Пенелопа Уорд.

Вот это сноб!



скачать книгу бесплатно

– Мой босс не он, а она… И дымит она за закрытой дверью своего кабинета. Я работаю на автора колонки советов. Так себе работенка, еле-еле хватает на оплату счетов.

– По-моему, звучит интригующе. Что это за колонка?

– Не уверена, что мне следует сказать тебе об этом. Ты можешь начать преследовать меня на работе.

– Разве ты не видишь в этом иронию судьбы? Или ты уже забыла, как меня познакомили с тобой?

– Это колонка «Спроси Иду».

– У меня такое ощущение, что мне знакомо это имя.

– Она этим занимается многие годы.

«Все верно. Мама ее читала».

– Моя мама обычно читала эту колонку. Чем ты там занимаешься?

– Я разбираю письма и отвечаю на некоторые вопросы, которые приходят на сайт. А еще я помогаю Иде.

Я рассмеялся.

– То есть ты даешь советы людям?

– И почему в это так трудно поверить?

– Мне нужен совет.

– ОК…

– Что мне сделать, чтобы ты согласилась встретиться со мной?

– Поверь мне, иногда лучше не раскрывать тайну. Я не думаю, что из нашего общения выйдет что-нибудь хорошее.

– Почему это?

– Ты бы использовал меня исключительно ради секса.

Мне пришлось подумать над тем, права она или нет. Сексуальное влечение зашкаливало. Но в глубине души я знал, что эта связь с ней намного больше, чем просто секс. Я просто не мог разобраться, откуда появилось это ощущение или что оно значит. Сорайя зажгла во мне некий огонь, который я не мог погасить. Добиться того, чтобы обнаженная Сорайя лежала подо мной, было целью, но это было не все. Мне нужно было это понять.

– Не хочу показаться мудаком, но я могу получить практически любую задницу. Дело не в этом.

– Тогда в чем же дело?

– Я точно не знаю, – честно признался я. – Но я хочу это выяснить.

Сорайя помолчала несколько секунд, потом как будто отдалилась.

– Думаю, мне пора идти.

– Я что-то не то сказал?

– Мне просто нужно идти.

– Ладно. Когда мы снова поговорим?

– Не знаю.

А потом она просто повесила трубку.

Сорайя Венедетта, черт ее дери, повесила трубку. Меня охватило желание разыскать ее.

«Угомони свой член, Грэм».

У меня заурчало в животе, и я сообразил, что некомпетентная Линн так и не вернулась с сэндвичем и кофе для меня.

Подойдя к столу секретаря в приемной, я спросил:

– Где, черт возьми, моя секретарша? Она должна была вернуться с моим ленчем.

– Боюсь, она сообщила в агентство, что не вернется сюда.

«Ну, супер!»

У меня болела голова от отсутствия кофеина. Я вернулся в кабинет, схватил пиджак и направился в продуктовый магазин по соседству.

Когда я сел за столик и открыл ноутбук, мне в голову пришла блестящая мысль. Я зашел на сайт «Спроси Иду» и решил задать вопрос в надежде, что его прочтет Сорайя. Я начал печатать.

Дорогая Ида!

Есть женщина, которую мне не удается выбросить из головы.

Она прислала мне фото своих сисек, ног и задницы, но не позволяет встретиться с ней лично. Единственная причина этого, которая приходит мне на ум, – это то, что она уродлива и боится показать мне свое лицо. Как мне добиться того, чтобы она согласилась встретиться со мной и поняла, что не все мужчины настолько поверхностные, как она, судя по всему, думает?

– Высокомерный костюм, Манхэттен

Смеясь про себя, я закрыл ноутбук и доел сэндвич с копченой говядиной на ржаном хлебе. Эта женщина сумела пробудить у меня зверский аппетит. Я сделал несколько деловых звонков, проверил, как дела у Мими в доме для престарелых, а потом снова открыл ноутбук. В папке «Входящие» было письмо от «Спроси Иду».

Дорогой Высокомерный костюм!

Вполне вероятно, что ты пришел к неправильному выводу. Нет никаких причин предполагать, что эта женщина уродлива. Возможно, она просто не настолько увлечена тобой. Может быть, и тебе захочется посмотреть в зеркало и поразмышлять о том, что уродливая личность отпугивает намного больше, чем отпугивает уродливое лицо.

Закинув голову назад от хохота, я восхитился умом этой женщины… Этот ее рот… Я не мог дождаться, когда трахну его. Она была не только веселой, честной, красивой и сексуальной. В отличие от всех тех женщин, с которыми я был, в ней было что-то уязвимое, она чего-то недоговаривала. Мне захотелось больше узнать о том, почему она меня боится. Подобное любопытство было мне совершенно не свойственно. И хотя мне было от этого не по себе, моя потребность узнать ее преобладала над всем остальным.

* * *

Сидеть наискосок от нее и не пялиться было действительно искусством. Почти как чревовещатель, который говорит нутром, не шевеля губами, мне нужно было разглядывать ее так, чтобы она этого не заметила.

Именно этим утром мне было особенно сложно смотреть на нее незаметно. И не только потому, что Со-райя выглядела чертовски сексуально, но и потому, что она была не одна. Рядом с ней сидел мужчина с большим количеством татуировок, который выглядел больше в ее вкусе, чем я. Они разговаривали и смеялись, и мне захотелось свернуть его тощую шею.

У меня забурлила кровь, когда он наклонился и поцеловал ее. Я не понял, это был поцелуй в щеку или в губы, потому что смотреть на них я мог только украдкой. Потом мужчина встал и вышел из поезда, оставив Сорайю сидеть.

Ревность, которую мне удавалось сдерживать, ослепила меня. Ослепила настолько, что я даже не думал, когда напечатал следующее сообщение.

Кто он такой, черт побери?

Она, казалось, застыла, а потом медленно повернула голову и посмотрела на меня. Ее светлая кожа стала практически белой. Сорайя вздернула подбородок и мгновенно встретилась со мной взглядом. Она знала, что это я.

«Она всегда знала, что мы ездим в одном и том же поезде».

Я еще немного подумал об этом. Ее глаза встретились с моими без малейшего колебания, как будто она знала, куда смотреть.

«Все это время она делала вид, будто не знает, кто я такой».

Должно быть, она видела мое фото онлайн. Я не мог представить, как еще она могла узнать, что это я, но это уже не имело никакого значения. Значение имело лишь то, что теперь я оказался лицом к лицу с женщиной, которая проникла в мой мозг, в мое тело и душу в ту самую секунду, когда она открыла свой большой рот и заговорила со мной по интеркому.

Моя остановка была следующей, но я не собирался выходить. Честно говоря, меня увлек этот неистовый поединок взглядов. До меня дошло, что и она осознает тот факт, что и я знал, как она выглядит.

Сорайя внезапно встала. Должно быть, ее остановка была следующей. Я пошел за ней и остановился у выхода у нее за спиной. Она смотрела на мое отражение в стекле дверей. Мои губы скривились в самоуверенной улыбке. Я был кем-то вроде Чеширского кота, который наконец поймал мышку. В ее глазах промелькнуло удивление.

Когда двери открылись, я вышел следом за ней и в молчании пошел рядом. Мы оба двигались очень медленно, не зная наверняка, куда идти или что делать. Когда толпа людей исчезла на эскалаторе на второй этаж, мы остались практически в одиночестве на платформе метро. Я внезапно схватил ее за запястье, заставляя повернуться и посмотреть на меня.

Грудь Сорайи вздымалась, и я чувствовал, как дрожит ее тело. Мое собственное сердце неслось вскачь. Узнать, что я оказывал на нее такое действие, было удивительным и возбуждающим. Таким чертовски возбуждающим.

Аромат ее бледной кожи особенно возбуждал меня и в сочетании с теплом ее тела, оказавшегося так близко к моему, привел меня в невероятное возбуждение. Я был словно подросток, готовый кончить в брюки костюма за три тысячи долларов.

Когда я медленно двинулся к ней, она отступила назад, к большой бетонной колонне. Я прижал ее к ней, взял лицо Сорайи в ладони и прижался губами к ее рту. Она открылась мне навстречу, когда мой жадный язык рванулся к ее языку. Весь мир вокруг меня исчез. Звук капитуляции, который она издала, заставил меня поцеловать ее глубже. Теплые пышные груди Сорайи были словно электрическое одеяло на моей груди. От холода металлического шарика в ее языке, прикасавшегося к моему жаркому языку, я почувствовал что-то вроде спазмов по всему телу. Если бы мы не были на людях, я бы точно не смог остановиться на поцелуях. Мне отчаянно хотелось овладеть ею прямо на платформе.

Сорайя оттолкнула меня и откашлялась.

– Как ты узнал, что это я?

Большим пальцем я нежно провел по ее нижней губе.

– Я отвечу на это только после того, как ты скажешь мне, что это за парень целовал тебя.

– Это не был поцелуй. Он чмокнул меня в щеку. Это мой друг, Тиг. Мы встретились за ранним завтраком сегодня утром.

– Друг, значит?

– Он прочно женат. Его жена тоже мой друг.

– Так что, между вами ничего нет?

– Нет, но даже если бы что-то и было… – Сорайя вытерла рот, который, видимо, еще болел после моей атаки. – Так скажи мне, откуда ты узнал, что это я.

– По перышку на твоей ноге, гений. Твоя ступня была на фото ног, которое ты мне отправила. Я использовал эту татуировку, чтобы вычислить тебя. Я несколько дней наблюдал за тобой. Судя по всему, ты занималась тем же самым.

Она не стала отрицать, что все время знала, кто я.

Я придвинул губы к ее губам.

– Тебе понравилось то, что ты увидела? Поэтому ты продолжала отправлять мне сообщения? Когда я впервые понял, что это ты, я не мог поверить, что ты настолько красива.

– То есть все эти разговоры о том, что ты думаешь, будто я уродина…

– Были враньем. Меня невероятно тянет к тебе, Со-райя. И сейчас твое тело говорит мне, что ты чувствуешь то же самое ко мне.

– То, что ты красив, не имеет значения. Ты опасный человек.

– Ты понятия не имеешь, насколько я опасен, когда я чего-нибудь хочу. Я ни перед чем не остановлюсь, чтобы получить желаемое. И в настоящий момент я ничего не желаю настолько отчаянно, как тебя. Но если ты можешь честно мне сказать, что я тебя не интересую, я уйду, и ты больше никогда обо мне не услышишь. И если то, что ты сейчас дрожишь всем телом, хоть о чем-то говорит, то ты чувствуешь то же самое, что и я.

– Я не хочу испытывать такие чувства к такому парню, как ты.

Это был полный облом. За какого человека, черт подери, она меня принимает? Пусть я временами и обращался с людьми как с дерьмом, но я же не был преступником, ради всего святого.

– Позволь мне сказать тебе кое-что, Сорайя. Допустим, я не самый милый парень на планете или даже не лучшая пара для тебя. Честно сказать, я знаю, что я тебе не подхожу. Но ты не можешь отрицать то, что происходит между нами. Это может закончиться только одним.

– И чем же это?

– Я зароюсь глубоко в тебя.

– Этого не может произойти.

– Каждую чертову ночь мне снится, как этот шарик в твоем языке двигается вокруг моего члена. Я могу думать только о тебе. Честно говоря, я мог думать только о тебе еще до того, как я увидел твое потрясающее лицо. Но когда я его увидел, я пропал. – Я погладил ее по щеке. – Просто проведи со мной время.

– Если бы я сказала тебе, что не хочу спать с тобой, ты бы все равно захотел со мной встретиться?

Закрыв на мгновение глаза, я открыл их и сказал:

– Я бы отнесся к твоим словам с уважением.

– Мне слишком часто причиняли боль. Я дала себе клятву, что не буду принадлежать никому, если не буду уверена в намерениях мужчины. Так что если ты хочешь быть со мной, то никакого секса. Хочешь поговорить со мной? Отлично. Хочешь узнать меня? Отлично.

Но на этом все заканчивается. Ты действительно этого хочешь?

– Я хочу всего, но готов довольствоваться тем, что ты мне дашь… пока.

– И когда же мы встретимся?

– Сегодня вечером. Я заеду за тобой, и у нас будет настоящее свидание, в котором не будет места чужому разлагающемуся телу в соседней комнате.

– Ты такой романтик.

– Я согласен на отношения без секса, но запомни мои слова. Когда придет время, не я буду просить об этом.

* * *

Остаток дня перспектива увидеть ее вечером не давала мне покоя. Чтобы скрасить мучительное ожидание, я решил написать в «Спроси Иду».

Дорогая Ида!

Я встречаюсь с женщиной, которая ясно дала мне понять, что она не хочет заниматься со мной сексом. Дело в том, что она не представляет, от чего отказывается. Я думаю, что могу заставить ее передумать, верно?

– Высокомерный костюм, Манхэттен

Спустя примерно час ответ появился в моей папке «Входящие».

Дорогой Высокомерный костюм!

У меня такое чувство, что ты только предполагаешь, будто всем женщинам хочется раздвинуть перед тобой ноги. Полагаю, у этой женщины есть причина, по которой она считает, что секс с тобой нанесет ущерб ее благополучию. Может быть, стоит попытаться узнать ее, помочь ей поверить тебе. Докажи, что ты вкладываешься в отношения. А пока ТЕБЕ следует вложиться в холодный душ. Судя по всему, он тебе необходим.

Глава 7
Сорайя

Сорайя: куда мы идем?

Я ушла с работы на час раньше, чтобы подготовиться. Больше половины моих вещей горой высились на кровати. Обычно настроение подсказывало мне, что надеть. Я не была слишком переборчивой. Для меня стиль заключался в том, чтобы выразить свою неповторимую личность, а не в том, чтобы следовать последним трендам с подиума или копировать стиль сестер Кардашьян. Когда я примеряла десятый наряд, я была уже на пределе.

Грэм: В ресторан, к сожалению. Если только ты не передумала. Я с радостью соглашусь, если ты предпочтешь, чтобы я полакомился тобой у меня дома.

Если бы на его месте был кто-то другой, все эти сексуальные комментарии взбесили бы меня. Но по какой-то причине, присланные Грэмом, они вызывали у меня улыбку. Мой ответ на предложение трахнуться с ним всегда был одинаковым: я с ним не связываюсь.

Сорайя: Пожалуй, я передумала.

Грэм: Пришли мне твой адрес. Я все еще в офисе, но буду у тебя через десять минут, где бы ты ни жила, черт тебя подери.

Его безрассудство вызвало у меня усмешку. Хотя я все еще считала его самодовольным, было что-то очень милое в той честности, с которой он выражал свое желание быть со мной. Обычно для такого парня, как он, проявление безрассудства было признаком слабости. Я почти пожалела о том, что играю с ним. Почти.

Сорайя: Я имела в виду наш сегодняшний совместный ужин. Я не уверена, что это такая уж хорошая идея.

Грэм: Глупости. Если ты не появишься, жди, я постучу в твою дверь.

Сорайя: Ты даже не знаешь, где я живу.

Грэм: У меня много источников. Испытай меня.

Сорайя: Отлично. Я приду. Но ты дал мне только адрес. Куда именно мы идем? Мне необходимо знать, что надеть.

Грэм: Приходи в том, что на тебе сейчас надето.

Я посмотрела на себя.

Сорайя: Ярко-розовый бюстгальтер и стринги? Куда ты меня ведешь, в стриптиз-клуб?

Прошло целых пять минут, прежде чем он ответил.

Грэм: Избавь меня от такого дерьма.

Сорайя: Ты не поклонник ярко-розового?

Грэм: Как раз наоборот. Этот оттенок будет замечательно смотреться в отпечатке моей руки на твоей заднице, если ты не прекратишь надо мной издеваться.

Шлепки я никогда не любила. «Не любила» – вот ключевые слова. Но при мысли о том, как он шлепает меня по заднице, мое тело завибрировало. «Иисусе. Этот мужчина опасен». Мне нужна была передышка. Я швырнула телефон на кровать и снова нырнула в платяной шкаф.

Маленькое черное платье, висевшее в самой глубине гардероба, привлекло мое внимание. Я покупала его на похороны. Я расхохоталась, подумав о том, что мне следовало бы надеть его на свидание с Аспеном. Когда я сняла его с вешалки, мой телефон сообщил, что пришло новое сообщение.

Грэм: Ты перестала отвечать. Я понимаю это так: ты занята тем, что представляешь, как моя рука сильно шлепает по твоей замечательной заднице.

У него была поразительная способность превращать простой вопрос в нечто непристойное.

Сорайя: Я занята тем, что пытаюсь сообразить, во что одеться. И это возвращает меня к моему первому вопросу. Куда мы идем?

Грэм: Я заказал столик в «Зенкичи».

Сорайя: В Бруклине?

Грэм: Да, в Бруклине. Он единственный. Ты сказала, что живешь там, а раз уж ты отказалась от того, чтобы я за тобой заехал, я выбрал место поближе к тебе.

Сорайя: Вау. Здорово. Мне всегда хотелось побывать в этом ресторане. Хотя тебе будет не так просто добраться туда из твоего офиса.

Грэм: Меня устраивает. Раз уж ты такая заноза в моей заднице. Встретимся в 19.

Станция метрополитена находилась в полутора кварталах от ресторана. Когда я повернула за угол, у входа как раз остановился черный лимузин. Я понятия не имела почему, но я прижалась к двери подъезда, чтобы посмотреть, кто из него выйдет. Мой желудок подсказал, что это Грэм.

И мой желудок не ошибся. Из лимузина вышел водитель в форме, он открыл заднюю дверцу, и Грэм ступил на тротуар. «Боже, этот мужчина излучает власть». Он был одет в другой дорогой костюм, не тот, что был на нем утром. То, как костюмы на нем сидели, подтверждало, что он шил их на заказ. Хотя не модный костюм, в который Грэм был одет, придавал ему вид превосходства. Все дело было в том, как он носил костюм. Высокий и уверенный в себе, Грэм стоял перед рестораном, чуть выпятив широкую грудь, отведя плечи назад, расставив ноги. Он смотрел прямо перед собой, не играл с телефоном и не уставился на тротуар, чтобы избежать возможности встретиться с кем-то взглядом. Одну руку он сунул в карман брюк, оставив большой палец снаружи. «Мне нравится, когда большой палец остается снаружи».

Я подождала несколько минут, и когда Грэм наконец посмотрел в другую сторону, я выскользнула из дверного проема. Когда он снова повернул голову и увидел меня, я остро почувствовала, как я иду. От того, как он смотрел на каждый мой шаг, часть меня захотела убежать от него, но другой моей части понравился его жаркий взгляд. Очень понравился. Поэтому я справилась с нервами, начала чуть больше покачивать бедрами и решила, что не стану мышкой для этого кота. Я буду собакой.

– Привет, Грэм! – Я кивнула, остановившись перед ним.

– Привет, Сорайя! – Он копировал мой деловой тон и кивок.

Мы стояли на тротуаре и смотрели друг на друга. Между нами оставалось безопасное расстояние. И это была самая долгая минута в истории минут. Потом он прорычал:

– К черту!

Сделав шаг вперед в мое пространство, он намотал на руку прядь моих волос, наклонил мою голову так, как ему этого хотелось, и прижался губами к моим губам.

Долю секунды я попыталась сопротивляться. Но я была кубиком льда, пытающимся противостоять жару солнца. Это было невозможно. Вместо этого я просто растаяла под ослепительным светом. Если бы он не обхватил другой рукой мою талию, я бы оказалась на асфальте. Мой мозг хотел сопротивляться ему на каждом повороте, но мое тело не могло не сдаться. «Предатель».

Грэм заговорил у моих губ, когда наконец оторвался от моего рта.

– Сопротивляйся сколько хочешь. Настанет день, когда ты будешь просить меня. Запомни мои слова.

Его высокомерие привело меня в чувство.

– Ты слишком занят собой.

– Я бы лучше занялся тобой.

– Свинья.

– И что это говорит о тебе? Ты уже потекла из-за свиньи.

Я попыталась оттолкнуть его руку, обхватившую мою талию, но он только сильнее вцепился в меня.

– Я не потекла.

Он изогнул бровь.

– Есть только один способ это проверить.

– Отвали, Морган.

Грэм сделал шаг назад и поднял обе руки в знак того, что сдается. В его глазах промелькнуло удивление.

Внутри «Зенкичи» оказалось темно и совсем не так, как я ожидала. Японка в традиционной одежде повела нас по длинному коридору, сделанному так, чтобы создавалось ощущение, будто вы на улице. Пол был вымощен камнями и аспидным сланцем, как будто мы шли по дорожке в азиатском саду. По бокам высился бамбук и горели фонарики. Мы прошли мимо арки, ведущей в большой зал, но старшая официантка продолжала идти вперед. В конце коридора она усадила нас в уединенной кабинке, отделенной роскошными плотными драпировками. Приняв у нас заказ на напитки, она указала на кнопку звонка, встроенную в стол, и сказала, что нас никто не побеспокоит, если мы сами не позовем официантку. После этого она ушла, плотно закрыв за собой драпировки. Казалось, в мире остались только мы двое, и не было никакого шумного роскошного ресторана.

– Это красиво, но странно, – сказала я.

Грэм снял пиджак и поудобнее устроился со своей стороны стола, небрежно перевесив руку через край кабинки.

– Сойдет.

– Ты хочешь сказать, что я странная?

– Мы подеремся, если я скажу «да»?

– Вероятно.

– Тогда да.

Я нахмурилась.

– Ты хочешь со мной подраться?

Грэм потянул за галстук, расслабив его.

– Я нахожу, что меня это заводит.

Я рассмеялась.

– Думаю, тебе нужно к психотерапевту.

– После последних нескольких дней мне кажется, что ты, возможно, права.

Официантка вернулась с нашими напитками. Она поставила высокий стакан перед Грэмом и бокал с вином передо мной.

Он заказал джин «Хендрикс» с тоником.

– Джин-тоник – это напиток старика, – заметила я, отпивая вино.

Он покрутил лед в стакане, затем поднес стакан к губам и, прежде чем выпить, посмотрел на меня поверх стакана.

– Вспомни, как на меня действуют споры. Возможно, тебе захочется заглянуть под стол.

У меня расширились глаза:

– Не может быть.

Он фыркнул и изогнул бровь:

– Давай, сунь голову под стол. Я знаю, что ты умираешь от любопытства.

Когда мы оба допили заказанные напитки, мои нервы начали немного успокаиваться, у нас наконец завязался настоящий разговор. Мы не говорили о сексе или шариках в языке.

– Так сколько же часов в день ты работаешь в этом твоем большом роскошном офисе?

– Обычно я прихожу к восьми и стараюсь уйти около восьми.

– Двенадцать часов в день? Это же шестьдесят часов в неделю.

– Это без учета выходных.

– Ты и в выходные работаешь?

– По субботам.

– То есть воскресенье – это твой единственный выходной?

– Иногда я работаю и вечером в воскресенье.

– Безумие. Когда же ты находишь время, чтобы получать удовольствие?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6