Роберт Бизли.

Жозе Моуринью. С близкого расстояния



скачать книгу бесплатно

«Челси» тоже требовалось вдохновение, и оно пришло из уже знакомого источника: на 76-й минуте после углового капитан Джон Терри посылает мяч в сетку головой с подачи Даффа. «Барса» выбывает из турнира, а «Челси» проходит в четвертьфинал.

После финального свистка Моуринью в своем «фирменном» плаще выбежал на поле, размахивая от радости правой рукой, и бросился к ликующим игрокам. Впереди снова замаячил «золотой хет-трик».

3
Гол-фантом

В четвертьфинале Лиги чемпионов 2005 года жребий свел «Челси» с мюнхенской «Баварией», но на сей раз Моуринью не было даже на трибуне. Главный тренер «Челси» еще долго ощущал на себе последствия скандала с «Барселоной». Сначала подал в отставку перепуганный Андерс Фриск. Свое решение он объяснил тем, что разъяренные фанаты «Челси» угрожают ему смертью. Затем свое слово сказал Фолькер Рот, председатель судейского комитета УЕФА, бурно отреагировавший на отставку Фриска. В уходе Фриска Рот обвинял не фанатов «Челси» и не клуб «Челси», а лично Моуринью.

Разгневанный Рот заявил: «Тренеры накручивают болельщиков, буквально заставляют их преследовать людей… То, что из-за угроз вынужден был уйти один из наших лучших судей, – совершенно неприемлемо. Такие, как Моуринью, – враги футбола». Рот утверждал, что португалец спровоцировал угрозы в адрес рефери, убедив руководство «Челси» обвинить Фриска и Райкарда в сговоре в перерыве между таймами. Разумеется, никаких доказательств у Рота не нашлось, но его слова о Моуринью часто повторяли в последующие годы при самых разных обстоятельствах.

Моуринью дисквалифицировали на два матча за то, что он «опорочил репутацию участников матча» и «сделал ложные заявления». Кроме того, УЕФА оштрафовала его на 8900 фунтов. Клуб «Челси» был оштрафован на 33 300 фунтов. В результате Моуринью пришлось отсутствовать на стадионе во время обоих матчей с «Баварией». На первом, домашнем матче отсутствие главного тренера как будто не повлияло на «Челси». На стадионе «Стэмфорд Бридж» они играли самоотверженно и забили четыре гола. Разгром предотвратил капитан «Баварии» Михаэль Баллак, забивший пенальти на 90-й минуте. Матч закончился со счетом 4:2, что оставляло «Баварии» надежду. Впереди был выездной матч в Германии. Казалось, «Челси» вполне может побеждать и без своего вдохновителя – главного тренера.

Впрочем, ходили слухи, что отсутствие Моуринью не так сильно влияло на «Челси» потому, что он все равно находился с командой. Да, по сведениям из надежных источников известно: желание Жозе быть с командой оказалось настолько сильным, что он рискнул бросить вызов УЕФА и все же проник на стадион, точнее, в раздевалку задолго до начала матча. Перед концом игры его вынесли в бельевой корзине. Предположительно, он наблюдал за игрой по телевизору в раздевалке. Говорят даже, что он посылал Рун Фариа, своей «правой руке», инструкции, а ассистент все слышал благодаря наушнику, спрятанному под вязаной шапочкой. Чиновники УЕФА встревожились, узнав о возможном общении главного тренера и его помощника, и допросили Фариа.

Теории заговора множились и разрастались.

Во втором тайме под подозрение внезапно попал второй помощник Жозе, Силвинью Лоуру, – заметили, как он несколько раз спускался в подтрибунные помещения и возвращался с клочками бумаги, на которых, как думали некоторые, его босс писал указания. Официально считалось, что Моуринью смотрит матч в досуговом центре «Челси», расположенном за северной трибуной («Мэтью Хардинг Стэнд»). После первого матча стало ясно, что «Челси», фигурально выражаясь, стоит одной ногой в полуфинале.

Представление переместилось в Мюнхен. Избавиться от слежки на Олимпийском стадионе, «домашнем» стадионе соперников, Моуринью было бы гораздо труднее. Однако это обстоятельство не помешало слухам о новых похождениях в духе «рыцарей плаща и кинжала». Говорили, что Моуринью замаскируется и будет сидеть на трибуне, в толпе болельщиков, следя за игрой и передавая свои инструкции помощникам. Действительно, перед началом матча Жозе заметили на трибуне неподалеку от комментаторской кабины. Хотя он оставался там совсем недолго, чиновники из УЕФА и руководство «Баварии» заволновались. Зная Моуринью и его любовь к манипуляциям и интеллектуальным играм, можно предположить, что это и было целью его появления.

Потом поползли слухи, что в раздевалке «Челси» установлена аудиосистема, снабженная передатчиком, чтобы Моуринью мог издали давать игрокам предматчевые установки и беседовать с ними в перерыве (представители «Челси» утверждали, что Моуринью смотрел матч по телевизору из отеля, в котором проживала команда). Версии ходили самые невероятные. Правдоподобия им добавляло то, что телохранители владельца «Челси» Романа Абрамовича владеют необходимыми для бывших тайных агентов навыками и вполне способны помочь главному тренеру в осуществлении подобных замыслов. Слухи стали пикантной приправой к основному блюду, то есть футбольному матчу, но, поскольку я присутствовал на стадионе и видел, как разворачивались события, невольно задумался.

Мы с Моуринью уже тогда неплохо ладили, хотя наша дружба только начиналась. С ним меня связывали более прочные отношения, чем со многими другими тренерами, с которыми я был знаком до него. Моуринью стал глотком свежего воздуха, он выделялся динамичностью и новизной, его ершистый характер и смелые заявления сразу привлекали к себе внимание. Настоящая мечта журналиста! Однако в повседневном общении он оказался совершенно не похожим на того задиристого, противоречивого персонажа, каким часто выглядел из кабины комментатора или на пресс-конференциях. Он был очень занимательным собеседником, к которому легко было подойти. Во время интервью он держался дружелюбно, охотно шутил и показывал, что уважает своего собеседника. Без труда соглашался на разговор и казался искренне заинтересованным в беседе; он и сам задавал вопросы о семье и жизни. Он охотно вступал в беседы, любил добродушно подшучивать и обожал двусмысленности, которые произносил с таким непроницаемым видом, что приходилось гадать, шутит он или говорит всерьез. За примерами далеко ходить не надо: на многих пресс-конференциях видно, как Жозе с трудом подавляет смех; его выдают лишь веселый блеск глаз. Самые первые его пресс-конференции проходили на ура, и, если репортеру не удавалось разместить свой репортаж о Жозе на первой полосе, значит, он зря пришел в профессию. Такое отношение прекрасно стимулировало. Конечно, на первых порах я еще не входил в «ближний круг» Моуринью, но сразу понял: мой новый друг совершенно не похож на «врага футбола», способного на поистине макиавеллиевские поступки и готового на все ради победы. Такой образ совершенно не сочетался с моими первыми впечатлениями о Жозе, хотя мне еще предстояло многое о нем узнать. Однако для меня, как для фаната, самым важным качеством Моуринью было то, что он – победитель, причем победитель во всех отношениях.

Так и оказалось в Мюнхене. Гол, забитый Фрэнком Лэмпардом в самом начале, по итогам двух встреч выводил «Челси» вперед со счетом 5:2. Главный тренер «синих» мог бы расслабиться, где бы ни находился. На 65-й минуте Клаудио Писарро из «Баварии» сравнял счет, но за 10 минут до конца матча Дидье Дрогба довел общий счет до 6:3. Все было кончено, и даже еще два гола, забитые «Баварией», не помешали «Челси» попасть в полуфинал.

Теперь между Моуринью и второй подряд победой в Лиге чемпионов стояла знакомая и знаковая фигура Рафаэля (Рафы) Бенитеса. Главный тренер «Челси» одержал победу над своим соперником из «Ливерпуля» в финальном матче Кубка футбольной лиги, но сейчас ставки были еще выше, и то, что произошло в ответном полуфинальном матче, подхлестнуло острое соперничество и взаимную неприязнь двух тренеров, которая продолжается по сей день.

Первый матч на стадионе «Стэмфорд Бридж» проходил достаточно оживленно, но окончился безголевой ничьей, поэтому все внимание было приковано к ответному матчу на стадионе «Энфилд», который проходил 3 мая 2005 года. На четвертой минуте «Ливерпуль» забил спорный гол, который оказался решающим. В те времена еще не было системы автоматического определения голов, поэтому словацкий судья на линии решил, что Луис Гарсиа с близкого расстояния попал в створ ворот, хотя «Челси» утверждала, что гола не было. Телеповторы выглядели неубедительными. Они вовсе не доказывали, что мяч преодолел линию, как, впрочем, не доказывали и то, что гола не было.

Никто не мог убедить Моуринью, что тот мяч попал в ворота. После матча я слышал его слова:

– Приведите сюда судью и спросите, почему он засчитал гол. Для этого нужно быть на сто процентов уверенным в том, что мяч попал в ворота, а мои игроки говорят, что этого не было. Этот гол прилетел с Луны, с трибун «Энфилда», не знаю откуда. Телекамера ничего не решает. Всего один человек решил будущее целой команды! Я совершаю ошибки, мои игроки совершают ошибки, он совершил ошибку. Лучшая команда проиграла, это уж точно, но футбол иногда бывает жесток. Приходится с этим смириться. Они победили, точнее, победил судья. Конечно, мы разочарованы, но своими игроками я очень горжусь.

«Гол-фантом» Гарсиа вызывает у Моуринью боль даже через много лет.

– Проигрыш полуфинала Лиги чемпионов из-за мяча, который не пересек линию, останется у меня в сердце навечно. Я не могу его забыть. Мне больно до сих пор – конечно, больно.

В 2013 году, когда у нас зашла речь о том матче, Жозе пошел еще дальше. Я спросил его, правда ли то, что он, как о нем говорят, стремится к «победе любой ценой». Нахмурившись, он ответил:

– Допустим, я выигрываю крупный матч с помощью гола, которого не было… Если бы я мог, я бы [все]1 изменил… Давай вспомним полуфинал «Ливерпуль» – «Челси». Если бы «Челси» победил и прошел в финал благодаря голу, который голом не был, я бы сказал: «Нет, ноль – ноль, назначайте дополнительное время». Так что я не знаю, почему меня считают таким, ведь со мной все обстоит с точностью до наоборот. Не понимаю!

Его часто неверно понимали, неверно истолковывали, чернили его репутацию. И все же он – Особенный. Его первый сезон окончился «золотым дублем» – победами в чемпионате Англии и Кубке футбольной лиги; кроме того, в турнире Лиги чемпионов его подопечные дошли до полуфинала, что стало для тогдашней команды огромным достижением. И даже если бы Моуринью больше не добился никаких результатов за все годы, проведенные у штурвала клуба, теми победами он уже заслужил себе место в Зале славы «Челси». Однако в то время мы не понимали, что это только начало.

Здесь и далее в квадратных скобках примечания автора.

4
Эшли Коул

Какое-то время дела Моуринью и «Челси» шли сравнительно неплохо, но потом появился Эшли Коул – и все зашаталось. Из-за защитника сборной Англии и «Арсенала» я очутился на распутье, тем более что наши отношения с Жозе Моуринью, как личные, так и профессиональные, тогда только начинались. Я никогда не забуду вторника, 25 января 2005 года. Утром того дня я получил важные сведения, которые могли иметь самые серьезные последствия. Для любого журналиста подобная информация была настоящим подарком, однако она угрожала моим отношениям с командой «Челси», Моуринью, самим Коулом и агентом Коула, Джонатаном Барнеттом.

Вот как развивались события. Я работал дома в Рикмансуорте (Хартфордшир), когда мне позвонили знакомые, которые в прошлом не раз снабжали меня достоверными и весьма ценными сведениями. Хотя с тех пор прошло довольно много времени, я даже сейчас не могу назвать их. Достаточно сказать, что у них были очень хорошие связи, особенно в «Челси». Знакомые были взволнованы: они не сомневались в том, что узнали настоящую сенсацию. Они оказались правы. Во время телефонного разговора я невольно расплывался в улыбке.

Представители «Челси» договорились с Эшли Коулом о тайной встрече. Целью встречи была организация его перехода с «Хайбери» на «Стэмфорд Бридж». Встреча должна была состояться в пятницу после обеда в центре Лондона. Для предполагаемой сделки с Коулом и его агентом Барнеттом должен был приехать президент клуба «Челси» Питер Кеньон. По словам моих информаторов, Коулу и Барнетту очень хотелось, чтобы встреча увенчалась успехом.

Просто великолепно! Мы знали дату, время и главных действующих лиц. Естественно, надеясь найти последний кусочек головоломки, я спросил:

– Где состоится встреча?

– Понятия не имеем, – раздалось в ответ.

– Что?! – удивился я. – Ты знаешь все остальное, вплоть до подробностей… неужели не можешь выяснить, где все пройдет?

К моему разочарованию, ответ был отрицательный; мои знакомые объяснили, что узнали о готовящейся встрече совершенно случайно. Совершенно невозможно было больше ничего выяснить, не возбуждая подозрений и не сорвав предполагаемую встречу. Неудача меня не смутила; я не сомневался, что, наведя кое-какие справки, все же сумею разгадать загадку. В конце концов сведения поступили во вторник; до пятницы оставалось еще довольно много времени. Мне нужно было одно: план.

Я позвонил своему начальнику, Майку Данну, редактору спортивного раздела газеты «Ньюс оф зе уорлд», и рассказал о состоявшемся разговоре. Конечно, Майк очень обрадовался возможной сенсации. Самым главным препятствием на нашем пути стало то, что мы не знали места действия. Я не мог просто позвонить Питеру Кеньону, Эшли Коулу или Джонатану Барнетту и спросить, где состоится их тайная встреча. Все они, конечно, сильно рисковали, ведь такая встреча полностью противоречила всем футбольным правилам: у Коула был действующий контракт с футбольным клубом «Арсенал», и представители «Челси» не имели права разговаривать или встречаться с игроком без разрешения «Арсенала». Действовать без разрешения «Арсенала» значило вести закулисную сделку в попытке переманить к себе игрока. «Челси», Коул и Барнетт понимали: если их уличат, они будут подвергнуты дисциплинарным взысканиям со стороны АПЛ или Футбольной ассоциации. Не могли мы и обзванивать все лондонские отели: «Здравствуйте, говорят из газеты «Ньюс оф зе уорлд»! Скажите, не у вас ли в пятницу пройдет тайная встреча «Челси» и Эшли Коула?»

Однако, немного подумав, я понял, что есть один способ выяснить место действия. В конце концов, нам было известно, кто будет присутствовать на встрече и в какой день, поэтому я предложил в пятницу проследить за одним из них или за всеми. Действующие лица приведут нас прямо к месту встречи. Все очень просто – во всяком случае, мне так казалось.

К моему удивлению, мое предложение осудили и немедленно отвергли.

– Мы ведь будем только следить за ними, тут нет ничего противозаконного, в чем проблема? – спросил я.

По какой-то неизвестной причине – я и до сих пор не понимаю, в чем дело, – мое предложение назвали совершенно неприемлемым и отвратительным. Я был ошеломлен. В конце концов, мы работаем в «Ньюс оф зе уорлд», а не в «Церковном вестнике»!

Вполне понятно, после такого чистоплюйства сенсация оказалась под угрозой. Я всерьез испугался, что мне не удастся написать репортаж, так как другого способа узнать, где пройдет встреча, не было. Мы не сумеем доказать, что тайная встреча вообще имела место. А если нет доказательств, нет и сенсации. Я был подавлен, но не сдавался и прикидывал, что еще можно предпринять.

Я предложил записать интервью с Эшли Коулом, которое должно было выйти в выходные. Таким образом, газета получит в свое распоряжение портрет одного из главных «героев дня», который вполне может оказаться очень своевременным, если в ближайшем будущем Коул в самом деле перейдет из «Арсенала» в «Челси». Да и слишком подозрительным такое интервью не выглядело. В то время левый защитник «канониров» уже и так вел длительные и сложные переговоры по контракту с «Арсеналом». Позже в своей автобиографии он написал, как чуть не съехал в кювет, когда руководство клуба предложило ему всего 55 тысяч фунтов стерлингов в неделю вместо 60 тысяч, которые он запрашивал. Из-за этого откровения Эшли прозвали Кэшли, то есть Жадиной. Я надеялся, что разногласия Коула с «Арсеналом» сделают его более сговорчивым в вопросе об интервью. А может быть, во время беседы Коул разоткровенничается…

Мою идею одобрили, об интервью удалось договориться без труда. Как я и ожидал, беседовать с Коулом послали меня. Интервью вышло сенсационным. Коул оказался очень общительным. Не потребовалось ни умасливать его, ни даже задавать наводящие вопросы; он сам охотно рассказал о своем шатком положении в «Арсенале». На подобные откровения футболисты, как правило, идут в попытке вырваться из клуба на свободу. Напомню, нам уже тогда стало известно о желании Коула разорвать контракт с «Арсеналом». Все складывалось просто замечательно. Мы могли только похвалить себя. Блестяще. Молодцы! И хотя не имели права писать о предполагаемой тайной встрече с «Челси», в наших руках оказался важный материал. В воскресенье мы рассчитывали опубликовать сенсационное интервью и утереть нос нашим конкурентам на Флит-стрит.

Наступила пятница, 28 января, а мы по-прежнему понятия не имели, где пройдут тайные переговоры «Челси» и Коула.

Утром в субботу я вышел из дома пораньше, чтобы ехать на южное побережье, на матч Кубка Англии по футболу «Саутгемптон» – «Портсмут», который начинался в полдень. Поэтому я смог поговорить с отделом спорта только после того, как передал в редакцию репортаж о матче. Мои коллеги были крайне взвинчены, и вовсе не из-за результатов игры «Саутгемптона» и «Портсмута». Как оказалось, в редакцию позвонил какой-то тип, который, по его словам, видел, как Питер Кеньон, Жозе Моуринью и Эшли Коул встречались в пятницу после обеда в каком-то лондонском отеле. Позвонивший был бизнесменом, который сам направлялся на встречу в «Ройял-парк-отель» в окрестностях Гайд-парка. Кроме того, он был заядлым футбольным болельщиком, поэтому сразу же понял всю важность того, что увидел всех вместе в одном отеле Кеньона, Моуринью, Коула, Барнетта и одиозного футбольного агента Пини Захави.

Повторяю, позвонивший был бизнесменом; он сразу понял, что увиденное им стоит больших денег. До нас он позвонил в другую газету, но там ему, видимо, не поверили. Поэтому чуть позже, то есть вечером в пятницу, он позвонил в «Ньюс оф зе уорлд». К счастью, на его звонок ответил Тим Аллан, заместитель редактора спортивного отдела. В тот день он исполнял обязанности заведующего, потому уже знал, что мы ищем подтверждения той самой истории, и отреагировал немедленно и самым решительным образом. В то время как в другой газете к сообщению бизнесмена отнеслись скептически и с подозрением, Тим сразу понял, что это прорыв, которого мы так долго ждали, и сразу же начал действовать. Прежде всего он расспросил бизнесмена по телефону, чтобы уточнить все подробности встречи. Затем послал в тот самый отель репортера, чтобы тот постарался найти подтверждение того, о чем ему только что рассказали.

Репортеру, посланному в отель утром в субботу, удалось добыть подтверждение у сотрудника отеля – правда, тот согласился беседовать только неофициально, «без протокола». В самом деле, на встрече присутствовали Моуринью и Коул. Для юристов газеты этого оказалось недостаточно. Они сказали Аллану, что бизнесмена необходимо пригласить в редакцию, чтобы тот дал письменные показания под присягой, в которых повторил бы все, что видел. Чуть позже у нас появилось еще одно удивительное препятствие: мы не сразу сумели найти Библию, на которой должен был присягнуть свидетель! Обошли все отделы, обыскали все шкафчики и столы. Наконец экземпляр Священного Писания удалось найти у коллег из «Таймс» (редакция «Таймс» тогда вместе с «Ньюс оф зе уорлд» находилась в Уоппинге). Бизнесмен присягнул на Библии в присутствии юриста, а затем подробно рассказал о событии, свидетелем которого стал в «Ройял-парк-отеле» накануне. Все остальное – уже история.

Мы срочно убрали из воскресного выпуска интервью с Коулом, поместив вместо него поистине сенсационный материал. Началась шумиха, которая продолжалась не только в тот день, но и всю следующую неделю. Барнетт бесстыдно отрицал сам факт встречи, а представители «Челси» объявили наш репортаж фальшивкой. Разумеется, их отчаянные попытки отрицать очевидное окончились неудачей.

В следующее воскресенье, 6 февраля, Премьер-лига открыла официальное расследование. Дело тянулось долго, хотя к марту протесты «невиновных» стихли, поскольку улики против них множились. Арсен Венгер не сомневался в мошенничестве «Челси». Никакого сюрприза на самом деле не было, потому что я договорился, чтобы вице-президент «Арсенала» Дэвид Дейн пришел в редакцию «Ньюс оф зе уорлд» на встречу с нашим руководством и юристами и собственными глазами увидел доказательства. Вскоре после того Венгер говорил:

– Случай вопиющий и очень прискорбный! Такого поведения не ожидаешь от соседей, которые играют в одном с вами городе, к тому же обладают такой мощью. Я убежден, что встреча действительно имела место, – хотя участники ничего не подтверждают.

Далее он назвал «синих» «высокомерными» и «наивными» и саркастически поинтересовался:

– Почему бы им не устроить встречу посреди шоссе М-25? Тогда бы, по крайней мере, о ней все знали!

Наконец 23 марта, в среду, Премьер-лига предъявила обвинения «Челси», Моуринью и Коулу. Улики, собранные представителями АПЛ на Барнетта и Захави, которые не подпадали под ее юрисдикцию, были переданы в Футбольную ассоциацию, которая и должна была назначить дисциплинарное наказание двум агентам. 19 апреля руководство Премьер-лиги объявило о созыве независимой комиссии, которой предстояло рассмотреть обвинения 17–18 мая, почти через четыре месяца после выхода статьи. По мнению Венгера, рассмотрение дела слишком затянулось. Позже он жаловался: «Уже май, а встреча состоялась в феврале [на самом деле в январе]. Слушания до сих пор не назначены. Международные военные конфликты и то разрешаются быстрее».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24