Рейчел Эванс.

Как я год жила по Библии



скачать книгу бесплатно

Ева, падшая

Первые пятьдесят три стиха в Библии говорит только Бог. «Да будет свет», – провозглашает Он. Или: «Да произведет земля душу живую». Или еще: «Плодитесь и размножайтесь».

Лишь в последних стихах второй главы Книги Бытия встречаемся мы с первыми в этой истории человеческими словами:

 
Вот, это кость от костей моих
и плоть от плоти моей;
она будет называться женою,
ибо взята от мужа
 
Быт 2:23

История человека начинается со стихов о любви к женщине.

Это стихотворение появляется во втором рассказе о творении в Книге Бытия, согласно которому Бог сотворил человека из праха земного, вдунул в него дыхание жизни и поместил в Эдемский сад, чтобы тот дал имена животным. И в ходе этой задачи выясняется, что все животные живут парами – и лишь Адам один. Впервые Творец замечает, что его творению чего-то недостает.

«Нехорошо человеку быть одному, – говорит Бог. – Сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт 2:18).

Еврейское слово эзер, «помощник», в других библейских книгах используется применительно к Богу, помогающему людям: Он – помощник сироте (Пс 9:35), помощник и избавитель царя Давида (Пс 70:5), щит и хранитель Израиля (Втор 33:29). В Быт 2 к этому слову прибавлено определение кенегдо, то есть «такой же», «соответственный ему». Итак, как и большинство интересных историй, наша начинается с героя и героини.

Трудно сказать, долго ли наши главные герои, нагие и не стыдящиеся своей наготы, блаженствовали в раю, прежде чем все рухнуло. В какой-то момент появился злодей – и пообещал людям лучшую жизнь, если они нарушат единственный запрет Создателя и вкусят от таинственного древа познания добра и зла. Плод, «приятный для глаз и вожделенный, потому что дает знание» (Быт 3:6), для героини оказался слишком соблазнительным. Она вкусила от этого плода, затем дала мужу, и он тоже ел. Глаза их немедленно открылись – и в безмятежное доселе человеческое сознание впервые вошли вина и стыд.

Мужчина обвинял женщину, женщина – змея, но Бог рассудил, что виноваты все трое. В наказание змею пришлось ползать на брюхе в пыли, мужчине – до самой смерти добывать хлеб свой в поте лица, борясь с неподатливой, негостеприимной природой. Что же до женщины – ей в наказание достались родовые муки и скорбь от подчинения мужчинам.

«К мужу твоему влечение твое, – сказал женщине Бог, – и он будет господствовать над тобою» (Быт 3:16).

В этих-то мрачных обстоятельствах мужчина дал своей жене имя. Он назвал ее Евой, что означает «жизнь», ибо ей суждено было стать «матерью всех живущих».

На протяжении столетий западная литература, искусство, философия питали к Еве огромный интерес. На ее обнаженную фигуру мужчина проецировал самые глубинные свои страхи и желания, касающиеся женщин: она оказывалась и соблазнительницей, и матерью, и простодушной дикаркой, и идеальной хозяйкой, и обманщицей, и обманутой.

В портале Девы Марии в соборе Нотр-Дам мы видим вырезанную в камне сцену искушения, в которой мастер придал коварному змею женское лицо и груди, сделав его почти зеркальным отражением Евы. Этот мотив, часто повторяющийся в средневековой иконографии, отражает распространенное представление о том, что женщина и только женщина стала источником первородного греха. Ева – своего рода библейская Пандора: она открыла шкатулку и тем навлекла на свой пол нескончаемый позор.

– Вы – врата диавольские, – поучал христианок богослов Тертуллиан. – Не знаете ли, что каждая из вас – Ева? Приговор Бога, вынесенный полу вашему, действует и по сей день, и по сей день длится ваша вина[7]7
  A. Roberts and A. Donaldson, eds, The Ante-Nicene Fathers, v. 4 (4), trans. S. Thelwall (Ages Software), 1997.


[Закрыть]
.

То, что мы читаем в рассказе о Творении, зачастую не меньше, чем о тексте, сообщает о нас самих. И для женщин, выросших в иудеохристианской традиции, очернение Евы имеет поистине ужасные последствия. Отрывок, который мог бы побуждать читателей стремиться к райской близости и взаимной любви, долгие столетия использовался для оправдания подчиненного положения женщины, для доказательства того, что женщина должна оставаться «второсортным» существом вечно – хоть богословы от апостола Павла до Мартина Лютера с неохотой признавали, что для размножения без женщин все-таки не обойтись.

Итак, хотя бы символически кровь Евы течет в жилах каждой из ее дочерей. Все мы способны давать жизнь; все становимся предметами нереалистичных ожиданий и жестоких проекций мужчин; все мы – павшие, каждую из нас винят и не понимают; и все мы упрямо стремимся принести в мир что-то новое – и, быть может, лучшее.

В этом смысле Тертуллиан был прав. Каждая из нас – Ева.

Октябрь: смирение
Стать хорошей девочкой

Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом.

1 Пет 3:3–4

Задачи на месяц:

• Воспитывать в себе дух мирный и кроткий, даже во время футбольных матчей (1 Пет 4:3–4).

• Бросить привычку сплетничать (1 Тим 5:12–13).

• Взять урок этикета (Притч 11:22).

• Практиковать созерцательную молитву (Пс 131).

• Завести «копилку» и бросать в нее деньги каждый раз, когда я веду себя как «сварливая жена» из Книги Притч (Притч 21:19; 19:13; 27:15).

• За сварливость каяться на крыше дома (Притч 21:9).


Первой моей ошибкой было начать проект в разгар футбольного сезона. 1 Пет 3:3–4 указывает, что благочестивая женщина должна иметь «дух мирный и кроткий»; однако проведите пять минут к югу от линии Мейсона-Диксона[8]8
  До Гражданской войны в США – граница между свободным Севером и рабовладельческим Югом. – Примеч. ред.


[Закрыть]
в октябре – и узнаете: нет ровно ничего мирного и кроткого в том, как южанки смотрят футбол!



Я выросла в великом штате Алабама, о котором журналист Уоррен Сент-Джон писал так: «Худшее место на земле для того, чтобы выработать здоровое отношение к зрелищным видам спорта»[9]9
  Warren St. John, Rammer Jammer Yellow Hammer: A Journey into the Heart of Fan Mania (New York: Crown, 2004), 1.


[Закрыть]
. Три важнейших вопроса в Алабаме: «Как вас зовут?», «В какую церковь ходите?» – и: «“Алабама” или “Оберн”?» Так что моя идентичность выглядит так: Рейчел, библейская христианка, не принадлежащая к определенной деноминации, болею за «Алабаму». Что такое футбол – мы с сестрой узнали раньше, чем научились в куклы играть, и с раннего детства подражали маме, которая во время матчей садилась прямо перед телевизором и, по мере того, как на поле накалялись страсти, придвигалась к нему все ближе. В миг, когда нападающий с мячом влетал в конечную зону, вся семья – мама, папа, Аманда и я – скучивались вплотную возле телевизора, и все прыгали и визжали что есть сил, нервно высматривая на поле желтые флаги.

Теперь все мы переселились в Теннесси, где желтый цвет не в почете; однако каждую субботу после обеда надеваем свои футбольные цвета и собираемся у родителей, в доме чуть дальше по улице, чтобы съесть немыслимое количество жареного мяса и как следует поорать перед телевизором. Это традиция: Дэн, женясь на мне, быть может, не очень понимал, во что ввязывается, но со временем полюбил эти субботы – думаю, в первую очередь благодаря маминому жаркому.

Подозреваю, открытие, что каждый год в период осеннего равноденствия его жена на три с половиной часа в неделю превращается в буйнопомешанную и что одиннадцать парней, бегающих по футбольному полю в Таскалусе, штат Алабама, могут самым прямым образом повлиять на наш супружеский интим, поначалу застало Дэна врасплох. Но он достойно прошел это испытание, и теперь каждую осень оба мы ждем субботних вечеров в доме у Хелдов: в открытые окна врывается прохладный свежий воздух, запах палой листвы мешается с ароматом жаркого, из телевизора доносится приглушенный шум стадиона. Этот октябрь был для нас особенным: впервые «Алабама» боролась за первенство страны на новеньком 42-дюймовом экране с высоким разрешением!

– Тяжело мне сейчас придется, – заметила я, когда в день игры мы подходили к родительскому крыльцу и опавшие листья хрустели у нас под ногами.

– Да ладно, все будет норм! – откликнулся Дэн, не особенно вслушиваясь в мои слова.

– Для тебя – может быть, – ответила я. – Но женщина с мирным и кротким духом разве станет прыгать и орать перед телевизором? Мне придется все держать в себе! Не кричать: «Судью на мыло!» Не отпускать шуточки про чирлидерш. Не вопить: «Го-о-ол!», когда наши забьют – и уж точно не ругаться, если забьют нам! Как я все это выдержу?

– Что ж, Рейч, придется пострадать ради Иисуса! – поддразнил меня Дэн.

Первые несколько игр я вытерпела относительно спокойно: исключением стал черный день, когда «Алабама» продула «бойцовым петухам» из Южной Каролины со счетом 35:21 (и это когда «каролинцев» тренировал Стив Сперриер[10]10
  Стив Сперриер – американский футболист и тренер. – Примеч. ред.


[Закрыть]
, представляете?).

Так вышло, что эту игру мы смотрели у моей сестры в Нэшвилле, а после игры пошли в ресторанчик «Rotier’s» – заесть горе бургерами, жареной картошкой и заглушить кантри-музыкой.

Тяжело мне сейчас придется. Но женщина с мирным и кротким духом разве станет прыгать и орать перед телевизором?

Помню, чтобы прочесть молитву перед едой, я покрыла голову (в соответствии со своей шестой заповедью: «Покрывай голову во время молитвы»). С этой стороны, пожалуй, разумно было начать проект в октябре, когда куртки и кофты с капюшонами никого не удивляют. Можно соблюдать предписания 1 Кор 11 и в церкви, и перед едой, и никто не сочтет вас фанатичкой, – все просто решат, что вам холодно. То же относится к платкам, вязаным шапкам и шарфам.

– А разве вам не положено беспрестанно молиться? – поинтересовалась Аманда. И в двадцать шесть лет она оставалась «звездой воскресной школы».

– Да, может, головной убор вообще не снимать? – подпел ей Дэн.

– Это я попробую в марте, когда сосредоточусь на скромности, – ответила я. – Или, может быть, когда поеду в Ланкастер.

Клянусь, я говорила совершенно серьезно! Хотя, кажется, никто не верил, что я это всерьез.

– Тебе следует соблюдать кашрут, – говорили мне. И еще: – Нужно съездить в монастырь. – И еще: – Найди себе духовного отца и слушайся его во всем. – И еще: – И, конечно, нужно родить, куда же без этого?

Я не сомневалась, что духовные отцы не предлагают свои услуги кому попало. Что же до «родить» – эту идею сразу отверг Дэн.

– Мы не будем заводить ребенка ради эксперимента! – твердо сказал он. – Ни за что!

Но самые громкие голоса шли из моего блога, где я публиковала анонсы своего проекта, а читатели обильно их комментировали.

– Крутая идея!

– Да ты просто чокнулась!

– Черт, как-то тревожно за вас.

– Вы глумитесь над словом Божьим!

– Знаете, Эй Джей Джейкобс[11]11
  Эй Джей Джейкобс – американский журналист, лектор и писатель. Наибольшую популярность получил благодаря эксперименту, который заключался в абсолютно точном следовании всем законам, указанным в Библии, на протяжении всего года. – Примеч. ред.


[Закрыть]
такое уже делал.

– Вы, конечно, ненормальная, но творческие люди все такие!

Вы, возможно, думаете, что три года блогерства развили во мне виртуальные сверхспособности, среди которых ключевое место занимает неуязвимость. Но нет: от чтения комментов самооценка прыгала вверх-вниз, пока меня не одолела морская болезнь. Поток похвал и критики заставил меня усомниться в себе. Следующее, что помню – вторник, десять утра, я забилась под одеяло и рыдаю о том, как тяжко быть писателем! Как видите, творческие люди и правда… гм… слегка неуравновешенны.

– Мы не будем заводить ребенка ради эксперимента! – твердо сказал Дэн. – Ни за что!

Однако на то, чтобы предаваться жалости к себе, времени не было. Мой новый «библейский» стиль жизни первым делом привел к изменениям в расписании. Теперь, прежде чем проверять мейл, мне следовало застелить постель, прежде чем лезть в фейсбук – приготовить Дэну завтрак, а прежде чем начинать что-то писать – закончить стирку. Эта попытка соблюдать вторую женскую заповедь («Посвяти себя устроению дома твоего») потребовала серьезной смены приоритетов, и поначалу эти перемены сбивали с толку нас обоих.

В первое утро, проснувшись от аромата яичницы, Дэн вышел на кухню с тем опасливо-предвкушающим выражением лица, какое бывает у мужчин, когда им кажется, что все слишком уж хорошо – наверняка тут что-то нечисто!

– Спасибо, милая, – сказал он, выпив второй стакан апельсинового сока. – Давай я помою посуду.

– Ну нет! Теперь это моя работа!

Дэн взглянул на меня с сомнением.

– Уверена?

– Конечно. Думаешь, женщина из Притч 31 позволила бы мужу мыть посуду? Иди отдыхай, я сама здесь все приберу.

Дэн вскочил и умчался с восторгом Ральфи Паркера[12]12
  Ральфи Паркер – герой фильма «Рождественская история» 1983 года. Картина включена в Национальный реестр фильмов США. – Примеч. ред.


[Закрыть]
, наконец-то получившего свою вожделенную пневматическую винтовку, а я осталась наедине со стопкой грязных тарелок от сегодняшнего завтрака и вчерашнего ужина. Ясно было, что в посудомоечную машину они не влезут.

В этот миг мне впервые пришло в голову, что год – вообще-то очень долгий срок.



Дневник Дэна

15 октября 2010

Обычно я не прошу Рейчел готовить обед, но прямо сейчас между нами произошел такой разговор:

Я: Приготовишь мне обед?

Рейчел: Ага, а ты за меня обработаешь фото для блога.

Я: Погоди-ка. Ты мне указываешь, что делать?

Рейчел (с улыбкой): Ну да, как и ты мне.

Я (с улыбкой): Но ведь ты обещала совсем другое!

Пауза.

Рейчел: Хорошо, приготовлю обед, но можно сначала высушу голову? (Она недавно вышла из душа и теперь сидела с полотенцем на волосах.)

Я (полушутливо): Не знаю, не знаю… Мне казалось, повиноваться мужу надо сразу и без рассуждений.

И Рейчел встала и пошла готовить мне обед.

Вау! До начала эксперимента такой разговор был бы просто невозможен!

Да и сейчас оба понимали, что это не всерьез, но все же теперь мне как-то не по себе. В конце концов, не для того я женился на Рейчел, чтобы было кому готовить мне обед!

Она как-то говорила, что, если слишком долго держит мокрые волосы под полотенцем, потом не может нормально их уложить…. Пойду скажу ей, чтобы не торопилась и сначала спокойно высушила голову.



Когда я говорила подругам, что на октябрь запланировала развить в себе дух мирный и кроткий, многие смеялись в ответ. Не обидно – скорее, понимающе и сочувственно. Отчасти потому, что хорошо меня знали, отчасти потому, что многим из нас, воцерковленных девочек, «духом мирным и кротким» в детстве все уши прожужжали. Похоже, Первое послание апостола Петра к христианам Малой Азии многие матери считают лучшим средством против чересчур бойких девчонок, задающих бесконечные вопросы в воскресной школе или гоняющих с мальчишками в футбол.

«Очень интересно, что у вас получится с духом мирным и кротким! – писала мне одна читательница. – Я тоже пыталась его стяжать, но ничего не вышло. Я слишком громкая, слишком прямолинейная, и по любому вопросу у меня есть свое мнение!»

Другая писала: «Грустно думать, как многих сильных, ярких, одаренных женщин убедили в том, что эту часть своей личности им следует просто запереть на замок: это, мол, не “кротко” и не “мирно”! Я знаю женщин, которые определенно могли бы изменить к лучшему свою жизнь, а может, и не только свою – но вместо этого “мирно и кротко” сидят на месте».

А третья добавляла: «Этот стих постоянно вертится у меня в голове, и я чувствую, что никогда не стану достаточно хороша. Может быть, я просто не создана для христианства?»

Я хорошо их понимала. Дэн – человек спокойный и терпеливый, а вот я, кажется, уже из чрева матери вышла, имея собственное мнение о родах и не стесняясь громко его выражать. Я – дитя информационного века: всегда готова говорить, убеждать, настаивать, спорить. Веду блог. Выступаю. Пишу книги. Или твиты. И время от времени журналисты – или хотя бы опросчики маркетинговых исследований компании Nielsen – в самом деле интересуются моим мнением!

В поисках руководящих указаний я обратилась к Книге Притч, одному из самых красочных в Писании собранию стихов, речей, поговорок, бытовых зарисовок, многие из которых посвящены женщинам. Внимание Притч к женщинам неудивительно, если вспомнить, что их автором предание называет царя Соломона – а у него было семьсот жен и триста наложниц.

Среди женских персонажей Книги Притч мы встречаем добродетельную жену, глупую жену, славную жену, жену, позорящую мужа, Премудрость и Глупость. Много раз появляется здесь и так называемая сварливая жена: она, по-видимому, воплощает в себе все противоположное мирному и кроткому духу[13]13
  Курсив автора. – Примеч. ред.


[Закрыть]
.

Лучше жить в земле пустынной, чем с женою сварливою и сердитою (Притч 21:19).

Глупый сын – сокрушение для отца своего, и сварливая жена – сточная труба (Притч 19:13).

Непрестанная капель в дождливый день и сварливая жена – равны: кто хочет скрыть ее, тот хочет скрыть ветер и масть в правой руке своей, дающую знать о себе (Притч 27:15–16).

Лучше жить в углу на кровле, нежели со сварливою женою в пространном доме (Притч 21:9)

Сварливая жена подала мне идею, как избавиться от некоторых не слишком приятных привычек.

Я решила сделать своего рода копилку. Всякий раз, поймав себя на сварливости, буду класть в копилку пенни – или никель, или дайм, смотря по тяжести проступка[14]14
  Пенни, никель, дайм – обиходные названия монет номиналом в 1, 5 и 10 центов. – Примеч. ред.


[Закрыть]
. К сварливости я отнесла ругань, жалобы, сплетни, склонность преувеличивать, а также любовь к стебу. О стебе в Библии, конечно, не говорится ничего, но наклонность постоянно высмеивать других я за собой знала и решила добавить ее для ровного счета, еще не зная, что скоро об этом пожалею.



Эту банку я назвала «Копилкой Сварливости» и решила в конце месяца за каждый цент провести минуту в покаянии на крыше своего дома, подражая тому несчастному из Книги Притч, что готов был бежать от сварливой жены «в угол на кровле».

За первые же несколько дней кувшин пополнился двадцатью шестью центами и скомканной бумажкой, на которой я вела летопись своих прегрешений:

6.10.10 – 1 цент. Стебалась над Дэном: мол, ему теперь не житье, а малина.

7.10.10 – 1 цент. Стебалась над президентом Южной баптистской конвенции, употребившим три формы слова «серьезный» в одном предложении.

7.10.10 – 1 цент. Пожаловалась, что «Копилка Сварливости» что-то очень быстро наполняется.

7.10.10 – 1 цент. Пожаловалась на эксперимент в целом.

8.10.10 – 5 центов. Рвала и метала из-за неприятных комментов в блоге (четыре из пяти проявлений сварливости).

8.10.10 – 1 цент. Обругала Дэна за то, что не вынес мусор.

9.10.10 – 1 цент. Смотрела футбол и стебалась над Стивом Сперриером.

9.10.10 – 1 цент. Ругалась, когда смотрела футбол.

9.10.10 – 1 цент. Пожаловалась на Дэна, когда он сказал, что ругаться во время футбола – тоже грех сварливости.

Как видите, я не прочь поныть, а значительная доля отпущенного мне чувства юмора отведена под стеб над ближними. С другой стороны, я почти не сплетничаю – и отлично, ведь как раз этого требует от меня девятая заповедь.

Сплетни в Писании – серьезное прегрешение: в списке грехов в Рим 1 апостол Павел упоминает «злословие» наравне с «блудом, лукавством, корыстолюбием, злобой» и так далее. В Книге Притч мы также находим суровые обличения сплетен, а значительная часть Первого послания к Тимофею посвящена осуждению злословия среди женщин, игравших ведущую роль в древней эфесской церкви. Чтобы занимать руководящее положение, писал Павел, женщина должна быть «честна, не клеветница, трезва, верна во всем».

Именно грех сплетничества, или лошон-гара (злословия) стал причиной падения одной из самых могущественных и прославленных женщин в древнем Израиле. Пророчица Мириам, сестра Моисея и духовная руководительница народа, была поражена кожной болезнью вроде псориаза после того, как отпустила несколько ядовитых замечаний о жене Моисея, «эфиоплянке» по имени Сепфора (Чис 12:1–15). Как показывает эта история, сплетни – не обязательно ложь: они могут быть и правдой, однако эта правда произносится с дурными намерениями. Любопытно, что Аарон, брат Мириам, виновный в том же преступлении, наказан не был.

Как видите, я не прочь поныть, а значительная доля отпущенного мне чувства юмора отведена под стеб над ближними

Согласно Талмуду, лошон-гара убивает троих: того, кто говорит; того, кто слушает; и того, о ком говорится. Слово «убивает» современному читателю может показаться преувеличением: однако если вспомнить, сколько рушится дружб, карьер, сколько теряется возможностей из-за привычки некоторых женщин сплетничать и чернить друг друга, сильные выражения здесь звучат вполне уместно. Кроме того, всякий раз, подтверждая стереотип о том, что женщины не способны ужиться вместе, мы наносим серьезный побочный ущерб своему полу.

Тина Фей пишет об этом так: «Вражда между женщинами – третий из непростительных женских грехов, он идет сразу после выкидывания младенцев в мусорные баки и слов “ой, все!”»[15]15
  Tina Fey, Bossypants (New York: Reagan Arthur, 2011), 39.


[Закрыть]

Об этом размышляла я, когда бросала монетку за то, что накануне пересказала не слишком лестную историю об одной своей критикессе… и еще три монетки – за то, что пожаловалась на то, как быстро наполняется копилка. Я твердо решила провести на крыше не больше двух часов; однако, когда в десятидневном прогнозе погоды появилось предсказание на первое ноября, задумалась о том, не взять ли с собой зонтик.


Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и – безрассудная.

Притч 11:22

На урок этикета я, разумеется, опоздала.

Встреча была назначена на 16:30, а когда я ставила свой маленький, но громкий «плимут-акклейм» на стоянку перед шикарным особняком миссис Флоры Мейнард в Ноксвилле, было уже почти пять. Я честно собиралась приехать вовремя, но сначала выезд на шоссе мне перегородил школьный автобус – и пришлось сидеть и смотреть, как детишки из богатых семей расходятся к своим особнякам и репетиторам, а потом я свернула не туда и долго блуждала среди улиц и переулков с речными названиями: Ривер-трейл, Ривер-вью, Ривер-саунд.

Ох, как мне хотелось в туалет!

На пороге встретила меня статная женщина средних лет, темноволосая и смуглая, в черном топе, черных брюках и с целым каскадом сверкающих украшений. Ни мое опоздание, ни взмокший и растрепанный вид Флору, кажется, совершенно не смутили. Дом ее выглядел настоящим дворцом: повсюду серванты со сверкающим хрусталем и фарфором и портреты в тяжелых позолоченных рамах, с которых смотрели на меня девушки в белых платьях. По правую руку – просторная столовая, где накрыт стол для пяти перемен блюд. По левую – гостиная: когда я туда заглянула, мне показалось, что на заднем плане должна зазвучать Мэрайя Кэри. Сплошь резные завитушки, шелковые подушки и мягкие пуфики! «Интересно, – подумала я, – где Флора держит своего мужа?»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении