Дронов подъехал к заброшенной стройке: там уже стояли несколько машин, место происшествия было оцеплено. Он вылез и поводил своими тяжелыми, покатыми плечами борца, пытаясь окончательно проснуться. В его мощной, сбитой фигуре чувствовалась большая физическая сила. Майор подошел к подъезду и увидел трупы патрульных. Вся бетонная площадка вокруг была в бурых пятнах подсохшей крови. «Да здесь была настоящая бойня…» – Дронов закурил.

Светлана Петровна Мисюрина,судмедэкспорт, невысокая блондинка, лет сорока, подошла и попросила у него огоньку.

– Да, Витя, похоже дело непростое. У нас убийца с фантазией объявился, это не «наркошы» и не «шелупонь». Николаеву перерезали горло от уха до уха, быстро и четко, орудие убийства уточняем. Звереву пробили череп сзади, чудовищным ударом, он умер мгновенно. Все произошло быстро, в течении одной-двух минут.

Майор бросил окурок, притоптал его ботинком, и тяжело вздохнул:

– Похоже, их было двое?

– Да, похоже двое или трое, здесь очень много следов. Тут часто наркоманы ошиваются.

Дронов потер переносицу, и пошел осматривать место преступления.

– Товарищ майор, вот в двадцати метрах, в кустах лежал, – сержант нес в руках автомат.

– Так, а что это у него за вмятины на прикладе?

Подошла Мисюрина и внимательно посмотрела на автомат:

– Виктор Степанович, похоже, это следы зубов, но вряд ли человеческих…

– Да…– вздохнул Дронов,– ни хрена себе неделька начинается!

Майор Виктор Степанович Дронов недавно возглавил отдел по особо тяжким преступлениям в Зареченском ГУВД. «Убойный» отдел – как любят называть киношники. Человек он был простой, но дотошный, никогда не упускал мелочей в работе. А порой применял к преступникам не совсем «законные» методы. Коллеги называли его «Волкодавом». Он мог сутками пропадать в родном отделе, вникая с головой в каждое дело, присутствуя на допросах, задержаниях, и прочих оперативно-розыскных мероприятиях. Жена Екатерина давно махнула рукой, и всегда с терпением относилась к его ночным выездам и срочным командировкам.

Дело с убийством патрульных было неслыханным в городе. Дронов решил взять расследование под особый контроль, и даже не из-за того, что это жестокое убийство будет иметь большой общественный резонанс, а потому что найти убийц «своих» – было делом чести каждого офицера полиции. На совещании полковник Громов поручил создать оперативно-следственную группу для скорейшей поимки преступников, и преданию их суду. Но Виктор Дронов уже знал, что до суда преступники вряд ли доживут. В кабинете он достал из сейфа свой незарегистрированный тяжелый «Глок». Подержал пистолет на ладони, ощупывая холодную вороненную сталь, на рукоятке слева были видны три маленькие незаметные насечки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное