Петр Столпянский.

Путеводитель по Кронштадту: Исторические очерки



скачать книгу бесплатно

Госпиталь (11)

Занимает громадный участок в северо-восточной части Кронштадта. Главное здание госпиталя выстроено в виде буквы П. Оно состоит из трех больших трехэтажных корпусов (до 60 саж. длиной): двух боковых, западного и восточного, расположенных с севера на юг, и одного среднего, соединяющего средины первых двух. В каждом этаже этих двух корпусов имеется по одному длинному центральному коридору, по сторонам которого расположены палаты. Коридоры освещаются только через окна, находящиеся на концах их, и через стекла палатных дверей.

Одной из особенностей морского госпиталя было то обстоятельство, что он вследствие отсутствия в городе городской больницы обслуживал не только моряков, но и гражданское население, и в госпитале, таким образом, было и женское отделение.

До 1897 года морской госпиталь ничем не отличался от обычного типа этих госпиталей, но в этом году главным доктором был назначен В. И. Исаев. При нем госпиталь превратился из обыкновенной мрачной николаевских времен казармы в благоустроенное лечебное заведение.


Морской госпиталь


С этого времени началась чисто научная деятельность госпиталя. Немало вышло научных трудов из лаборатории и кабинетов госпиталя, и не один из морских врачей вышел на широкую научную дорогу: профессора Чит, Груздев, Вестерник, Поленов, Белоновский, Шор и др.

История госпиталя представляет собой также любопытную страничку из жизни наших медицинских учреждений. Открыт он был в 1717 году; специального помещения для него не было, и он ютился то в деревянных небольших казармах, то в каменных губернских (о них ниже) домах, то в офицерских флигелях, то в оставшихся пустыми дворцах. Неоднократно начинали для него строить специальные помещения, которые строились деревянными и неоднократно сгорали, или постройка велась так нехозяйственно, и здание выходило настолько сырым, что даже в те времена не считали возможным помещать в них больных. Затем была борьба из-за денег. Каждую ассигновку приходилось вырывать чуть не зубами. Начальство чуть ли не до самого последнего времени держалось гоголевского принципа: «Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет», и на все требования врачей смотрело как на фанаберию ученых людей.

Перед главным подъездом госпиталя в саду построен памятник бывшему главному врачу В. И. Исаеву.

Центральные мясные склады (12)

Построенные незадолго до нашего времени с соблюдением последнего слова техники эти склады обслуживали нужды гарнизона Кронштадтской крепости. Внутренний осмотр их, безусловно, интересен, но для него необходима специальная экскурсия, которая и должна входить в цикл школьных экскурсий местных учебных заведений.

Конспиративная квартира (13)

Это одна из немногих приведенных в известность конспиративных квартир Кронштадта.

Она помещалась по Чеботаревской улице, д. №…, кв. №… (номера отсутствуют в оригинале. – Прим. ред.). Здесь были розданы бомбы участникам покушения на Кронштадтский военный суд. Заговорщики, когда успели только выйти из квартиры, как были арестованы. Суд их приговорил к повешению. Смертная казнь была произведена и над женщинами, одна из которых была курсисткой Бестужевских курсов.

Дом на углу Богословской и Песочных улиц (14)

Этот дом был одним из первых, занятых красноармейцами при общем штурме Кронштадта 16 марта 1921 года. Дом этот выходит и на Обводный канал, и отступающие кронштадцы поставили на пешеходном мостике, ведущем к классам гальванеров, орудие и стреляли из него в означенный дом. Дом сильно пострадал, были жертвы, среди них грудной младенец; снаряд, убив его, пощадил мать, державшую младенца на руках. Небольшая площадь у Обводного канала вся была завалена трупами осаждавших, но, укрепившись в этом доме, красноармейцы повели отсюда правильную атаку на город.

Сиротский дом (15)

Появился в 1831 году 18 октября как приют для детей, оставшихся сиротами после невероятно сильной холеры, свирепствовавшей в России и в Кронштадте в 1831 году. Затем он постепенно преобразовывался в низшее женское учебное заведение, предназначавшееся для сирот штаб– и обер-офицеров, а на практике и нижних чинов. Местные филантропы жертвовали в приют деньги. Синебрюхов пожертвовал в 1840 году 25 тысяч руб. – эта сумма дала возможность на подаренном Морским ведомством месте построить сперва деревянный, а когда он сгорел, то и каменный дом. Прекрасно себя чувствовала администрация и прикосновенные к приюту лица, для которых «сироты» были предметом эксплуатации. Этот дом является ярким памятником лицемерия былого времени.

Хлебопекарня Морского ведомства (16)

Зародилась 24 марта 1872 года. Неоднократно потом перестраивалась, реорганизовывалась, чтобы быть согласно последнему слову техники. А в настоящее время в этой хлебопекарне, являющейся иносказательно брюхом Кронштадта, хлеб производится механическим путем: механически мука размешивается в тесто, тесто это по особым рукавам идет на стол, где при желании его может резать на караваи механический нож, и с помощью особых тележек оно поступает в печи. Во время нашего голода на этой хлебопекарне было применено очень интересное открытие для просеивания муки. Имевшиеся сита заграничной выработки рвались, ремонтировать их было трудно, и машинист хлебопекарни взял простой лист жести и коловоротом просверлил ряд мельчайших дырочек; получилось нечто вроде сита, которое прекрасно обслуживало хлебопекарню. Производительность этой хлебопекарни такова, что она может вполне обслуживать весь Кронштадт, но бюрократизм все еще силен, и рядом с этой механической хлебопекарней существует ручная работа не у частных предпринимателей, а у казенных учреждений. Эта хлебопекарня должна входить в цикл экскурсий местных учебных заведений.

Новое адмиралтейство (17)

Новое адмиралтейство располагает следующими мастерскими: столярной, строгательной, котельной, купорной, малярной, фанерной, двумя такелажными, двумя шлюпочными, кузницей, парницей для леса, парусной, флажной, опильным заводом, блоковой и мачтовой мастерскими. Самых важных при больших доках мастерских судостроительно-ремонтного характера не имеется, как видим, в Новом адмиралтействе вовсе; поэтому если приходится чинить корпус судна, стоящего рядом с Новым адмиралтейством в одном из больших, принадлежащих к нему доков, то, сняв, например, лист обшивки, надо вести его примерно за две версты в Доковое адмиралтейство, где находятся соответствующие мастерские; совершенно ту же процедуру приходится проделывать со всеми обработанными материалами и шаблонами. Если при этом принять в расчет, что все существовавшие в Кронштадте адмиралтейства, т. е. Новое, Доковое и Пароходный завод (о них ниже), не представляли из себя одного целого, лежащего на общей территории учреждения, совершенно изолированы и даже окружены каменными стенами, причем для прохода в ворота каждый раз требуются письменные пропуски, то не должны казаться преувеличением слова одного корабельного инженера, долгое время работавшего в Кронштадте и утверждающего, что нормальным временем для доставки каких-либо громоздких материалов из Нового адмиралтейства в Доковое и обратно (на протяжении менее 2 верст) является полрабочего дня и что скорейшей доставки при всем желании нельзя было добиться.

Доки Николаевский, Александровский, Константиновский и Алексеевский (18)

Рядом с большими доками в Новом адмиралтействе расположен лесной двор с обширными складами лесных материалов, отделенный от доков дорогой, идущей на стенку Военной и Средней Гавани. Хотя Николаевский док лежит несколько дальше от Нового Адмиралтейства, но он составлял часть его, поэтому мы и говорим о нем в этом месте вместе с другими тремя доками. Николаевский док вдвинут внутрь вод Средней гавани, лишен каких-либо мастерских и расположен так, как будто это не сухой, а плавучий док, который со всех сторон должен быть окружен водой; подобного второго примера неудобного расположения сухого дока нельзя указать ни на одном заводе или адмиралтействе, – недаром же он был построен в николаевскую эпоху. Он был закончен в 1844 году, и первоначально для выкачивания воды из него были поставлены 2 паровые балансирные машины низкого давления, откачивавшие воду из дока в течение 4 суток, но впоследствии, при замене помп новыми, этот срок уменьшился до одних суток.

Константиновский док был начат постройкой в 1861 году, закончен в 1876 году, причем обошелся в 2 725 000 рублей, Александровский док начат в 1892 году, закончен в 1896 году, причем постройка обоих этих доков при весьма плохом и неплотном наносном грунте Кронштадта была связана с очень сложными гидротехническими сооружениями: достаточно указать, что некоторые работы пришлось производить на глубине 54 футов ниже ординара. Размеры этих доков следующие:

Константиновский: длина – 490 футов, ширина – 115, средняя глубина – 31 ?.

Александровский: длина – 600 футов, ширина – 124, средняя глубина – 36 ?.

Откачка воды из доков производится с помощью 5 турбин, опоражнивающих каждый док в 3–4 часа. Облицовка доков частью гранитная, частью из тесанной плиты, очень тщательная, так что доки дают очень немного фильтрации.

Наконец, 30 июля 1911 года заложен был пятый док – Алексеевский; его полезная длина 750 футов, общая длина 856 ? футов, ширина входа 118 футов, средняя ширина 120 футов, глубина на пороге 35 футов. Это один из самых больших не только русских, но и иностранных доков; в прошлом году в него, например, вводился «Ермак».

Говоря об адмиралтействе, о доках, вообще о мастерских Кронштадтского порта нельзя не подчеркнуть одного интересного явления, которое служит блестящей характеристикой «доброго» старого прошлого. До 1860 года работы в Кронштадте производились так называемыми казенными рабочими экипажами, которых счетом было 11 и в которых числилось около 10 000 человек. Рабочие экипажи комплектовались преимущественно из рекрутов, предназначенных к службе во флоте, хотя частью туда попадали и казенные крестьяне, знакомые с ремеслами; срок службы в этих экипажах считался 25 лет, причем каждый чин команды экипажа должен был быть приписан к одному из цехов, имеющихся в Кронштадтском порту. Когда же наняли вольнонаемных мастеровых для исполнения всех портовых работ, то число 10 000 человек сразу сократилось до 3917 человек, т. е., другими словами, в течение полустолетия, пока существовали рабочие экипажи с установленным штатом постоянным числом казенных мастеровых, ежегодно совершенно напрасно держалось и содержалось 6083 человека – количество колоссальное. И высшее, и низшее морское начальство того времени без всякого стеснения пользовалось мастеровыми рабочих экипажей для своих надобностей, ничего общего не имевших ни с ремонтом судов, ни с судостроением. Считалось очень хорошим, если ? всех наличных рабочих экипажей действительно находилось на работах, составлявших их прямые обязанности; обыкновенно до ? состава рабочих экипажей были переведены, негласным, конечно, путем, в дворники, кучера, сторожа, лакеи, огородники и для надобностей домашней казарменной жизни. Но так как весь громадный штат экипажей содержался за счет ремонта и постройки судов, то, само собой, понятно, во что должен был обходиться этот ремонт.

Пароходный завод (19)

Рядом с Николаевским доком, почти на островке размером 80x150, расположен Кронштадтский пароходный завод, который был начат постройкой в 1847 году и окончен в 1857 году. На оборудование завода было употреблено 3 582 809 рублей. Это был первый по времени пароходный завод.

Машинная школа (20)

Помещается на той же Октябрьской улице, занимая громадный участок по этой улице, Обводному каналу и Бочарной улице. Проходя по Октябрьской улице, нельзя не обратить внимания на чугунную мостовую. Эту мостовую в начале 60-х годов прошлого столетия ввел в практику кронштадтской жизни один из директоров-начальников Пароходного завода, мотивируя необходимость введения такой мостовой ее крепостью и ненужностью ремонта.


Машинная школа Балтийского флота


Машинная школа является одной из многочисленных школ, существовавших в Кронштадте специально для нижних чинов моряков. Дело в том, что морская служба, и особенно служба на большом современном судне, требует от моряка не одного фронта и выучки, но знания. Между тем очень боялись, что образование вызовет столь страшное для былого режима критическое отношение. И поэтому общего образования моряку не давали, но его натаскивали по узким специальностям, причем прохождение этой специальности обставляли следующим неизменным условием: максимум практики и минимум теории. Вот и появились машинная школа, минная школа, школа рулевых и т. д. и т. д. Машинная школа начала функционировать с 1885 года, современное здание мастерских школы с очень оригинальным фасадом было воздвигнуто в 1905 году.

Обводный канал (21)

В мае месяце 1783 года в Петербургском адмиралтействе возник пожар, который хотя и окончился сравнительно благополучно, но перепугал Екатерину II, и она поручила адмиралу Грейгу составить проект переноса Адмиралтейства из Петербурга в Кронштадт. Грейг полагал:

«1) отделить в Кронштадте место для адмиралтейства около Петровского дока и обвести его особым рвом или, как его называют, обводным каналом;

2) внешнюю сторону оного рва оградить железным палисадником в вышину 10 и 12 футов с фонарями, расположенными на пристойных расстояниях вдоль палисадника;

3) ставить всех часовых с наружной стороны железного палисадника и в пристойном расстоянии один от другого вокруг всего адмиралтейства; и так часовые, стоящие с наружной стороны оного палисадника во время ночи, с помощью света от фонарей, ясно могут видеть все происходящее внутри рва и примечать, не закрылся ли кто в ров с каким злым намерением, во время зимнее, когда он замерз, да и всякий способ к ухищрению им самим пресечен, равно, как и другим;

4) вокруг адмиралтейства, за палисадником, иметь широкую чистую улицу, где бы никакие прячущиеся зажигатели или вор не могли укрыть себя и притаиться;

5) ров для окружения адмиралтейства сделать в 8 сажен ширины для удобнейшего прохождения судов и в каждом углу небольшой резервуар в 10 сажен ширины и 20 сажен длины, дабы барки с лесами могли свободно оборачиваться, которые иногда бывают в 18 сажен длины и больше. Глубиной оный ров полагается быть от 8 до 9 футов ниже ординарной воды, дабы всякое судно, которое через Петербургский фарватер пройдет, могло и в оный войти;

6) во внутренней стороне оного рва расположить магазины и лесные сараи вдоль, подле самого рва в расстоянии один от другого на 15 сажен, которое расстояние полагается быть построено кирпичной глухой стеной к стене рва, равного наружной стороне магазинов;

7) В этих магазинах предположено иметь железные двери в нижнем и верхнем этажах для погрузки и выгрузки припасов и материалов. Этим дверям надлежит быть всегда запертыми, кроме в сих случаях (т. е. погрузка и выгрузка), дабы пресечь всякое сообщение между рвом и внутренностью адмиралтейства; также несколько небольших окошечек с железными решетками и затворами для прохождения воздуха. А если какой злоумышленный человек успеет перейти через палисадник и ров, он еще встретится с каменной стеной и железными воротами, через которые он должен пройти, прежде нежели войдет в адмиралтейство, и едва ли возможно будет ему сделать так, чтобы его не приметили часовые, стоящие на другой стороне рва;

8) обоим же ходам в ров быть закрытыми бонами и решетками, кроме только, когда проходят суда».

«Сей железный палисадник с фонарями и дикий двухфутовый камень, в котором он будет иметь основание во всю окружность адмиралтейства, по моему исчислению обойдутся около 100 ООО рублей».

Это мнение адмирала Грейга было препровождено в Адмиралтейств-коллегию, которая с ним не согласилась, настаивая главным образом на том, чтобы обводный, или как тогда называли, «проводный» канал был выкопан не снаружи адмиралтейства, но внутри его. Императрица Екатерина II приняла сторону Грейга, и проводной канал стал возникать так, как он сохранился по наше время. Я подчеркиваю «стал возникать», потому что, принимая во внимание ту поспешность, с которой возник проект переноса адмиралтейства в Кронштадт, можно было предположить, что с таковой поспешностью будут производиться работы.

Но это предположение, конечно, окажется несправедливым. Прежде всего проект переноса адмиралтейства из С.-Петербурга в Кронштадт так и остался проектом: многочисленные адмиралтейские чиновники, проживавшие в Петербурге, вовсе не были расположены менять свое петербургское житье на погребение в каком-то захолустном Кронштадте. Были двинуты в ход все пружины, все влияние, и высочайшая воля о переносе адмиралтейства сама собой аннулировалась. Немалую роль в этом отношении сыграла и цифра предстоящего расхода по переносу адмиралтейства – этот расход равнялся 8 624 208 рублей 50 копеек. «И хотя, – прибавляла коллегия в своем докладе, – оная сумма, конечно, велика, но всемилостивейшая государыня, конечно, в расположении своем, имея в виду и полагая сделать адмиралтейство города Кронштадта совершенно достаточное с надежнейшей крепостью воссоздательницы сего знаменитого места и величество империи» (т. е. Кронштадта).

Конечно, «слава воссоздательницы» довольно завлекательная вещь, но когда она оценивается в такую крупную цифру, то эта слава незаметно отходит на задний план, проект остается только проектом и работы по выполнению его пойдут черепашьим шагом.

Адмиралтейство не перенесли в Кронштадт, но место под адмиралтейство отвели, начали рыть и Обводный канал. Решетка его со стороны нынешних улиц Карла Маркса и Советской сделана в екатерининское время по рисунку Грейга. Но за все екатерининское время царствования не успели доделать канал, и 16 июля 1798 года был вызов желающих приступить к работе 128 сажен проводного канала, начали эти работы в апреле 1799 года и окончили в 1800 году.

Деловой двор (22)

Тянется вдоль восточной части Обводного канала, имея вход с Октябрьской улицы. На нем находились обширный Канатный завод и электротехнические мастерские. 8 февраля 1896 года Канатный завод сгорел.

Летний сад (23)

Летний сад возник в 1809 году, когда были скуплены помещавшиеся на его месте частные участки с садами и соединены в один общий сад. Срединная аллея сада происхождения более раннего, она остаток еще Петровской перспективы, служившей продолжением Петербургской улицы, пересекавшей овраг и шедшей к бывшему центру Кронштадта – так называемой линии губернских домов. На горке, сохранившейся до нашего времени, долгое время помещался питейный дом. Тут же неподалеку был петровский домик, как кажется, точная копия саардамского домика. По приказу одного из кронштадтских начальников этот домик «из-за ветхости» был разобран – характерный образчик нашего отношения к памятникам старины. Первое время своего существования Летний сад был местом общественного гуляния, по воскресеньям и праздничным дням в нем играл специально командируемый от морских частей оркестр. Затем часть сада была отведена для дачи военных губернаторов, далее отвели значительный участок под сад летнего помещения Морского собрания, а в части, оставшейся в общем пользовании, разрешили устроить ресторан, и сад принял очень неприятный характер.

Памятник погибшим на клипере «Опричник» (24)

24 июля 1858 года клипер «Опричник» вышел из Кронштадта в кругосветное путешествие, 28 ноября 1861 года было получено от него последнее известие. Таким образом было ясно, что клипер погиб в Индийском океане во время свирепствующих там бурь. На клипере погибло 8 офицеров, 14 унтер-офицеров и 73 нижних чина. 31 октября 1873 года в Летнем саду был открыт памятник, который состоит из довольно большой гранитной скалы, утвержденной на гранитном фундаменте. Сверх скалы лежат переломанный якорь и цепной канат. В скале на самом верхнем крае водружен флагшток с приспущенным военным флагом, конец которого красивыми складками облегает скалу. В скале на бронзовой доске вырезаны имена погибших офицеров и число нижних чинов и унтер-офицеров.

Электрическая станция морского ведомства (25)

Эта станция является характерным примером неумения в былое время «экономить». Вместо того чтобы открыть одну большую станцию, которая могла бы удовлетворить электричеством весь небольшой городок, разрешали каждому ведомству открывать свои станции, и таким образом в Кронштадте имеется ряд электрических станций.

Губернские дома (26)

Июньская улица, а ранее Макаровская и Поморская, по своей правой стороне имеет линию так называемых губернских домов, т. е. тех домов, которые были выстроены при Петре на средства существовавших тогда губерний в России. О постройке этих домов остался указ следующего содержания: «Объявить всем губернаторам, чтобы каждый сего года (указ дан 10 марта 1714 года) приготовили, а в будущем начали строить каменные дома, а именно с пяти дом по двору в год». По этому расчету в один год должен был быть построен 31 дом. На самом же деле только к 1724 году было выстроено 47 домов, как значилось в описи. Дома эти, как мы говорили, сохранились по наше время, но с некоторыми видоизменениями: в настоящее время это трехэтажные дома, соединенные между собой заборами. При Петре нижний этаж представлял собой галерею аркадой, нынешние заборы также были галереей, за этими галереями помещались лавки. Таким образом, в первом этаже петровских домов должен был быть первоначальный Гостиный двор, а галереи были предназначены «для гуляния публики в дождливую погоду». Во втором и третьем этажах были казармы и отводились помещения для офицеров. Внешний вид петровского губернского дома сохранился в Кронштадте в доме, выходящем на угол проспекта Ленина и площади Мартынова и обозначенном на нашем плане под № 55.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное