Протоиерей Александр Соколов.

Библия для детей. Священная история в простых рассказах для чтения в школе и дома. На основе текста протоиерея Александра Соколова



скачать книгу бесплатно

Иаков умер и был погребен в земле ханаанской.

После смерти отца братья стали бояться Иосифа. Они боялись, чтобы он не отомстил им теперь за то, что они когда-то поступили с ним так дурно. Иосиф же сказал им: «Не бойтесь! Вы думали тогда сделать мне зло, но Господь обратил это в добро».

Наконец умер и Иосиф ста десяти лет от роду. Перед смертью он взял обещание с братьев, что они похоронят его подле отца, в земле ханаанской.

Иосиф был невинен и простосердечен, никогда никого не обманывал, всегда говорил правду, хотя за правду пришлось ему пострадать от своих злых братьев. Он был честен и не захотел обманывать своего господина. Он имел доброе сердце и не был злопамятен. Недобрые братья обижали его, хотели убить и продали в рабство, но он не мстил им; он не переставал их любить и делал им много добра. Он не стыдился сказать царю и всем придворным, что его отец простой пастух.

Бывает и сегодня, что некоторые из вас стыдятся своей бедности. Сохрани вас Бог, дорогие друзья, от того, чтобы стыдиться своих простых и бедных родителей. Берите пример с Иосифа, как он любил и почитал своего отца.

Иов и его страдания

В одной стране, в Аравии, жил добрый и благочестивый человек, которого звали Иов. Он был очень богат. У него было много разного скота – и мелкого, и крупного: было семь тысяч овец, три тысячи верблюдов, тысяча быков и коров, и пятьсот ослов. Много было у него и слуг, которые пасли его стада, работали в поле и прислуживали ему дома. У него была жена, семь сыновей и три дочери. Дети его жили очень дружно между собой и каждый день ходили друг к другу в гости, потому что они любили друг друга и никогда между собой не ссорились и не бранились. Хорошо, когда братья и сестры любят друг друга и живут дружно.

Итак, Иов был богат и счастлив.

Теперь вспомните, мои дорогие, кто соблазнил Еву сорвать и съесть яблоко с дерева, плодов с которого Бог не велел есть? – Диавол. – Он всегда завидует, когда человек живет хорошо. Ему досадно, когда человек живет хорошо. Ему досадно, когда человек благочестив, и счастлив. Он хотел бы, чтобы люди были и злы, и несчастны.

И, может быть, он бы добился своего, если бы не защищал нас Господь, без воли Которого диавол ничего не может сделать. Кроме того, нас защищают от диавола и добрые Ангелы Божии. У каждого есть невидимый для нас Ангел-хранитель, который всегда находится рядом.

Однажды Ангелы явились пред Богом. Вслед за ними сюда же пришел и диавол. «Где ты был?» – спросил его Бог. «На земле», – отвечал диавол. «А знаешь ли ты Иова? – спросил Бог. – Вот добрый, благочестивый человек!» – «Хорошо ему быть добрым, – сказал диавол, – когда Ты дал ему и счастье, и богатство. Пошли ему какое-нибудь горе, тогда он не будет молиться, будет роптать и бранить Тебя». Бог позволил диаволу испытать Иова, отнять у него и богатство, и детей, только самого не трогать.

А Иов ничего не знает, не ждет никакой беды. Спокойно сидит он дома, а все его дети пошли в гости к своему старшему брату.

Вдруг прибегает к Иову работник и в испуге говорит: «Господин! Мы были в поле: вдруг напали на нас разбойники и угнали всех волов, на которых мы работали, и ослов, которые гуляли на траве.

Кроме меня, всех убили; мне только одному удалось убежать от них».

Не успел еще этот работник окончить рассказ, как бежит к Иову пастух и кричит: «С неба упал огонь и сжег всех твоих овец и всех пастухов; я только один остался цел».

Не окончил еще пастух говорить, как прибегает сторож и рассказывает: «Мы стерегли твоих верблюдов; вдруг на нас с трех сторон наскочили разбойники, угнали всех верблюдов, а сторожей убили. Я успел убежать от этих разбойников».

За сторожем бежит слуга и говорит Иову: «Твои сыновья и дочери были в гостях у старшего брата. Вдруг поднялся страшный ветер и свалил дом, где они были. Их всех задавило до смерти. Я один остался жив».

Иов встал, разорвал свою одежду, велел остричь себе волосы, упал на землю и сказал: «Ничего у меня не было, когда я родился, ничего не имею и пред смертью. Бог дал, Бог и взял! Да будет благословенно имя Господне! За все благодарю Бога».

Утром еще Иов был богат, счастлив, радовался на своих скромных детей, а вечером он уже нищий и плачет о своих детях. Но он не роптал, не жаловался на Бога и не согрешил, как того добивался диавол.

Опять Ангелы явились пред Богом. Опять сзади их стоял диавол. И говорит ему Бог: «Видишь, Иов не жалуется, а по-прежнему любит Меня и молится». – «Ему ведь не больно, – отвечает диавол. – А пошли на него болезнь, тогда он не утерпит и будет бранить Тебя». – «Позволяю тебе и с самим Иовом сделать, что хочешь, только чтобы он остался жив», – сказал Господь диаволу.

И постигла Иова жестокая болезнь, проказа. Все тело его с головы до ног покрылось нарывами и ранами. Везде болело и чесалось так, что Иов брал осколок от разбитого горшка и чесал им свое тело. Раны его очень болели и испускали неприятный запах. В довершение ко всему Иова выслали из города, чтобы болезнь не пристала к другим жителям.

И вот Иов, которого, пока он был богат, все уважали и которому все кланялись, брошен всеми и сидит за городом на навозной куче. Одна только жена не оставляла его, но и той надоели стоны Иова, и той показался отвратительным запах от его ран. Однажды она сказала Иову: «Ты все еще остаешься благочестивым. Ну, помогает ли тебе благочестие? Скажи против Бога какое-нибудь дерзкое слово, и Он накажет тебя смертью. Лучше умереть, чем так мучиться». – «Что ты, жена? – сказал ей Иов, которого очень обидели ее слова. – В своем ли ты уме? Ведь ты говоришь, как безумная. Нам нравилось, когда Бог посылал нам богатство и счастье. Потерпим и горе, какое нам послал Бог».

Были у Иова три друга. Они пришли навестить его. Жаль им стало Иова, когда они увидели его; взглянули на его лицо и испугались. Лица совсем не видно: и щеки, и нос, и лоб, все было покрыто нарывами. Целую неделю они сидели с ним и молчали. Они не знали, чем утешить Иова. Наконец у Иова не хватило сил терпеть, и он сказал: «Зачем я родился на свет? Ужели затем, чтобы так страдать? Лучше бы мне совсем не родиться». Тогда друзья Иова сказали ему, что Бог не напрасно же послал на него такую болезнь, что, верно, у него много грехов, за которые Бог его наказывает. Обидно было доброму, благочестивому Иову, который не сделал ничего худого, слышать такие упреки от своих друзей, и он просил Бога, чтобы Он Сам явился и показал этим людям, что он, Иов, ничего худого не сделал. Бог явился друзьям Иова и велел им просить у Иова прощения за то, что они напрасно обидели его.

Вот как терпелив был Иов! Он лишился богатства, потерял детей, подвергся самой ужасной болезни, терпел обиды от всех, даже от своей жены и самых близких друзей! Но Иов ни разу не роптал, не жаловался на Бога, все переносил терпеливо и не сказал против Бога ни одного грубого слова.

Бог видел терпение Иова, видел, что Иов любит Его и в несчастии, и в болезни, и наградил Иова.

Иов выздоровел, и у него опять родились семь сыновей и три дочери. И верблюдов, и волов, и овец, и всякого богатства Бог послал ему вдвое. После болезни он прожил еще сто сорок лет.

Рабство израильтян

Все двенадцать сыновей Иакова были женаты, и Господь даровал им много детей. Когда эти дети выросли, то, в свою очередь, также женились, и им Господь тоже послал детей. Таким образом, от двенадцати сыновей Иакова образовался большой-большой народ. Все эти люди вместе и назывались сынами израилевыми.

Сначала сынам израилевым хорошо было жить в Египте. Египетские цари помнили, какую услугу оказал им Иосиф.

Потом, когда Иосиф умер и его забыли, израильтянам приходилось очень плохо в Египте.

Новый фараон думал: «Если израильтяне будут все размножаться, то они под конец произведут бунт и выгонят нас».

Скоро он придумал средство, чтобы израильтяне не размножились. Именно, он стал задавать очень много работы, чтобы замучить их. Они должны были работать на полях, строить дома и города. Их заставляли делать и обжигать кирпич, тесать и таскать камень для построек. Это была тяжелая работа! При них была целая толпа надсмотрщиков, и если кто не оканчивал вовремя свою работу, того тут же били палкой. Эти надзиратели постоянно караулили, чтобы усталый израильтянин не зевал по сторонам, не оглядывался назад. Надсмотрщиками были весьма жестокие люди.

Итак, израильтянам жить было очень, очень тяжело. Но это все-таки нисколько не помогло фараону. Израильтян или, как их иначе называют, евреев становилось все больше.

Это чрезвычайно сердило фараона, и он придумывал, что бы ему сделать.

Однажды он приказал призвать к себе повивальных бабок и приказал им: «Если у евреев будут рождаться мальчики, то умерщвляйте их; девочек оставляйте жить».

Но эти добрые женщины думали про себя: «Это ужасный грех, умерщвлять бедных мальчиков». Они боялись Господа больше, чем царя, и потому не исполнили приказания фараона.

Когда фараон узнал, что повивальные бабки ему не повинуются, он дал всем египтянам следующее приказание: «Всякого новорожденного у евреев сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых». И египтяне исполняли это. Какое горе было матерям и как им приходилось рыдать и плакать, когда злые люди приходили, вырывали из их рук детей и бросали в воду!

Детство Моисея

Жили в то время в Египте двое израильтян, муж и жена. Оба они были люди благочестивые. Господь даровал им мальчика, премилого ребенка. Чтобы мальчик не попался в руки злых египтян, мать спрятала его. У нее был в доме уголок, куда никто не заглядывал. Долгое время все шло хорошо. Но когда мальчику исполнилось три месяца, голосок его стал звонок, и кричал он иногда очень громко. Тогда матери стало страшно. Она думала: «Если египтяне когда-нибудь услышат, что плачет дитя, они придут сюда, отыщут его и отнимут у меня. Что я стану тогда делать?»

Наконец она придумала вот что. Сплела она корзиночку ровно такой величины, какой было дитя; снаружи обмазала ее смолой, чтобы вода не попала в середину корзинки, а сверху оставила дырочку, чтобы мог проходить воздух и ребенок не задохнулся. Когда корзиночка была готова, мать положила в нее мальчика, взяла ее и тихонько вышла из дома. За нею следом пошла сестра мальчика. Мать пришла к большой реке, которая протекала недалеко от их дома. Эта река называется Нилом. Тут поставила она корзиночку с мальчиком в воду между камышами, спрятала ее так, что никто не мог ее найти, и вернулась домой. Сестра же осталась сидеть на берегу реки и смотреть за тем, чтобы не случилось с корзинкой чего худого. Сестре жаль было своего маленького брата, и она была очень внимательна. Ей, быть может, и очень хотелось поиграть с другими детьми, но она думала: «Нет, я должна смотреть за своим братцем».

Через некоторое время на берег реки пришла царевна, дочь царская, со своими служанками и хотела купаться. Вдруг она увидела в тростнике корзиночку. «Что это там за корзиночка? – сказала царевна служанкам. – Принесите ее сюда!» Тогда служанка принесла корзиночку, поставила ее перед царевной, открыла, и тут все увидели маленького мальчика.

Доброй царевне стало жаль бедного ребенка.

«Это, – сказала она, – вероятно, дитя какой-нибудь израильтянки?» Как только царевна сказала эти слова, к ней подошла сестра мальчика и сказала: «Не угодно ли вам кормилицу для этого ребенка? Я найду».

«Хорошо, найди», – сказала царевна. Тогда девочка побежала домой и привела свою мать. Царевна не знала, конечно, что это была мать ребенка. «Возьми, – сказала она женщине, – этого мальчика к себе и вскорми мне его. Когда же он вырастет, то приведи его ко мне, и я награжу тебя за это».

Мать радовалась тому, что ее любимец будет снова с ней. Теперь ни один человек не посмеет причинить ему вреда.

Когда мальчик вырос, мать отвела его к царевне. Царевна взяла его к себе и любила его, как сына. Она назвала его Моисеем, что значит «из воды извлеченный». Моисею было очень хорошо у царевны. Она многому учила его, отчего он стал очень умным человеком.

Бегство Моисея

Когда Моисей вырос, то он часто посещал несчастных израильтян, которым жилось очень плохо. Он ходил и туда, где они работали. Несмотря на то, что Моисей вырос при дворе в роскоши, он любил своих земляков, народ еврейский.

Однажды он увидел, как один из смотрителей немилосердно бил еврея. Моисею стало жаль своего земляка, и он сильно разгневался на египтянина. Оглянувшись направо и налево и заметив, что никто не смотрит, он убил египтянина. Затем тотчас же вырыл яму в песке и закопал его.

На другой день Моисей опять пошел на поле и увидел, как два еврея бранились и дрались между собой. «Зачем же ты бьешь другого?» – сказал Моисей обижающему. Еврей отвечал ему на это: «Какое тебе до этого дело? Не хочешь ли ты убить и меня так же, как убил вчера египтянина?» Моисей испугался и подумал про себя: «Каким же образом стало это известно? Я думал, что этого никто не видел».

Вскоре узнал и фараон, что Моисей убил египтянина. В наказание за это фараон хотел лишить жизни Моисея. Узнав об этом, Моисей бежал в другую землю, где фараон уже не мог найти его. Идя по чужой земле, Моисей однажды сел у колодца отдохнуть. В это время пришли к колодцу дочери тамошнего священника. Они зачерпнули воды и налили в корыто, чтобы напоить своих овец. Но пришли пастухи и хотели прогнать их. Тогда Моисей, который всегда заступался за слабых, защитил этих девиц и напоил овец их.

Когда девицы пришли домой и рассказали обо всем отцу, тот пригласил Моисея к себе, и остался он жить у этого священника и пасти его стада. А через некоторое время Моисей женился на одной из его дочерей, Сепфоре.

Призвание Моисея

Однажды Моисей пас своих овец в пустыне и взошел на одну гору, которая вся была покрыта кустарниками. Вдруг ему показалось, что горит целый куст. Но, чудо! При этом не сгорела ни одна веточка, не поблек ни один листик. Увидев это, Моисей сказал: «Пойду туда и посмотрю, отчего этот куст не сгорает». Но едва он сделал несколько шагов, как услышал голос из горящего куста. Кто-то говорил: «Моисей, Моисей, не подходи сюда. Сними прежде обувь с ног твоих, потому что место, на котором ты стоишь, есть святое место». И далее голос говорил: «Я Бог отцов твоих, Бог Авраама, Исаака и Иакова».

И далее говорил Господь: «Я вижу, как тяжело израильтянам в Египте. Я слышу вопли их и решил спасти их. Итак, Моисей, иди в Египет и выведи из Египта народ Мой, детей Израиля, и введи в землю ханаанскую, где течет мед и молоко».

Услышав, что ему нужно идти в Египет, и даже к фараону, Моисей сказал: «Я слаб для этого».

Господь сказал: «Я буду с тобой».

Моисей же снова сказал: «Господи! Если я приду, мне никто не поверит, что Ты послал меня, и скажут: „Господь не посылал тебя“».

Тогда Господь спросил Моисея: «Что у тебя в руке?»

«Жезл», – отвечал Моисей. «Брось его пред собой на землю!» Моисей бросил жезл на землю, и из жезла образовалась большая-пребольшая змея. Моисей испугался и хотел бежать. Но Господь сказал: «Протяни руку твою и возьми змею за хвост».

Моисей сделал это, и, как только он взял рукой змею, из нее сделался опять жезл. «Видишь, – сказал Господь, – если ты придешь в Египет и тебе не будут верить, то сотвори только чудо с жезлом и змеею, и все поверят, что Я послал тебя. Если же и после этого не поверят тебе, то вот другое чудо».

«Всунь руку в пазуху свою!» Моисей сделал это. Когда он вынул из-за пазухи свою руку, то она вся была покрыта нарывами.

«Всунь ее снова в пазуху!» – сказал Господь. Моисей исполнил это. «Вынь ее теперь», – сказал Господь. Моисей исполнил и это. Когда же он ее вынул снова, она оказалась такой же чистой и здоровой, как и другая рука.

«Видишь, – сказал Господь, – если они не поверят тебе после первого чуда, то уж непременно поверят после того, как ты совершишь пред ними это другое чудо с рукой. Если же они не поверят и после того, тогда соверши пред ними третье, которое Я сейчас покажу тебе: возьми воды из реки и вылей ее на сухую землю; как только ты сделаешь это, вода превратится в кровь».

Но Моисей все еще не решался принять на себя столь великое дело. Он сказал Господу: «Господи! Я не могу хорошо говорить, я косноязычен».

Господь сказал ему: «Кто дал уста человеку? Не Я ли? Иди, – Я разверзу тебе уста и научу тебя, что ты должен говорить».

Моисей и еще начал было отказываться и говорить: «Выбери кого-нибудь способнее меня и его пошли».

Тогда Господь разгневался и сказал: «Разве Я не знаю, что брат твой Аарон может говорить очень хорошо? Он выйдет к тебе навстречу и будет говорить все вместо тебя. Ты должен будешь только сказать ему, что он должен говорить».

Теперь только Моисей обещал повиноваться и идти в Египет. Но прежде он пошел все-таки к священнику, тестю своему, простился с его семейством, взял было свою жену и детей, но на пути вернул их обратно и один отправился в Египет.

На дороге он встретился с братом своим Аароном, жившим в египетской земле.

Наказание египтян

Моисей и Аарон передали сначала волю Господню старейшинам народа израильского. Затем они пошли к царю и сказали ему: «Господь Бог израилев велел сказать тебе, чтобы ты отпустил израильтян из Египта».

Фараон разгневался и сурово отвечал: «Что это за Господь? Я не знаю никакого Господа, Который бы мог что-нибудь приказывать мне. Я царь! Израильтяне не смеют уходить!»

Мало этого, царь призвал приставников над евреями и приказал, чтобы евреям не давали соломы для обжигания кирпичей. Видите ли, в Египте дров мало, и печи, в которых обжигался кирпич, топились соломой.

Евреям перестали давать солому – они сами должны были собирать ее, а кирпичей делать по-прежнему не меньше. И стало евреям еще тяжелее.

Чтобы убедить фараона в том, что Господь действительно послал его, Моисей совершил пред его глазами чудеса, но фараон оставался при своем и не отпускал израильтян.

Тогда Господь начал поражать египтян тяжкими бедствиями, или казнями, наказаниями.

Первая казнь, первое бедствие постигло египтян: Моисей ударил своим жезлом по реке, и вся вода в реке, в озерах, в ручьях сделалась кровью. Рыба в такой воде погибла, и эту воду, обратившуюся в кровь, конечно, нельзя было пить.

Вторая казнь. Прошла целая неделя, и Моисей велел Аарону поднять жезл над водой. И что же? Из рек, из озер, из прудов, из всех щелей полезли жабы и лягушки. Они вползали в дома, в спальни, в печи, в горшки с кушаньем, забрались и во дворец к фараону. Тогда он позвал Моисея и просил удалить лягушек и за это обещал отпустить евреев. Моисей помолился Богу, и Бог прекратил казнь; фараон же обманул Моисея – не отпустил евреев.

Третья казнь. Моисей велел Аарону ударить жезлом по пыльной дороге, и вся пыль обратилась в мошек. Это очень маленькие, но злые и сильно кусающиеся мухи.

Четвертая казнь. Появились слепни, большие мухи, у которых такое острое жало, что они прокусывают даже лошадиную кожу. И на улицах, и в домах, и во дворце появились слепни и сильно кусали людей. Но кусали слепни только египтян, а в том месте, где жили евреи, не было ни одного слепня. Опять призвал фараон Моисея, опять обещал отпустить евреев и опять обманул.

Пятая казнь. У египтян погиб весь скот – коровы, овцы, волы. У евреев же не погибло ни одной овечки. Но фараон все упрямился и не отпускал евреев.

Шестая казнь. Моисей пришел к фараону, взял полную горсть сажи и бросил на воздух. И тут же на людях и на животных появились нарывы, от которых им было очень больно. Евреи и их скот оставались здоровыми. И после этого Фараон не отпускал евреев даже и на три дня в пустыню, куда они просились, чтобы принести жертву Господу.

Седьмая казнь. Через два дня Моисей при всем народе поднял посох к небу, и сделалась гроза: гремел страшный гром, блистала ослепительная молния, и пошел такой сильный и крупный град, что побил и траву, и скот, и людей, и деревья. У евреев ничего подобного не было; они спокойно ходили по своей земле. Фараон призвал Моисея и Аарона. «Праведен Господь, – сказал он, – а я и народ мой виновны. Помолитесь Господу, – пусть прекратятся гром и град. Я отпущу евреев». Кончился град. Но фараон не сдержал свое слово.

Восьмая казнь. Моисей протянул посох, и появилась саранча – прожорливое насекомое, которое поедает и траву, и хлеб, и листья. Летела саранча так густо и ее было так много, что не было видно солнца, как будто его закрыли тучи. Все, что на полях и на деревьях уцелело от града, съела саранча. Фараон снова призвал Моисея и Аарона и просил их молить Бога, чтобы Тот отвратил сию казнь. Поднялся ветер и унес саранчу, но фараон опять обманул и не отпустил евреев.

Девятая казнь. Моисей поднял руку к небу, и вдруг во всем Египте сделалось так темно, что египтяне не могли видеть друг друга и никому нельзя было выйти из дома. И это продолжалось три дня. В жилищах евреев было светло. Фараон упрямился все более и более и грозил Моисею убить его, если он покажется ему на глаза.

Тогда Господь сказал Моисею: «Теперь Я пошлю такое бедствие на египтян, что фараон непременно отпустит израильтян. В эту ночь умрут все первенцы (старшие сыновья), начиная с первенца фараонова до первенца последней рабыни; в каждом доме будут плакать. А ты поди и скажи израильтянам: в эту ночь каждый отец семейства пусть возьмет ягненка, заколет его и изжарит; кровью этого ягненка пусть сделают крест на косяках и перекладинах дверей своего дома, чтобы Я, когда буду поражать первенцев египетских, мог видеть, где живут израильтяне и проходил бы мимо; израильтяне должны быть совсем готовы в путь, одеты в дорожное платье, подпоясаны, обуты и с посохами в руках, чтобы можно было тотчас же идти в дорогу, как только фараон позволит».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7