Пюрвя Мендяев.

Нэпман и Шановный. Пародийный триллер



скачать книгу бесплатно


– Можно предположить, что измена давно и прочно поселилась в губернском управлении Уголовного розыска. И этот самый Коромыслов тоже возможно имеет отношение к этой измене. Тогда можно представить следующую картину. Коромыслов сотрудничает с врагами родины и бандитами. Тогда на банду он нас навел сейчас, потому что посчитал, что нужно для себя избавиться от этой опасной ситуации.


Банду рано или поздно бы поймали, и тогда и он бы попался. Сейчас же у него всё просто прекрасно. Живых бандитов нет, пойманный предатель точно не знает о том, кто мог еще, кроме него работать на бандитов. Информаторов своих Коромыслов нам не показал. Так что есть тут над чем нам подумать – вмешался в разговор комиссар Белоконь.


– Можно и нужно делать предположения. Для того мы и здесь и находимся, чтобы всюду находить и искоренять измену нашей родине. Многое точно вами подмечено, но есть и определенные оговорки. Вот смотрите. Не мог Коромыслов точно знать, что бандитов будет приказано уничтожить без всяких переговоров. И значит, не мог быть уверен в том, что бандиты не будут схвачены нами и не сдадут его со всеми потрохами. Так что не всё так просто. Помню, я встречался с Коромысловым. В разговоре с ним я старался прощупать его:


– Ну и что? – поинтересовался Завешвилли.


– Ничего. Видно, что человек очень устал. При этом Коромыслов согласен работать везде, куда пошлет партия. Так что ничего определенного о нем сказать не могу пока – ответил руководитель губернского ОГПУ.


– Товарищ Шмеерслегер, вы уже что-нибудь решили? – спросил Завешвилли.


– Пока еще нет – ответил старый чекист.


– А может, товарищ начальник, вы все-таки что-то решили? – переспросил Завешвилли.


– Вот ломаю голову, как решить с этим парнем вопрос. Претензий к нему нет, но и оставить его, так как есть мы не можем. Приказ Москвы нужно выполнять. Нужно всех почистить – ответил начальник.


– Тогда, у меня есть свое предложение. Я готов взять его в Белокитежский район в качестве нашего представителя по особым поручениям! – заявил Завешвилли. – Мы уже потеряли там за последние годы 8 оперативных сотрудников. Обстановка там крайне тяжелая. Мне очень нужны хорошие кадры.


– Однако некоторое время надо не спускать с него глаз. Береженого и бог бережет! Этот район находится недалеко от государственной границы. Может там и проявится его предательская сущность – вмешался снова в разговор комиссар Белоконь.


– Только делать это нужно крайне осторожно, а то он человек обидчивый. Не следует раздражать его необоснованными подозрениями, да и навыки оперативной работы у него прекрасные. Любую слежку он сможет легко обнаружить, так что работать с ним нужно аккуратно – предупредил начальник ОГПУ. – Сегодня же распоряжусь подготовить приказ о назначении Коромыслова оперуполномоченным по особым поручениям по Белокитежскому району. С Уголовным розыском и милицией вопросов не будет. Я их сейчас все сниму.

А завтра, товарищ Завешвилли, отправляйтесь вместе с ним к его новому месту службы и примите все необходимые меры, – закончил разговор Шмеерслегер.

***


Участковый уполномоченный Федор Коромыслов и два его новых товарища – котенок Нэпман и щенок Шановный сидели на кухне в отдельной квартире перед накрытым столом. Точнее Коромыслов сидел за столом на стуле, а котенок и щенок расположились прямо на столе.


– Фёдор Андреевич, это было просто гениально! – проговорил Шановный. – Я бы в жизни до такого не додумался! Вы так здорово провели операцию, просто слов нет! Мог бы, выпил сейчас за ваш успех, дорогой вы наш человек!


– Ага, получили, бандитские рожи, по первое число, мало им точно не показалось! – добавил Нэпман, поглощая сметану из мисочки.


– В общем-то, ничего особо выдающегося в моих действиях не было, – произнёс Коромыслов. – Я только лишь исполнил то, что должен был исполнить. Вам спасибо, дорогие мои друзья. После того как вы снабдили меня надежной информацией я и смог провести работу по уничтожению опасной банды, долгое время терроризировавшей наш город. Всё остальное было не так сложно.


– О, сейчас я попросил бы вас рассказать о том, какую награду вы получили за ваш подвиг, уважаемый вы наш друг! – оживился Шановный.


– Я же уже говорил, что ничего особо выдающегося в моих действиях не было, – улыбнулся Федор. – Но награда все же нашла меня. Сегодня я был прикомандирован к управлению ОГПУ и мне вручили приказ о том, что я направлен на новое место службы. Ребята, поедете со мной?


– Хорошо. Мы тебя не оставим одного. Здесь нам уже больше делать нечего – сказал Нэпман и Шановный сразу же с ним согласился.

Глава 4

Автомашины, не снижая скорости, миновали по окружной дороге районный центр город Белокитеж. Шоссе, за городом, сделав крутой поворот, спускалось в небольшую долину и дальше шло вдоль берега большой реки. В первой машине рядом с водителем сидел Коромыслов, а на заднем сиденье – заместители начальника губернского ОГПУ Завешвилли и Белоконь. Следом за ними мчался грузовик с большой группой бойцов. Так они ехали примерно минут сорок. Затем. На пригорке возле опушки леса Завешвилли велел остановить машину.


– Что, приехали? – спросил с удивлением Белоконь.


– Ну что ты! Нет, конечно, мы еще не приехали. Вы так сильно не спешите. Минуточку, товарищ комиссар, сейчас я сориентируюсь по местности, – ответил Завешвилли, внимательно рассматривая штабную карту. – Нет, мы еще далеко, товарищ комиссар, я так понимаю, еще километров пятнадцать – двадцать осталось до места, – заявил он после некоторого раздумья. – Поехали, нам всё нужно сегодня успеть сделать в светлое время суток.


Машины тронулись с места. Некоторое время дорога шла густым лесом, потом из-за небольших холмов показались полуразвалившиеся печки с одиноко торчавшими законченными трубами – все, что осталось от части домов сожженной врагами советской власти деревни Варенцовка.


– Все приехали. Здесь. Останови! – приказал Завешвилли водителю. Машины остановились рядом с сожженными врагами домами. Все кто сидел в машинах направились к свежему пожарищу.


– Что же здесь произошло? – спросил Коромыслов у заместителя руководителя губернского ОГПУ. – Кто учинил это бедствие?


– Да, к сожалению, здесь произошла достаточно обычная для этих мест ужасная история. Банда братьев Васильцевых из-за кордона с боем прорвалась на нашу территорию. А к жителям этой деревни у них был какой-то свой счет еще с царских времен. И вот банда и напала на село. Короче, на месте всё своими глазами сам увидишь. Нам вчера сообщили об этой трагедии, и мы приняли решение тебя сразу же сюда доставить, для того, чтобы ты занялся здесь работой по восстановлению социалистического правопорядка. Надеемся на твои организаторские способности. Здесь тебе и придется поработать – ответил Завешвилли.


Молча они поднялись на пригорок. Следом шли бойцы, неся лопаты. С пригорка открывалась широкая панорама долины реки. На другом берегу реки виднелись лесистые холмы и большая деревня.


– На том берегу деревня Рожская. Будешь ездить туда в управление к Иванцову, он предупрежден о твоем назначении. Лодкой он тебя обеспечит. И сам он скоро здесь будет – сказал Завешвилли.


И действительно, через несколько минут стало видно, как от небольшой пристани на том берегу реки отплыли три большие лодки. Примерно через полчаса они причалили к берегу. Красный командир Иванцов Коромыслову сразу понравился. Лихой парень, наголо бритый, с насмешливыми стального цвета глазами, ростом под 180 сантиметров, исключительно атлетически развитый.


Иванцов и повел их через деревню. В дверях одного из подвалов вдруг появилась женщина. Заметив их, она поспешно повернула назад.


– Позови ее, – кивнул Завешвилли Иванцову. Тот окликнул женщину. Она подошла к ним, дрожа от страха. – Спроси ее, кто сжег деревню?


Иванцов повторил вопрос по-польски. Женщина беззвучно пошевелила губами. Иванцов еще раз повторил вопрос.


– Бандиты. Они пришли из леса. Их было много – негромко ответила женщина.


– А где жители остальные жители деревни? – спросил чекист.


– Там. – Она показала рукой на луг. – А они все там, до одного человека.


– Работают? Или что они там делают? – вновь спросил чекист.


– Нет, лежат мертвые. Пятьдесят восемь человек. Там мой муж и двое сыновей. – Глаза женщины вспыхнули ненавистью.


– Всё понятно – сказал Завешвилли. – Иванцов, распорядись отправить гражданку на лодке в районный центр. Пусть там, в больнице её осмотрят и помогут. А нам нужно спешить, работы сегодня будет у нас много впереди.


– Есть! Красноармеец Сидоренко! Проводите женщину до лодки и отвезите её на ту сторону, а потом в районный центр. Определите её там, в больницу и проследите, чтобы она все время была под вашим контролем. По возвращению лично посещу её в больнице – распорядился Иванцов.


Обе группы сотрудников органов принялись за свою работу, которая продлилась до позднего вечера. Похоронили жителей деревни в одной общей братской могиле. Здесь губернские работники попрощались с местными кадрами и, пожелав успешной работы на новом месте Коромыслову, отправились домой. А Федор принял приглашение своего нового знакомого Иванцова и отправился с его ребятами в Белокитеж на ночевку.


Прибыв на место, Иванцов, разведав обстановку, и немного успокоившись, пригласил Федора к себе на ужин. После ужина они разговорились.


– Федор, тебе уже завтра нужно будет возвращаться на пепелище, в деревню Варенцовка. Людей я тебе с собой выделить не могу, у меня каждый штык на счету здесь. С тобой поедет туда пока лишь один почтальон Печеный. Он сам родом из этой деревни. Развозил почту по району потому и остался жив. Так что пока вдвоем там оборону держать будете. Уже не так скучно – сказал Иванцов.


– А кто этот Печеный? Что за человек? Как мне с ним поладить? – спросил Федор.


– Да, честно говоря, контра недобитая. Трибунал по нему плачет. Потому и согласился он у меня отправиться с тобой в Варенцовку, что иначе я его пригрозил отправить в Туруханский край оленям сено заготавливать. Вредный тип. Держи его в ежовых рукавицах. Но работать с ним можно. Жить там будешь в доме бывшего участкового. Постараемся тебя всем, чем можно обеспечить, раз такое дело. Короче. Завтра мои орлы тебя на место отвезут и помогут обустроиться на новом месте. А там с людьми вам поможем, и заживет вновь деревня Варенцовка. Назло всем смертям! – проговорил убежденно Иванцов.


– Обустраиваться мне недолго. Всё хозяйство моё – один чемодан и еще котенок и щенок. И всё. Но за помощь спасибо огромное – поблагодарил своего собеседника Федор.


– И вот еще. Похоже, банда может снова туда пожаловать. Поговорил я с женщиной из села, уцелевшей после бандитской расправы, так она рассказала о том, что бандиты всех расспрашивали насчет клада какого-то таинственного. Она не знает, что бандиты смогли узнать, но то, что они перебили всех жителей села это не совсем обычно. Убили бы милиционера и председателя сельского совета – это было бы понятно. Но вот всех – это очень странно. Явно здесь какая-то тайна страшная имеется. Так что смотри там в оба. Дорогой мой соратник по борьбе – сказал с задумчивой улыбкой на лице Иванцов.


– Спасибо за предупреждение. Постараюсь во всем там со временем разобраться – ответил Федор.

***


На следующий день Коромыслова с его небольшим хозяйством переправили бойцы из отряда ЧОН к новому месту жительства. К этому времени районные активисты нашли желающих переселиться в опустошенную бандитским набегом деревню. Так что Варенцовка снова ожила.


И это было хорошо. Места были здесь прекрасные. Кругом лес, поля, и река недалеко. Ветер дует такой теплый, и комаров нет.


Федор увидел одного старичка и спрашивает:


– Нет ли у вас тут домика лишнего пустого? Чтобы там жить можно было. Мне сказали, что где-то здесь дом бывшего местного милиционера есть. Не подскажете, как до него добраться?


Старик говорит:


– Да сколько хочешь! Сами знаете, почему так много пустого жилья то осталось. Хозяева ушли в иные, лучшие небесные жилища. А свои дома оставили. И огороды. И даже кур кое-где, есть и другая живность. Выбирай себе любой дом и живи. Только вот дом милиционера то бывшего не уцелел. Так что присмотрите себе иное жилище. Так вот.


А Федор и сказал:


– Сейчас будем дом выбирать. Пусть каждый по деревне пройдет и посмотрит. А потом мы решим, чей дом лучше.


И стали они смотреть. Каждый ходил и выбирал, что ему больше нравится. А потом они снова встретились. Кот Нэпман и говорит:


– Я такой дом нашел! Весь проконопаченный. И печка там теплая! На полкухни! Пошли туда жить. И огород там шикарный, и хозяйственные постройки капитально сделанные. Просто красота. Хорошие хозяева жили.


Шановный возразил:


– Эка невидаль, печка! Чепуха! Разве это в доме главное? Вот я дом нашел – это дом! Там такой вид из окна на реку – загляденье! И сад отличный. Дров огромное количество припасено.


Дядя Федор говорит:


– Не о том вы оба думаете. Надо, чтобы из дома можно было всю деревню обозревать. Чтобы враг к деревне не подкрался тайком. Потому дом должен быть на возвышении стоять. И окна должны большие. Я как раз нашел такой дом. Крыша красная. И сад с огородом есть. Пошли его смотреть!


И пошли они смотреть. Как только подошли, Шарик кричит:


– Это же мой дом! Я про эту будку говорил.


– И печка моя! – говорит кот. – Я о такой печке всю жизнь мечтал! Когда холодно было.


– Вот и хорошо! – сказал дядя Федор. – Мы, наверное, и в самом деле лучший дом выбрали.


Осмотрели они дом и обрадовались. Все в доме было. И печка, и кровати, и занавески на окнах! И котелки разные на кухне были, чугунные. И в огороде все было посажено. И картошка, и капуста. А в сарае удочка была.


И сразу же Федор, пес и кот начали дом в порядок приводить. Паутину сметали, мусор выносили, печку чистили. Особенно кот старался: он чистоту любил. Он с тряпкой на все шкафы, под все диваны залезал. Дом и так был не очень грязненький, а тут совсем заблестел.


А от Шановного пользы мало было. Он только носился, лаял от радости и чихал во все углы. Федор не выдержал и послал его в огород картошку окучивать. И пес так заработал, что только земля летела во все стороны.


Весь день они так трудились. И морковь пропололи, и капусту. Ведь они сюда жить приехали, а не в игрушки играть. К вечеру Федор взял удочку и пошел рыбу ловить. А кот с Шановным печку истопили и воды принесли. Потом они поели, дождались возвращения Федора с реки, и спать легли. Очень им в этом доме понравилось.


На другое утро Коромыслов сел со своими четвероногими друзьями завтракать. После завтрака Федор спросил:


– Расскажите мне, где вы разговаривать научились, мои дорогие друзья. Раньше я подумывал, что это со мною болезнь, какая медицинская мозговая приключилась. Но вижу, что вроде здоров я, как бык. Так что хочу узнать, где вы так хорошо говорить научились.


– Матушка моя дачу охраняла одного профессора, – отвечает пес, – который язык зверей изучал. Вот я у него и выучился.


– Это, наверное, мой профессор! – кричит кот. – Семин Иван Трофимович! У него еще была жена, двое детей и бабушка с веником. И он все словарь составлял «Русско-кошачий».


– «Русско-кошачий» словарь не знаю, а «погранично собачий» составлял. А бабушка теперь уже не с веником. Ей метелку купили – не моргнув глазом соврал Шановный.


– Все равно это мой профессор, – говорит кот. – Чем хочешь, поклянусь! Так всё и было.


– А где же он сейчас? Профессор ваш куда делся? – спрашивает Федор. – Вы, почему с ним, с таким хорошим вашим другом расстались? Какие такие у вас были причины для этого? И почему это вы вдруг на бандитской малине оказались?


– А ученый старик наш в Африку уехал. В командировку. Его сам Калинин отправил в командировку. Язык слонов изучать. А я с бабушкой остался. Только мы с ней характерами не сошлись. Я люблю, когда у человека характер веселый. А у нее наоборот – тяжелый характер. Вот она меня и отдала своему знакомому, а тот меня вообще из дому прогнал – с честным выражением на физиономии ответил Шановный.


– Это точно, – поддерживает кот, – и характер тяжелый, и веник тоже был жутко тяжелый. И я так же точно попал к знакомому бабушки нашего профессора. Выкинул он меня из дома. Почти сразу же, как меня ему отдали. Потом меня на улице подобрали какие-то хулиганы, посадили в корзиночку, а там уже находился пан Шановный. Хулиганы эти и отнесли нас на бандитскую малину. Так и оказались мы в корзинке на бандитской базе.


– Ну что? Доволен объяснением товарищ Коромыслов? – спрашивает пес. – Или арестуешь нас? Ты это честно нам ответь, мы животные свои, не обидимся. Мы многое уже в своей собачей-кошачьей жизни уже повидали. Если что мы готовы к любому твоему решению.


– Чую врете вы всё. Ох, обманываете меня. Всей правды не рассказываете, темните. Но в тоже время чувствую, что вы не враги советской власти. Потом вы же помогли советской власти в уничтожении бандитского заговора. Так что вы теперь звери заслуженные. Были бы вы людьми, вам бы именное оружие бы за такое дело бы выдали. Ну да ладно. Судьба у вас явно тяжелая. Может, есть за вами какие грехи. И всё равно я вам доверяю, – отвечает дядя Федор. – Да и как вас арестуешь то? В любом случае вы аресту не подлежите по закону. Так что не будем никого арестовывать. Будем дружно жить тут и друг другу помогать. Втроем веселее нам будет. Так что так!


– Ты ничего такого не думай про меня, Федор – говорит пес. – Я из простых собак. Не из дворян, тьфу ты, в смысле не из породистых собак. Я полностью привержен советской власти, а товарища Сталина люблю, словно родного отца.


– А я и ничего такого и не думаю, и я тоже товарища Сталина люблю, как родного отца, или даже больше – отвечает Федор.


– Очень приятно, когда вместе собираются подлинные идейные сторонники советской власти. Так мы точно к победе социализма и коммунизма окончательной придем под мудрым руководством товарища Сталина и нашей большевистской партии коммунистов – говорит Шановный и кланяется. Сразу видно, что он воспитанный. Из хорошей семьи пес. Только запущенный.


– А меня Федор хоть и зовут Нэпман, но сам я чисто за коммуну и за товарища Сталина, – сказал кот. – Так что мы наши. Как бог свят, мы наши. Энгельсом и Карлом Марксом клянусь! Век воли не видать! В смысле – слава интернационалу, слава товарищу Сталину верному ученику и продолжателю дел великого Ленина!


– Какой ты молодец, Нэпман! – с улыбкой отвечал Федор. – Но хватит разговоров, давайте завершать завтрак, дел у нас сегодня впереди много предстоит сделать.


После завтрака они все вместе на речку отправились прогуляться, окрестности села осмотреть. Дошли до берега, прошли вдоль него. Потом они домой пошли по тропинке под солнышком. А навстречу им какой-то дядя бежит. Румяный такой, в шапке. Лет пятидесяти. Остановился дядя и спрашивает:


– Это вы товарищ начальник? Я вас тут уже целый час разыскиваю. Где вы расположились, по какому адресу?


Дядя Федор отвечает:


– А вы, почему спрашиваете? Вы, случайно, не из милиции? Кто вас к нам подослал? Уж не бандиты ли случаем? Какие у вас с собой документы имеются?


– Нет, я не из милиции, – отвечает дядя. – Вот мои документы. Я из почты. Я почтальон тутошний – Печенный. Обо мне вас должны были информировать. Вот я подошел к вам, узнать, что и как. Потому что я все должен знать. Чтобы письма разносить и газеты. Вы, например, что выписываете или что будете выписывать?


– Я позже к вам с подпиской подойду, – говорит Федор. – Вы мне лучше сейчас расскажите историю про клад. И про то, какие проблемы были у жителей деревни с вожаками банды.


Печеный слегка вздохнул и начал свой рассказ:


– Тут такое дело. В революцию, старшие дети местного помещика, братья Антон и Дмитрий, были на фронте. Они служили офицерами в кавалерии. Хорошо служили, были награждены не раз, я о них даже в газете читал. Про их подвиги. Но вот когда начались беспорядки в столице, когда царя скинули, жители деревни между собой решили разорить дворянское гнездо своего бывшего барина. Как решили, так и сделали. Собрались почти все гурьбой, и пошли громить барские хоромы. А между тем семья была у помещика большая, детей много у них было. Потом с ними жил их дядюшка. Да и слуги верные с ними же жили, работали по хозяйству, помогали детей расти. И вот. Короче, никто из них не спасся в тот день, когда крестьяне напали на поместье. Всех убили до одного человека. Без всякой жалости.


Вздохнув, Печеный продолжил рассказ:


– А причиной всему была жадность человеческая, обуяла она крестьян нашего села, как сумасшествие. Всё, почему то произошло тогда? Потому, что о богатстве нашего помещика ходили раньше легенды в этом краю. Всюду было известно о том, что нет человека более богатого в округе, чем помещик Васильцев. Он был богатейшим землевладельцем в этих краях. Жили они исключительно богато.


– А откуда такие сумасшедшие богатства то были у этого самого помещика? – поинтересовался Коромыслов. – Ведь помещиков то должно было быть в ваших местах много.


Мужчина сразу же ответил на поставленный вопрос:


– Владели они лучшими землями в округе. Кроме того поговаривали о том, что вел помещик большую тайную торговлю контрабандным товаром. Были у него свои пароходы, которые возили товар из-за моря прямо по реке, до пристани в Белокитеже. Рассказывали люди на полном серьезе, про то, что они лично видели своими собственными глазами. О подвалах говорили, доверху набитых сундуками полными золотых монет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6