Римма Ульчина.

Послание небес, или Нереальный детектив



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Маргарита Николаевна Пальшина


© Римма Ульчина, 2017

© Маргарита Николаевна Пальшина, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-9939-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От редактора


Римма Ульчина – член Союза писателей Израиля, член Международной гильдии Писателей (МГП), пресс-секретарь ИНАРН.

Автор известных современных повестей «Женское коварство», «Красные тюльпаны», «Приключения массажистки», «Непредсказуемые романы разведенных женщин», «Брошенная мать» и других, в которых хорошо прослеживаются ее индивидуальность и необычность восприятия жизни.

Новый роман Риммы Ульчиной рожден удивительной фантазией писателя. Здесь есть все: инопланетяне и Клоны, погоня и суд, любовь и предательство, желание уничтожить в людях самое светлое и прекрасное и беззаветная самоотверженность. От начала и до конца книги читатель напряженно следит за действиями героев, борьбой добра и зла.

Главная героиня романа Елена, красивая молодая женщина-адвокат, которую любят трое красивых, умных, успешных мужчин. И еще один… Сложные испытания, которые выпали ей на долю, во многом меняют отношение к жизни и взгляды этой интересной и неординарной личности. Ее умение сохранять в любых условиях оптимизм, несомненно, является особой заслугой автора и обязательно придутся по душе каждому, кто откроет эту книгу.

Лариса Чайковская

«И вдруг я почувствовала на своих губах не холодное, как лед, прикосновение „тонюсеньких нитей его рта“… Это был поцелуй молодого, полного сил и желания мужчины. „Он хочет забрать меня с собой или… “, – молнией пронеслось в мозгу. Впервые в жизни я почувствовала животный страх. Стараясь защитить себя от дальнейших посягательств инопланетянина, я со всей силы уперлась руками ему в грудь и – отключилась…»

День первый

У меня выдался свободный день, и я решила пройтись по магазинам, зайти в парикмахерскую, посидеть в уютном кафе за чашечкой ароматного кофе, побаловав себя вкусным пирожным, выбросив из головы бесконечный подсчет съеденных калорий. Остановившись у витрины, я разглядывала заинтересовавшую меня вещицу.

– Елена! Неужели это ты? Сколько лет мы не виделись? Наверное, целую вечность. Ты совсем не изменилась, а еще больше похорошела! И можешь поверить, что я каждый день собиралась тебе позвонить, да все как-то не получалось! Но сегодня явно повезло! Господи, мне столько нужно тебе рассказать! – от обрушившегося на меня словесного потока я даже немного растерялась.

– Я тоже рада тебя видеть! – неуверенно промямлила я, но моя приятельница этого не заметила или не захотела заметить. Мы зашли в кафе.

– Послушай! А ты помнишь Лизу?

– Какую Лизу?

– Как какую? Ну ту, которая училась с нами в университете!

– Лизу.

Лизу! – напрягая память, несколько раз повторила я. – Вспомнила! А почему ты о ней заговорила? Лично я ее с тех пор ни разу не видела.

– Я сама о ней забыла. А вчера поехала навестить подругу, попавшую в больницу, и лицом к лицу столкнулась с Лизой. Я бы на нее и внимания не обратила, если бы она не шарахнулась от меня в сторону. Наверное, не хотела, чтобы узнала. Выглядит ужасно. Настоящая старуха! Я попыталась завязать разговор, но она сослалась на головную боль, легла на койку и отвернулась к стене. Но, представь себе, я кое-что о ней разузнала. Говорят, что Лизу и ее красавицу-дочь изнасиловал какой-то сексуальный маньяк! Что стало с девушкой, никто не знает. А Лизу с минуты на минуты должны перевести в психушку! Вот я и подумала: – Может, ты сможешь ей хоть чем-то помочь?!

– Маша! Я не знаю, что с ней случилось и чем я ей могу помочь, но постарайся об этом никому не рассказывать. Сама понимаешь!..

Узнав у Маши название больницы и выяснив, в каком отделении находится Лиза, забыв о своих благих намерениях посвятить этот день себе любимой, я поехала в больницу, купив по дороге миниатюрный вазон с фиалками, хотя после Машиного рассказа сомневалась, что мне удастся с Лизой поговорить.

Мой расчет оказался верным. Увидев милые каждой женщине фиалки, пахнущие весной, молодостью и ностальгией, Лиза разрыдалась. Она рыдала, а я сидела молча, давая ей возможность выплакаться.

– Спасибо за цветы и долготерпение!

Как я и предполагала, в Машином рассказе было много вымысла и мало правды. Но сама правда оказалась не менее ужасной…

– У меня был любовник, с которым я встречалась в течение долгого времени. А в какой-то момент произошло то, от чего можно поехать не только мозгами, но и совершить непоправимое. Как оказалось, он жил не только со мной, но и с моей восемнадцатилетней дочерью. Я с ним встречалась на съемной квартире, а он с моей девочкой в гостинице. Нетрудно догадаться, что такой необыкновенный мужчина без труда вскружил голову неопытной в жизни и в любви девочке, – и Лиза, словно захлебнувшись словами, надолго замолчала. На ее подвижном лице и в широко открытых немигающих глазах отразилась целая гамма противоречивых чувств, которые осиным роем кружились в переполненной тревожными мыслями голове. Это причиняло невыносимую боль исстрадавшейся от собственных обвинений душе.

Я понимала, что в этой душе сейчас творится что-то невообразимое: смерч чувств, тайфун, который может смести и уничтожить все на своем пути… Лиза неимоверным усилием воли подавила желание обрушить на меня поток своих предположений, домыслов и обвинений.

– Он высок и красив. Очень богат, не жаден, обходителен со всеми, а особенно с особами женского пола. Умеет красиво себя подать, быть очень убедительным и бесподобно ухаживать, стараясь предугадать все твои желания. Только бы добиться того, что ему нужно. И делает это так естественно и непринужденно, что его невозможно уличить. Этот красавец владеет крупным бизнесом не только в Израиле и Америке, но и в России. Он умеет делать дорогие подарки, и, что самое главное, при этом быть классным и опытным любовником. С ним я чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете, хотя знала, что у него есть семья. Но мне это не мешало. Я и представить себе не могла, что он спит с моей дочерью! А дочь, разумеется, не знала, что он – любовник ее мамы. Однажды я заметила, что моя Яночка осунулась и неважно выглядит.

– Девочка! Тебе нездоровится?

– Мамочка, не волнуйся! Я в порядке!

Но я от нее не отставала, так как видела, что моя красавица, певунья и хохотушка ходит, как в воду опущенная.

– Что нового в университете?! Расскажи, поделись с мамой! Вдвоем мы всегда найдем выход из любой, даже самой, как тебе кажется, неразрешимой ситуации!

А мое сердце обливалось кровью, сжимаясь от дурных предчувствий. Через пару дней я вернулась с работы немного раньше обычного и услышала какие-то странные звуки. Войдя в ванную комнату, увидела, что моя дочь стонет от непрекращающейся рвоты.

– Мамочка! Я беременна! Помоги! Мне очень плохо! Что мне делать? – плача приговаривала она в перерывах между спазмами.

– Яночка, солнышко!! Успокойся! Каждая беременная женщина проходит через это! А теперь сделай пару глубоких вдохов и выдохов! Вымой лицо и ложись в постель, а я тебе приготовлю что-то поесть. Сейчас тебе нужно хорошо питаться! – сдерживая волнение и внутреннюю дрожь, я обняла ее за плечи и подвела к кровати. Когда она немного успокоилась, начались расспросы: « Кто он? Женат или холост? Знает ли, что ты беременна? Какие у него намерения? Любишь ли ты его? А он тебя? Хочет ли на тебе жениться? Как его зовут, и как он выглядит?..» Тут моя дочь достает из сумочки фотографию своего кумира, прикладывает ее к еще по-детски пухлым губам и с нежностью целует в губы, глаза, нос.

– Мамуль! Он красив! Красив, как Аполлон, и намного старше меня. Я его очень сильно люблю. Влюбилась с первого взгляда. Он вообще необыкновенный человек: умен, много знает, а в придачу удачливый бизнесмен, – и вдруг, без всякой связи.

– Мам! Как бы я хотела, чтобы и у тебя появился такой друг! Ведь ты у меня такая красивая, умная и молодая! Только, чур, этот мой! – дурачась и по-детски капризно надув губки, сказала дочь.– Вот, полюбуйся! – и прежде чем отдать мне фото, она снова приложила его к своему сияющему от счастья лицу.

Я взглянула на фото. Это был он, Влад! Меня чуть удар не хватил. Не знаю, как мне удалось пригвоздить себя к месту, чтобы не вскочить и не выбежать из комнаты. Усилием воли я сумела сглотнуть и загнать в себя острую боль вместе с рвущимися наружу слезами, криком и уже осознанным ужасом, от которого стыла кровь. Я должна «вывернуться наизнанку», чтобы хоть как-то отдалить зависшую над дочерью беду, которая от любого неосторожно оброненного слова могла навсегда стереть с этого самого дорогого мне лица улыбку счастья.

– Мамочка! Что случилось? Почему ты так побледнела? – засыпала меня вопросами не на шутку встревожившаяся Яна.

– Девочка моя! Со мной все в порядке! Просто я сильно переволновалась. Извини. Я прилягу. А завтра на свежую голову мы с тобой все обсудим. Договорились?

Проплакав всю ночь после разговора с дочерью, я пришла к выводу, что должна обеспечить дочери и ее ребеночку достойное будущее. Утром пошла в парикмахерскую к косметологу и визажисту. Потратила кучу денег, хотя до этого дня я этими изысками не увлекалась…

«Да ей это и ни к чему! Даже сейчас, несмотря на бледность и свалившиеся на голову беды, ее кожа ничуть не пострадала. Сейчас она так же красива, как и в студенческие годы. Как тогда, когда мы с ней случайно встретились по приезде в Израиль. Лиза всегда была самой красивой и сексуальной девушкой не только в университете, но и «в ульпане», – подумала я.

Вооружившись полным арсеналом обаяния и глубоко запрятанной злостью, я позвонила своему любовнику и настояла на незапланированной встрече. Мой план удался! А дальше все пошло как по нотам: шикарный ресторан, изысканная еда, к которой я едва притронулась, только для того чтобы он ничего не заподозрил, так как отсутствием аппетита я никогда не страдала, тем более что хороший аппетит никак не отражался на моей фигуре. Потом, как и полагается, мы поехали в наше «гнездышко», и он набросился на меня так, как будто это было в первый раз. А меня застолбило. Вдруг он отодвинулся от меня на длину вытянутой руки. Его взгляд был полон желания, любви и обожания. Так смотреть умел только он один. На какую-то долю секунды я даже забыла, зачем пришла.

– Дорогая, ты сегодня сногсшибательна! А твоя пассивность заводит со страшной силой! – притянув к себе, он начал, как безумный, целовать меня в шею и одновременно расстегивать пуговки на моей кофточке. Он был уже на пределе, и, повалив меня на кровать, воскликнул: – Я готов, а ты? – осыпая меня поцелуями, осипшим от возбуждения голосом простонал он и перевернулся на спину.

– А я нет!..

Мой возглас немного его отрезвил.

– Вот это да! Ты что, решила сегодня свести меня с ума? Тогда приказывай! Я у твоих ног! – весело воскликнул он.

– Вот и прекрасно! А теперь сядь! Так мне будет удобнее!

Он сел и стал с нарастающим интересом и желанием пожирать меня глазами. А в моей душе поднималась злость, замешанная на ненависти, которая вырвалась наружу такой оплеухой, что он чуть не свалился с кровати. Не давая ему опомниться, я хлестала его по щекам, пока он не пришел в себя и не схватил меня за руки.

– Ты спятила!? – сдавленным шепотом просипел он. – Твое счастье, что я не поднимаю руки на женщин! Истеричка! Одевайся и выметайся вон!

– Это я истеричка? – заорала я, тщетно пытаясь заглушить криком клокотавшую во мне дрожь! Что же ты наделал, мерзавец, подонок, сукин ты сын! Тебе мало было меня и всех тех баб, которых ты перетрахал? Зачем тебе понадобилась моя дочь, моя Яна? Зачем? Зачем ты ее совратил, урод? Отвечай, зачем? Совратил и сделал ей ребенка-а-а? Для чего? Ты же не юнец какой-то? И знаешь эту науку так, как никто другой. И как тебя только земля носит! Я это дело так не оставлю! Я тебя упеку за решетку! Там твое место! Такого красавца, как ты, там только и не хватало! Там таких, как ты, «любят» и даже очень уголовники и убийцы!

Его чуть удар не хватил.

– Что ты несешь! Этого не может быть! Это какое-то наваждение! Это абсурд! Неужели Яна – твоя дочь? Поверь, что я об этом не знал! – вытаращив на меня глаза, воскликнул он.

– Что, испугался? От страха язык проглотил! Куда подевалось все твое красноречие?! – он сидел, обхватив голову руками, раскачиваясь из стороны в сторону.

– Влад, иди в ванную. Прими душ. Потом поговорим. Теперь вопросы задавать буду я. Понял? – застегивая кофточку, приказала я. – Отвечай, как на духу, где и когда ты познакомился с моей дочкой?

– Мы с ней познакомились на одной вечеринке, которую устроила твоя хорошая знакомая.

– Моя знакомая?

– Да, твоя знакомая.

– А откуда ты это знаешь?

– От Яны! Да не смотри на меня так! Я говорю все как есть! Мне самому нужно знать, кто меня, а возможно, и тебя так подставил. Но сейчас я плохо соображаю для того, чтобы хоть что-то понять!

– Да перестань ты плести несусветную чушь! Познакомили, подставили! А может, и в постель к тебе уложили?

– Лиза! Прошу тебя, прекрати кричать и постарайся взять себя в руки, насколько это возможно. А теперь слушай! Это была обычная ни к чему не обязывающая вечеринка, на которую я попал совершенно случайно. Выпив с досады пару бокалов вина, сославшись на неотложные дела, распрощался и пошел к выходу. В это время входная дверь распахнулась, и в нее влетела молоденькая девушка, которая чуть не сбила меня с ног.

– Извините! Честное слово, не хотела! – потирая ушибленную коленку, по-детски непосредственно выпалила она. – Ведь ты и сама не хуже меня знаешь, как это обычно бывает. Слово за слово. А тут кто-то зажег свечи, выключил свет, включил музыку. Мы танцевали…

– Яна, а как часто ты здесь бываешь? – спросил я.

– Сегодня первый раз! Но хозяйка этой квартиры – давнишняя подруга моей мамы! – мило улыбаясь, пояснила она.

– Значит, и твоя мама здесь?

– Нет! – звонко смеясь, ответила девушка. – Мама отдыхает в Эйлате. А когда вернется, могу вас с ней познакомить. Она у меня красавица!

– Лиза, вспомни! Мы и с тобой познакомились при таких же примерно обстоятельствах, только на пять лет раньше! Помню, что я очень удивился, услышав, что твоей дочке вчера исполнилось тринадцать лет, так как выглядела ты очень молодо.

– Я понимал, что Яна должна как можно скорее оттуда уйти, но она была так обворожительна, юна и мила, что я потерял голову.

– Так ты ее уложил в постель в первый вечер вашего знакомства!? – сжимая от ненависти кулаки, простонала я.

– Ты в своем уме? Я с ней уже полгода знаком, а она стала моей всего полтора месяца назад. Господи! Почему я не догадался об этом раньше? – он вскочил и, как ненормальный, заметался по комнате, выкрикивая одну и ту же фразу: « Почему я не догадался об этом раньше!»

– Влад! Не тяни из меня душу! Если есть что сказать, говори все как есть, хуже уже все равно не будет!

– Лиза! Лиза! Господи, что я наделал! Я же взрослый мужик! Я не мог понять, почему при встрече с Яной мне начинает казаться, что я с ней знаком очень давно. « Это от полноты чувств», – говорил себе я.– И это было правдой! Я твою дочь очень люблю! Только сейчас я понял, почему… Яна напоминала мне тебя!

Мы долго молчали. Умом я понимала, что каждый из нас переживает случившееся по-своему. Я молчала от переполнявших мое сердце боли за дочь и ненависти к человеку, которому отдала пять лет жизни. А ведь я его любила! И чувствовала, нет, я была уверена, что и он меня любит. Меня вполне устраивало положение любовницы, так как я понимала, что он, по крайней мере в ближайшем будущем, порывать со своей семьей не собирается. Так зачем же ломать копья!.. Я красива, образованна, самодостаточна. Меня добивались очень перспективные и свободные от брачных уз мужчины. Поэтому я дала себе слово, что как только моя девочка окончит университет, выйду замуж за мужчину, который будет меня устраивать во всех отношениях. И только в эту минуту осознала, что лгала себе все эти годы, так как люблю этого подлеца больше жизни. Постигшее меня и Яну несчастье обретало реальные черты. Боль за нее, мою девочку, растоптало и подавило мое чувство к этому человеку. Я должна сделать все от меня зависящее, чтобы Яночка никогда не узнала, что ее мать была его любовницей. Она должна быть счастлива, и именно он будет отцом ее ребенка. А о себе можно подумать потом.

– Если ты ко мне охладел, мог бы об этом сказать. Мы бы расстались. Причем красиво и цивилизованно, тем более что ни один из нас не брал на себя никаких обязательств.

– Не мог! В том-то и дело, что не мог, так как очень к тебе привязался! Каждый раз я откладывал этот разговор, потому что ты мне все еще очень дорога, если не больше.

– Не пори ерунды! Ты сам во всем виноват! Ведь Яна, по существу, еще ребенок! У тебя самого дочь одного с ней возраста! Ты ублюдок и подлец! И нет тебе оправдания!

– Лиза! Ты прекрасно знаешь, что я не лгу. Сейчас я, как никогда, честен с тобой и самим собой. Я люблю вас обеих – ее и тебя! И это правда!

Мне хотелось его задушить.

– Я тебя понимаю, – тихо сказал он. – Женщина ты умная и хорошо меня изучила. Ты знаешь, что я говорю правду! Но сейчас речь идет не о нас с тобой, а о Яне… Правда заключается в том, что мы все трое оказались в одной лодке по чьей-то злой воле, из-за чьей-то мести или грязной игры. А самой крайней в этой игре оказалась твоя дочь Яна!

– Влад! Я хочу, чтобы ты знал. Яночка очень тебя любит! Любит искренно и нежно!

– Дорогая! Представь себе, что я тоже ее люблю, только не знаю, кого из вас больше! – добавил он.

– Я для тебя умерла. Понял?

– Разумеется!

Я знала, что он меня не обманет, так же как и он знал, что если он не сдержит своего слова, я его из-под земли достану. Каждый вечер дочь рассказывала мне о том, какой необыкновенный человек ее Влад, какой он красивый и как сильно ее любит. Я думала, что буду страдать, но, глядя как глаза моей девочки сияют от счастья, забывала о себе.

– Мамочка! Как же мне повезло, что ты у меня такая, такая особенная! Ты меня всегда понимаешь. Когда ты рядом, я чувствую себя защищенной.

А через пару дней дочь влетела в дом и со всей силы отвесила мне оплеуху.

– Ты мне не мать! – рыдая, выкрикивала Яна. – Ты низкая и подлая тварь! Проститутка! Я не хочу тебя знать! Ты для меня умерла! Наверное, ты и отцу изменяла! Поэтому он и погиб! – с этими словами она выбежала из дома…

– А при каких обстоятельствах погиб твой муж?

– Мой Сережа погиб в Чечне десять лет тому назад. И можешь поверить, что я ему даже в мыслях не изменяла! Мы любили друг друга и жили с ним душа в душу, – рыдая, рассказывала Лиза.

– Ну а что с дочерью? – тихо спросила я.

– С Яночкой? Она наглоталась таблеток и чуть не умерла. Ребеночка потеряла, а теперь живет неизвестно где.

– А Влад?

– Сначала сильно перепугался. Начал бракоразводный процесс, так как боялся, что эта история будет предана гласности. Когда узнал, что Яна хотела отравиться и из-за этого потеряла ребенка, стал ее искать, нашел, а она его прогнала. Вот тогда он собрал вещички и улетел в Америку.

– Что ты собираешься делать?

– Хотела покончить с собой! Потом решила разыскать дочь и рассказать ей всю правду.

– Какую правду?

– Правду о женском коварстве, которое сломало наши с ней жизни. А потом наказать виновную ее же методом.

«Дай-то Бог, чтобы твои слова о «женском коварстве» и мести, сказанные в гневе, не обернулись для нас с тобой бедой», – почему-то подумала я и зябко поежилась»…

– А как ты сюда-то попала: по направлению врача-психиатра или у тебя случился нервный срыв, переросший в непрекращающуюся истерику, и поэтому тебя привезли в психушку?

– Не знаю кто, когда и почему! Зато знаю самое главное, что я здорова как физически, так и психически, и что кто-то очень постарался, чтобы определить меня именно сюда, в эту психушку!

– Лиза, послушай, что я тебе скажу! О мести – забудь! Ты должна сначала выбраться отсюда, а я, как адвокат, займусь вашими проблемами сама, конечно, с твоего согласия, но на моих условиях: ни во что не вмешиваешься; ни с кем эту проблему не обсуждаешь! А тем более ни с кем не делишься своими мыслями, подозрениями и намерениями!.. Даю тебе честное слово: все, что я узнаю, ты будешь знать первой!

– Господи! Да о чем ты говоришь! Иметь такого адвоката – это великое счастье и залог успеха!

– Перестань меня нахваливать! Все, что мне сейчас нужно, – фамилии, имена, адреса Яночкиных подруг, твоих близких знакомых и ваших с ней родственников.

Попрощавшись с Лизой, я вышла в больничный коридор, и, чтобы хоть немного собраться с мыслями, подошла к окну, из которого хорошо просматривался небольшой уютный сквер, вплотную примыкающий к зданию больницы. Раскидистые ветви деревьев, ухоженные клумбы, на которых красовались «анютины глазки», поражали и радовали глаза жизнеутверждающей палитрой красок. В то же время выкрашенные ядовитой зеленью скамейки, залитые бетоном, напоминали людям о эфемерной иллюзорности красоты. Красоты, проступающей на фоне обшарпанных стен и комнат, где на узких койках ютились душевнобольные люди, существующие в реальной безысходности в своем ирреальном, обманчивом мире, в котором сейчас находится Лиза.

«Именно с этого отделения я и начну свое расследование».

Подойдя к высокой стойке, за которой сидела медсестра, я попросила ее назвать номер кабинета лечащего врача Лизы.

– А кем вы ей приходитесь? – окинув меня с ног до головы изучающим и недоверчивым взглядом, поинтересовалась она.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное