Питер Бретт.

Трон черепов



скачать книгу бесплатно

Но было в ауре аджин’пала кое-что еще, удержавшее от подобной попытки. Он был готов к нападению и встретил бы его лоб в лоб, но Пар’чина одолевал образ: алагай, пляшущие на фоне горящего мира.

Его страхи сбудутся, если они не придут к согласию.

Джардир длинно выдохнул, принимая свой гнев и выпуская его с воздухом. Пар’чин на другом краю комнаты не шелохнулся, но его аура расслабилась, подобно шаруму, опускающему копье.

– Какая разница, – произнес наконец Джардир, – кто такой Эверам – великан в небесах или имя, которым мы нарекаем честь и отвагу, позволяющие нам выстоять в ночи? Если человечество должно действовать как одно целое, должен быть вождь.

– Как мозговой демон у трутней? – уточнил Пар’чин, надеясь заманить Джардира в логическую ловушку.

– Именно так, – отозвался Джардир. – Мир алагай всегда был тенью нашего.

Пар’чин кивнул:

– Да, войне нужны полководцы, но они должны служить людям, а не наоборот.

Теперь вскинул брови Джардир:

– По-твоему, я не служу моим людям, Пар’чин? Я не андрах, жиреющий на троне, пока мои подданные истекают кровью и голодают. В моих владениях нет голода. Нет преступлений. И я выхожу в ночь лично, чтобы обезопасить народ.

Пар’чин издевательски и резко рассмеялся. Джардиру было впору оскорбиться, но его остановило неверие в ауре Пар’чина.

– Вот потому-то это и важно, – сказал Пар’чин. – Потому что ты искренне веришь в такое демоново дерьмо! Ты пришел в края, тебе не принадлежавшие, убил тысячи мужчин, изнасиловал их женщин, поработил их детей и считаешь, что душа твоя чиста, ибо их священная книга чуточку отличается от твоей! Ты охраняешь их от демонов, но цыпленок на разделочной колоде не называет мясника Избавителем за то, что он не подпускает лису.

– Близится Шарак Ка, Пар’чин, – возразил Джардир. – Я превратил этих цыплят в соколов. Теперь мужчины Дара Эверама сами защищают своих женщин и детей.

– Как и жители Лощины, – заметил Пар’чин. – Но они делают это, не убивая друг друга. Ни одна женщина не изнасилована. Ни один ребенок не вырван из материнских рук. Мы не стали демонами, чтобы сражаться с ними.

– Значит, вот кем ты меня считаешь? – осведомился Джардир. – Демоном?

Пар’чин улыбнулся:

– Знаешь, как тебя называет мой народ?

«Пустынным демоном».

Джардир много раз слышал это прозвище, хотя произносить его открыто осмеливались только в Лощине. Он кивнул:

– Твои люди глупы, Пар’чин, как и ты, если уравниваешь меня с алагай. Ты, может быть, не убивал и не насиловал, но и не выковал единства. Ваши северные герцоги грызутся за власть, даже когда перед ними разверзается бездна, готовая исторгнуть полчища Най. Най не заботит твоя мораль. Най не разбирает, кто невинен, а кто продажен. Ей дела нет даже до Ее алагай. Ее цель – стереть все начисто и начать заново. Твой народ живет дольше ожидаемого, Пар’чин. Это время одолжено вам до дня Шарак Ка, когда ваша слабость превратит вас в мясо для Недр.

Тогда вы возжелаете тысячи убийств, тысячи тысяч, если они понадобятся для подготовки к битве.

Пар’чин печально покачал головой:

– Ты похож на коня с шорами на глазах, Ахман. Ты видишь только то, что поддерживает твои убеждения, и не смотришь на остальное. Най все равно потому, что Ее, будь Она проклята, не существует.

– Слова не дела, Пар’чин, – возразил Джардир. – Слова не могут убить алагай или прервать бытие Эверама. Одними словами не удастся, пока не поздно, объединить нас всех для Шарак Ка.

– Ты говоришь о единстве, но не понимаешь смысла этого слова, – сказал Пар’чин. – То, что ты называешь единством, я называю господством. Рабством.

– Я говорю о единстве цели, Пар’чин, – ответил Джардир. – Все должно подчиниться одной цели – избавить Ала от демонов.

– Единства нет, если оно держится на одном человеке. Все мы смертны.

– То единство, которое я принес, будет не так-то легко отвергнуть, – сказал Джардир.

– Неужели? – откликнулся Арлен. – Я многое узнал в Даре Эверама, Ахман. Не северные герцоги враги твоего народа. Твои дама не пойдут за Джайаном. Твои шарумы не пойдут за Асомом. Никто не пойдет за Инэверой, а твои дамаджи перебьют друг друга, едва сядут за общую трапезу. Никто не усидит на троне без гражданской войны. Твое драгоценное единство рассыплется, как песочный замок.

Джардир сжал челюсти. Зубы заныли, когда он ими скрипнул. Конечно, Пар’чин прав. Инэвера была умна и могла какое-то время поддерживать порядок, но он не мог позволить себе длительное отсутствие – иначе его закаленная армия обратится против самое себя в условиях только начавшегося Шарак Ка.

– Я еще не мертв, – произнес Джардир.

– Нет, но скоро не вернешься, – сказал Пар’чин.

– Посмотрим, Пар’чин. – Джардир без предупреждения воспользовался короной, изо всех сил Втянув магию Пар’чина. Аура Пар’чина, застигнутая врасплох, потрясенно взорвалась, а затем деформировалась, когда Джардир впитал добычу.

Сила пронеслась по телу Джардира, сшивая мышцы и кости, наполняя его мощью. Он напрягся – бинты на торсе разорвались, гипс на ногах разлетелся. Он спрыгнул с кровати и в мгновение ока пересек комнату.

Пар’чин сумел отреагировать вовремя и принял защитную стойку, но это была стойка шарума, так как он не прошел подготовку в Шарик Хора. Джардир с легкостью скользнул мимо и произвел захват. Лицо задохнувшегося Пар’чина побагровело.

Но затем он превратился в туман, как в их поединке на скале. Джардир потерял равновесие, когда сопротивление исчезло, но Пар’чин соткался до того, как он грохнулся на пол, схватил Джардира за правые руку и ногу и швырнул через комнату. Он ударился в окно с такой силой, что хрустнули укрепленные магией кости, но меченое стекло даже не треснуло.

От меток тянулся слабый поток магии, и Джардир инстинктивно Втянул ее, используя силу для залечивания костей, прежде чем вспыхнет боль.

Пар’чин испарился с того места, где стоял, и объявился ближе, но Джардир был мудро готов к трюку. Туман еще лишь начал сгущаться, а он уже двигался – увернулся от хватки Пар’чина и нанес два мощных упреждающих удара, пока тот не растаял опять.

Так они боролись несколько секунд: Пар’чин обретал форму и снова исчезал, до того как Джардир успевал нанести ощутимый ущерб, но не мог ударить в ответ.

– В Недра, Ахман! – крикнул он. – На это нет времени!

– Здесь мы сходимся, – ответил Джардир, становясь поудобнее.

Он запустил в Пар’чина единственным в комнате стулом, и сын Джефа предсказуемо растворился, хотя мог легко увернуться.

«Твои силы ослабляют тебя, Пар’чин», – подумал Джардир и прыгнул к лестнице, благо путь был открыт.

– Ты никуда не уйдешь! – прорычал Пар’чин, формируясь вновь и рисуя в воздухе метку.

Джардир увидел, как магия собралась и устремилась к нему, чтобы нанести удар, который сбил бы его с лестницы, как огромный молот. Не имея времени уворачиваться, он принял волну, слабея, чтобы впитать как можно больше.

Но удара-то и не было. Корона Каджи разогрелась и вспыхнула светом, поглощая силу. Не думая, Джардир сам нарисовал в воздухе метку, превратив энергию в молнию чистого жара. Этого хватило бы, чтобы превратить в угли десяток лесных демонов.

Пар’чин поднял руку, Втягивая магию обратно в себя. Джардир, ошеломленный внезапным истощением, уставился на него.

– Мы можем развлекаться так всю ночь, Ахман, – заметил Пар’чин, растаял и вновь появился между Джардиром и лестничным колодцем. – Так ты из башни не выберешься.

Джардир скрестил на груди руки:

– Даже ты не сможешь удерживать меня вечно. Взойдет солнце, и твои демонские трюки и магия хора закончатся.

Пар’чин развел руками:

– Мне и не нужно. К рассвету ты останешься добровольно.

Джардир чуть не рассмеялся, но аура Пар’чина в очередной раз остановила его. Он верил в сказанное. Верил, что его дальнейшие слова поколеблют Джардира, – или не поколеблет ничто.

– Зачем ты принес меня сюда, Пар’чин? – спросил он в последний раз.

– Чтобы напомнить о настоящем враге, – ответил Пар’чин. – И просить твоей помощи.

– С чего мне тебе помогать?

– С того, – ответил Пар’чин, – что нам предстоит захватить мозгового демона и заставить его провести нас в Недра. Пора дать бой алагай.

Глава 2
Вакуум

333 П. В., осень


По возвращении в красийский стан Инэвера времени не теряла. Пока Ашан спокойно отбирал воинов для поисков Ахмана, а остальным приказывал разбивать лагерь, она призвала Аббана в личную приемную в шатре Шар’Дама Ка.

Шарумы уже спрашивали, почему Избавитель к ним не вернулся. Официального объявления ни о самом поединке, ни о его неожиданном финале не было. Но слухи вскоре поползут, и честолюбцы попытаются воспользоваться отсутствием ее мужа. У хитрецов были планы на такой случай, и они станут действовать быстро, как только выяснится, что поиски тщетны. Нетерпеливцы могут отреагировать еще быстрее.

Ясное дело, Аббан понимал это, приближаясь к шатру в окружении ха’шарумов. Даль’шарумы продолжали глумиться над воинами в коричневом, но шпионов-евнухов, которых Инэвера заслала в Аббанов лагерь, нашли мертвыми, и это многое говорило о мастерстве воинов-хаффитов. Она видела и свечение силы в их оружии и оснащении, тщательно замаскированных истертой кожей и краской с целью скрыть отменное качество. Даже элитные Копья Избавителя со щитами и копейными наконечниками из меченого стекла не были экипированы лучше.

«Ты очень вырос, хаффит». Мысль не обрадовала ее, но и не встревожила, как некогда. Неделями раньше она не поняла расклада костей, согласно которому судьба Аббана переплеталась с ее собственной, но теперь все стало ясно. Они были ближайшими, самыми доверенными советчиками Ахмана и еще несколько часов назад считались неприкасаемыми и обладали почти неограниченной властью. Но с исчезновением мужа эта власть в значительной мере испарится. Инэвере предстояло действовать быстро и осторожно, утверждая на его месте Ашана, но, когда бразды правления будут переданы, народ продолжит внимать его, а не ее голосу. Ашан не так мудр и гибок, как Ахман.

Положение Аббана еще хуже. Хотя его ха’шарумы представляли собой внушительную силу, увечному купцу повезет, если он проживет день, после того как враги перестанут бояться гнева Ахмана, который вспыхнул бы, причини они ему вред. Еще недавно мысль о смерти Аббана была ей весьма приятна. Теперь она нуждалась в нем. Хаффит мог исчислить казну до последнего драки, ему были ведомы все долги трона, он мог счесть все зерна в закромах. Более того, Ахман доверял ему замыслы и секреты, которыми не делился даже с дамаджи. Пути передвижения войск. Планы сражений. Цели.

Улыбка жирного хаффита, прохромавшего в приемную, показала, что он знал о ее нужде, да проклянет его Эверам.

За Аббаном маячил великан-телохранитель из ха’шарумов, в последние недели ставший его тенью. Глухой человек, одним из первых откликнувшийся на призыв Избавителя. Оружие перед входом он сдал, но, нависая над плечом хаффита, выглядел не менее грозным. Даже опиравшегося на костыль Аббана нельзя назвать коротышкой, но его телохранитель был на две головы выше.

– Я назначила встречу наедине, хаффит, – сказала Инэвера.

Аббан поклонился низко, сколько позволил костыль с навершием в виде верблюда.

– Приношу извинения, Дамаджах, но у даль’шарумов больше нет Ахмана, способного удержать их на поводке. Вы же не откажете мне в малой толике безопасности? Мой телохранитель глух как камень и не услышит наших слов.

– Даже глухой может слышать, если имеет глаза, чтобы читать по губам, – возразила Инэвера.

Аббан поклонился снова:

– Это так, хотя покрывало Дамаджах, разумеется, препятствует подобному, даже если мой смиренный слуга освоил такое искусство, чего, клянусь Эверамом, не произошло.

Инэвера поверила ему – редкий случай. Ее личные евнухи лишились языков, дабы не выдать ее тайны, и она знала, что Аббан будет ценить человека, который не может подслушать и которого не заставят рассекретить его многочисленные интриги. Но все же лучше не перегибать палку с уступками.

– Он может охранять вход, – сказала Инэвера и, качая бедрами, профланировала к подушкам в дальнем конце покоев.

Аббан никогда не дерзал пожирать ее взглядом, но Дамаджах задалась вопросом: не передумал ли он сейчас, когда не стало Ахмана? Этим можно было бы воспользоваться. Она оглянулась через плечо, но Аббан не смотрел на нее. Он быстрыми жестами подал несколько знаков гиганту, который с бесшумной грацией, не совпадавшей с огромным ростом, встал у двери.

Аббан прохромал вперед и осторожно опустился на подушки напротив Инэверы. Он сохранил приветливую улыбку, но быстрый взгляд на телохранителя выдал его страхи. Он знал, что Инэвера может убить его гораздо быстрее, чем великан пересечет помещение, а ударить Дамаджах побоится даже Глухой. Она могла убить и ха’шарума – сотней способов, не последним из которых стал бы поданный пальцами сигнал ее где-то таившимся собственным телохранительницам Ашии, Миче и Джарвах.

Между ними стоял серебряный чайный сервиз, и от чайника еще шел пар. По ее кивку хаффит разлил и подал чай.

– Своим призывом ты оказала мне честь, Дамаджах. – Аббан уселся на место со своей чашкой. – Могу я узнать причину?

– Хочу предложить тебе защиту, конечно, – ответила Инэвера.

Аббан принял искренне удивленный вид, хотя, разумеется, притворялся.

– С каких пор Дамаджах столь ценит жалкого, бесславного Аббана?

– Тебя ценит мой муж, – сказала Инэвера, – и он разгневается, если по возвращении обнаружит, что ты мертв. С твоей стороны будет мудро принять мою помощь. Кости говорят, что без нее твоя жизнь продлится поистине недолго. Мои сыновья ненавидят тебя даже сильнее, чем дамаджи, а это очень серьезно. И не надейся, что Хасик забыл, кто лишил его мужского достоинства.

Инэвера рассчитывала напугать хаффита. Она уже видела его трусость перед лицом опасности. Но здесь был стол переговоров, и Аббан это знал.

«У Аббана сердце труса, – сказал ей однажды Ахман, – но есть в нем сталь, чтобы утереть нос шаруму, когда начинается торг».

Аббан улыбнулся и кивнул:

– Это так, Дамаджах. Но твое положение не менее ужасно. Как долго дамаджи позволят тебе восседать на высоте семи ступеней без мужа? Женщина, сидящая выше их, – оскорбление, которое они всегда выносили с трудом.

Инэвера скрипнула зубами. Когда в последний раз с ней смел так разговаривать кто-либо помимо мужа? И говорил это хаффит. Ей захотелось сломать нахалу вторую ногу.

Но при всей наглости слова его были справедливы, а потому Инэвера позволила им пролететь над нею ветром.

– Тем больше оснований для нашего союза, – сказала она. – Мы должны прийти к доверию, как наказал Ахман, иначе оба вскоре отправимся одиноким путем.

– Чего ты просишь? – спросил Аббан.

– Ты будешь подчиняться мне, как подчинялся мужу, – ответила Инэвера. – Приносить мне свои расчеты и планы до того, как представить их совету дамаджи.

– А в ответ? – вскинул брови Аббан.

Инэвера улыбнулась за тончайшим лиловым покрывалом:

– Защита, как я и сказала.

Аббан усмехнулся:

– Прости, Дамаджах, но у тебя меньше воинов, чем у меня, и этого все равно окажется недостаточно, если кто-нибудь из дамаджи или твои сыновья решат наконец от меня избавиться.

– На моей стороне страх, – ответила Инэвера. – Сыновья боятся меня. Дамаджи боятся меня.

– Да, они боялись тебя, – согласился Аббан, – но много ли останется боязни, когда на Трон черепов сядет новая задница? Абсолютная власть придает человеку смелости.

– Абсолютной властью обладает лишь Эверам. – Инэвера показала кости. – В отсутствие Ахмана я – Его голос на Ала.

– Добавь три драки, и купишь корзину, – отозвался Аббан.

Расхожее в Красии присловье взбесило Инэверу. Ее мать была корзинщицей и успешно торговала на базаре. Не приходилось сомневаться, что Аббан, контролировавший половину торговых сделок в Даре Эверама, общался с нею, но Инэвера неутомимо обеспечивала своей семье безвестность и, соответственно, безопасность, держа родных вне политики и интриг, которые правили ее миром.

Что это – просто слова или завуалированная угроза? Полезен он или нет, Инэвера без колебаний убила бы Аббана, чтобы защитить близких.

В очередной раз она пожелала уметь, как муж, читать в сердцах мужчин и женщин. Плотные полотняные стены шатра позволяли ей пускай и смутно, но все-таки видеть ауру хаффита, но тонкие колебания и сдвиги красок, которые Ахман прочитывал словно книжную страницу, оставались для нее загадкой.

– Я думаю, ты найдешь мои слова более весомыми, чем тебе кажется, – сказала Инэвера.

– Если ты укрепишь свое положение, – согласился Аббан. – Мы обсуждаем, почему я должен тебе в этом помочь. При дворе Избавителя, Дамаджах, есть не только полные дураки. Возможно, мне не видать той власти, которой я обладал при Ахмане, но все же я могу обрести защиту и выгоду при союзе с другой стороной.

– Я пожалую тебе постоянную должность при дворе, – заявила Инэвера. – Ты будешь узнавать из первых рук о каждой сделке, которую превратишь в способ набить твои бездонные карманы.

– Уже лучше, – ответил Аббан, – но у меня полно шпионов при дворе Избавителя. Больше, чем даже ты сможешь выкорчевать.

– Не будь так самоуверен, – сказала Инэвера. – Но ладно, очень хорошо. Я предложу нечто, от чего даже ты не сумеешь отказаться.

– Неужели? – Аббана, казалось, позабавила эта мысль. – На базаре такие слова расцениваются как угроза, но ты, сдается мне, обнаружишь, что запугать меня не так-то просто.

– Никаких угроз, – возразила Инэвера. – Никакого запугивания. – Она улыбнулась. – По крайней мере, это не для принуждения. Считай мои слова обещанием на случай, если ты нарушишь наш договор.

Аббан усмехнулся:

– Я весь внимание. Что же, по мнению Дамаджах, превыше всего желанно моему сердцу?

– Твоя нога.

– Что? – опешил Аббан.

– Я могу вылечить твою ногу, – сказала Инэвера. – В сию минуту, если хочешь. Проще простого. Ты бросишь костыль в огонь и уйдешь на двух крепких ногах. – Она подмигнула. – Хотя, насколько я знаю хитрого Аббана, ты похромаешь обратно так же, как пришел, и никому не скажешь правды, пока это не окажется выгодным.

На лице хаффита написалось сомнение.

– Если это так просто, почему дама’тинг не вылечили меня сразу? Зачем лишать Каджи воина и оставлять меня хромым?

– Потому что лечение – самая затратная магия хора, – ответила Инэвера. – Тогда у нас не было меченого оружия, чтобы обеспечивать неисчерпаемый запас костей алагай для зарядки целебных заклинаний. Даже сейчас их приходится чистить и обрабатывать, это трудоемкий процесс. – Она провела пальцем вокруг чашки. – Все эти годы мы делали на тебя расклад, проверяя, стоит ли браться за дело. Знаешь, что отвечали кости?

Аббан вздохнул:

– Что я не воин и вложения не окупятся.

Инэвера кивнула.

Аббан покачал головой, разочарованный, но не удивленный.

– Да, ты нашла кое-что, чего я хочу. Не отрицаю, мое сердце томилось по исцелению.

– Значит, ты принимаешь предложение? – спросила Инэвера.

Аббан набрал в грудь воздуха, словно готовясь ответить, но вместо этого задержал дыхание. Через секунду он выдохнул и как бы сдулся.

– Мой отец говаривал: «Не люби ничего настолько сильно, чтобы не оставить это за столом переговоров». Я достаточно хорошо знаю древние предания и понимаю, что за магию всегда приходится платить и цена бывает выше, чем кажется. Я опирался на костыль двадцать пять лет. Он часть меня. Спасибо за предложение, но, боюсь, я вынужден отказаться.

Инэвера раздосадовалась и не нашла причины это скрыть.

– Ты испытываешь мое терпение, хаффит. Если хочешь чего-нибудь – говори и получай.

Победная улыбка Аббана показала, что этой минуты он и ждал.

– Всего лишь несколько простых вещей, Дамаджах.

– Я уже знаю, что там, где замешан ты, ничего простого не бывает, – усмехнулась Инэвера.

Аббан склонил голову:

– В твоих устах это означает все. Во-первых, предложенная тобой защита должна распространяться на моих агентов.

– Разумеется, – кивнула Инэвера. – Если их действия не противоречат моим интересам или не становятся непростительным преступлением против Эверама.

– Сюда же входит защита от тебя, – продолжил Аббан.

– Я должна защищать тебя от себя? – переспросила Инэвера.

– Если мы будем работать вместе, – Аббан не сказал, что будет работать на нее, – то я должен быть свободен в высказываниях, не опасаясь за мою жизнь. Даже если придется говорить вещи, которые ты не захочешь слышать. Особенно в этом случае.

«Она будет говорить тебе неприятную правду», – сказали однажды кости про мать Инэверы. Такого советчика нужно ценить. Вообще говоря, любой другой едва ли важен.

– Договорились, – сказала она, – но, если я откажусь следовать твоему совету, ты в любом случае поддержишь мое решение.

– Дамаджах мудра, – заметил Аббан. – Я верю, что она не будет действовать расточительно, когда я представлю издержки.

– Это все? – осведомилась Инэвера, зная, что нет.

Аббан в очередной раз усмехнулся и снова наполнил чашки. Он вынул из внутреннего кармана жилета флягу и плеснул в чай кузи. Инэвера поняла, что это проверка, ибо Эведжах запрещал крепкий напиток, – и проигнорировала нарушение. Она ненавидела кузи, считая, что зелье делает мужчин слабыми и безрассудными, но тысячи людей прятали под рубахами маленькие бутылочки.

Аббан отхлебнул.

– Иногда у меня могут возникать вопросы. – Он бросил взгляд на мешочек с хора у нее на поясе. – Вопросы, на которые смогут ответить только твои кости.

Инэвера вцепилась в мешочек, защищая его:

– Алагай хора не для людских вопросов, хаффит.

– Разве Ахман не спрашивал их ежедневно?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15