Ричард Аллен.

Звезды. Легенды и научные факты о происхождении астрономических имен



скачать книгу бесплатно

В какое время и в каких местах возникли самые ранние из современных небесных фигур, остается вопросом, который часто задают, но на который до недавнего времени невозможно было получить ответ. Греция и Рим, Египет и Халдея, Китай, Индия, Эфиопия и Финикия, а возможно, и другие страны претендуют на честь быть родиной созвездий. В доказательство приводятся факты из истории, разные теории и легенды, но мы можем согласиться с Лапласом в том, что созвездия получили свои формы и названия не случайно.

Аратос[16]16
  Предполагается, что Аратосом являлся поэтом, который вместе с Кононом был изображен на «буковых чашах, вырезанных божественным Алкимедоном» и которого Меналкас поместил вместе с Дамоэтасом в эклоги «Буколик».


[Закрыть]
, первый греческий поэт, писавший об астрономии, чьи работы дошли до нас, описывал созвездия, обнаруженные еще в самые древние времена. В своем произведении «Феномены» он писал:

 
Какой-то ученый человек
Придумал им названья
И формы подходящие нашел.
. . .
И мыслил: было б хорошо свести их в группы.
Друг с другом чтоб в порядке гармоничном
Их формы можно было б видеть.
Такими теперь звезды нам знакомы.
 

Его сфера, вероятно схожая с Евдоксовой сферой предыдущего столетия, точно отражала небеса около 2000–2500 годов до н. э., заставляя многих предполагать, что она была репродукцией со сферы, созданной в Вавилонии. А несовпадение описанного поэтом неба с современным ему расположением звезд привело Гиппарха, первого комментатора «Феноменов», к излишней, хотя в некоторых случаях хорошо обоснованной критике, поскольку Аратос был, по словам Цицерона, человеком неграмотным в астрономии. И все же эта поэма является нашим единственным источником знаний о ранней организации созвездий. Все создатели звездных карт использовали ее как незаменимый путеводитель. По-видимому, это было стихотворное изложение утраченной прозы Евдокса, на которое оказали влияние труды Теофраста. Стихи Аратоса весьма популярны в наши дни. Лендсир[17]17
  Джон Лендсир, гравер и создатель книг по искусству, был отцом Томаса и Эдвина Лендсиров.


[Закрыть]
писал в своей работе «Сабейские исследования» в 1823 году: «Когда поэма Аратоса, озаглавленная «Феномены», была представлена в Риме Цицероном и другими знаменитостями, это вызвало вежливый интерес у римских дам, желавших иметь изображение небесных форм в золоте и серебре на своих драгоценных подвесках».

А уже до этого своды афинских зданий расписывались небесными фигурами под руководством Антигона Гонатаса, короля Македонии и покровителя Аратоса. Работа Аратоса часто переводилась, выходила в свет в различных вариантах, комментировалась и цитировалась. Нам известны тридцать пять греческих комментариев к этой работе. «Она продолжала оставаться практическим пособием по звездной астрономии до VI века н. э.». Цицерон переводил ее еще в молодости, за 70 лет до появления «Энеид» Вергилия. Цезарь Германик сделал то же самое около 15 года н. э., а Руфус Фестис Авиенус издал свой перевод в IV веке н. э. В 1600 году все они были прокомментированы Гуго Гроцием в работе Syntagma Arateorum. Из всех английских переводов наиболее правильным и полезным признан перевод мистера Роберта Брауна-младшего, вышедший в 1885 году.

Приписываемые святому Павлу цитаты из этой работы в его Деяниях Апостолов, 12: 28, возможно, сделали ее популярной в те и последующие времена, поскольку вероятные ссылки на нее встречались и в писаниях других апостолов.

Можно принять на веру, что, за исключением Малой Медведицы, Коня и Весов в их современной форме, источники старых 48 созвездий затерялись во тьме веков. Однако Плиний утверждает, что Овен и Стрелец были созданы Клеостратом где-то между 548 и 432 годами до н. э. Остальные же, с такой же степенью неправдоподобия, приписывались учеником Аристотеля Евдемосом пифагорейцу Ойнопиду из Хиоса, жившему около 500 года до н. э. Считалось, что он пользовался египетскими источниками.

Как бы то ни было, мы знаем, что многие из знаменитых греков от Гомера и Гесиода до Птолемея проявляли интерес к звездному небу, и фигуры созвездий, созданные ими, дошли до нас. Первыми астрономами были Фалес (640–546 года до н. э.), который дал нам Малую Медведицу, и Евдокс, который, как считается, принес названия созвездий из Египта и около 366 года до н. э. впервые опубликовал их в своем прозаическом произведении «Феномены». Цицерон назвал его величайшим астрономом из когда-либо живших, а Гиппарх[18]18
  Абархис и Абрахис у аравийцев.


[Закрыть]
, о котором Плиний сказал nunquam satis laudatus (славы никому не хватает), является признанным основоположником современной науки. Однако его работы ныне утрачены, за исключением «Комментария» и звездного каталога, воспроизведенного Птолемеем. О них с уважением отзываются даже современные астрономы. Совершенно определенно то, что в Греции мы находим непосредственный источник большинства созвездий в том виде, в каком они изображаются на наших картах, и связанных с ними историй. И все же они, несомненно, во многих случаях являются вариациями древних, возможно, доисторических легенд и наблюдений, сделанных обитателями берегов Евфрата, Ганга и Нила. Греческие астрономы всегда отдавали должное астрономам Халдеи и Египта, придавая большее значение последнему.

И хотя до нас дошло немного индивидуальных греческих названий звезд, на небесах широко представлены герои экспедиции аргонавтов. Святой Клемент – а после него и другие, даже великий Исаак Ньютон – приписывал изобретение созвездий Хирону, знаменитому наставнику Язона. Последний использовал их в своем знаменитом путешествии, отметив дату около 1440 года до н. э. как его начало. Что касается вопроса о времени появления описаний созвездий, даже великий Сенека сказал, что они пришли от греков около 1500 года до н. э. Это может быть верным в том смысле, что греки восприняли их от какой-либо еще более ранней нации. Но мифы приписывали их создание Атласу (Выносливому), отцу Гиад и Плеяд, так хорошо знавшему небо, что его изображали держащим небо на плечах. Каждой небесной фигуре соответствовал свой миф.

Но большая часть этих сведений не только ненадежна, но и выглядит по-детски, поскольку мы знаем, что наша научная астрономия пришла из Греции и там ей уделяли большое внимание со времен Фалеса и Анаксимандра. И кульминацией развития греческой астрономии стала работа александрийской школы[19]19
  Эта великая школа была основана двумя учеными, Аристиллием и Тимокаресом, которые жили при Птолемее Сотере в 300 году до н. э. Они были первыми настоящими учеными-астрономами, которые начали наблюдения за звездами и, как считается, тем самым подвели Гиппарха к открытию феномена прецессии. Дело продолжили Аристарх, Эрастофен (изобретатель железной сферы), Евклид (геометр), Конан, Сосиген и, наконец, Птолемей, который увенчал этот знаменитый список в 151 году н. э., хотя сама школа номинально существовала до уничтожения великой Александрийской библиотеки в VII веке.


[Закрыть]
в Египте, исключительно греческой по своему характеру.

Римляне внесли меньший вклад в развитие астрономии – они и сами всегда признавали превосходство греков в этом отношении. Однако многое из звездной мифологии и метеорологии присутствует в их стихах и прозе. Но среди них не было ни одного настоящего астронома, и, когда Юлию Цезарю для реформы календаря понадобился астроном, он, будучи сам сведущим в этой области, как видно из его труда De Astris (О звездах), вынужден был обратиться за помощью к Сосигену. Архитектор Виртувий (Маркус Виртувий Поллио) как раз перед началом нашей эры был, вероятно, самым ученым среди них и в 9-й книге своей «Архитектуры», говоря о размещении солнечных часов, рассказывает много интересного о звездах. А Колумелла в I веке н. э. в работе De Re Rustica много раз упоминал звезды и созвездия в их предполагаемой связи с погодой и урожаем.

Многие согласны, что египтяне первыми дали очертания и имена группам звезд. Дюпюи, возможно под влиянием Макробия, жившего в V веке н. э., проследил историю появления современного солнечного зодиака в Египте. Он считал, что зодиак возник 13 000 лет назад, когда разливы Нила с последующими урожаями и времена года совпадали с положением отдельных фигур и придаваемым им характером. То немногое, что мы знаем о древних египетских созвездиях, указывает, что они, очевидно, были местного происхождения и ни в коем случае не были похожи на греческие, которые появились гораздо позднее под влиянием этих ученых, опиравшихся на халдейские сведения. Это утверждают Диодор Сицилийский в I веке до н. э. и Лукиан тремя веками позже.

Мы перечислим группы звезд, которые получили названия в Египте, по крайней мере так считается в наши дни: Саху, отождествляемый с Орионом, хотя некоторые ограничиваются только головой этой фигуры, Септ, Сет, Сотис и т. д. – Сириус; Гиппопотам – часть нашего Дракона; Бедро – наша Большая Медведица; Олень – наша Кассиопея, хотя некоторые ставят сюда Ногу. Сомнения вызывают группы Мена, или Менат, огромная фигура, если прав Ренуф[20]20
  Знаменитый египтолог Питер Ле Раж Ренуф. Умер в 1897 году.


[Закрыть]
, утверждавший, что она включала в себя Антарес и Арктур; много звезд – наши Волосы Вероники; Арит, которую, по мнению Ренуфа, отмечала ? Андромеды; Баран, включающий несколько звезд нашего Овна, Гусь, по ? Ариеты; Чу, или Чоу – Плеяды; Киноцефал – по утверждению Лаланда, он включал группу звезд Жертвенника; Слуга, по утверждению Бругша соответствующий нашему Пегасу, хотя на планисфере Дендеры здесь показан Шакал; две звезды, по которым можно догадаться, что это Кастор и Поллукс; и Лютнеист или Репа (Бог), возможно, наша Спика.

В египетской истории есть ссылка на точку весеннего равноденствия, которая находилась в 3285 году до н. э. в нашем Тельце. Однако астрономия этой страны не была научной, и нам мало что известно о ней, за исключением того, что она была связана с религией. На севере около 5200 года до н. э. поклонялись северным звездам, связывая их с богом Аном, Анну, Антом или Оном, которыми, как предполагают, управлял Сет или Тифон, бог тьмы, имеющий много названий. Восточные и западные звезды указывались в храмах Гизы и пирамидах около 4000 года до н. э. Что касается южных звезд, то им поклонялись в южном, Египте уже 6400 лет до начала нашей эры, а может и раньше. Они находились под началом бога-солнца Хора, хотя позже он стал иногда появляться и в северных культах. Восходящие звезды представляли богинь молодости, а заходящие – умирающих богов, а фигура из трех звезд вместе символизировала божество.

Многие утверждали, что родиной астрономии и источником звездных фигур являлась Индия. Так считали сто лет назад Уильям Джоунз и Колбрук, Дэвис и фон Шлегель. Но современные исследования нашли совсем немного литературных источников на санскрите, подтверждающих это. Зато считается, что индусы многое позаимствовали у греков, возможно начиная с Пифагора, который, как считается, посетил восточные страны и даже слушал самого Заратустру. Фактически «Арибрхата» V или VI века н. э. имела те же знаки, что и у Гиппарха, а наиболее известный индийский астроном Вараха Михира[21]21
  Аль-Бируни упоминал этого автора как отличного астронома и приводил много цитат из его работы «Собрание».


[Закрыть]
в 504 году, описывая созвездия, использовал их греческие названия, приспособив к родному языку. Однако Аравия, вероятно, тоже оказала свое влияние на Индию, как и на всю остальную Азию.

Профессор Уитни писал по этому поводу так: «Мы рассматриваем индийскую науку как отпрыск греческой, укоренившейся незадолго до начала христианской эры и достигшей своей зрелости в V и VI веках».

Но, как и аль-Бируни, он подвергал ее резкой критике. Китай, который не устает заявлять, что является родиной всего, что было изобретено и в древности и сейчас, и на земле, и на небесах, приписывает формирование созвездий Таджао, премьер-министру Хуан Ди, 2637 год до н. э. В Китае придавали большое значение наблюдению Плеяд в 2537 году до н. э. в обсерватории, которая, как утверждается, была построена в 2608 году до н. э. Но реальное наблюдение звезд в этой стране, похоже, началось за 10 или 12 столетий до н. э., и делалось это тогда исключительно в интересах астрологии.

Однако достижения Китая в этой науке, вероятно, преувеличены. Полагают, что они стали возможными благодаря Халдее, а позже аравийцам во времена халифов, оказавших свое влияние на китайцев. Недавний прогресс был достигнут благодаря иезуитским миссионерам, которые поселились там в XVI веке в первые годы правления династии Цин и рассказали китайцам о европейских фигурах. Многие фигуры были признаны, а наши звездные названия в переводах, которые китайцы называют названия западной нации, стали общепринятыми, особенно для созвездий, видимых к югу от параллели Пекина 40°. Исконные звездные имена относят к названиям срединной нации. Говоря об этом, Эдкинс утверждал, что в Китае было два периода именования созвездий: первый, когда названия им давали простые люди, около 2300 года до н. э., и второй с 1120 по 220 год н. э., во времена династии Чжоу, по которым хорошо видно их имперское происхождение. Именно около 600 года н. э. была создана карта с 1460 верно обозначенными звездами. На протяжении всей своей истории китайская астрономия ощущала на себе заботу государства и являлась регулятором всех аспектов жизни, как общественной, так и частной.

Древние китайцы включили 28 sieu (Домов) и 12 kung, или зодиакальных фигур, в четыре крупные одинаковые по площади области (пространства) – Цзин Лун (Лазурный Дракон); Хьюн Воо (Темный Воин); Чжоо Няо (Красная Птица, Феникс, Фазан или Перепел) и Би Хэо (Белый Тигр). Они также вычеркнули из своих общих созвездий три большие ограды – Цзе Вэй, циркумполярные звезды; Дянь Шэ и Дай Вэй, содержавшие остальные фигуры, видимые в Китае.

Работа Уиильямса «Наблюдения за кометами» снабжена полным набором карт, содержащих 351 созвездие, которые были составлены по фигурам Флемстида. Но каким бы крупным ни было это число, в работе М. Густава Шегеля «Китайская уранография» 1875 года издания перечисляются 670 созвездий, история которых, по его предположению, прослеживается до 17 000 года до н. э.!

В соседней Японии некоторые, даже очень мудрые люди полагали, что звезды созданы для того, чтобы путешественники из других земель смогли найти дорогу в Японию и принести дань стране Микадо.

Заявления Эфиопии о том, что первые созвездия появились в ней, можно принять только в том случае, если считать эту страну древним Кушем Юго-Западной Азии, – Восточной

Эфиопии у Гомера. Эта страна протянулась по берегам Аравийского и Персидского заливов, откуда древние люди, переправившись через Красное море в районе пролива Бабд-эль-Мандеб, принесли познания в астрономии прямо к берегам Нила, или же обходным путем в Мероё в западной Эфиопии, современную Нубию, а оттуда на север в Египет.

О звездной науке финикийцев известно мало, и суждения о ее древней истории основаны на том, что они были великой морской нацией древности и, следовательно, знание небесных тел было для них насущной потребностью. Однако Фалес, отец астрономии и наставник греков в этой науке – фактически один из Семи Мудрецов, – вероятно, сам был финикийцем по рождению, а Самюэль Бокарт, ученый-востоковед XVII века, как и другие авторитеты в этой области, полагал, что многие из древних небесных фигур являются изображениями носовых фигур на кораблях Карфагена, Сидона и Тира. Если так, то это объясняет неполноту таких созвездий, как Арго, Пегас, Телец и морской характер многих из них. Но общее мнение сводится к тому, что свою астрономию финикийцы взяли из Халдеи.

Ид ел ер в своей книге «Звездная наука халдеев» 1815 года предположил, что созвездия родились на берегах Евфрата – «как воспроизведение простых идей, связанных с природными явлениями», – и специалисты по небесной археологии все больше в этом убеждаются. По крайней мере, недавние открытия позволяют с уверенностью утверждать, что по меньшей мере зодиакальные созвездия сформировались в Аккадии, вероятно, в почти доисторические времена и что там, как и у других народов, «их порядок и гармония контрастирует и противоречит беспорядочному движению планет». Возможно также, что многие внезодиакальные группы почти в той же форме и в тех же местах, где мы видим их и сейчас, пришли из Долины Великой реки, как и связанные с ними мифы, которые были принесены северными завоевателями. Бейли поэтому утверждал, что наука Халдеи, а также Индии и Персии зародилась в более высоких широтах, а не в Вавилоне, Бенаресе и Персеполисе.

Что касается вавилонян, то их главные звезды представляли у них главных богов и они связывали несколько созвездий с народами, в чьей судьбе, как утверждалось, они играли главную роль. Клинописные надписи, в которых говорится о звездах, представляли собой идеографию Илу (Божества), а соединяющие бизнес и религию – Ку-дур-ру (Камни Разделения), обнаруженные недавно и несущие знаки границ города и земельных угодий, часто снабжались изображением какого-нибудь созвездия, вероятно представляющего бога – покровителя их владельцев. Однако к каким бы заключениям мы ни приходили в отношении происхождения астрономии в долине Евфрата, можно считать утвержденным, что астрология, в современном смысле слова, берет свое начало именно здесь, а современные астрологические знаки солнца, луны и планет точно такие же, как и те, что существовали на берегах этой реки в те и последующие времена.

Пророк Исайя в 700 году до н. э., донося суждение Всемогущего в Вавилоне, презрительно отзывался об «астрологах, созерцателях звезд и пророках на месяц».

Столетием позже Даниил знал, что пленившие его люди сведущи в искусстве астрологии, но считал, что он и его товарищи лучше их «в десять раз». Ну а слова «вавилоняне» и «халдеи» дошли до наших времен как синонимы слов, означающих людей, которые наблюдают за звездами и предсказывают по ним будущее, к какой бы национальности они ни принадлежали.

Но искусство астрологии живо распространилось и в других местах, став особенно модным в Риме, где его приверженцы, известные как «вавилонии, халдеи, астрологи, астрономы, генетлиации, математики и планетарии», стали процветать, несмотря на все попытки подавить их и высмеять со стороны таких людей, как Цицерон, Ювенал и другие. Их даже изгнали из города в 139 году н. э. и изгоняли много раз после, но они всякий раз возвращались. В Греции Евдокс и Аристарх Самосский считали необходимым настроить своих сограждан против астрологов, хотя Бероссос вскоре после этого даже стал обучать этому искусству. И влияние этого учения повсюду хорошо известно, вплоть до времен двухсотлетней давности. Вера Данте в него прослеживается во всей «Божественной комедии», а во времена Шекспира – и столетие после него – люди повсюду и во всем полагались на него, и это хорошо видно по пьесам и стихам. Кент в «Короле Лире» одной только фразой выразил мнение большинства:

 
Это звезды,
Звезды, что над нами, которые всем правят.
 

Сесил, барон Бергли, составил гороскоп королевы Елизаветы; король Карл I в 1647 году консультировался с Лилли относительно своего побега из Карисбрукского замка. Флемстид составил небесный гороскоп на момент закладки Королевской обсерватории 10 августа 1675 года. Приблизительно в то же самое время астрологи стали советниками при парламенте. Это искусство было популярно и среди образованных классиков последующего столетия. Астрологические свидетельства принимались в судах до 1758 года, а Вальтер Скотт заставил Гая Мэннеринга составить гороскоп молодому помещику Элланговану, который хранился им до старости.

Вряд ли упадок астрологии в Англии был ускорен публикацией «Худибраса» Ботлера, в котором ее практика и ее большого почитателя Вильяма Лилли высмеяли под именем Си-дрофеля. Мы читаем в нем о почитателях астрологии:

 
В одном лишь гороскопе наврут они побольше
О цифрах и рождениях,
Чем древние халдеи
За сотни тысяч лет.
 

Свифт продолжил в том же ключе в своей книге «Предсказания на 1708 год, сделанные Исааком Бикенстаффом, эсквайром».

В континентальной Европе астрология имела еще больший вес, и даже ученые всерьез интересовались ею. Гассенди начал свою блистательную карьеру с астрологии; Тихо Браге предсказал по комете 1577 года грядущие события и время смерти Густава-Адольфа; а еще более знаменитый Кеплер предсказал по звездам суровую зиму, что и сбылось. Мисс Мария Митчел писала об этих двух астрономах: «Оба эти философа опирались на астрологические понятия своего времени, и Кеплер безусловно верил в них. Он составлял гороскопы, когда нуждался в деньгах, и публиковал астрологические альманахи, хотя допускал, что это было немногим лучше попрошайничества, а его работа была лишь «бесполезным предположением».

Сам Кеплер писал: «Скудный доход астронома не обеспечил бы меня хлебом, если бы люди не верили, что будущее можно прочесть по звездам».

Гороскоп Валленштейна, составленный тем или другим из этих людей, до сих пор хранится в библиотеке Пулковской обсерватории. Общеизвестно, что Наполеон верил в свою путеводную звезду. Но как оккультная наука астрология вымерла в Англии вместе с астрономами XVII века. Однако она до сих пор процветает на Востоке, особенно среди китайцев и парсисов. Недавнее прибытие маленького сына китайского генерального консула в Нью-Йорк вызвало активный обмен телеграммами между главными астрологами Поднебесной, которые должны были предсказать его будущее, а парси до сих пор бережно хранят свой гороскоп в течение всей жизни и сжигают его только после смерти человека, причем пепел его рассеивается над священной рекой. В какой-то мере это искусство сохраняется повсюду, поскольку до сих пор издаются альманахи и периодические издания; а в больших городах все еще можно ежедневно видеть рекламу и объявления: в Нью-Йорке в 1897 году было основано общество под названием «Зодиак», целью которого является изучение астрологии, и даже сейчас во многих районах Германии в семейных архивах хранятся гороскопы детей вместе со свидетельством об их крещении.

Не следует забывать, что астрология, по Кеплеру «глупая дочь умной матери», первоначально включала в себя астрономию, а Сенека был первым, кто разграничил значения двух этих слов. То же самое сделал и святой Исидор Севильский, доктор Эгрегиус, живший в VII веке, автор книги «Происхождение и этимология». Однако эти понятия путали вплоть до XVII века; Миншо упоминал «астрологов» как создателей «созвездий», а писатель Джон Эвелин называл мистера Флемстида «ученым астрологом».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13