Пенелопа Уорд.

Вот это сноб!



скачать книгу бесплатно

– А если они не дадут скидку?

– Тогда все равно забронируй номер. В последний раз в моем номере была идеальная чистота.

– То есть и ковер, и душевая кабина не были грязными?

Ида раздраженно вздохнула, как будто я испытывала ее терпение.

– Цены на номера в этом отеле просто грабительские. Я не собираюсь платить по четыреста долларов за ночь.

– То есть вместо этого вы предпочитаете, чтобы кого-то уволили?

Она подняла одну густо нарисованную бровь.

– Ты хочешь, чтобы я уволила тебя?

«Ага. И эта сука еще раздает советы о морали».

* * *

Мне повезло, это была среда. По средам Ида встречалась со своим редактором. Поэтому мне, по крайней мере, пришлось терпеть ее всего лишь полдня. А потом она ушла, оставив мне список поручений на целый лист.

Закажи новые деловые визитные карточки. (И на этот раз они должны быть менее яркими, я руковожу бизнесом, а не цирком.)

Обнови блог. (В желтой папке лежат письма и ответы на день. Не импровизируй, когда будешь печатать. Колонка «Спроси Иду» НЕ предлагает заняться любовью по-собачьи, чтобы развеселить бойфренда, который только что потерял своего любимого джек-рассел-терьера.)

Введи счета из голубой папки в QuickBooks. (Учти все скидки, даже если дата скидки уже прошла.)

Отправь контракты Лоуренс на просмотр. Никаких указаний на этот счет. Я потом сама с этим разберусь. Она исписала каждую страницу документа ярко-оранжевым маркером. «Смехотворно. Неприемлемо».

Забери вещи из химчистки. (Квитанция на моем столе. Не плати ничего, если пятно на левом рукаве моего мохерового жакета не отошло.) «И что такое мохер, черт подери?»

Прими доставку из «Спиди Принтинг». (Никаких чаевых. На прошлой неделе он опоздал на десять минут.)

Список все не кончался и не кончался. Мне очень захотелось отсканировать его и разместить в блоге под последним ответом, который она дала служащей, пожаловавшейся на проблемы с боссом. Вместо этого я врубила музыку (Ида не разрешала слушать ее на рабочем месте), дала курьеру из типографии двадцать долларов на чай из наличных на мелкие расходы и сделала перерыв на час, чтобы положить босые ноги на рабочий стол и еще поиграть с айфоном мистера Большого Хрена. Глядя на шевелящиеся пальцы моих ног, я любовалась последним творением Тига. Он сделал мне новую татуировку: из-под кожаного ножного браслета на щиколотке на подъем правой ступни спускалось перышко. Совершенно в стиле Покахонтас. Нужно будет зайти в тату-салон Тига, чтобы он мог сделать фото для своей стены теперь, когда отек спал.

Я почти исчерпала лимит моего интернета на месяц, поэтому я забила «Грэм Морган» в поисковик Google на его айфоне. Я удивилась, когда поиск выдал более тысячи результатов. Первым появился сайт его компании «Морган Файнэншиал Холдингс». Я кликнула на него. Это был типичный корпоративный сайт, скучный и деловой. Список активов занимал целую страницу, в нем было все, от земельных участков до финансовой инвестиционной фирмы.

От сайта разило старыми деньгами. Я готова была поспорить, что у папочки Моргана до сих пор есть большой угловой кабинет, и он заглядывает в компанию по пятницам после гольфа. Общая тема сайта тоже, казалось, подводила итог управлению бизнесом и богатством. «Богатые становятся богаче». Кто управлял моими активами? Хотя подождите-ка. Все верно. Их у меня нет. Если только не считать мою великолепную задницу. Но и ею в настоящий момент никто не занимался.

Я кликнула на раздел «Управляющие», и у меня открылся рот. На первом же фото был Адонис собственной персоной, Грэм Дж. Морган. Парень и в самом деле был очень хорош собой. Прямой сильный нос, точеная нижняя челюсть и глаза цвета тающего молочного шоколада. Что-то подсказывало мне, что среди его предков были греки. Я облизнула губы. «Черт». Под снимком я прочла его биографию. Двадцать девять лет, с отличием окончил Уортонскую школу бизнеса, не женат, бла-бла-бла. Меня удивила только последняя строчка: мистер Морган основал «Морган Файнэншиал Холдингс» только восемь лет назад, но ее разнообразное клиентское портфолио могло соперничать с самыми старыми и самыми престижными инвестиционными фирмами Нью-Йорка. «Надо же, я ошиблась насчет папочки».

Вытерев слюну с клавиатуры, я перешла к разделу «Команда». В нем числились тридцать различных директоров и менеджеров. Здесь тоже была общая тема. Все хмурые, с отличным образованием. Одинокий отступник осмелился улыбнуться для корпоративного фото. Бен Шиллинг, менеджер из отдела маркетинга. Затосковав от корпоративной жизни, но все еще не готовая вернуться к моему списку поручений, я снова просмотрела список контактов Грэма. Я прокрутила имя Айвери, гадая, только ли женщин мистеру Большому Хрену удается вывести из себя. Через несколько имен после Айвери я увидела первое мужское имя: Бен. «Гмм». Без лишний раздумий я напечатала текст:

Грэм: Как дела?

Я пришла в возбуждение, увидев, как заплясали три точки, указывая на то, что он печатает ответ.

Бен: Работаю над этой презентацией. Она будет готова завтра, как и планировалось.

Грэм: Отлично. Скажи Линде, чтобы она внесла тебя в мой календарь.

Яхотя бы правильно запомнила имя. Я увидела, как три точки опять заплясали, потом остановились, потом закачались снова.

Бен: Не думаю, что Линда вернется. После того, что произошло вчера на встрече.

Ага, дело сдвинулось с мертвой точки. Я села прямо в кресле.

Грэм: Вчера на встрече многое произошло. О чем конкретно ты говоришь?

Бен: Гмм… Я о том, когда ты завопил: ты уволена, убирайся к черту из моего офиса.

Парень и в самом деле был полным мудаком. Кому-то следовало надрать ему задницу. Я запустила Safari и снова открыла последнюю страницу, которую я посещала. На полпути к концу списка сотрудников я нашла того, кого искала: Мередит Кляйн, менеджер по персоналу.

Грэм: Возможно, я был слишком резок. У меня вся половина дня занята встречами. Не мог бы ты заглянуть к Мередит в отдел персонала и проследить за тем, чтобы Линда получила месячное выходное пособие?

Бен: Конечно. Уверен, что она это оценит.

Если я буду слишком милой, то он начнет что-то подозревать.

Грэм: А я оценю отсутствие иска. То, что оценит она, не моя забота.

Я сообразила, что зашла слишком далеко, поэтому я убрала айфон в сумку, чтобы не причинить большего вреда. Завтра я его верну владельцу. И мне очень хотелось встретиться с этим подонком.

Глава 3
Сорайя

«Морган Файнэншиал Холдингс» занимала весь двадцатый этаж, если верить указателю в вестибюле. У меня заурчало в животе, пока я ждала лифт. Я только что позавтракала, поэтому это могли быть только нервы. И это меня разозлило.

Почему мысль о том, что я встречусь с этим мудаком лицом к лицу, заставляет меня нервничать?

«Его внешность».

В глубине души я знала, что все дело в его внешности, и это было смехотворно. Я не была поверхностным человеком, но часть меня никак не могла не прийти в восторг от этого мерзавца. Этой моей части следовало бы немедленно заткнуться.

Раздался звон, двери лифта открылись, впуская в кабину меня и пожилого бизнесмена. Двери закрылись, мы были только вдвоем. Когда мужчина почесал себе яйца, я опустила глаза на татуировку перышка на моей правой ступне, чтобы отвлечься от него. Почему я словно магнит привлекаю мужчин, которые чешут себе промежность? К счастью, лифт достаточно быстро поднялся на двадцатый этаж. Я вышла, предоставляя мужчине свободу взяться за себя в уединении.

Черная табличка с выведенным золотыми буквами названием «Морган Файнэншиал Холдингс» висела над дверями из прозрачного стекла. Сделав глубокий вдох и поправив мое маленькое красное платье, я вошла. Да, я прихорошилась ради этого дерьма. Не осуждайте меня.

Молодая рыжеволосая женщина в приемной улыбнулась мне.

– Я могу вам помочь?

– Да. Я здесь, чтобы увидеть Грэма Моргана.

У нее был такой вид, будто я ее рассмешила.

– Он вас ждет?

– Нет.

– Мистер Морган никого не принимает без предварительной договоренности.

– Видите ли, у меня есть одна очень важная вещь, принадлежащая ему, поэтому мне действительно нужно его увидеть.

– Как ваше имя?

– Сорайя Венедетта.

– Можете произнести вашу фамилию по буквам? Вендетта? Как вендетта против кого-то?

– Нет, моя фамилия Венедетта. Там Е в середине. В-Е-Н-Е-Д-Е-Т-Т-А. – Если бы я получала четвертак каждый раз, когда кто-то уродовал мою фамилию… Что ж, я была бы богаче Грэма Моргана.

– ОК, мисс Венедетта. Если хотите, можете посидеть здесь. Когда мистер Морган приедет, я узнаю у него, согласится ли он вас принять.

– Спасибо.

Поправив платье, я села на обтянутый плюшевой микрофиброй диван по диагонали от стола секретарши. Мне не следовало бы удивляться тому, что мистер Большой Хрен еще не появлялся, так как этим утром его не было в вагоне в обычное время. Я гадала, как долго мне придется ждать. Я отпросилась всего на полдня, и мне следовало быть в офисе сразу после ленча.

Бездумно перелистывая какие-то финансовые журналы, я даже не подняла глаза, когда двери распахнулись. Мое сердце забилось быстрее, когда я увидела Грэма, сердитого как всегда. Он был упакован в черные брюки и белоснежную сорочку с закатанными рукавами. На его запястье были привычные блестящие часы. Грэм держал галстук цвета бургундского вина в одной руке и ноутбук в другой. Когда он проходил мимо меня, я мгновенно ощутила пьянящий аромат его одеколона. Он буквально ударил мне в нос. Он смотрел прямо перед собой, не замечая ни меня, ни что-либо вокруг.

Девушка в приемной расцвела, когда он проходил мимо.

– Доброе утро, мистер Морган.

Грэм не ответил. Он лишь что-то пробурчал еле слышно, быстро прошел мимо нее и скрылся в коридоре.

«Ну ты посмотри!»

Я посмотрела на девушку.

– Почему вы не сказали ему, что я его жду?

Она рассмеялась.

– Мистеру Моргану утром требуется время, чтобы выпустить пар. Я не могу ошарашить его неожиданным посетителем в ту секунду, когда он войдет в дверь.

– И сколько же мне придется ждать?

– Я узнаю у его секретарши через тридцать минут.

– Вы шутите?

– Ни в коем случае.

– Но это же смешно, черт подери. Мне нужно две минуты, чтобы сделать то, ради чего я сюда пришла. Я не могу ждать все утро. Я опоздаю на работу.

– Мисс Вендетта…

– ВенЕдетта…

– Венедетта. Простите. Здесь существуют определенные правила. Правило номер один: если только у мистера Моргана не назначена важная встреча на утро, его нельзя беспокоить сразу после прихода.

– Что именно он сделает, если вы его побеспокоите?

– Я не хочу это выяснять.

– Что ж, а я выясню. – Встав с дивана, я быстро пошла по коридору. Рыжеволосая секретарша бросилась за мной.

– Мисс Венедетта, вы не понимаете, что вы делаете. Немедленно вернитесь! Я серьезно.

Я остановилась, дойдя до темной двери из дерева вишни с именем Грэма Дж. Моргана, выгравированным на табличке. Жалюзи на окнах по обе стороны от двери были наглухо закрыты.

– Где его секретарь?

Рыжеволосая указала на пустой стол наискосок от кабинета босса.

– Обычно она сидит вот здесь, но пока она еще не пришла. Это еще одна причина, по которой я не могу беспокоить мистера Моргана прямо сейчас. Он, вероятно, зол из-за этого.

Девушка через плечо посмотрела на другую служащую, работавшую в отсеке по соседству.

– Ты не знаешь, почему Ребекки все еще нет?

– Ребекка увольняется. Агентство ищет замену.

– Замечательно, – фыркнула девушка из приемной. – Сколько она продержалась? Два дня?

Ребекка рассмеялась.

– Не так плохо, учитывая…

«Что за человек, черт побери, этот Грэм Морган?

За кого он себя принимает?»

В моей крови вдруг забурлил адреналин. Я подошла к пустому столу секретарши и нажала на кнопку вызова с маркировкой ГДМ.

– За кого вы себя принимаете, черт вас дери? За волшебника из Страны Оз? Я уверена, что легче попасть на прием к королеве Елизавете.

Страх в глазах девушки из приемной был почти осязаемым, но она понимала, что уже слишком поздно, поэтому просто стояла в стороне и смотрела.

Почти целую минуту ответа не было. Затем раздался его низкий проникающий голос:

– Кто это?

– Меня зовут Сорайя Венедетта.

– Венедетта. – Он четко повторил мою фамилию. От моего внимания не ускользнуло то, что в отличие от всех остальных он правильно ее произнес.

Когда он больше ничего не добавил, я снова нажала на кнопку.

– Я терпеливо ждала, чтобы встретиться с вами. Но, судя по всему, вы там дрочите за закрытыми дверями или еще что. Служащих ваших вы до смерти запугали, поэтому никто не хочет сказать вам, что я здесь. У меня есть одна вещь, которую, по моему разумению, вы определенно ищете.

Его голос раздался снова:

– О, в самом деле?

– Да. И я не отдам вашу вещь, если вы не откроете дверь кабинета.

– Позвольте мне спросить вас кое о чем, мисс Венедетта.

– ОК…

– Вещь, которую, по вашему утверждению, я ищу. Это не лекарство от рака?

– Нет.

– Это не оригинальная «Шелби Кобра»11
  Британский спортивный автомобиль, выпускавшийся фирмой AC Cars с 1961 по 1967 г. Оригинал стоит очень дорого. Есть современное производство аналогичных моделей. – Здесь и далее примеч. переводчика.


[Закрыть]
?

«Что?»

– Гм… Нет.

– Тогда вы ошибаетесь. У вас не может быть ничего такого, что бы я искал, что могло бы заставить меня открыть эту дверь и иметь с вами дело. А теперь прошу вас покинуть этот этаж, иначе мне придется попросить охрану вывести вас.

«К черту это». Я больше не собиралась возиться с этим дерьмом. С этой минуты я больше не хотела иметь с этим человеком никакого дела, поэтому я решила оставить его дурацкий айфон. Когда я схватила мой собственный телефон, меня осенило. Прощальный подарок. Я сделала три своих селфи. На первом снимке мое декольте и средний палец по центру, на втором мои ноги и на третьем – моя задница. Затем я вбила в его айфон мой номер телефона, обозначив контакт как «Пожалуйста, мудак». Я специально не стала снимать свое лицо, так как мне не хотелось, чтобы он узнал меня в вагоне метро.

Я отправила ему все три селфи, а за ними улетело и сообщение:

Твоей матери было бы за тебя стыдно.

Я протянула айфон девушке из приемной и сказала:

– Проследите за тем, чтобы он его получил.

Я направилась к выходу, чувствуя себя немного проигравшей и очень разозленной.

К тому времени, как я добралась до работы, мое настроение только ухудшилось. Единственной хорошей новостью оказалось отсутствие Иды, отправившейся на неожиданную встречу вне офиса. Я была избавлена от необходимости общаться с ней. В конце концов, я воспользовалась ситуацией и ушла из офиса на час раньше.

После работы я решила навестить Тига и его жену Делию и только потом отправиться домой. Мы с Тигом дружили с самого детства, так как росли по соседству. Тигу и Дел принадлежал салон на Восьмой авеню, где делали тату и пирсинг.

Я слышала жужжание иглы Тига в углу. Он был занят с клиентом. Тиг делал татуировки, Делия занималась пирсингом. Всякий раз, когда у меня было неустойчивое настроение, я становилась очень импульсивной. Я уже решила, что вечером дома выкрашу кончики волос в красный цвет, но этого казалось мало, чтобы удовлетворить меня.

– Дел, я хочу пирсинг в языке.

– Убирайся отсюда. – Она отмахнулась от меня. Ей были хорошо знакомы смены моего настроения.

– Я серьезно.

– Ты говорила, что никогда не станешь делать пирсинг. Я не хочу, чтобы ты вернулась и обвинила меня, когда твое настроение изменится.

– А я передумала. Я хочу пирсинг.

Тиг услышал наш разговор и на мгновение отвлекся от своего клиента.

– Я тебя знаю. Должно быть, сегодня в твоей жизни произошло какое-то дерьмо, поэтому тебе вдруг захотелось проколоть язык.

Глубоко вздохнув, я призналась:

– Все верно, какое-то дерьмо.

Я рассказала им всю историю, начиная с того момента, когда я нашла айфон Грэма, и заканчивая его грубостью по отношению ко мне по интеркому сегодня.

Тиг ответил, перекрывая звук иглы:

– Забей. Тебе больше незачем иметь дело с этим придурком. Ты просто приняла это близко к сердцу. Выкинь его из головы, и всё.

Я знала, что Тиг прав. Я просто никак не могла понять, почему поведение Грэма так меня задело. Я не собиралась снова и снова анализировать это вечером или связывать мою реакцию с тем, что меня когда-то отверг отец. Возможно, я просто ждала, что буду приятно удивлена, а не в высшей степени разочарована. Что-то не давало мне просто отпустить ситуацию. Я надеялась многое узнать о Грэме, но теперь шансов на это у меня не осталось. Я не понимала, почему это так много для меня значит. Пока я этого не пойму, я буду винить в этом себя.

– Я все-таки хочу, чтобы ты сделала мне пирсинг языка.

Делия округлила глаза.

– Сорайя…

– Давай, Дел, просто сделай это!

У меня щипало язык, когда я возвращалась на поезде домой. Читая список того, что следует делать после пирсинга, я не могла удержаться от того, чтобы не хмыкать про себя.

Не целуйтесь и воздержитесь от прочей оральной активности, пока ранка полностью не заживет.

Ага… Вот с этим проблем не будет, учитывая тот факт, что мне абсолютно не с кем разделить упомянутую выше активность. Все рекомендации казались достаточно легкими, пока я не добралась до последнего пункта.

Не пейте кислые или алкогольные напитки, пока рана заживает.

Вот дерьмо! Я выстрелила себе в ногу, решив сделать пирсинг языка в тот самый вечер, когда я действительно нуждалась в том, чтобы утопить мои печали в чем-нибудь крепком.

Вернувшись в мою квартиру, я разделась и принялась красить кончики волос в красный цвет. Это означало, что я нахожусь в самом скверном расположении духа. В тот момент, когда я подумала, что точно знаю, как пройдет этот вечер, произошло то, чего я совершенно не ожидала.

Глава 4
Грэм

Мой день прошел под знаком сисек без лица и татуировки в виде перышка. Хуже того, они оказались говорящими.

Из всех проклятых вещей, которые она могла мне отправить вместе с этими снимками тела, она выбрала именно эти слова. Ей удалось отправить мне то самое сообщение, которое полностью разрушило и испоганило остаток моего дня. А возможно, и остаток недели.

Твоей матери было бы за тебя стыдно.

«Да пошла ты, Сорайя Венедетта. Да пошла ты, потому что ты права».

Эта странная женщина зацепила меня.

Она назвала свое имя всего один раз по внутренней связи, но оно врезалось мне в память. Обычно имена входят у меня в одно ухо и выходят в другое.

Сорайя Венедетта.

Хотя, технически, ее полное имя звучало так: Сорайя Пожалуйста, Мудак Венедетта.

«Откуда у нее мой телефон?»

Сообщение все не давало мне покоя, пока я снова и снова перечитывал его.

Твоей матери было бы за тебя стыдно.

С каждым разом оно злило меня все сильнее, потому что в глубине души я знал, что правдивее слов не существовало. Моей матери действительно было бы за меня стыдно, она бы стыдилась того, как я ежедневно общаюсь с людьми. Каждый человек справляется с трагедией по-своему. После смерти матери я предпочел отгородиться от людей, сосредоточив всю энергию на образовании и карьере. Мне больше не хотелось ничего чувствовать, не хотелось ни с кем общаться. Самым простым способом добиться этого было отпугнуть людей. Если бы поведение мерзавца было формой искусства, я бы ее точно освоил. Чем успешнее я становился, тем легче мне это давалось.

Просто удивительно, сколько могло сойти с рук человеку моего положения и с моей внешностью. Практически никто не попытался вытащить меня из этого дерьма или расспросить меня. Люди просто приняли это. Все эти годы никто в моем офисе не говорил со мной так, как сделала это сегодня Сорайя Венедетта. Ни один человек.

Хотя ее напористая манера разговора по интеркому произвела на меня впечатление, я почти забыл о ней, пока Ава, секретарь из приемной, не принесла мне мой айфон.

И вот теперь, много часов спустя, я все еще оставался под впечатлением от того, как глубоко задели меня слова Сорайи. И совершенно завороженный сиськами, вываливающимися из платья цвета адского пламени.

Вот оно.

Сорайя Венедетта – это маленький дьявол.

Она лишила меня способности сосредоточиться на работе, поэтому я отменил единственную встречу, назначенную на вторую половину дня, и ушел из офиса.

Вернувшись домой, я уселся на диван и потягивал коньяк, продолжая размышлять. Чувствуя, что со мной что-то не так, мой вест-хайленд-уайт-терьер Блэки просто сидел у моих ног, даже не пытаясь вовлечь меня в игру с ним.

Из моей квартиры в кондоминиуме в Верхнем Вест-Сайде открывался вид на Манхэттен. Уже стемнело, и городские огни освещали вечернее небо. Чем больше я пил, тем ярче казались огни и тем быстрее исчезали установленные мной для себя запреты. Где-то в большом городе Сорайя чувствовала удовлетворение от своего поступка, не подозревая о том, что она сломала меня в процессе.

Когда я в очередной раз смотрел на перышко-татуировку на ее ступне, мне вдруг пришло в голову, что она не показала свое лицо, так как она, вероятно, страшна как смертный грех. При этой мысли мой собственный смех эхом разнесся по холодной, пустой гостиной. Хотелось бы мне знать, как она выглядит. Зря я не открыл дверь кабинета, я бы мог заткнуть ее.

Мой палец задержался на ее имени Пожалуйста, мудак. Мне захотелось, чтобы ей стало так же дерьмово, как и мне. Я мог это сделать. И я ответил на ее сообщение.

На самом деле моя мать умерла. Но да, полагаю, ей было бы стыдно.

Прошло, наверное, минут пять, прежде чем мой айфон подал голос.

Сорайя: Я сожалею.

Грэм: Так и должно быть.

Мне следовало бы остановиться на этом. Она бы почувствовала себя как дерьмо, и на этом бы дело закончилось. Но я был пьян. Да еще и возбудился. Я целый день смотрел на ее сиськи, ноги и задницу, и это здорово на меня подействовало.

Грэм: Что на тебе надето, Сорайя?

Сорайя: Ты это серьезно?

Грэм: Ты испортила мой день. Ты передо мной в долгу.

Сорайя: Я ничего тебе не должна, ты, долбаный извращенец. Грэм: И это говорит женщина, которая отправила мне фото своего декольте. Отличные сиськи, кстати. Они такие большие, что я поначалу решил, будто это снимок задницы.

Сорайя: Сам ты задница.

Грэм: Покажи мне свое лицо.

Сорайя: Зачем?

Грэм: Я хочу посмотреть, подходит ли оно к твоей личности.

Сорайя: И что это тебе даст?

Грэм: Тебе это ничего хорошего не сулит.

Сорайя: Ты никогда не увидишь мое лицо.

Грэм: Может, это и к лучшему. Давай, намекни мне, во что ты одета.

Сорайя: Я в красном.

Грэм: То есть ты не переодела это твое платье?

Сорайя: Нет, я голая, по мне течет краска, а язык у меня болит благодаря тебе.

Странные слова.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6