Рейчел Бейли.

Соблазненная по ошибке



скачать книгу бесплатно

Temted by the Wrong Twin

Rachel Bailey



Temted by the Wrong Twin

© 2017 by Harlequin Books S.A.

«Соблазненная по ошибке»

© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

* * *

Глава 1

Когда на экране телефона высветилось имя его брата-близнеца, Ник Тейт снял трубку. Брат был единственным человеком, чьи звонки в последние несколько дней он не переадресовывал на голосовую почту.

Прежде чем Ник успел поздороваться, в трубке раздались раскаты грома:

– Чтоб тебя, Ник! Ты что, спал с нашим адвокатом?

Кровь заледенела у него в жилах. После того как он вернулся из армии, у него были отношения только с одной женщиной. Если это можно было назвать отношениями. Он толком не успел узнать, кто она, что она собой представляет. Он даже имени ее не знал! Видимо, это была его ошибка.

– Она наш адвокат? – спросил он. Может быть, он ослышался!

– Харпер Лейк – адвокат компании «Тейт ар-мор» уже почти два года.

Ник вздрогнул. Вот что значит быть пассивным компаньоном! Он не замечает так много деталей бизнеса. И вдруг оказывается, что их адвокат является одной из этих восхитительных «деталей». Прошло уже несколько месяцев с той ночи, которую они провели вместе, а он до сих пор думает о ней. И только сегодня он напал на ее след!

– Как видно, ты не сказал ей, кто ты такой, – продолжил Малколм. – Потому что теперь она думает, что спала со мной.

Ник выругался про себя. Большинство людей не могли отличить одного брата-близнеца от другого, а на костюмированном балу, на котором он и встретился с Харпер, его лицо скрывала маска, и они были практически неразличимы.

А поскольку Харпер знала Малколма, она спутала его на балу с Ником. Он тогда этого попросту не понял. Страсть вспыхнула между ними мгновенно, и времени на разговоры у них не было. Как и не было времени, чтобы добраться до постели.

Несмотря на то что на другом конце провода его брат кипел от злости, Ник не мог не улыбнуться, вспомнив об их ночи с Харпер. Он никогда не встречал женщин, хоть отдаленно походящих на нее.

Но сейчас у него не было времени на то, чтобы предаваться воспоминаниям. Ник собрался с мыслями. В тот вечер, когда он позволил себе расслабиться, а случалось это с ним крайне редко, ему удалось создать проблемы для своего брата, наиболее утонченного и обаятельного из них обоих.

– Не беспокойся, я решу этот вопрос. – Теперь, когда Ник знал, как ее зовут и где она работала, он сможет поговорить с ней. Может быть, он дождется ее после окончания рабочего дня завтра вечером. Или пригласит на обед и…

– Это не та проблема, которую ты сможешь решить, Ник, если прискачешь на белом коне, как прекрасный принц.

Что-то в голосе брата насторожило Ника, и он автоматически подобрался как пружина, вспомнив свое обучение в отряде специального назначения.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Харпер беременна.

Ника как будто ударили кулаком в грудь.

И только благодаря военной подготовке он смог сохранить хладнокровие.

Харпер была беременна от него.

Но Элли!.. Его трехлетняя дочь, благодаря которой еще билось его сердце, пережившее ужасы войны, могла пострадать от последствий его поступка. Адвокаты его бывшей жены воспользуются этим, чтобы доказать, что Ник безответственный человек и не годится на роль отца. Особенно когда они узнают обстоятельства, при которых он поменялся ролями со своим братом. Кровь пульсировала в его висках, и он помассировал их свободной рукой.

Нет, он не позволит им забрать Элли. Он решит все проблемы.

Ник взглянул на часы: почти семь.

– Ты на работе? Харпер еще там?

– Она только что ушла, – сказал Малколм. – Она подождала, пока все уйдут с работы, и приехала в мой офис. Она сказала, что хочет, чтобы я об этом знал, и предложила сделать тест на отцовство, если я попрошу.

Ник представил себе, как все это происходило. Он возненавидел себя за то, что у брата по его вине возникли проблемы, но еще больше он ненавидел себя за то, что сделал с Харпер. Что она сейчас чувствовала? Проклинала его? Скорее всего, она сейчас была ошеломлена. Он с трудом смог заговорить.

– Ты сказал ей, что не был на том балу? Что это был я?

– Я сказал ей, что мне нужно идти, извинился и пообещал обсудить все завтра утром. Она явно не ожидала такого ответа, но я решил, что это твое дело объясняться с ней.

– Ты правильно подумал. – Ситуация была и так сложной. Не хватало еще, чтобы она узнала все подробности их жизни от брата.

– Ты ведь отдаешь себе отчет в том, насколько это опасно? – сказал Малколм глухим голосом. – Ты владелец бизнеса, а случаи сексуальных домогательств на работе – нешуточное дело.

– Да, я понимаю. – Ник всегда был ответственным человеком, даже когда был ребенком. И ему было неприятно, что у его брата появился повод предположить иное.

– К тому же этот парень, Маверик, болтается по округе, разнюхивает чужие секреты. Наверняка он уже все узнал.

Ник нахмурился. Он, вероятно, был не в курсе последних местных событий, но даже ему приходилось слышать о шантажисте, который доставлял головную боль и доводил до инфаркта людей по всему городу. Но все-таки еще было слишком рано беспокоиться по этому поводу.

– Как он может знать, если я только что узнал об этом?

– А как он узнал, что Уэс Джексон – отец ребенка Изабель Грейсон? Как он узнал о прошлом Сесилии Морган? У него, очевидно, талант узнавать все скрытое за семью замками.

– Верно, – вздохнул Ник. Местный бизнесмен Уэсли Джексон был другом Малколма, и Ник пару раз встречался с ним. Уэс и Изабель были добропорядочными людьми, которые не заслужили того кошмара, который уготовил им Маверик.

– Я подозреваю, что целью Маверика является «ТСС». А мы оба члены этой организации и не можем сбрасывать этот риск со счетов.

– Ах вот что! – Ник понял, куда клонил Малколм. Они же как раз разрабатывали новые бронежилеты для секретных агентств. Учитывая характер их бизнеса, скандал, в котором будет замешана женщина, приведет к разрыву всех отношений. Братья навсегда потеряют репутацию профессионалов, и с ними уже никто не рискнет вести дела.

Ник вздохнул:

– Наши клиенты должны знать, что любая информация, которую они предоставляют нам о себе, хранится в тайне и надежно защищена от хакерских атак.

– Да… – устало протянул Малколм. – Пришло время полностью открыться. Мы должны быть неуязвимы.

– Я с тобой! – Ник схватил свою куртку. – Мне нужен ее домашний адрес!

– Она живет на Пайн-Вэлли. Я отправлю тебе точный адрес эсэмэской.

– Спасибо. И, Малколм…

– Да?

Ник глубоко вздохнул и на секунду замер.

– Я решу эту проблему. Все будет хорошо.

У него не было иного выхода. Все должно было наладиться: для Элли, для Харпер, для ребенка Харпер, для «Тейт армор» – для всех.

– Удачи тебе, брат!

Ник положил трубку, взял кошелек и ключи от машины и направился к выходу. Скорее все замерзнет в аду, чем он еще хоть раз подведет кого-то, чья жизнь зависит от него!

* * *

К тому моменту, как он подъехал к дому Харпер – так называемому «дачному домику», который на самом деле оказался вполне респектабельным особняком, его охватили сомнения. Как ему удастся убедить ее в том, что он, а не Малколм, отец ее ребенка?

«Привет! Возможно, тебе будет интересно узнать, что у Малколма есть брат-близнец».

Нет, не так.

«Привет, Харпер! Помнишь ту ночь, когда ты думала, что переспала с Малколмом и забеременела от него? Так это был я! Сюрприз!»

Совсем не так.

«Харпер, я должен сказать тебе что-то, и, вероятно, тебе следует присесть. Меня зовут Ник, и, когда мы встретились, я выдавал себя за своего брата. Я должен был сказать тебе об этом раньше, прости меня, пожалуйста!»

Ему нужно найти более точные слова в ближайшие тридцать секунд, иначе входная дверь захлопнется перед ним.

Он постучал, так и не придумав, как объяснить ей, что же с ними произошло. Дверь распахнулась, и он увидел ее. У него перехватило дыхание. Он не мог вымолвить ни слова. Харпер удивленно взглянула на него своими миндалевидными карими глазами. Ник знал, что ему надо что-то сказать. Хоть что-нибудь. Но он был настолько поражен ее красотой, что ему ничего не шло на ум. Он и так не мог забыть о ней с той ночи, а теперь она стояла прямо перед ним. Воплощение мечты в реальной жизни!

– Малколм? – с придыханием произнесла она.

Внезапно он осознал, что так же молча протянул вперед руку и гладит ее по шелковистой коже щеки.

Глаза Харпер еще шире раскрылись в немом изумлении, и она сделала шаг назад, чтобы отстраниться от его руки. Но она не отвела взгляд. Он ждал, ждал в агонии, и наконец она качнулась в его сторону. Ник схватил ее в объятия, и ее губы разомкнулись, когда она положила голову ему на ладонь. Мир вокруг них затих. Ник сделал крошечный шаг вперед, поддавшись волшебному чувству, впервые возникшему три месяца назад, когда он впервые увидел ее.

Он должен был сказать что-то, но слова не рождались в его голове. Все его мысли сконцентрировались на Харпер и взгляде ее темных глаз. Прерывисто дыша, он склонил голову и запустил руки в копну ее длинных блестящих волос. Это было неправильно, настолько неправильно, что эта мысль ошеломила его и вытеснила из его головы все зарождающиеся объяснения.

Она поднялась на цыпочки и нашла своими мягкими, нежными губами его губы. Ее руки легли ему на плечи. Со стоном наслаждения Ник провел своим языком по ее языку и притянул ее к себе. Она сводила его с ума, как в тот вечер, когда они были вместе. Харпер не давала ему покоя все дни после этой встречи. От ее близости у него сейчас кружилась голова.

Конечно, голос разума пытался пробиться сквозь нахлынувшие эмоции и вразумить его. Ник должен был прекратить целовать, найти в себе силы оторваться от нее и все ей рассказать. О, но ее рот и то, что она им делала, было настолько прекрасно!

Неохотно, усилием воли он немного отстранился, напоследок еще раз вобрав в свой рот ее губы. Она опустила руки, а Ник тряхнул головой, чтобы собраться с мыслями. Харпер подняла голову и посмотрела на него затуманенным взглядом. Ее губы раскраснелись от поцелуев. И разумные мысли вновь покинули его голову, так и не успев сформироваться. В этот момент его занимало только одно: Харпер Лейк знала, что она целует его. Знала, что будет заниматься любовью с ним. Ником Тейтом.

Поэтому голосом, хриплым и грубым, как шум гравия под ногами, он произнес:

– Я не Малколм.


Чтобы не упасть, Харпер схватилась рукой за косяк двери, но не отвела от него взгляда.

– Я знаю…

Единственное, в чем она была уверена сейчас на сто процентов, – так это в том, что стоящий перед ней мужчина не был тем, с кем она говорила менее часа назад. Хотя он и выглядел, как ее шеф, но в нем были та энергия и сила – от взгляда до походки, – какими не обладал спокойный и умиротворенный Малколм.

Сейчас она увидела, что волосы Ника короче, чем у Малколма, а над его бровью едва заметно виднелся тонкий шрам. Но как все это было возможно? Потом она вспомнила, что, согласно уставным документам, компанией «Тейт армор лимитед» владели два брата – Малколм и Ник. Ник, брат, которого никто из сотрудников не видел, а многие даже не знали о его существовании.

– Близнецы… – прошептала она, а Ник кивнул головой.

Наконец пазл сложился. Она ведь с той ночи все пыталась понять, почему вдруг почувствовала такое сексуальное притяжение к своему шефу? И почему она не испытывала его вновь, когда встречала того в офисе потом. Оказалось, что она занималась любовью с Ником. У нее действительно зародились некоторые сомнения, но все произошло настолько быстро, что у нее просто не было времени, чтобы остановиться и спросить его. Он тогда поцеловал ее, она потеряла над собой контроль и, как следствие, перестала отдавать себе отчет в своих действиях.

Вот почему на следующее утро в офисе Малколм вел себя так, как будто между ними ничего не произошло. Тогда она сильно удивилась – и почувствовала облегчение, – что Малколм мог вести себя как ни в чем не бывало, как будто они заключили негласное соглашение никогда не вспоминать, что были близки. Первый день в офисе она ощущала определенный дискомфорт, но Малколм и бровью не повел, когда она вошла к нему в кабинет с пачкой договоров на подпись.

Как будто ничего не произошло.

Да потому что с ним ничего и не произошло!

Но Ник! Ник перевернул ее мир с ног на голову.

Она глубоко вздохнула и покрепче ухватилась за дверной косяк.

Ник с опаской наблюдал за ней, пытаясь предугадать ее следующие действия. Или он тоже не мог прийти в себя после их поцелуя? В любом случае им необходимо было поговорить, но крыльцо дома совершенно не подходило для этой цели.

– Будет лучше, если ты зайдешь в дом, – сказала Харпер, отворяя дверь шире и делая шаг назад в холл.

Они прошли в кухню, где она налила ему кофе, а себе мятного чая – очевидно, чтобы облегчить приступ токсикоза.

Ник принял из ее рук дымящуюся чашку, поставил ее на столешницу за своей спиной и глубоко вздохнул.

– Послушай, по поводу бала…

– Не надо, – прервала его Харпер. Она не хотела обсуждать произошедшее. – Что было, то было.

Он резко тряхнул головой.

– Я должен сказать это. Я должен был тогда сказать тебе, кто я на самом деле.

Глядя на него, Харпер недоумевала, как она могла перепутать братьев, но, как говорится, задним умом все крепки.

– Если бы я знала, что брат Малколма похож на него как две капли воды, я могла бы сложить два и два, и все бы встало на свои места. Я работаю вместе с Малколмом. Он привлекательный, конечно, но при виде его я никогда не теряла голову.

– А при виде меня? – спросил Ник и не смог сдержать улыбку.

– Я думаю, мы уже дважды проверили мою реакцию на тебя. Но ты приехал ведь сюда не об этом разговаривать?

Появившаяся на его лице улыбка моментально исчезла.

– Я просто хотел сказать тебе, что не пытался тебя намеренно обмануть.

Харпер удивленно подняла бровь.

– Ты зашел на бал по билету Малколма. То есть намеренно.

– Это правда, – сказал Ник, поморщившись. – Я должен был сделать что-то за Малколма.

– Разобраться с тем типом, который его преследует?

Ник резко поднял голову и посмотрел ей в глаза удивительно ясным, трезвым взглядом.

– Ты видела его?

Все сотрудники «Тейт армор» знали об этом типе – бывшем клиенте, который был настолько зол на Малколма, что начал угрожать ему. Малколм в своей обычной вежливой манере попытался разрешить конфликт с помощью дипломатии. Но никто не верит, что дипломатия тут поможет. В городе и так было неспокойно из-за шантажиста Маверика. Пошли слухи, что человек, преследовавший Малколма, мог работать на Маверика, но Харпер была убеждена в том, что эти люди не связаны друг с другом. Маверик действовал совершенно по-другому.

На балу Харпер была восхищена, как мужчина, которого она вначале приняла за Малколма, безапелляционным тоном разговаривал с тем типом. Ему даже не пришлось много говорить. Все дело было в угрозе, которая исходила от него, в беспощадном тоне его голоса. Нарушителю покоя стало явно не по себе. Он понял, что ему не под силу справиться с этим противником, и бесславно ретировался.

– Да, я видела тебя. Это было впечатляюще, – призналась Харпер.

И преследователю, и ей стало ясно, что этот мужчина состоит из бурлящей энергии, и, не дай бог, эта энергия вырвется из-под его контроля. Это испугало преследователя, а Харпер, напротив, почувствовала притяжение к этому герою. Она потянула его за собой на танцпол, а вскоре после этого уже занималась с ним любовью.

– Но тем не менее ты и тогда мог мне об этом сказать…

– Я не был уверен в том, что ты знаешь Малколма. Ты не называла меня его именем, поэтому мне и в голову не пришло, что ты можешь принять меня за него. Кроме того, – сказал он с ухмылкой, – ни ты, ни я не были в настроении поболтать.

Она отпила своего мятного чая. Она очень надеялась, что он припишет пожар, вспыхнувший на ее щеках, воздействию пара, поднимавшегося от чашки.

– Я бы сказал тебе потом, но ты в спешке убежала. – Его слова повисли в воздухе – он не обвинял ее напрямую, но явно намекал на необходимость объясниться.

На секунду Харпер перенеслась в номер Ника, который он снял в гостинице, где проходил бал: она пыталась разгладить на себе смятую одежду и невнятно бормотала что-то похожее на «мне пора уходить», пытаясь не броситься наутек и сильно надеясь на то, что Малколм, он же Ник, не успеет надеть брюки и догнать ее, пока она не сядет в свою машину.

Она даже не посмела посмотреть ему в глаза, когда произнесла:

– Я внезапно осознала, что занималась любовью со своим шефом. Я испугалась.

Он задумался над ее словами.

– Я понял, что ты имеешь в виду. Но тогда, не зная, что ты приняла меня за моего брата, я сам был ошеломлен твоим бегством.

– Все могло быть по-другому, если бы я знала, что ты не мой… – Она не закончила фразу, поскольку вдруг поняла смысл сказанного. – Но ты тоже мой шеф! Просто в компании ты пассивный компаньон.

– Верно, но давай пока не будем об этом. – Ник отхлебнул кофе из чашки и сунул руки в карманы, прежде чем посмотреть ей в глаза. – Мне нет прощения. Я должен был сказать тебе. Я приношу свои извинения.

– Принято, – сказала она и облегченно вздохнула.

Ник снова отхлебнул кофе. Молчание было напряженным. Был еще один нерешенный вопрос, но она не знала, как ей начать.

Наконец он сказал:

– Давай лучше поговорим о том, что мы будем делать дальше.

Она оттолкнулась от кухонного стола и направилась в гостиную.

– Проходи и присядь.

Результат этой беседы был ей неизвестен, и единственное, что она могла сейчас сделать, – это создать комфортные условия для обсуждения.

– Итак, у нас будет ребенок, – сказал он неожиданно, как только присел на софу.

Она кивнула. Он, очевидно, знал, что она беременна. Харпер была рада, что ей не пришлось сообщать эту новость второй раз за вечер.

– Я предполагаю, что поскольку ты сообщила мне – хорошо, Малколму – об этом, ты хочешь оставить его?

– Да, – сказала она, развернувшись на своем кресле в его сторону, так как хотела узнать, как он станет реагировать. – Ты согласен с этим?

– Абсолютно согласен, – сказал он не колеблясь. – Я хочу нашего ребенка.

Ее охватило беспокойство. Он серьезно смотрел прямо на нее, а она не знала его достаточно хорошо, чтобы понять, о чем он думает. Он хотел сказать, что она не должна прерывать беременность, или его фраза означала что-то иное. Был ли Ник Тейт мужчиной того сорта, который мог потребовать права единоличной опеки?

Харпер была в растерянности. Она совершенно не знала этого человека.

Ее профессиональное чутье подсказало ей, что Ник в растерянности. Возможно, он тоже пытался понять по ее реакции, что она думает.

Она вздохнула и произнесла:

– Вообще-то два ребенка…

Его глаза расширились?

– Близнецы?

– Да…

Он откинулся назад с глухим звуком.

– Хорошо, у нас будут два ребенка. – Улыбка расцвела на его лице, и, казалось, в мыслях он совсем не здесь. Наконец он снова сфокусировал свой взгляд на Харпер.

– Как ты себя чувствуешь? Токсикоз есть?

Инстинктивно она положила руку на живот.

– Совсем чуть-чуть. Меня немного тошнит от вида молока и жирной еды, но это терпимо.

– Что сказал врач? – Его взгляд скользнул на ее живот.

– Врач сказала, что все в порядке. – Она начала постукивать пальцами по своему бедру, не зная, что еще сказать. Потом вспомнила, что может показать ему что-то.

– У меня есть снимок УЗИ. Хочешь посмотреть?

Она вынула снимок, спрятанный между страниц большой книги в твердом переплете, и передала его Нику. После того как врач объявил ей о двойне, она часто разглядывала этот снимок с удивленным восхищением. Она все никак не могла поверить, что внутри ее сейчас росли ее дети. Несмотря на то что она знала о них так мало, Харпер уже испытывала к этим крошечкам сильнейшее чувство любви.

Справившись с эмоциями, Харпер указала на точки, которые ей до этого показал врач. Вернув снимок, Ник посмотрел ей в глаза затуманенным взором.

– Спасибо. Это… невероятно.

Она несколько раз моргнула, чтобы избавиться от слез, прежде чем они успели хлынуть из глаз.

– Если ты не против, – сказал Ник, сдвинув брови, – я хотел бы присутствовать на всех приемах у врача.

Харпер снова почувствовала беспокойство. Это были его дети, и он имел право знать, как они растут и развиваются. И конечно, она мечтала, чтобы ее радости и страхи разделял кто-то, кто понимает ее и может оказать бесценную поддержку.

Но он хочет присутствовать на приемах у врача, где ее будут осматривать, ощупывать и обсуждать интимные детали ее жизни. И все это в присутствии незнакомого человека в том же помещении… Пусть даже этим незнакомцем и был мужчина, с которым она провела ночь. Харпер вздрогнула. Нет, все это было слишком быстро.

– Ник, я хочу, чтобы ты знал, что я не буду прятать детей от тебя.

Он кивнул.

– Хорошо, значит, мы одинаково смотрим на вещи. Я планирую поддерживать тебя во всем.

Именно это она хотела услышать от отца своих еще не рожденных детей, однако его слова помешали ей сказать то, что она хотела ему сообщить. Харпер прикусила губу, стараясь облечь мысли в самые точные слова.

– Во время беременности я планирую переехать к себе домой, в Коннектикут. Мне понадобится помощь моей матери при уходе за близнецами, но ты всегда сможешь навещать нас.

Первым человеком, кому Харпер сообщила радостную новость, была ее мама. И слава богу, та сумела вернуть свою дочь снова на землю, убедить ее в том, что она справится с приближающимся материнством. Это было именно то, что паникующей Харпер нужно было услышать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3