Петр Столыпин.

О России (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Издание, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2017

© К. И. Могилевский, составление, 2017

© К. А. Соловьев, составление, 2017

От издателя

Петр Аркадьевич Столыпин (1862–1911) – выходец из старинного дворянского рода, талантливый администратор и великий преобразователь России. Современники недаром называли его русским Бисмарком. Когда русская революция 1905–1907 гг. наглядно продемонстрировала дряблость царской власти и необходимость радикальных перемен, для их осуществления понадобился руководитель нового типа, сочетающий в себе способность реализовывать их на практике и убеждать людей в их состоятельности, человек железных убеждений, честный и неподкупный. Этими качествами сполна был наделен П. А. Столыпин. В трудные послереволюционные времена он становится министром внутренних дел и председателем Совета министров (с 1906 г.). Понимая, что альтернативой марксизму может стать только аналогичная по размаху идея, он решает выбить почву из-под ног революционеров путем проведения удивительно четко и прозорливо сформулированной системной реформы. Непримиримым врагом и могильщиком революции должен был стать частный собственник. Именно Столыпин начал первым реализовывать на деле принцип «земля – крестьянам». Его реформа означала резкий поворот от общинного землепользования к сельскому капитализму, ускоренное социальное расслоение деревни, создание в лице крепких крестьян-собственников надежной опоры монархии. Всего четыре года было отпущено судьбой Столыпину на проведение его перестройки. В 1911 г. он был застрелен эсером, агентом охранки. В этом злодейском убийстве было что-то мистическое – в лице Столыпина наша страна в очередной и не в последний раз была остановлена в своем движении к вершинам цивилизации и благосостояния. Первая мировая война и приход к власти большевиков довершили разгром русского мира. Если бы реформа Столыпина была доведена до конца, через пятнадцать – двадцать лет Россия стала бы мощной, уверенно смотрящей в будущее страной с экономически независимым населением. Ровно эта же задача стоит перед нами и сегодня. Сто лет минуло с тех пор, как Петр Аркадьевич Столыпин взялся за кормило власти своей уверенной рукой. И все долгие годы после его гибели корабль русской государственности носило по волнам самоубийственных социальных экспериментов. Однако сегодня хочется крикнуть вслед за ним во весь голос: хватит великих потрясений! Пора довести до конца столыпинский проект «Великая Россия»! Для этого нужны политическая воля и ясное понимание цели. Все это в избытке имелось у П. А. Столыпина. Данное издание ставит себе целью приблизить к современному читателю как личность, так и взгляды великого реформатора.

Человек. Семья

* * *

Переходя к неприкосновенности личности, Государственная дума найдет в проекте министерства обычное для всех правовых государств обеспечение ее, причем личное задержание, обыск, вскрытие корреспонденции обусловливаются постановлением соответственной инстанции, на которую возлагается и проверка в течение суток оснований законности ареста, последовавшего по распоряжению полиции.

Из выступления в Государственной думе

6 марта 1907 г.

* * *

Россия, господа, не вымирает; прирост ее населения превосходит прирост всех остальных государств всего мира, достигая на 1000 человек 15 в год.

Из выступления в Государственной думе

10 мая 1907 г.


Волынская губерния.

Крестьяне в зимней одежде

* * *

Нельзя, с одной стороны, исповедовать, что люди созрели для того, чтобы свободно, без опеки располагать своими духовными силами, чтобы прилагать свободно свой труд к земле так, как они считают это лучшим, а с другой стороны, признавать, что эти самые люди недостаточно надежны для того, чтобы без гнета сочленов своей семьи распоряжаться своим имуществом.

Из выступления в Государственной думе

5 декабря 1908 г.

* * *

Мелкая семейная община грозит в будущем и мелкою чересполосицей, а в настоящую минуту она, несомненно, будет парализовать и личную волю, и личную инициативу поселянина.

Из выступления в Государственной думе

5 декабря 1908 г.

* * *

Я разделяю теорию, отождествляющую семейный союз с трудовой артелью.

Из выступления в Государственном совете

15 марта 1910 г.


Южнорусские крестьяне. Влюбленная пара

* * *

Я самым решительным и определенным образом заявляю, что принудительные путы, по мнению правительства, делу не помогут, а повредят. Семейный союз, как союз трудовой, останется в силе, если члены семьи будут сознавать себя членами такового, даже если они находятся где-нибудь на отдаленных отхожих промыслах, и никакой закон не свяжет их с семьей отбившегося домохозяина, если он и живет на месте. Домохозяин – тунеядец, пьяница всегда промотает свое имущество, какую бы власть над ним вы ни предоставили его жене.

Из выступления в Государственном совете

15 марта 1910 г.

* * *

Я сознаю весь ужас семьи, глава которой – пьяница и тунеядец – начнет распродажу земли – кормилицы семьи.

Из выступления в Государственном совете

15 марта 1910 г.


Волостной старшина с семьей


Семья богатого сибирского крестьянина

* * *

Отдавать всю общинную Россию под опеку женам, создавать семейные драмы и трагедии, рушить весь патриархальный крестьянский строй, имея в мыслях только слабые семьи с развратными и пьяными домохозяевами во главе, – простите, господа, я этого не понимаю.

Из выступления в Государственном совете

15 марта 1910 г.

* * *

Дадим мужику хорошую народную библиотеку: серию книг по сельскому хозяйству, по ремеслам и вообще по всем кустарным мастерствам… А? Как вы на это смотрите?

Из разговора с издателем И. Д. Сытиным

* * *

Я нахожу, что давно пора устраивать в деревнях специальные читальни с необходимыми научными пособиями и показательными станками и орудиями обработки. В этом отношении мы очень отстали.

Из разговора с издателем И. Д. Сытиным

* * *

Когда создают армию, не равняют ее по слабым и по отсталым, если только намеренно не ведут ее к поражению. Как же воссоздать крепкую сильную Россию и одновременно гасить инициативу, энергию, убивать самодеятельность? Самодеятельность эта забивалась общиною, так не заменяйте общину женским гнетом.

Из выступления в Государственном совете

15 марта 1910 г.

Российское государство. Народ

* * *

Смертельная болезнь? Нет. Этот тяжелый кризис не убьет Россию. Каково нынешнее положение? Хроническая болезнь, которая не носит признака ухудшения, а раз этого признака нет – болезнь излечима. Революция? Нет, это уже не революция. Осенью в прошлом году можно было говорить с некоторой правдоподобностью о революции. Тогда все основы власти, все принципы, на которых покоился старый порядок вещей, были одновременно подорваны и ничего не было создано для их замены. В селах и весях под покрытием этой растерянности бушевала ужасная жакерия. Да, в течение этого периода можно было опасаться непоправимых бедствий. Теперь употребление громких слов, как анархия, жакерия, революция, мне кажется преувеличенным.

Из интервью газете «Journal» в 1906 г.


Москва. Толкучий рынок

* * *

Но все горе в том, что в настоящее время все политические партии, как бы они не назывались, еще не кристаллизованы. Это неуравновешенные массы, которые приводят в беспорядочное движение еще бессознательные силы. Вместо разрешения текущих задач проповедуется покушение на человеческую жизнь и законы. Анархисты бросают бомбы, конституционные демократы призывают население к отказу от рекрутского набора и уплаты налогов, «черная сотня» участвует в погромах, массовых избиениях евреев… Что может сделать правительство с такими господами?

Из интервью газете «Journal» в 1906 г.

* * *

Затем разговор перешел на тему о вероятности образования из России федеративного государства, подобного Северо-Американским Соединенным Штатам.

– Если перейдем в сферу гипотез, – сказал г. Столыпин, – то я, конечно, не могу утверждать, что Россия никогда не выльется в эту форму. Можно представить себе умозрительно такое время, когда после долгого периода мира, порядка и благосостояния центральное правительство по собственному почину могло бы дать различным народным группам более или менее широкие автономные права. Но это великое дело может быть осуществлено, и то в далеком будущем, лишь сильным правительством. Такое правительство даст то, что оно сочтет нужным дать, но не позволит ничего вырвать у себя силой. Предпринятая теперь во время нынешнего брожения, эта классификация славянских рас могла бы лишь привести к распаду Империи и образованию враждебных государств, которые тотчас же столкнулись бы.

Из интервью газете «Journal» в 1906 г.

* * *

Россия переживает тяжелый кризис. Но я повторяю – я верю, что этот кризис не смертельный. Это, собственно говоря, то состояние, которое пережили все государства Европы. А какие шаги сделаны за эти немногие годы! Если бы кто-нибудь сказал в 1900 г., что в 1906 г. Россия будет пользоваться нынешним политическим строем, – никто бы ему не поверил. Люди же с болезненным воображениям бросились вдогонку за какими-то фантасмагориями. Но не признают ли и наши противники, что, принимая в соображение слабую культуру некоторых народностей России, наша форма правления может быть признана весьма прогрессивной!

Из интервью газете «Journal» в 1906 г.


Маляры

* * *

Общество наше все еще бродит. Оно крайне близоруко и недостаточно воспитано политически; иначе ему стало бы ясно, что при настоящих условиях более либеральный кабинет, чем мой, немыслим, тогда как возможности в противоположном направлении в сущности беспредельны. Пора бы сообразить все это.

Из интервью П. А. Столыпина в 1907 г.

* * *

В тех странах, где еще не выработано определенных правовых норм, центр тяжести, центр власти лежит не в установлениях, а в людях. Людям, господа, свойственно и ошибаться, и увлекаться, и злоупотреблять властью. Пусть эти злоупотребления будут разоблачаемы, пусть они будут судимы и осуждаемы.

Из разъяснения П. А. Столыпина, сделанного после думских прений

6 марта 1907 г.

* * *

Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада. Это было, это есть, это будет всегда и неизменно. Этот принцип в природе человека, он в природе самого государства. Когда дом горит, господа, вы вламываетесь в чужие квартиры, ломаете двери, ломаете окна. Когда человек болен, его организм лечат, отравляя его ядом. Когда на вас нападает убийца, вы его убиваете. Этот порядок признается всеми государствами. Нет законодательства, которое не давало бы права правительству приостанавливать течение закона, когда государственный организм потрясен до корней, которое не давало бы ему полномочия приостанавливать все нормы права. Это, господа, состояние необходимой обороны; оно доводило государство не только до усиленных репрессий, не только до применения различных репрессий к различным лицам и к различным категориям людей, – оно доводило государство до подчинения всех одной воле, произволу одного человека, оно доводило до диктатуры, которая иногда выводила государство из опасности и приводила до спасения. Бывают, господа, роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью отечества. Но с этой кафедры был сделан, господа, призыв к моей политической честности, к моей прямоте. Я должен открыто ответить, что такого рода временные меры не могут приобретать постоянного характера; когда они становятся длительными, то, во-первых, они теряют свою силу, а затем они могут отразиться на самом народе, нравы которого должны воспитываться законом. Временная мера – мера суровая, она должна сломить преступную волну, должна сломить уродливые явления и отойти в вечность. Поэтому правительство должно в настоящее время ясно дать себе отчет о положении страны, ясно дать ответ, что оно обязано делать.

Из выступления в Государственной думе

13 марта 1907 г.


Нищий странник

* * *

Господа, в ваших руках успокоение России, которая, конечно, сумеет отличить кровь, о которой так много здесь говорилось, кровь на руках палачей от крови на руках добросовестных врачей, применяющих самые чрезвычайные, может быть, меры с одним только упованием, с одной надеждой, с одной верой – исцелить труднобольного.

Из выступления в Государственной думе

13 марта 1907 г.

* * *

Я должен сказать, что в настоящее время опасность эта еще далека, но необходимо определить ту черту, за которой опасность эта, опасность успешного воздействия на население в смысле открытого выступления, становится действительно тревожной. Государство, конечно, переступить эту черту, этот предел, не дозволит, иначе оно перестанет быть государством и станет пособником собственного своего разрушения. Все, что я сказал, господа, является разбором тех стремлений, которые, по мнению правительства, не дают того ответа на запросы, того разрешения дела, которого ожидает Россия. Насилия допущены не будут.

Из выступления в Государственной думе

10 мая 1907 г.


Николай II во время представления ему крестьянских депутаций

* * *

Господа, нельзя укрепить больное тело, питая его вырезанными из него самого кусками мяса; надо дать толчок организму, создать прилив питательных соков к больному месту, и тогда организм осилит болезнь; в этом должно, несомненно, участвовать все государство, все части государства должны прийти на помощь той его части, которая в настоящее время является слабейшей. В этом смысл государственности, в этом оправдание государства, как одного социального целого. Мысль о том, что все государственные силы должны прийти на помощь слабейшей его части, может напоминать принципы социализма; но если это принцип социализма, то социализма государственного, который применялся не раз в Западной Европе и приносил реальные и существенные результаты.

Из выступления в Государственной думе

10 мая 1907 г.

* * *

Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!

Из выступления в Государственной думе

10 мая 1907 г.

* * *

Проявление Царской власти во все времена показывало также воочию народу, что историческая Самодержавная власть и свободная воля Монарха являются драгоценнейшим достоянием русской государственности, так как единственно эта Власть и эта Воля, создав существующие установления и охраняя их, призвана, в минуты потрясений и опасности для государства, к спасению России и обращению ее на путь порядка и исторической правды.

Из выступления в Государственной думе

16 ноября 1907 г.

* * *

Я хочу еще сказать, что все те реформы, все то, что только что правительство предложило вашему вниманию, ведь это не сочинено, мы ничего насильственно, механически не хотим внедрять в народное самосознание, все это глубоко национально. Как в России до Петра Великого, так и в послепетровской России местные силы всегда несли служебные государственные повинности. Ведь сословия, и те никогда не брали примера с Запада, не боролись с центральной властью, а всегда служили ее целям. Поэтому наши реформы, чтобы быть жизненными, должны черпать свою силу в этих русских национальных началах. Каковы они? В развитии земщины, в развитии, конечно, самоуправления, передачи ему части государственных обязанностей, государственного тягла и в создании на низах крепких людей земли, которые были бы связаны с государственной властью. Вот наш идеал местного самоуправления, так же как наш идеал наверху, – это развитие дарованного Государем стране законодательного, нового представительного строя, который должен придать новую силу и новый блеск Царской Верховной власти.


Паломник


Ведь Верховная власть является хранительницей идеи русского государства, она олицетворяет собой ее силу и цельность, и если быть России, то лишь при усилии всех сынов ее охранять, оберегать эту Власть, сковавшую Россию и оберегающую ее от распада. Самодержавие московских Царей не походит на самодержавие Петра, точно так же как и самодержавие Петра не походит на самодержавие Екатерины Второй и Царя-Освободителя. Ведь русское государство росло, развивалось из своих собственных русских корней, и вместе с ним, конечно, видоизменялась и развивалась и Верховная Царская Власть. Нельзя к нашим русским корням, к нашему русскому стволу прикреплять какой-то чужой, чужестранный цветок.

Пусть расцветет наш родной русский цвет, пусть он расцветет и развернется под влиянием взаимодействия Верховной Власти и дарованного Ею нового представительного строя. Вот, господа, зрело обдуманная правительственная мысль, которой воодушевлено правительство. Но чтобы осуществить мысль, несомненно, нужна воля. Эту волю, господа, вы, конечно, найдете всецело в правительстве. Но этого недостаточно, недостаточно для того, чтобы упрочить новое государственное устройство. Для этого нужна другая воля, нужно усилие и с другой стороны. Их ждет Государь, их ждет страна. Дайте же ваш порыв, дайте вашу волю в сторону государственного строительства, не брезгуйте черной работой вместе с правительством.

Из выступления в Государственной думе

16 ноября 1907 г.


Точильщик

* * *

Я не буду отвечать и на то обвинение, что мы живем в какой-то восточной деспотии. Мне кажется, что я уже ясно от имени правительства указал, что строй, в котором мы живем, – это строй представительный, дарованный самодержавным Монархом и, следовательно, обязательный для всех Его верноподданных.

Из выступления в Государственной думе

16 ноября 1907 г.

* * *

Не с угрозой, господа, не с угрозой мы шли сюда, а с открытым забралом заявили, что в тех случаях, когда на местах стоят люди недостаточно твердые, когда дело идет о спасении родины, тогда приходится прибегать к таким мерам, которые не входят в обиход жизни нормальной.

Из выступления в Государственной думе

16 ноября 1907 г.

* * *

Я скажу, что правительство, сильное правительство, должно на местах иметь исполнителей испытанных, которые являются его руками, его ушами, его глазами. И никогда ни одно правительство не совершит ни одной работы, не только репрессивной, но и созидательной, если не будет иметь в своих руках совершенный аппарат исполнительной власти.

Из выступления в Государственной думе

16 ноября 1907 г.

* * *

Децентрализация может идти только от избытка сил. Могущественная Англия, конечно, дает всем составным частям своего государства весьма широкие права, но это от избытка сил; если же этой децентрализации требуют от нас в минуту слабости, когда ее хотят вырвать, и вырвать вместе с такими корнями, которые должны связывать всю империю, вместе с теми нитями, которые должны скрепить центр с окраинами, тогда, конечно, правительство ответит: нет!

Из выступления в Государственной думе

16 ноября 1907 г.


Урок чтения

* * *

При теперешнем мировом состязании народов такая остановка гибельна. Страны, которым наносились сильные удары, показывали живучесть только тогда, когда брались с большой энергией и охотой за дело своего обновления. Эта остановка кажется мне даже опасной. Опасна она потому, что в свойстве нашего русского характера есть известного рода наклонность к промедлению.

Из речи П. А. Столыпина 3 марта 1908 г. в Комиссии Государственной думы по государственной обороне

* * *

В жизни народа полвека – мгновение. Сохранить жизненность могут лишь государственные учреждения, сознающие это и дорожащие связью с прошлым и преданиями, которые придают этим установлениям историческую ценность.

Из выступления П. А. Столыпина 4 марта 1908 г. на 50-летии Земского отдела Министерства внутренних дел

* * *

Мы граничим с десятью государствами, мы занимаем одну седьмую часть земной суши. Как же не понять, что при таких обстоятельствах первенствующей, главнейшей нашей задачей являются пути сообщения? Пути сообщения имеют значение не только стратегическое: не только на армии зиждется могущество государства; оно зиждется и на других основах. Действительно, отдаленные, суровые, ненаселенные окраины трудно защитить одними привозными солдатами… С воодушевлением свойственно человеку защищать свои дома, свои поля, своих близких. И эти поля, эти дома дают приют, дают пропитание родной армии. Поэтому, в стратегическом отношении, армии важно иметь оплот в местном населении. Но я повторяю, что я не говорю о войне, я понимаю, что для нас высшим благом явился бы вечный мир с Японией и Китаем, но и с мирной точки зрения важно, господа, может быть, еще важнее иметь тот людской оплот, о котором я только что говорил.

Из выступления в Государственной думе

31 марта 1908 г.

* * *

Отдаленная наша суровая окраина вместе с тем богата, богата золотом, богата лесом, богата пушниной, богата громадными пространствами земли, годными для культуры. И при таких обстоятельствах, господа, при наличии государства, густонаселенного, соседнего нам, эта окраина не останется пустынной. В нее прососется чужестранец, если раньше не придет туда русский, и это просачивание, господа, оно уже началось. Если мы будем спать летаргическим сном, то край этот будет пропитан чужими соками и, когда мы проснемся, может быть, он окажется русским только по названию.

Из выступления в Государственной думе

31 марта 1908 г.

* * *

Мы ответим за то, что, занятые своими важными внутренними делами, занятые переустройством страны, мы, может быть, проглядели более важные мировые дела, мировые события, мы ответим за то, что пали духом, что мы впали в бездействие, что мы впали в какую-то старческую беспомощность, что мы утратили веру в русский народ, в его жизненные силы… в силу его не только экономическую, но и в культурную. Мы, господа, ответим за то, что приравниваем поражение нашей армии к поражению и унижению нашей родины.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное