Петя Камушкин.

Рудник



скачать книгу бесплатно

Лишь пристальнее стоит приглядеться -

И в мир чудес приотворится дверца…



Пуля – не дура



Рисунок автора


Случай описан по рассказу моего дяди-фронтовика, Георгия.


Во время Великой Отечественной войны служил в их миномётном дивизионе боец по имени Яков. Ну, как боец… Ружьё у него, конечно, было. Только пострелять всё никак не получалось. Да и не особо рвался Яша в бой. Был он приставлен к лошадям. Потому и отсиживался в горячие моменты подальше от передовой. Не говоря уже про рукопашные схватки с лютым ворогом. К тому же, у миномётчиков иные задачи.


Несмотря на свою сравнительно безопасную для здоровья военную обязанность, Яша постоянно ходил перевязанный бинтами. То его лошадь укусит, то конь на ногу наступит, то телегой зашибёт… Страдалец, одним словом. И нытик тот ещё. Любой разговор в конечном итоге сводил к тому, как ему достаётся на этом проклятом фронте. Только сочувствия от товарищей дожидался не часто. Не то время было…


Хоть воины из миномётных расчётов, в большинстве случаев, не подымались в штыковые атаки, но порой и им приходилось биться в рукопашную с немцами. Дядя Георгий рассказывал несколько эпизодов. Только ничего мистического в них не было. Одна суровая реальность жизни. И смерти. По его словам, сам он лично застрелил несколько фашистских солдат в ближнем бою…


Вот в один такой тяжёлый момент, когда пехотинцам и десантникам потребовалась поддержка, в дивизионе мобилизовали всех, кто мог держать в руках оружие. В том числе, и хозслужбу вместе с конюхом Яшей.


Немцы предпринимали несколько атак, но красноармейцы их смогли все отбить. К сожалению, понеся большие потери. Тяжелораненых не успевали вывозить в тыл. Яков попытался было остаться при лошадях и телегах, но с этим справились санитарки, сопровождавшие раненых солдат. Так что пришлось конюху вместе с остальными бойцами держать оборону в окопах. Правда, недолго. После очередного артобстрела вывалился он из какого-то закутка, голова перебинтована почти полностью, одни глаза видны. Хромает, падает, сознание теряет. Здорово, видать, зацепило бедолагу. Обидно, даже повоевать не успел!..

Посадили его на телегу к другим подбитым и подстреленным, отправляемым в полевой госпиталь. Но едва тронулись, как раздался звонкий удар о солдатскую каску, и перебинтованный Яков завалился набок. Шальная пуля-дура или снайпер прицельно послал – неизвестно.

Санитарка с другим раненым солдатом тут же принялись оказывать первую помощь, так как подстреленный конюх ещё дышал. Разбинтовали голову, чтобы обработать новую рану, но с изумлением обнаружили, что кроме свежей дырки, других повреждений у горе-вояки нет.

По всему выходило, что находчивый Яша сам себе перевязал бинтами хитроумную башку, симулируя тяжёлое ранение. Таким способом решив вырваться с места сражения, подальше от сеявших всюду смерть мин и снарядов.

Но судьбу-злодейку, оказалось, не проведёшь. Что симулировал, то и прилетело…


До полевого госпиталя конюх Яков не доехал. Так на телеге и умер.


07.11.2018

Пять лещей



Рисунок автора


Рыбача давно и иногда успешно на разных водоёмах, заметил необычную особенность – чем больше пойманной рыбы отпускаешь на волю, тем богаче становится новый улов. Конечно, как и любое правило, не всегда оно срабатывает со стопроцентной вероятностью. Но в подавляющем большинстве случаев так и получается. Словно в благодарность за отсутствие неоправданной алчности, взамен отпущенных «малышей» природа подбрасывает такие экземпляры, что порой диву даёшься.

Подтверждением тому стала недельная рыбалка в конце мая на Верх-Сысертском водохранилище. Хоть и загубили люди три года назад там десятки тонн отборной рыбы, но в этот раз водоём не разочаровал. Особенно запомнился вечерний клёв 31 мая, когда на спиннинг я вытащил четырёх полуторакилограммовых щучек. Причём, не сходя с места и всего минут за двадцать. Мелочь, конечно, а приятно…


Но рассказ не об этом. Хочу описать необъяснимый случай, свидетелем которого был несколько лет назад.

Выбрались мы тогда порыбачить на одно из челябинских озёр, сейчас даже названия его не вспомню. Озеро большое. Народу на берегу много. Рыбачки и просто отдыхающие с палатками да мангалами. Может, от такого многолюдья клёва почти не было.

И вот когда, совсем разочаровавшись в рыбалке, мы начали было уже сматывать удочки, чтобы свалить на другое место, к берегу на стареньком велосипеде подъехал дедушка. Из местных, вестимо. Достал нехитрую снасть – допотопное двухколенное бамбуковое удилище. Закинул леску с потёртым перьевым поплавком всего метров в пяти от берега и…

Даже присесть не успел, как тащит здоровенного леща килограмма на два-три! От такого дива мы рты пораскрывали. А дедок, ловко выудив озёрного великана на берег, уже снова забросил удочку. Не прошло и пяти минут – тащит второго такого же леща! Народ на берегу оживился, но близко к везунчику не подходит, соблюдая рыбацкую этику.

Дедуля же тем временем выудил третьего здоровенного красавца. Затем четвёртого, пятого… Все, как на подбор, не меньше двух килограммов каждый. И всего за каких-то полчаса от силы. Тут уж многие не выдержали, подошли к старичку. Интересуются, что за приманка у него такая волшебная? А дед, сматывая удочку, только плечами жмёт. Самая обычная, мол. В доказательство оставил коробочку с ней. Сам же уселся на свой старенький «Урал» и покатил домой.


Счастливчики, те кто успел ухватить щепоть дедулиной приманки, тут же стали спешно закидывать свои снасти в том месте, где так удачно промышлял старичок. Но сколько ни старались – ни одной поклёвки. Ни у одного. И «волшебная» дедушкина приманка не сработала. Знать, не в ней дело…


Чуть позже один из мужиков, который чаще остальных рыбачил в этих местах, поделился. Дедок, оказывается уже несколько лет таким макаром лещей таскает. Всегда крупных – на два-три, а то и больше килограммов. Приезжает на своём видавшем виды велике раз в полмесяца, поймает за полчаса строго пять рыбин (ни больше, ни меньше) и обратно.

Немногословный старичок, но на расспросы отвечает не таясь. И снасть свою показывал любопытствующим, и лишнюю насадку оставлял на берегу. Но повторить его феноменальные рыбацкие успехи никому так и не удалось ни разу. Чудеса – да и только…


10.06.2019

Рога



Рисунок автора


Библейскую истину «Да воздастся каждому по делам его» подтверждает случай, о котором расскажу дальше…

Где-то в середине двухтысячных один мой знакомый по имени Эдуард привёз из Германии супер-пуперское охотничье ружьё. Не буду конкретизировать модель, дабы избежать невольной рекламы. Внешне оружие имело довольно грозный вид. С таким агрегатом и на мамонта, наверное, не страшно было бы ходить.

Вот азартному Эдику и не терпелось поскорей его проверить в деле. При первом же удобном случае сорвался в лес на пару с ещё одним охотничком. За того мужичка ничего не скажу, не знаю. А вот Эдик, по моим понятиям, на звание охотника никак не тянул. Попадал я несколько раз с ним в общих компаниях на лесной отдых. Там вся его «охота» заключалась в пьянке и последующей стрельбе по опорожнённой таре. А в лучшем случае, по воробьям и прочим мелким пташкам, которые порхали на свою беду в радиусе ста метров от новоявленного «снайпера».

Но в тот раз Эдик решил опробовать свою «пушку» не на базе отдыха с беззащитными воробышками, а забуриться в леса за Верхней Ослянкой, в сотне километров от Нижнего Тагила. Благо его напарник там вроде неплохо ориентировался.

Места добычливые. Туристов и прочего городского сброда практически нет, потому что единственная дорога, которая туда идёт через посёлок Серебрянка, в грустном состоянии. Кстати, про эту никому доселе неизвестную дорогу в декабре 2016 года услышала вся страна. Это когда на своей пресс-конференции президент в ответ на смешную челобитную от аборигена наказал проложить в те лесные края асфальт.

Кто там из местных пожаловался я даже не представляю. Скорее всего, какой-то подсадной «казачок», по указке жуликоватых коммерсов, заготавливающих в тех краях древесину. Потому что местным та дорога, по большому счёту, ни к чему. Они спокойно и без городских удовольствий жили и живут на своих огородах да лесных делянках. Так что казённый асфальт потребовался, думаю, как раз для того, чтобы ушлым ребятам удобнее было хапать дармовой лес. Говорю не голословно, ибо сам у тех «заготовителей» в своё время подешевле пиломатериал машинами покупал. Но это к слову…


В общем, возвращаясь к охотничьим приключениям Эдуарда с напарником, картина обрисовалась такая… Углубились они в чащу километров на десять, а то и больше. Почём зря в этот раз не палили, надеясь встретить серьёзную добычу. И удача горе-охотнику улыбнулась. На одной из лесных проплешин мирно обедал здоровенный лось, жуя листочки с осиновой корой. Вышел на него Эдик. Второй мужик отклонился немного в сторону. По словам охотничка, лось его совершенно не испугался. В отличие от самого Эдика, у которого при виде огромного дикого зверя метрах в двадцати, волосы на голове зашевелились. На треск веток под ногами незваного гостя лесной хозяин царственно повернул украшенную шикарными ветвистыми рогами голову. Спокойно посмотрел на замершего Эдуарда. И, к его удивлению, не кинулся стремглав прочь в глубь чащи, а невозмутимо продолжил свою трапезу.

«Вот он тот самый случай!» – подумал Эдик, сжимая во вспотевших от волнения ладонях червлёную сталь немецкого зверобоя, уже заждавшегося свежей крови. Недолго думая, вскинул ружьё и, почти не целясь, лупанул по мишени, в которую не промазал бы и слепой.

Одновременно с грохотом выстрела лось подпрыгнул высоко вверх и упал на согнутые передние ноги, словно на колени. Но уже через секунду вскочил снова. Разбрызгивая по кустам ярко-красную кровь, исчез в зарослях.

Только далеко оторваться от преследования тяжелораненому лесному красавцу сил уже не хватало. На звук выстрела к Эдику через несколько минут подтянулся напарник, тоже с ружьём наизготовку. Хоть у мужиков не было с собой собаки, выследить подранка по многочисленным красным пятнам на траве не составляло труда. Километра через два животное стало периодически падать и лёжа отдыхать, оставляя кровавые лужи. Вскоре охотнички уже видели впереди мелькающий силуэт обречённой жертвы. Раззадоренный погоней Эдик несколько раз пулял вдогонку наудачу. Не чтобы добить наверняка, а чисто из хулиганских побуждений. После одного такого «удачного» выстрела слышно было, как лось взревел от боли.


Наконец он, обессиленный и обескровленный, упал окончательно. Подняться не было сил. Только судорожно сучил длиннющими ногами и мотал головой с шикарными рогами, пытаясь то ли достать ими ненавистных врагов со стреляющими огнём палками, то ли просто взглянуть своей смерти прямо в морду. Вся шкура могучего зверя была мокрой и красной от крови.

Чтобы добить гиганта Эдику пришлось истратить ещё три патрона. Лось хрипел пробитыми лёгкими и булькал кровью, но всё не умирал. Мужикам было не по себе и даже, по их словам, жутковато.

Но наконец лесной великан замер, запрокинув на спину рогатую голову…

– Да… Знатный трофей ты заработал, братишка! Ну, с почином! Такие рога только в средневековом замке на стену вешать. В квартиру-то не влезут!..

Эдик судорожно стал рыться в рюкзаке: «Чем будем пилить рога?!…»

– Чем-чем… Бери мой нож, он побольше, и вырубай их из черепа. Топора ведь нет с собой. Чай не за дровами ходили…

Эдуард с полчаса ковырял обоими охотничьими ножами огромную лосиную голову, весь перемазался кровью, но так ничего не добился.

– Да, без хорошего топорика тут делать нечего… Ладно, Эдя, бросай это занятие. Завтра вернёмся и заберём твой трофей. А то нам ещё часа три обратно топать… Давай хоть мяса немного с собой отрежем. Глянь, какая туша! Кило шестьсот-семьсот! Не меньше!..

С тем и отправились в обратный путь. Но на следующий день выбраться за брошенным убитым лосем не смогли по причине похмелья, плавно перетёкшего в пьянку. О своей добыче распространяться не стали тоже, так как наказание за браконьерство пока никто не отменял.

В общем, отбыли воскресным вечером домой в Тагил, так и оставив свою великую добычу на съедение лесным зверушкам.

У Эдика, конечно, оставалась мысль вернуться за рогами через неделю. Но там что-то не срослось, потом на следующие выходные – ещё что-то… Так всё и позабылось со временем.

Всё, да не всё. Примерно, через месяц после столь удачной презентации образца немецкого охотничьего вооружения, Эдик случайно обнаружил у себя на голове под шевелюрой, сантиметров в двух ото лба, странную бородавку. Раньше её там точно не было!

Ну, ладно, бородавка-бородавкой, пусть сидит, раз вылезла. Расчёсываться, правда, стала мешать. Зубья расчёски царапнут – больно!

А ещё через месяц вторая такая же, только с другого бока, под волосами появилась. Первая к тому времени больше стала. Что за чертовщина?!..

Опуская мелкие подробности, сообщу, что года через три у несчастного Эдуарда на башке красовались два рога в полтора-два сантиметра длиной. Подчёркивало их красоту-высоту ещё и начавшееся интенсивное облысение Эдичковой головы. Так что вскоре ничто не мешало всем желающим созерцать этакое чудо, вернее, чудо-юдо, природы. Правда, к тому времени Эдик всё-таки парик приобрёл, а то уж больно на чёрта стал похож. Лысого.

Как-то в бане я рассмотрел его наросты вблизи. Зрелище, конечно, не слишком приятное. Как будто короста в виде рога прямо из головы лезет, и из этой же дырки сукровица постоянно выступает. В общем, за обедом лучше не смотреть.

К врачам и лекарям разным он, конечно, обращался. Но толку не было никакого ни от тех, ни от других. Традиционная медицина ставила диагноз что-то вроде «кожный рог» или «кожная рожа»… Я в подробностях не силён. Даже хирургическое вмешательство там у него было. Но рога, после отсечения, полезли вскоре вновь…

Последний раз я слышал об Эдике лет пять назад. Говорили, что у него что-то злокачественное обнаружили. А вот откуда и зачем всё это свалилось на его буйну голову – никто не знает. По генетической линии точно ничего подобного в его роду ни у кого не было…


05.04.2017

Седая крыса



Рисунок автора


О нескольких необычных случаях, происшедших во время срочной службы, мне поведал коллега по работе, Александр. Службу он проходил в лётных войсках в период 1982-1984 г. Случаи, по его словам, совершенно реальные. Хотя и очень загадочные. Об одном из них сейчас вам расскажу.


Саню призвали осенью 1982 года. Сразу попал в лётную учебку, дислоцировавшуюся в городке Канске Красноярского края. Учебка была большая, на девять рот курсантов, не считая остальных служб. Соответственно, и своё хозяйство в части имелось. В его состав входил, в том числе, огромный, как Александру тогда казалось, свинокомплекс. Так что, помимо караулов, нарядов по роте и кухне, иногда приходилось защищать Родину, неся дежурства среди хрюкающих братьев меньших. Чистка загонов и последующая погрузка совковыми лопатами жидкого свинячьего дерьма в высокие бочки особого удовольствия не доставляли, ибо по окончании погрузки сам становился похож на перемазанного с ног до головы поросёнка. Но в нарядах на свинарнике был большой плюс, ради которого молодые воины с энтузиазмом шли на этот нелёгкий участок работ. Ночью можно было спокойно, вдали от полупьяных дедов и сержантов, выспаться в тёплой (хоть и жутко грязной) обстановке. Ибо в казарме после отбоя старослужащие, якобы ради укрепления дисциплины и закрепления необходимых навыков (а на самом деле, ради собственного развлечения), устраивали «полёты». Ну, то есть «отбой – подъём», которые продолжались иногда далеко за полночь. В то время армейским бестселлером был роман «Черви» о неуставных взаимоотношениях среди американских солдат. Вот по этой книжке, а не по Уставу, деды с сержантами – вчерашними курсантами и проводили с новобранцами курс молодого бойца.

Так что безмятежный сон в пропитанной дерьмом робе на земляном полу в свинарнике считался просто подарком судьбы.


В одном отделении с Саньком служил его земеля Лёха. Вместе призвались в одной команде, познакомились и крепко сдружились.

Вот с этим Лёхой и произошёл в наряде на свинарнике такой случай. Ночью он в одиночестве остался у чанов с варящимися в них картофельными очистками (на завтрак для поросюшек). Спокойненько подбрасывал уголёк в топки печек, как проинструктировали (сам он попал на это дежурство в первый раз), предвкушая скорый и спокойный отбой, здесь же, на полу. Под уютный треск огня, без обуревших в доску «дедов». Помешав хорошенько веслом ещё раз очистки в чанах, положил на кривой земляной пол пару широких досок и завалился спать. Благодать! Тишина, тепло, хоть на улице минус тридцать с ветром. А главное, никаких тебе «полётов». В сон провалился моментально…


Проснулся от того, что защекотало шею. Приоткрыл глаза и прямо нос в нос увидел огромную звериную морду с двумя жёлтыми кривыми, длиннющими передними резцами! Тут же подскочил, как ужаленный, отпрянув от чудища на пару метров.

Зверюгой оказалась чудовищных размеров крыса, величиной с хорошую болонку. Она нисколько не устрашилась Лёхиного кульбита, а так и осталась сидеть на своём месте, привстав на задние лапы, отчего казалась ещё больше. При этом, с интересом, но, как почудилось курсанту, зловеще, сверлила его своими блестящими чёрными глазками. Цвет шерсти страшной кры?сины был необычный, жёлто-седой. Скорее всего, из-за солидного возраста. Но больше парня шокировали передние резцы зверюги, длиной с его мизинец, не меньше. Они торчали наружу, не помещаясь в крысиной пасти.


Рефлекторно Лёха нащупал рядом с собой обломок кирпича и хотел уже запустить его во врага, но животное перевело взгляд на кирпич, потом снова вперилось в Лёхины глаза, да так, что у того мурашки побежали по всему телу. Было ясно, что крыса наперёд читает все его мысли, и если он всё же решится на необдуманный поступок, то пощады пусть не ждёт. Словно загипнотизированный, парень сидел на полу наблюдая, как седое чудовище, наконец-то насмотревшись на него, не спеша опустилось на передние лапы и пошагало в угол, волоча по полу голый кожаный хвост. В самом углу оно приостановилось и оглянулось. Из темноты на Лёху блеснули чёрные зловещие бусины, а затем крыса исчезла в дырке.

Больше в эту ночь солдатик не сомкнул глаз. Хоть и соорудил себе из кирпичей и досок неустойчивый помост, чтобы лежать не на самом полу.


Утром рассказал о ночной визитёрше штатной обслуге свинарника из гражданских, когда те пришли на работу. Рабочие подтвердили – да, ходят слухи о том, что водится тут крысиная королева. Причём, уже очень давно. Первые случаи встречи с ней происходили лет двадцать, а то и тридцать, назад. Хотя, скорее всего, это разные особи попадались. Потому что обычные крысы и до трёх лет не доживают.

А это чудо природы редко кому на глаза показывалось, только единицы о ней говорили. И вообще, многие считали её существование местной легендой. А тут нате! Действительно обитает!

Косвенным подтверждением того, что курсант не обманывает, были постоянные случаи гибели молочных поросят. Их, полуобглоданных, а иногда просто задушенных, в больших количествах находили и внутри, и в окрестностях свинарника. Грешили, в основном, на бродячих собак, но характер ран на тушках иногда вызывал смутные сомнения.


После этого первого ноябрьского дежурства на свинарнике, во второй раз туда Лёха попал где-то через месяц. В гуще нелёгких курсантских будней он уже успел подзабыть свой испуг, да и вообще, решил думать, что ему всё привиделось. К тому же, другие сослуживцы, дежурившие после на свинарнике, не упоминали ни о какой огромной крысе. Мелкие, обычного размера, конечно, сновали повсюду, но той, седой и страшной, никто не видел.


Только, снова оказавшись в одиночестве у котлов с картофельным варевом ночью, Лёха почувствовал себя очень некомфортно. Он прямо физически ощущал присутствие зверюги и пронизывающий взгляд её чёрных блестящих глазёнок откуда-то из тьмы. Непрестанно озираясь, не выпуская, на всякий случай, из рук лопату для угля, парень провёл полночи. Но всё было спокойно. Наконец, тепло и сон всё же сморили его. Устроившись так же, как в прошлый раз, на невысоком помосте из кирпичей и досок, парень уснул.


Сколько проспал, Лёха не знал, часов у него не было. От чего проснулся, сам не понял. Но всем нутром почувствовал, что будет, когда откроет глаза. Чуть-чуть размежив веки, сквозь ресницы прямо перед носом увидел седую зубастую морду, шевелящую колючими усами! Тварь, стоя на задних лапах на земляном полу, передними цеплялась ему за плечо робы и обнюхивала лицо.

В ужасе отшатнувшись от огромных жёлтых зубов, курсант свалился с обрушившейся импровизированной кровати и покатился прочь. А крыса невозмутимо осталась на своём месте, лишь развернувшись в его сторону. Лёха забился в угол, выставив перед собой лопату.

В эту ночь чудище сидело гораздо дольше, не спуская с парня сверлящих чёрных глаз. А может, ему минуты показались вечностью.

Потом, как и в прошлый раз, неспешно удалилось в свой угол, оглянувшись напоследок.


До окончания учебки Лёха всеми правдами и неправдами старался не попадать больше в наряды на свинарник. Но под самый конец полугодового обучения всё же не смог отмазаться и снова угодил в страшное для него место. Хотел даже сбежать с дежурства, рискуя загреметь на «губу». Но всё же в последний момент передумал. Что он, не мужик, что ли?! Из-за какой-то крысы! Так и остался снова в ночь один у горящих печек.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

сообщить о нарушении