Ричард Дэй.

Лев Троцкий и политика экономической изоляции



скачать книгу бесплатно

Во время гражданской войны Троцкий занимал пост наркома по военным и морским делам. К 1920 году он почти официально считался вторым человеком в стране, «вождем № 2»[81]81
  Одним из примеров является публикация в газете «Правда», в которой говорилось, что Троцкий «5 ноября текущего года заболел инфлюэнцей с катаральными явлениями со стороны верхних дыхательный путей. Необходимо предоставить отпуск с полным освобождением от всяких обязанностей для специального климатического лечения на срок не менее двух месяцев». См.: Бюллетень о состоянии здоровья тов. Л. Д. Троцкого // Правда. 1924. 8 января. С. 3.


[Закрыть]
. Роль Троцкого в октябрьской революции и победах Красной армии была общепризнанной. Это нашло отражение и в художественной литературе. В рассказе И. Бабеля «Соль» есть следующий характерный эпизод. Красноармейцы упрекают мешочницу в том, что, такие как она, губят Россию. Происходит следующий диалог: «Вы за Расею не думаете, вы жидов Ленина и Троцкого спасаете… – За жидов сейчас разговоров нет, вредная гражданка. Жиды сюда не касаются. Между прочим, за Ленина не скажу, но Троцкий есть отчаянный сын тамбовского губернатора и вступился, хотя и другого звания, за трудящийся класс»[82]82
  Бабель И.Э. Конармия. Рассказы. Пьесы, СПб.: Кристалл, Респекс, 1998. С. 81–82.


[Закрыть]
. Любопытно то, что этот текст сохранялся во всех изданиях вплоть до 1931 года, и только в следующем издании, вышедшем в 1933 году, упоминание о Ленине и Троцком исчезло[83]83
  См.: Бабель И.Э. Конармия. М., Л.: Госиздат, 1931. С. 70; Бабель И.Э. Конармия. М.: Гос. изд-во худ. лит., 1933. С. 74.


[Закрыть]
. Появилось оно только в книгах Бабеля, изданных в период перестройки.

В 1920 году вопросы управления экономикой начали выходить на первый план. Троцкий принимал в этом активное участие и стал одним из главных теоретиков и организаторов трудовой повинности. Прежде всего он попытался научно обосновать то, что социалистическое государство имеет право и должно принуждать людей к труду. Свои аргументы он изложил в работе «Терроризм и коммунизм», написанной в ответ на книгу Каутского с таким же названием[84]84
  Каутский к этому времени занял по отношению к большевизму резко критическую позицию.

См.: Каутский К. Терроризм и коммунизм. Берлин: T-во И.П. Ладыжникова, [1919]; Каутский К. Диктатура пролетариата. От демократии к государственному рабству. Большевизм в тупике. М.: АНТИДОР, 2002.


[Закрыть].

Главное, что обосновывал Троцкий в своей книге, это возможность высокой производительности принудительного труда в советской России. Он по-прежнему, как ортодоксальный марксист, считал, что «на падении производительности труда основать социализм нельзя»[85]85
  Там же. С. 145.


[Закрыть]
. Однако он был убежден, что все дело заключалось в характере того государства, которое осуществляло принуждение. Троцкий писал: «Если верно, что принудительный труд непроизводителен всегда и при всяких условиях», как утверждают меньшевики, «тогда все наше строительство обречено на провал». По его мнению, «другого пути к социализму, кроме централизованного распределения рабочей силы в зависимости от общегосударственного плана, у нас быть не может. Рабочее государство считает себя вправе послать каждого рабочего на то место, где его работа необходима»[86]86
  Троцкий Л.Д. Терроризм и коммунизм // Троцкий Л.Д. Перманентная революция. М.: Act, 2005. С. 143–144.


[Закрыть]
. Для обоснования этого тезиса он был вынужден прибегнуть к софистике: «Трудовая повинность имеет принудительный характер, но это не значит, что она является насилием над рабочим классом. Если бы трудовая повинность натыкалась на противодействие большинства трудящихся, она оказалась бы сорванной – и с нею вместе советский строй. Милитаризация труда при противодействии трудящихся есть аракчеевщина. Милитаризация труда волею самих трудящихся есть социалистическая диктатура»[87]87
  Там же. С. 148.


[Закрыть]
.

В 1920 году, когда Троцкий находился у руля государства, он считал диктатуру воплощением воли трудящихся, прежде всего рабочих. Трудовая повинность могла решить основные экономические проблемы, даже ознакомить население с научной организацией труда[88]88
  Ленин в черновом наброске тезисов о производственной пропаганде писал: «Трудповинность всех могущих знакомить население с электрификацией, с тейлоризацией и т. д.». См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. T. 42. С. 16.


[Закрыть]
. Поскольку в связи с победами на фронтах гражданской войны часть армии уже не была нужна для участия в военных действиях, красноармейцев можно было использовать на хозяйственных работах, создавать трудовые армии. Более того, Троцкий пытался доказать, что это было достаточно эффективно. Правда, из общего состава воинских частей для этих работ удавалось выделять меньше 50 % работников, но и в гражданском секторе, на многих фабриках и заводах, процент невыхода на работу превышал 50 %[89]89
  Троцкий Л.Д. Терроризм и коммунизм // Троцкий Л.Д. Перманентная революция. М.: AСТ, 2005. С. 156.


[Закрыть]
. Троцкий, конечно, признавал существование трудностей. При лесозаготовках, производимых первой трудовой армией, «воинские части были расположены далеко от лесосек. Во многих случаях приходилось совершать переходы на работу и с работы в 6–8 верст, что поглощало значительную часть рабочего дня. Не хватало топоров и пил. Многие красноармейцы, родом степняки, никогда не валили деревьев, не рубили и не пилили их». Тем не менее, с 13–15 рабочих дней на заготовку кубической сажени дров производительность удалось поднять до 4,5 рабочих дней. Нормой, правда, считались всего 3 рабочих дня[90]90
  Троцкий Л.Д. Терроризм и коммунизм // Троцкий Л.Д. Перманентная революция. М.: AСТ, 2005. С. 157.


[Закрыть]
.

Если даже при заготовке дров не удавалось достигнуть нормальной производительности труда, что же можно было ожидать на более сложных производствах? Позднее Троцкий признал нелепость своих аргументов. В статье, посвященной пятилетнему юбилею Красной армии, он писал, что нельзя использовать армию для хозяйственных работ, поскольку при этом можно «вместо хорошего солдата получить, по общему правилу, мало производительного и очень дорогого рабочего»[91]91
  Троцкий Л.Д. Еще о задачах военного строительства // Правда. 1923. 20 февраля. С. 1.


[Закрыть]
. Впрочем, абсолютизация военных, насильственных методов управления, считавшихся социалистическими, была характерна для всех руководителей советского государства того времени. Приведем известное высказывание Н.И. Бухарина: «Пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человека из человеческого материала капиталистической эпохи»[92]92
  Бухарин Н.И. Экономика переходного периода // Бухарин Н.И. Избранные произведения. М.: Экономика, 1990. С. 198. В своих известных заметках на книгу Бухарина Ленин никак не прокомментировал этот тезис.


[Закрыть]
.

В 1920 году Россию посетил Баллод[93]93
  Баллод еще раз приезжал в СССР в октябре 1925 года, в Ленинград, на празднование 200-летия Академии наук. См.: См.: Валентинов И. НЭП и кризис партии после смерти Ленина. М.: Современник, 1991. С. 257–258.


[Закрыть]
. Ознакомившись с российским опытом, он существенно переработал свою книгу и написал к ней дополнение. Его оценка увиденного была весьма резкой, хотя и справедливой: «Россия вступила в социализм без того, чтобы кто-нибудь выставил какую-либо программу или план производства, без того, чтобы ее социалистические повелители потрудились серьезно продумать все возникающие из занятого ими положения задачи. Вследствие этого, вместо наилучшего социализма, проводится наихудший, т. е. наиболее глупый. Вместо организации производства происходит грабеж и расточение ценностей, собранных буржуазным обществом. Наиболее важными средствами русских большевистских повелителей является не труд, образующий ценности, а убийства и насилия»[94]94
  Баллод К. Государство будущего. Перевод со 2-го совершенно переработанного издания. М.: Всероссийский Центральный Союз Потребительских обществ, 1920. С. 5. Интересно отметить, что в 1920 году такое резкое высказывание о большевиках вообще было опубликовано, пусть и негосударственным издательством.


[Закрыть]
. Основную проблему России Баллод видел в том, что ее производительные силы были недостаточно развиты, а без широкого применения машин во всех отраслях экономики коммунистическое хозяйство могло существовать лишь при условии рабского подчинения работников. Между тем, «социализм согласно основной своей задаче должен осуществить не равенство нищеты, а равенство высокого уровня жизни»[95]95
  Там же. С. 162, 164.


[Закрыть]
. Дальнейшее развитие событий показало, какая из этих альтернатив была реализована.

Несмотря на то, что Троцкий активно защищал политику военного коммунизма и даже пытался дать ей теоретическое обоснование, он был одним из первых коммунистов, кто осознал, что продолжение этой политики приведет страну к хозяйственной катастрофе. Руководя хозяйственной работой на Урале в течение зимы 1919–1920 гг., он понял, что методы военного коммунизма необходимо изменить. В феврале 1920 года, возвращаясь в Москву, Троцкий направил в ЦК письмо «Основные вопросы продовольственной и земельной политики»[96]96
  Троцкий Л.Д. Сочинения. T. XVII. Ч. 2. С. 640–641. См. также: http://magister. msk.ru/library/trotsky/trotl839.htm


[Закрыть]
. Позднее в своей работе «Новый курс» и в автобиографии «Моя жизнь» он доказывал, что именно ему принадлежит первый вариант новой экономической политики. К этому утверждению надо относиться с определенной осторожностью[97]97
  К. Маркс в аналогичных случаях употреблял выражение «cum grano salis» (лат.).


[Закрыть]
.

Действительно, в своем коротком письме Троцкий убедительно показал, что политика «уравнительной реквизиции» ведет к тому, что «продовольственные ресурсы грозят иссякнуть», а хозяйственная жизнь страны может быть окончательно подорвана. Для улучшения ситуации он предложил ряд мер: i) заменить изъятие излишков прогрессивным натуральным налогом; 2) установить соответствие между сданным крестьянином хлебом и выдаваемыми ему продуктами промышленности; 3) дополнить принудительную разверстку по ссыпке принудительной разверсткой по запашке и вообще обработке; 4) активно создавать советские хозяйства. При этом первые два пункта следовало применять в богатых земледельческих районах (Сибирь, Дон, Украина), п. 3 и 4, по его мнению, больше подходили для центральных губерний. Однако эти меры были весьма противоречивы – продразверстка не устранялась; предлагалось лишь стимулировать производство продовольствия. В то же время «разверстка по запашке», рекомендуемая для небогатых хлебом центральных губерний, представляла бы высшую форму административного принуждения. Широкое развитие советских хозяйств при существовавшем в тот период уровне техники и общем разорении народного хозяйства было, конечно, утопией. Однако даже эти весьма умеренные предложения не получили поддержки ЦК.

То, что существовавшее централизованное управление экономикой не было эффективным, понимали многие коммунисты. В сентябре 1920 года Зиновьев, выступая на IX Всероссийской партийной конференции, отметил, что «централизация часто превращается в главкократию». Он привел ряд поразительных примеров того, к чему приводит административное регулирование экономики из центра – «в 50 верстах от Баку крестьяне и рабочие не получают керосину», в Мурманске при «громадном улове рыбы» рабочие «не могут получить ни фунта свежей рыбы и вынуждены питаться в лучшем случае рыбой протухшей». Причина проста – выдавать рыбу можно только после проведения Главрыбой в Москве всех операций по учету улова, а за это время рыба успевает испортиться[98]98
  Зиновьев Г. Доклад об оздоровлении партии Всероссийской конференции РКП. Утреннее заседание 24 сентября // Правда. 1920. 28 сентября. С. 1.


[Закрыть]
. Впрочем, никаких содержательных решений по исправлению ситуации конференция не приняла. В резолюциях конференции отмечалась лишь необходимость бороться с бюрократизмом главков, который служит «источником недовольства против партии», на которую народные массы «переносят ответственность за главки и центры»[99]99
  КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 7-е. Ч. 1.1898–1925. М.: Госполитиздат, 1953. С. 512.


[Закрыть]
.

Политика военного коммунизма по отношению к крестьянству достигла своего апогея в решениях VIII Всероссийского съезда советов, проходившего с 22 по 30 декабря 1922 года. Обычно об этом съезде историки писали в связи с принятием плана ГОЭЛРО, а 22 декабря, день начала съезда, отмечается сейчас в стране как день энергетика. Ленин называл этот план «единым хозяйственным планом, построенным научно» и противопоставлял его работе Баллода[100]100
  «Чтобы оценить всю громадность и всю ценность труда, совершенного “Гоэлро”, бросим взгляд на Германию. Там аналогичную работу проделал один ученый Баллод. Он составил научный план социалистической перестройки всего народного хозяйства Германии. В капиталистической Германии план повис в воздухе, остался литературщиной, работой одиночки». См.: Ленин В. И. Об едином хозяйственном плане // Ленин В. И. Полн. собр. соч. T. 42. С. 342–343.


[Закрыть]
.

Это был последний съезд советов, на котором помимо коммунистов и беспартийных участвовали другие партии[101]101
  На съезде с совещательным голосом могли участвовать все партии, объявившие мобилизацию для войны с Деникиным и Колчаком. Партийный состав съезда был следующим: коммунистов – 2284, сочувствующих коммунистам – 67, беспартийных – 98, меньшевиков – 8, бундовцев – 8, левых эсеров – 2, анархистов – 2, остальные – члены других партий. См.: Восьмой Всероссийский Съезд Советов Рабочих, Крестьянских, Красноармейских и Казачьих депутатов. Стенографический отчет (22–29 декабря 1920 года). М.: Госиздат, 1921. С. 293.


[Закрыть]
. Меньшевики, эсеры и бундовцы подвергли резкой критике политику продразверстки. В частности, меньшевик Ф. Дан в воем выступлении сказал, что «продовольственная политика, основанная на насилии, обанкротилась». Хотя она «выкачала из крестьян большое количество хлеба», это привело к «повсеместному сокращению посевной площади, достигшему почти одной четверти прежних посевов, сокращению скотоводства, глубокому упадку сельского хозяйства»[102]102
  Восьмой Всероссийский Съезд Советов Рабочих, Крестьянских, Красноармейских и Казачьих депутатов. Стенографический отчет (22–29 декабря 1920 года). М.: Госиздат, 1921. С. 42.


[Закрыть]
. В декларации социалистов-революционеров утверждалось, что «только введение налоговой, вместо реквизиционной системы выкачивания хлеба создаст благоприятные условия для развития земледелия, а через то и развития промышленности»[103]103
  Там же. С. 51.


[Закрыть]
. Меньшевики и бундовцы предложили резолюцию «О мерах к поднятию сельского хозяйства», в которой предлагалось, «чтобы все излишки, остающиеся за выполнением государственных повинностей, строго определенных, крестьянство имело возможность сбывать на основе добровольного товарообмена или устанавливаемых по соглашению с ними цен»[104]104
  Там же. С. 201.


[Закрыть]
. Один из выступавших, Швецов, сказал, что «мощь революции всей своей тяжестью обрушилась на мозолистую шею крестьянина» и призвал стоящих у власти «поберечь мозолистую шею крестьянина, она у него трещит»[105]105
  Там же. С. 137. В стенограмме указано, что после его выступления раздались аплодисменты.


[Закрыть]
. Другой выступающий, Лобанцев, заявил, что политикой продразверстки власти «хотели помочь бедным, а на самом деле их убивали»[106]106
  Там же. С. 138.


[Закрыть]
.

Настроение коммунистов, которые составляли подавляющее большинство, было совершенно иным. Признавалось, что, «несмотря на все усилия» власти и «все её заботы» о трудящемся крестьянстве[107]107
  Там же. С. 267. Вспоминается следующий эпизод из романа «Война и мир». Когда после освобождения из французского плена Пьер Безухов заболел, то «несмотря на то, что доктора лечили его, пускали кровь и давали пить лекарства, он все-таки выздоровел». См.: Толстой Л.Н. Собр. соч. в 22 т. М.: Художественная литература, 1981. T. 7. С. 216.


[Закрыть]
, в сельском хозяйстве сокращались посевные площади, снижалась урожайность, приходило в упадок животноводство. Поэтому для решения этих проблем государство должно было «вступить на путь регулирования крестьянского хозяйства»[108]108
  Там же. С. 126. Выступление члена Наркомзема И. А. Теодоровича.


[Закрыть]
. Постоянно говорилось также, что надо помочь сельскому хозяйству, но при этом нельзя допускать свободной торговли даже излишками хлеба. Н. Осинский выразил мнение большинства: «Тот, кто раскрывает дверку к свободной торговле, тот ведет к краху нашей продовольственной политики»[109]109
  Восьмой Всероссийский Съезд Советов Рабочих, Крестьянских, Красноармейских и Казачьих депутатов. Стенографический отчет (22–29 декабря 1920 года). М.: Госиздат, 1921. С. 146–147.


[Закрыть]
. В итоге съезд принял постановление «О мерах укрепления и развития крестьянского сельского хозяйства», в соответствии с которым повсеместно создавались посевные комитеты (посевкомы), которые должны были обеспечивать выполнение обязательных планов посевов. По сути, это было воплощением идеи Троцкого о принудительной обработке земли. По аналогии с продразверсткой, постановление вводило «семенную разверстку», предусматривавшую ссыпку семян в общественные амбары и перераспределение семян[110]110
  Там же. С. 268–270.


[Закрыть]
.

Ленин поддерживал эту совершенно утопичную идею тотального регулирования деятельности миллионов самостоятельных крестьянских хозяйств. Речи и декларации противившихся этому меньшевиков и эсеров убедили его в том, что они являлись «пособниками международного империализма»[111]111
  Ленин В. И. Заключительное слово по докладу Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров о внешней и внутренней политике 23 декабря 1920 г. // Ленин В. И. Полн. собр. соч. T. 42. С. 172.


[Закрыть]
. Ленин соглашался, что коммунисты могут совершать ошибки, но при этом говорил: «Пожалуйста, покажите нам эти ошибки, покажите нам другие подходы, но этих других подходов мы здесь не слыхали. Ни меньшевики, ни эсеры не говорят: “Вот нужда, вот нищета крестьян и рабочих, а вот путь, как выйти из этой нищеты”»[112]112
  Там же. С. 175.


[Закрыть]
. Это, конечно, была очевидная демагогия – «декларации и речи» оппозиционеров не просто предлагали другие подходы, в них была отчетливо сформулирована будущая новая экономическая политика, до провозглашения которой коммунистами оставалось меньше трех месяцев.

Политика военного коммунизма поставила не только практические задачи управления экономикой, но и теоретические вопросы, связанные с принятием экономических решений в условиях отсутствия рынка. Рядом ученых были предприняты попытки решить проблему соизмерения экономических величин, не прибегая к стоимостному учету. Так, А. В. Чаянов пытался доказать достаточность учета на основе натуральных показателей, сопоставляемых с использованием шкал балльных оценок. Он писал, что в социалистическом обществе выгодной «считается такая затрата труда и средств производства, по сравнению с которой всякая другая затрата того же труда и тех же средств производства дает меньший выход продукта»[113]113
  Чаянов А.В. Понятие выгодности социалистического хозяйства (опыт построения безденежного учета советских хозяйств) // Методы безденежного учета хозяйственных предприятий. М.: Госиздат, 1921. С. 18. Отметим, что в этой работе впервые, насколько нам известно, введено понятие «политическая экономия социалистического общества». (Там же. С. 27).


[Закрыть]
. Согласно его взглядам того периода, центральный управляющий орган сможет руководить хозяйством страны с помощью системы нормативов, которые заменят рынок с его ценами. Предполагалось, что на основе таких величин для каждого отдельного хозяйства можно было построить обобщающий индекс успешности функционирования, который можно использовать при управлении.

Подход Чаянова был подвергнут критике С. Г. Струмилиным, считавшим, что при построении таких нормативов нельзя избежать субъективизма. В то же время в 1920 году и он не сомневался в скором отмирании денег. Проблему несоизмеримости натуральных показателей Струмилин пытался решить, опираясь на следующие высказывания Маркса и Энгельса: «В будущем обществе количество времени, которое будут посвящать производству того или иного предмета, будет определяться общественной полезностью этого предмета»[114]114
  Маркс К. Нищета философии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. T. 4. М.: Госполитиздат. С. 97.


[Закрыть]
, а «план будет определяться взвешиванием и сопоставлением полезных эффектов различных предметов потребления друг с другом и с необходимым для их производством количеством труда»[115]115
  Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Там же. T. 20. С. 321.


[Закрыть]
. Струмилин доказывал, что все хозяйственные блага «принципиально сравнимы и соизмеримы», ибо удовлетворяют «известную долю общественных потребностей»[116]116
  Струмилин С.Г. Проблемы экономики труда. М.: Вопросы труда, 1925. С. 221.


[Закрыть]
. Основываясь на понятии двух объективных измерителей – трудовых затрат и полезности – он сформулировал задачу построения оптимального плана[117]117
  Струмилин С. Г. Формула хозяйственного плана // Экономическая жизнь. 1921. 22 янв. № 14. С. 1–2.


[Закрыть]
. Подходы Чаянова и Струмилина во многом предвосхитили концепции советских экономистов-математиков 60-х – 70-х годов, но практического решения проблемы принятия экономических решений без денег найти ни тогда, ни впоследствии, не удалось.

Теоретический аспект событий, происходивших в советской России в период военного коммунизма, привлек внимание западных исследователей. Те споры, которые они вели, получили название дискуссии об экономическом расчете в социалистической экономике[118]118
  См., напр.: Lavoie D. Rivalry and Central Planning: The socialist calculation debate reconsidered. Cambridge: Cambridge University Press, 1985.


[Закрыть]
. Началом этой дискуссии стала статья Бароне, но принято считать, что главный вклад сделал Л. Мизес, опубликовавший в 1920 году статью «Экономический расчет в социалистическом обществе»[119]119
  Mizes L. Die Wirtschaftsrechnung im sozialistischen Gemeinwesen // Archiv f?r Sozialwissenschaft und Sozialpolitik. 1920. № 47. B. 86–121.


[Закрыть]
. В ней он заложил основы теории «логической и практической неосуществимости социализма». Мизес был убежден, что «каждый шаг, который отдаляет нас от частной собственности на средства производства и от использования денег, отдаляет нас и от рациональной экономики»[120]120
  Collectivist Economic Planning. Ed. by F. A. von Hayek. L.: George Routledge & sons, 1935. P. 104.


[Закрыть]
. Употребляя современную терминологию, можно сказать, что основным аргументом Мизеса было то, что без нормального денежного измерения ценности невозможно рациональное принятие экономических решений. Он полагал, что даже если наладить обмен продукцией между отдельными отраслями обобществленной экономики, то в условиях единой собственности цены, по которым будет производиться обмен, неизбежно будут произвольными.

Традиционное возражение советских экономистов против этого положения заключалось в том, что цены можно было определять на основе учета трудовых затрат. Мизес совершенно справедливо считал такую аргументацию несостоятельной и для ее опровержения приводил доводы, обычно выдвигавшиеся против трудовой теории стоимости: расчетным путем невозможно произвести редукцию сложного труда к простому, трудовые затраты непригодны для хозяйственного учета при использовании в производстве различных количеств отличных от труда факторов. Эти доводы так и не были опровергнуты марксистами.

Еще одним серьезным аргументом, выдвинутым Мизесом, было то, что в социалистической экономике отсутствуют предприимчивость и инициатива, особенно у директоров предприятий и других управленцев. Результатом этого является неэффективное функционирование экономики. Тем не менее Мизес закончил свою статью тем, что невозможность рациональной экономической деятельности при социализме не может служить аргументом ни за, ни против социализма как такового. Исходя из моральных соображений, социализм может быть и предпочтительнее капитализма. Однако марксисты всегда утверждали, что социализм обеспечивает более рациональное хозяйствование и более высокую производительность труда, чем капитализм, и поэтому должен придти ему на смену.

Представляется, что не менее глубокий и интересный, чем у Мизеса, анализ рассматриваемой проблемы был дан Б.Д. Бруцкусом в серии статей, опубликованных в журнале «Экономист»[121]121
  Бруцкус Б.Д. Проблемы народного хозяйства при социалистическом строе // Экономист. 1922. № 1. С. 48–65; № 2. С. 163–183; № 3. С. 54–72.


[Закрыть]
. Он считал, что социалистическое хозяйство по определению должно быть безденежным, поскольку использование рынка выходило за рамки традиционных марксистских представлений о социализме. Необходимость использования ценностного учета при рациональном ведении хозяйства выводилась Бруцкусом из универсальности хозяйственного принципа, заключающегося в сопоставлении затрат и результатов. Поэтому он считал, что рациональная организация социалистической экономики изначально была невозможна. Бруцкус был уверен, что самой слабой стороной социалистического хозяйства являлось «стремление централизовать в руках своей бюрократии все распределительные функции»[122]122
  Бруцкус Б.Д. Проблемы народного хозяйства при социалистическом строе // Экономист. № 2. С. 170.


[Закрыть]
. По его мнению, бюрократия в условиях социализма могла «повергнуть народное хозяйство в «суперанархию», по сравнению с которой капиталистическое государство являет собой картину величайшей гармонии»[123]123
  Там же. С. 173.


[Закрыть]
. Бюрократизазация социалистической экономики приводила к исчезновению предприимчивости, к затруднениям в оценке деятельности высших должностных лиц, к авторитарному распределению предметов потребления, к ограничениям свобод граждан, к понижению производительности народного хозяйства.

Статьи Бруцкуса, несомненно, содействовали тому, что «Экономист» привлек внимание Ленина, который в письме Дзержинскому от 19 мая 1922 года назвал журнал «центром белогвардейцев». Ленин был уверен, что сотрудники журнала – «явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей учащейся молодежи», и поэтому – «почти все законнейшие кандидаты на высылку за границу»[124]124
  Ленин В.И. Письмо Ф. Э. Дзержинскому // Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 54. С. 266.


[Закрыть]
. Вскоре, io августа 1922 года, вышло постановлении Политбюро ЦК РКП (б) об утверждении списка высылаемых из России интеллигентов[125]125
  См.: Артизов А.Н. «Очистим Россию надолго». К истории высылки интеллигенции в 1922 г. // Отечественные архивы. 2003. № 1. С. 65–97.


[Закрыть]
. Бруцкус попал в список «антисоветской интеллигенции г. Петрограда». В «списке литераторов», в частности, оказался Ю.И. Айхенвальд. В документе ГПУ, который был приложением к постановлению Политбюро, Айхенвальд был назван «виляющим кадетом»: хотя он в 1918 году и написал статью «Леон – горячее сердце», в которой, по мнению сотрудников ГПУ, он дал Троцкому «более или менее приемлемую» характеристику, но «потом восславил Гумилева (как дворянина)»[126]126
  Там же. С. 88–89.


[Закрыть]
.

Сам Троцкий считал высылку интеллигентов гуманной акцией, и в интервью американке А.Л. Стронг заявил: «Те элементы, которые мы высылаем или будем высылать, сами по себе политически ничтожны. Но в случае новых военных осложнений все эти непримиримые и неисправимые элементы окажутся военно-политической агентурой врага. И мы будем вынуждены расстреливать их по законам войны. Вот почему мы предпочитаем сейчас, в спокойный период, выслать их заблаговременно. И я выражаю надежду, что вы не откажетесь признать нашу предусмотрительную гуманность»[127]127
  См.: Тов. Троцкий об отношении Европы и Америки // Известия. 1922. 30 августа. С. г.


[Закрыть]
. Впрочем, как позднее сказала А. Ахматова, времена были еще вегетарианские, и высылаемых только предупредили, что возвращение в РСФСР без разрешения будет караться расстрелом[128]128
  Трагично сложилась судьба некоторых ученых, которых сначала предполагали выслать, но за кого вступились различные лица и учреждения, в частности, Н.Д. Кондратьева и Л.Н. Юровского. Они оба были расстреляны 17 сентября 1938 года.


[Закрыть]
. В соответствии с логикой Троцкого, его высылку из СССР в 1929 году тоже можно считать гуманным шагом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12