Р Твин.

Непрощённый Грех



скачать книгу бесплатно

– Спасибо, папочка. Я пойду попрощаться с Натали, вернусь через пару часов! – Мирьям чмокнула родителей в щеки и выбежала из дома.


Вся семья решила лечь спать раньше обычного.

– Подъем в пять утра! – скомандовал Александр. – Завтра суббота – шоссе будет забито.

– Мы не против: чем раньше выедем, тем раньше будем в Париже, – кивнула довольная Лаура, докрашивая мизинец лаком нежно-розового цвета.


Ночью было душно. Лаура ворочалась, металась по подушке и никак не могла уснуть. После полуночи ее тело покрылось испариной, голова налилась тяжестью – и женщина провалилась в полусон-полуявь. Она увидела покойную мать: Катрин, одетая во все черное, стояла невдалеке с картиной в руках, смотрела на дочь и плакала. С холста слетел ангел, сделал круг над Лаурой, спустился ближе и протянул букет черных роз. На его лице застыла зловещая улыбка…


На рассвете Мирьям вошла в кухню, молча налила в чашку кофе и устало посмотрела на мать:

– Мама, эту ночь я провела ужасно. Мне было страшно: кто-то находился у меня в спальне, я чувствовала. А потом услышала странное пение у окна; сначала я лежала и боялась пошевелиться, но потом пересилила страх, встала и отдернула портьеру. За окном люди в черных балахонах кружили вокруг нашего дома и заунывно пели. Потом они приблизились, сочувственно посмотрели на меня своими печальными глазами и стали исчезать, один за другим, а на их месте оставалось лишь облако дыма…

Лаура похолодела.

– Они хотели известить меня о чем-то, предупредить о какой-то трагедии. Мама, может нам отложить эту поездку или выехать в другой день? – предложила обеспокоенная Мирьям.

В кухню зашел Александр, увидел, что Лаура и Мирьям стоят в обнимку, и удивленно спросил:

– Что это с вами?

Лаура усадила всех за стол и бесцветным голосом произнесла:

– Я почти не спала сегодня. У меня щемило сердце – от страха и от предчувствия…

Побледневшая Лаура поднялась, подошла к серванту, вытащила шкатулку с драгоценностями и поставила ее на стол.

– Я опять видела маму. Она плакала, а в ее дрожащих руках была картина с улыбающимся ангелом, который протягивал мне букет. Потом ангел сошел с полотна, обернулся человеком в черном плаще и поманил меня рукой. Он стоял и смотрел, и от его взгляда меня била дрожь. Затем он исчез, а на его месте появилась прозрачная дверь, через щель которой пробивался яркий свет. Дверь распахнулась – за ней был узкий коридор и множество ступенек, ведущих вверх. Я посмотрела на маму, хотела что-то спросить, но она молча ушла в темноту, а я осталась одна напротив открытой двери. Вдруг оттуда повалил едкий дым, мне стало страшно, я закричала… и проснулась.

– Что это может значить? – Александр выглядел подавленным. – Давайте перенесем поездку на завтра или вообще отложим? Мирьям, у тебя темные круги под глазами, ты тоже не спала?

– Да, папа, и в моей спальне кто-то был, но тихий нежный голос меня успокаивал… – Мирьям не решилась рассказать взволнованному отцу все, что происходило ночью.

Лаура подошла к стене и внимательно посмотрела на картину:

– Я все-таки сниму ее.

Алекс, отнеси, пожалуйста, картину в мастерскую и заверни в покрывало, а после отпуска я отдам ее в музей. Так будет лучше.

Александр взял полотно и взглянул на ангела.

– Лаура, у него изменился взгляд – он стал каким-то зловещим… – растерянно произнес он.

– Папа, мамина картина не имеет к этим снам никакого отношения. По крайней мере мне хочется, чтобы это было именно так. И еще очень хочется в Альпы, – сказала Мирьям.

– На этот раз кольцо я возьму с собой. – Лаура достала из шкатулки невиданной красоты изумруд и надела на палец.


Через несколько дней Хендерсоны все же поехали в Париж.


Лаура любовалась кольцом: она поднесла его к стеклу автомобиля, пропуская через камень лучи солнца, и по салону разбежались легкие блики.

– Мама была с ним неразлучна и никогда не снимала. Помню, как однажды подруга предостерегла ее: мол, небезопасно носить такую дорогую вещь каждый день. Но мама рассмеялась и сказала, что, наоборот, с кольцом гораздо безопаснее, ведь оно защищает своего хозяина, и снять его насильно невозможно. Подруга удивилась и не поверила, а мама рассказала ей одну историю. Как-то поздним вечером она возвращалась домой, и в темном переулке ее догнали двое мужчин; они стали вырывать сумочку из ее рук, а потом один из грабителей заметил кольцо и стал стягивать его с маминого пальца. От страха она не могла даже закричать, но помощь пришла сама: внезапно появилась огромная собака и накинулась на одного из мужчин, а потом подоспел хозяин пса и задержал второго до прибытия патрульной машины. После этого случая мама не расставалась с изумрудом, который хранил ее от всех напастей…

– Странно, я второй раз вижу эту грузовую машину за нами, – перебил жену Александр, озабоченно глядя в зеркало заднего вида.

– Алекс, тебе сейчас все будет казаться странным, – улыбнулась Лаура.

– Дорогая, с тобой и с твоей семьей всегда связаны какие-то загадочные истории, поэтому я и накручиваю себя… А что касается истории твоей матери, то это могло быть просто счастливым совпадением.

– Может быть, кто знает, – отозвалась Лаура. – Кольцо, кстати, бесценное. Хотя мне и называли цену, пытаясь соблазнить крупной суммой.

– И?.. – спросил Александр.

– Естественно, я отказалась, – засмеялась Лаура.

– Мам, можно мне его примерить? – попросила Мирьям.

– Конечно можно, дорогая… – Лаура сняла кольцо с пальца и протянула дочери.

Мирьям надела кольцо и залюбовалась камнем:

– Оно мне тоже очень нравится…


Непонятный шум, доносящийся из-под капота автомобиля, все нарастал, а через несколько секунд едкий дым заполнил салон.

– Черт бы побрал эту машину! – нервно выругался Александр. – Кажется, что-то с мотором.

Он нажал на тормоза, снижая скорость, и пытался вырулить на обочину. Дым разъедал глаза и царапал горло, сигналы клаксонов разрывали воздух; вдруг автомобиль резко повело в сторону, и Александр закричал:

– Мирьям, Лаура, выпрыгивайте из машины, быстро!!!

– О боже, Алекс! – завизжала Лаура, отстегнула свой ремень, затем ремень оцепеневшей Мирьям, дернула дверь и вытолкнула дочь на дорогу.

Огромная фура налетела сзади и выбросила машину Хендерсонов на встречную полосу – их закрутило и понесло прямо в мчащийся поток… Навстречу судьбе.

8


Ко мне подошел красивый улыбающийся мужчина, от которого исходил ослепительный золотистый свет. Он взял меня за руку – и по всему моему телу разлилось приятное тепло. Ощущение легкости охватило меня, и мы стремительно полетели куда-то вверх.

Мы поднималась по узкому коридору – вокруг становилось все светлее и светлее, – сильная волна снизу подталкивала меня. Потом я почувствовала твердь под ногами и обернулась; незнакомец улыбнулся напоследок и исчез, а я оказалась одна на благоухающей цветочной поляне. Такую красоту я видела впервые, аромат цветов был настолько приятным, что меня охватило блаженство. Я стояла и наслаждалась этим прекрасным местом: легкий ветерок нежно ласкал тело, звонкое щебетание птиц тешило слух.

Какое-то время спустя во мне проснулось любопытство, и я решила пойти дальше, навстречу новым впечатлениям. Я брела наугад, любуясь великолепием цветов, и вышла к маленькому мостику. Под ним бежал ручей с такой хрустальной водой, что были видны плавающие рыбки и камешки на дне.

«Странно, что до сих пор я не встретила ни одного человека. Здесь, наверное, никто не живет», – подумала я.

Ночь не сменяла день, было всегда одинаково светло, и казалось, что время здесь прекратило свое существование. Я нарвала маленький букетик и то и дело подносила его к лицу, с упоением вдыхая тонкий аромат цветов.

– Мирьям… – услышала я за спиной родной голос.

– Мама? – удивилась я и, не помня себя от радости, бросилась ей на шею.

– Нам с папой так не хватает тебя, дорогая… Кажется, что мы не виделись целую вечность – так я по тебе соскучилась, – сказала она, прижимая меня к себе. – Я очень люблю тебя, деточка моя.

– Мама, почему у тебя слезы на глазах? А где папа?

– Пойдем, дочка, я покажу тебе наш с папой новый дом.

– Какой дом, мама? – не поняла я.

– У нас новый дом, Мирьям. Вон он, виднеется… – показала пальцем мама.

– Мама, почему тут никого больше нет? Здесь что, никто не живет?

– В этом месте, кроме ангелов и любящих нас людей, никто не бывает…

Мы подошли к небольшому деревянному домику, мама открыла дверь и пропустила меня внутрь. В глубине комнаты я увидела знакомый силуэт, на глаза навернулись слезы, и я бросилась вперед:

– Папа! – прыгнула я на руки своего любимого отца.

– Мирьям, доченька… – шептал он, прижимая меня к себе. – Я так рад тебя видеть…

– Мама, папа! Наконец мы опять вместе! Мне так вас не хватало! – радостно восклицала я.


Мы весело разговаривали и смеялись над папиными шутками. Мама закончила готовить на кухне и пригласила нас к столу, на котором чего только не было – фрукты, овощи, зелень, сыр, хлеб, молоко; он прямо-таки ломился от угощений. Я накинулась на еду, потому что только теперь поняла, как сильно проголодалась.

– Все вкусно! Как всегда! – пробурчала я с набитым ртом и потянулась за очередным куском яблочного пудинга.

И тут я заметила, что мои родители так и не прикоснулись к еде: они сидели напротив и просто смотрели на меня.

– Почему вы не едите?

– Мы с мамой не голодны, Мирьям,– с улыбкой ответил отец.


После того как я насытилась, мы встали из-за стола и вышли в сад.

Мы направились к речушке и устроились на небольшой скамейке. Сначала все молчали, глядя на воду, но вскоре тишину нарушила мама, ставшая вдруг серьезной:

– Мирьям, мы с папой всегда будем помогать тебе. Запомни: ты не должна за нас переживать, все случилось так, как должно было случиться. Ты ведь сама видишь, что нам здесь хорошо. Главное – ничего не бойся, доченька.

– Мирьям, мы должны рассказать тебе, что случилось… – Помнишь, мы поехали в отпуск?

– Да, конечно…

– Мы попали в аварию. Мама и я погибли на месте, ты же, Мирьям, осталась жива. Ты получила некоторые травмы и сейчас находишься в коме.

– Погибли? Как это? – Я отказывалась понимать услышанное.

– Мы умерли, доченька, а ты жива, – пояснила мать.

– Но ведь вы вот они, со мной, я вас вижу! – Сердце сжалось, и горячие слезы обожгли мои щеки. – Я хочу остаться с вами!

Мама обняла меня и тихо сказала:

– Мирьям, ты никогда не будешь одна, мы обещаем.

– Ты должна знать, что мы всегда будем любить тебя, но, к сожалению, – папа тщательно подбирал слова, – судьба распорядилась так, а не иначе. Мирьям, я не хочу, чтобы ты страдала, мне будет больно смотреть на твои слезы. Просто смирись, прими ситуацию как должное.

Я поняла, что родители пытаются помочь пережить тот шок, который предстоял мне, когда я приду в себя. Они хотели заранее залечить будущую рану в моем сердце. Но я не желала смирения.


Я заплакала – громко, навзрыд, закрыв лицо ладонями, пытаясь заслониться от боли, разрывающей меня изнутри.

– Тогда я тоже умру, чтобы быть с вами, – срывающимся голосом твердила я, – я не хочу жить без вас, я не могу без вас жить…

Родители молчали, на их лицах застыла печаль.

В этот момент я почувствовала тепло за спиной и резко обернулась – там стоял тот самый мужчина, что привел меня сюда. Взгляд его был сочувственным и выжидательным. Свет, исходивший от него, окутал все мое тело, и я постепенно почувствовала, что мне стало легче. И только теперь я заметила огромные крылья за его спиной.

– Доченька, тебе пора возвращаться, – сказала мама и обняла меня. – Береги кольцо, Мирьям, ему нет цены.

– Я вас очень люблю, – сказала я вместо прощания.

– Мирьям, девочка моя, знай, что твой папа всегда будет любить тебя! – Отец поцеловал меня в макушку, как в детстве.

– Береги себя… – прошептала мама.

Я стояла и смотрела, как родители уходят. Мне страстно захотелось побежать за ними вслед, я дернулась, но тут же на мое плечо легла рука и остановила этот порыв:

– Твое время еще не пришло, Мирьям. Не бойся, я облегчу твою душевную боль. Меня зовут Архангел Михаил, я всегда буду рядом с тобой.

– Мы были так счастливы вместе, почему я должна остаться одна?

– Ты не одна, Мирьям, – мягко возразил он. – К сожалению, я не могу изменить события… Единственное, что я смог сделать, – подарить тебе вот эту встречу. Мне хотелось, чтобы те, кого ты любишь больше всего на свете, сами обо всем рассказали.

Архангел взял меня за руку, и мы стали спускаться вниз. Легкий ветер обдавал прохладой мою кожу. Я не могла поверить в то, что больше никогда не увижу моих родителей на земле. Я не хотела возвращаться туда, где жизнь ничего не стоит и может оборваться в любой момент.

«Почему я не умерла вместе с ними?» – терзалась я, но Архангел прервал мои мысли:

– Мирьям, пришло время вернуться в физический мир, ведь твоя жизнь только начинается…

– Все лучшее, что было в моей жизни, осталось в прошлом. Я больше не буду счастливой и знаю это. Мне предстоит одинокое существование, и смерть еще не раз отберет у меня тех, кого я люблю…

– Не говори так, – сказал Архангел и опустил глаза.

Мне показалось, что он признал правоту моих слов – возразить ему было нечего. И еще я поняла, что перестала бояться смерти.

9


– Где я, что со мной? – спросила я пустоту.

Послышались быстрые шаги.

– Она приходит в себя! Следите за кардиограммой, пульсом и температурой тела… – послышался совсем рядом высокий женский голос.

Веки отяжелели и не подчинялись – открыть глаза я не могла. Во рту было сухо, мне страшно хотелось пить, боль словно облако окутывала меня, тело налилось свинцом. Я с трудом дышала, прислушиваясь к пространству. Кто эти люди? В голове была полная каша – я ничего не понимала. Боль сконцентрировалась где-то в груди, я вскрикнула – и пелена снова накрыла меня…


– Деточка наша… – Тихий голос бабушки Полетт заставил мои ресницы дрогнуть, и мне удалось приоткрыть веки.

Бабушку было трудно узнать: заплаканные глаза, искусанные сухие губы, дрожащие щеки. Она еле сдерживала слезы, гладя меня по руке, но, заметив мой взгляд, изо всех сил попыталась улыбнуться. Около нее на стуле сидел дедушка Григорий и сжимал в руке свой костыль. Дедушка выглядел еще хуже – постаревший и осунувшийся, с впалыми щеками и заострившимся носом. Было видно, что старикам приходится очень тяжело.

– Как ты себя чувствуешь? Вот ты и пришла в себя, Слава Богу. Мы очень волновались, – говорила бабушка слабым голосом.

– Мама и папа – что с ними? – Я посмотрела в упор.

Бабушка пересела на мою кровать, взяла мои руки в свои и тихо сказала:

– Они оба погибли в автокатастрофе… Мы их уже похоронили. – Она сглотнула слюну.

Сердце мое защемило от жалости, я до боли прикусила нижнюю губу, но слезы все равно покатились по щекам. Мне было жалко бабушку деда. Мне было жалко себя. Они потеряли единственного сына, а я – отца и мать. Я осталась одна в этом мире, в душе поселились боль и пустота. Как жить дальше?

– Я хочу покинуть этот мир! – рыдала я. – Не хочу жить!

– Деточка, не говори так… – Дедушка тоже утирал слезы.

– Не верю, что их нет! – Я отчаянно пыталась пошевелиться, но тело не слушалось. – У меня болят руки и ноги, любое движение причиняет мне боль, – пожаловалась я. – Бабушка, как я теперь буду жить?

– Мирьям, все пройдет, ты выздоровеешь. Поселишься у нас, мы с дедушкой сделаем все, чтобы ты снова смогла стать счастливой.

Я знала, что никогда не буду счастлива, как прежде, никогда не стану такой, как была. Я винила судьбу за жестокость. Я хотела отомстить за свою потерю. Но кому?


Позже я узнала, что кроме моих родителей погибли еще два человека, трое тяжело ранены. Пять машин были смяты в лепешку. Я просто чудом осталась жива. Меня нашли на обочине без сознания. В течение многих недель я не приходила в себя. Сотрясение мозга, многочисленные ушибы, но ни один внутренний орган при этом не пострадал…


Прошло еще несколько недель, и мое состояние улучшилось. Я почувствовала прилив сил, и, хотя вставать самостоятельно мне было тяжело, медицинские аппараты, которые следили за моим состоянием, уже отключили, а искусственное питание отменили. Мне не хотелось никого видеть и ни с кем разговаривать. На вопросы врача, мадам Беатрис Лувье, и дежурных медсестер я отвечала очень сухо. Бабушка ежедневно приходила навещать меня: мое душевное состояние ее беспокоило, поэтому я бодрилась. Дедушка очень сдал и почти не выходил из дома. От остальных визитов я отказалась и просила врача никого ко мне не пускать. Иногда мы перезванивались с Натали, но беспечно болтать друг с другом уже не получалось, и паузы в разговоре становились все длиннее. Я осталась одна, наедине со своим горем.

Перед выпиской в мою палату вошла приятная женщина:

– Здравствуй, Мирьям. Меня зовут Вероника, я детский психолог, – сказала она и села в кресло. – Я здесь для того, чтобы помочь тебе. Ты не должна так горевать: родителей не вернешь, а у тебя вся жизнь впереди. Нужно быть сильной.

– Я не просила о помощи, мне не хочется никого видеть и ни с кем разговаривать, – резко ответила я.

– Как раз поэтому я здесь. С моей помощью ты сможешь вернуться в прежний мир.

– Прежний мир был с родителями, а этот – мир, в котором их нет, – холодный и чужой.

– Мирьям, все проходит. И со временем боль отступит, вот увидишь, и ты сможешь жить как раньше.

– Как раньше уже не будет.

– У тебя есть бабушка и дедушка, которые тебя очень любят. Подумай хотя бы о них и о том, как больно им видеть тебя такой.

Слезы опять стали застилать мне глаза.

– Я приложу все усилия для того, чтобы ты смогла обрести душевный покой… – Вероника говорила тихим, успокаивающим голосом, и чувствовалось, что она действительно искренне хочет помочь.

Я села на край кровати и решилась довериться ей:

– Перед тем как выйти из комы, я видела Ангела. Он позволил мне встретиться с родителями. Там, в другом мире. Кажется, что они счастливы, но я все равно не могу смириться с тем, что их нет здесь, со мной рядом. Как мне дальше жить без мамы, без ее тепла? Без папиных шуток? Почему они так рано оставили меня одну? – всхлипывала я.

– Они оставили тебя не по своей воле, Мирьям. И они продолжают любить тебя, где бы ни находились. Уверена, они не хотят, чтобы ты страдала… Надо просто помнить их. И жить дальше.


Беседы с Вероникой пошли мне на пользу. Она приходила каждый день, мы подолгу разговаривали, и постепенно мне становилось легче. Я больше не была одна со своим горем и, когда наступала ночь, видела, как сияющие золотистые крылья обмахивают меня, отгоняя прочь боль.


Меня выписали – белые больничные стены остались позади. Мы вышли на улицу, и я зажмурилась от дневного света. Голова слегка закружилась, на тело опять накатила слабость, в душе по-прежнему была пустота. Здравствуй, реальный мир.

– Вот мы и дома, – сказала бабушка, помогая мне выйти из такси.

Дедушка стоял у двери, опираясь на костыль.

– Дед, ты как? Тебе лучше?

– Не беспокойся обо мне, Мирьям. Я справляюсь.


Запах, стоящий в доме, напоминал о прошлом, о том чудесном времени, которое я проводила здесь во время каникул.

Я зашла в комнату, огляделась и заметила, что благодаря бабушке сюда перевезли все мои вещи.

– Мирьям, кольцо лежит здесь… – Бабушка достала маленькую шкатулку, протянула ее мне и тихо добавила: – Оно было сжато в твоей руке, когда тебя нашли.

– Мама дала мне примерить его за несколько секунд до аварии. Я помню, как отец приказал нам прыгать из машины… Меня вытолкнула мама.

Бабушка вздохнула и обняла меня.


Жизнь пошла своим чередом. Мне понравился новый колледж, я продолжала учиться живописи. Натали иногда приезжала навестить меня, мы скучали друг без друга. Боль понемногу стала отступать. Приближался день моего рождения – мне исполнялось тринадцать.

Я решила отметить праздник скромно, пригласила несколько девочек из класса, Алана, моего друга по художественной школе, и Натали, которая обещала приехать из Канн. Это был мой первый день рождения без родителей.


Этот вечер ничем не отличался от предыдущих. Я подошла к окну и посмотрела на ночное небо, усыпанное яркими звездами. Я любила ночь и с упоением прислушивалась к загадочной тишине. Дневная суета оставалась позади, и открывалась дорога в невидимый мир. В первый раз за последние месяцы у меня было хорошее настроение. Я лежала в постели и предвкушала завтрашний праздник – мне не терпелось увидеть всех тех, рядом с кем я на время забывала о горе. Теперь лишь по ночам я позволяла боли вернуться. Но в эту ночь не будет грусти, решила я – и провалилась в сон.

Я услышала приглушенные шаги и почувствовала, что кто-то сел на край кровати. Мое дыхание участилось, тело стало тяжелым и скованным – я не могла пошевелиться. Каким-то шестым чувством я ощутила на себе пристальный взгляд. С трудом открыла глаза и увидела темный силуэт на фоне тусклого свечения. Когда мои глаза привыкли к темноте, я смогла разглядеть странного ночного гостя: это был мужчина с темными волосами до плеч, в длинном черном плаще. Он, не отрываясь, смотрел на меня и слегка улыбался. Страх отпустил меня, тело вновь обрело гибкость, я села на кровати и стала с любопытством рассматривать визитера.

– Не бойся, – тихо произнес он, – я не причиню тебе зла. Поздравляю тебя с твоим тринадцатым днем рождения. Прошло уже много лет со дня нашей последней встречи, и ты вряд ли помнишь меня…

– Ваше лицо кажется мне знакомым, я уже видела вас когда-то, – пыталась я вспомнить.

– Я рад, что твоя память хранит фрагменты прошлого. Мне хочется сделать тебе подарок, поэтому я здесь. Последние месяцы твоей жизни были очень тяжелыми, так что смело решай, чего бы ты хотела. Я смогу исполнить для тебя все.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12