Пейдж Тун.

Одно идеальное лето



скачать книгу бесплатно

– Ты придешь сегодня вечером? – спрашиваю я.

– Мне казалось, вы собираете приехать ко мне сегодня днем, – отвечает он.

– Если мы не… – мнусь я.

– Не беспокойся насчет моих родителей, – пытается убедить меня он. – Я не дам им вас потревожить. Садитесь снаружи! – радостно предлагает он.

– Хорошо, – нехотя отвечаю я. – Но если я не…

– Буду здесь в одиннадцать тридцать. По воскресеньям мы закрываемся раньше.

– Но ты весь измотан. – Я вспоминаю, из-за чего он проспал. Последние несколько дней ему постоянно приходилось ходить пешком до нашего дома и обратно.

– Но я приду, – обещает он, заключив мое лицо в ладони. Я тянусь вверх, чтобы его поцеловать. – Тебе пора.

– Увидимся позже.

– В пабе, – настаивает он.

Я киваю и залезаю обратно в машину. Он стоит и смотрит, пока мы не скрываемся из виду. Только после этого папа заговаривает:

– Симпатичный.

– Правда? – радуюсь я.

– Но вот серьга в брови не в моем вкусе.

Я закатываю глаза и улыбаюсь. Ничто не может испортить моего настроения.


Вечером, когда мы приходим в паб, я следую совету Джо, и мы садимся на улице. Папа идет, чтобы сделать заказ, и возвращается за столик с напитками и пакетиками соленого арахиса.

В дверях появляется Джо, и у меня замирает сердце. Он замечает меня и сразу подходит к нам.

– Привет! – Я сажусь ровнее.

– Привет. – Похоже, он мне очень обрадовался, но целовать перед родителями не стал. – Как гигант? – спрашивает он у них.

– Большой! – восклицает мама.

– Не совсем то, что я ожидал, – обиженно говорит папа, и мы с мамой ухмыляемся. Размер огромного эрегированного пениса гиганта вызвал у него недоумение. Эти люди из железного века такие грубые! Если фигура гиганта действительно из железного века – в этом никто не уверен.

Джо садится рядом со мной, так близко, что наши руки соприкасаются. У меня сразу встают дыбом волосы, и мне хочется лишь одного, чтобы мир вокруг растворился и я могла его поцеловать. Под столом я кладу руку ему на колено.

– Трудный был день? – спрашивает папа у Джо.

– Да, довольно суматошный.

– Здесь очень красивый вид, – добавляет папа.

– Нам повезло, – отвечает он.

Несколько минут мы болтаем о том о сем, но потом Джо с сожалением поворачивается ко мне.

– Я лучше вернусь к работе, пока никто не заметил моего отсутствия.

Я печально киваю.

– Приятно было познакомиться, – говорит он папе.

– Полагаю, скоро увидимся, – отвечает папа.

Джо кладет свою ладонь на мою, по-прежнему лежащую на его колене под столом, и сжимает ее. Мама и папа поворачиваются друг к другу и делают вид, что поглощены чем-то другим.

– Все же придешь сегодня? – тихо спрашиваю я.

– Да, если ты хочешь.

Я быстро киваю, он улыбается и поспешно целует меня в губы, прежде чем встать.

– До встречи! – радостно говорит он моим родителям.

Я замираю от волнения, пока он благополучно не возвращается внутрь, а после глубоко вздыхаю.

– Думаю, нам пора, – говорит мама.

– Умираю от голода, – отвечает папа, залпом выпивая остатки пива. – И через час мне пора будет выезжать в Лондон.

Когда мы проходим через двор паба, я слышу нытье Дайсона, и мне очень грустно, что нельзя подойти к нему и погладить.

Должно быть, он очень страдает, что его так привязывают. Я испытываю прилив любви к псу и даю себе обещание запастись угощениями к вечернему приходу Джо.

Глава 8

Примерно в середине моих каникул Джо берет выходной, чтобы вместе поехать на остров Браунси. Остров относится к заповедной зоне, и говорят, там невероятно красиво. Но собак брать с собой нельзя, и Джо очень переживал, что придется оставлять Дайсона на целый день с родителями, пока не вмешалась моя мама:

– Оставь его со мной. Он составит мне компанию в саду.

– Но он кошмарно себя ведет, – ответил Джо. – Может опрокинуть ваш мольберт или съесть краски.

– Все будет нормально. Он хороший пес. – Мама ласково потрепала Дайсона. – Если начнутся проблемы, я выгоню его на парковку.

Джо сомневался.

– С ним будет все в порядке, обещаю! – настояла мама.

– Вы уверены?

– Абсолютно.

Похоже, она, как и мы, беспокоится, что Дайсон на целый день останется с ужасными родителями Джо. В конце концов Джо сдается.


Приходит корабль до острова, и мы забираемся на борт. Садимся спереди, с левой стороны. Джо обнимает меня и прижимает к себе. Я кладу голову ему на плечо, пока мы ждем отправления. Вскоре мы уже несемся мимо белых скал, возвышающихся над головой, и заглядываем в пещеры контрабандистов.

Гид рассказывает нам по громкоговорителю, что эти места послужили вдохновением для многих книг Энид Блайтон.

– Ты в детстве читал Энид Блайтон? – спрашиваю я у Джо.

– Да, серия о великолепной пятерке – просто потрясная.

– Ага. Мне еще нравился цикл «Тайна волшебного дерева».

– Да! – подхватывает он. – Про дерево, на вершине которого были разные страны…

– А на его ветвях росли разные фрукты!

Мы проплываем скалу Старый Гарри – высокую известняковую стену, растущую из океана. По легенде, она названа в честь Гарри Пайе, печально известного пирата, который прятал здесь свою контрабанду. Сидящий перед нами мужчина рассказывает эту историю двум восторженным мальчишкам, пока их мама любуется окрестностями.

– Какая же интересная у этих мест история, – говорит Джо.

Я хмурю лоб. Он сам такой интересный – и такой заинтересованный, что я не могу понять, почему он не хочет поступить в университет. Может, я рассуждаю как сноб?

Я крепко обнимаю его и кладу голову ему на грудь. Он прижимает меня к себе еще сильнее.


Вскоре перед нами появляется остров Браунси и его прекрасный замок. Мы причаливаем к пирсу и направляемся ко входу, чтобы купить билеты. Мы привезли корзину для пикника и продолжаем идти, пока не приходим на лужайку. Вокруг бродят несколько павлинов, гуси, утки и куры. Я бросаю маме-утке и ее утятам кусочки хлеба.

– Ты доигралась, – шутит Джо, когда к нам с кудахтаньем подбегают куры. Вскоре вся дикая природа собирается возле нас. Цыпленок забирается на наше одеяло для пикника.

– Это уже слишком, приятель, – говорит Джо, отталкивая его ногой. Тот сразу возвращается обратно. – Черт, какие настырные птицы.

Я начинаю смеяться – павлин трясет на нас перьями со своего хвоста.

– Тише, мальчик, – предупреждает Джо.

– Ух ты, смотри, – восклицаю я, глядя за павлина. – Маленький павлин! Я еще ни разу не видела маленьких павлинов. Напомни, как называются самки павлина? – спрашиваю я, разглядывая его коричневую, куда менее яркую мать.

– Понятия не имею. Надо будет выяснить.

– Я думала, мегамозг здесь я?

– Это становится невыносимо, – говорит он, отталкивая еще одного цыпленка.

– Но признай, эти курочки довольно хорошенькие. Если бы я собиралась завести курицу, я хотела бы именно такую.

– Если через десять лет мы еще будем общаться, я тебе такую куплю.

Я улыбаюсь:

– Почему через десять? Не через два?

– Через два ты еще будешь учиться в университете. Сомневаюсь, что твои соседи по комнате оценят мой жест.

– Точно. В любом случае «десять лет» звучит неплохо. – У меня сжимается сердце. – Мы ведь по-прежнему будем общаться через десять лет, правда?

– Хочется верить, – отвечает он. Его улыбка тает, и он целует меня. – Вставай, пойдем погуляем, пока птицы не попытались съесть и нас.

Мы пробираемся через сосны и подходим к обрыву.

– Не стой слишком близко! – Я встревоженно оттягиваю его от края.

– Все в порядке! – с усмешкой упирается он.

– Просто отойди от края.

Я в ужасе.

– Я далеко от края, Элис.

– Еще дальше!

Похоже, у меня начинается паническая атака. Он делает, как я прошу, тревожно на меня поглядев.

– Я не хочу тебя потерять, – говорю я. – Я не могу тебя потерять.

– Ты меня не потеряешь, – тихо, заботливо обещает он. – Я не у края.

У меня снова возникает странное желание заплакать. Ситуация выходит из-под контроля.

Можете называть меня экстрасенсом, можете психом, но вдруг я просто почувствовала, что он сделает мне больно, и я не могу этого предотвратить.

Он берет меня за руки, сжимает их.

– Прости, – говорю я, вымучивая нервный смешок.

– Пойдем вниз, на пляж. – Он пытается вывести меня из странного состояния.

– Пойдем, – быстро киваю я. Он идет впереди, и я благодарю бога, что не напугала его своим странным поведением.

Я успокаиваюсь к тому моменту, как мы доходим до крутых ступеней, ведущих к пляжу. До отплытия всего несколько часов. Мы садимся возле растрескавшейся кирпичной стены, встроенной в скалу.

– Как здесь хорошо, – восхищается Джо. – Волшебное место.

– Маму бы сюда, – отвечаю я. – Ей бы тут понравилось.

– Посоветуй ей поехать сюда в какой-нибудь выходной с твоим отцом.

– Только если ты прикинешься больным, чтобы в нашем распоряжении был целый дом.

Он смотрит на меня и резко отводит взгляд. Меня охватывает трепет – интересно, он думает о том же, что и я? Я хочу стать к нему ближе. Еще ближе. Близко, насколько возможно быть с другим человеком.

Вдруг я вспоминаю про Лиззи, и мне становится немного не по себе…

Мы с Лиззи ходили в школу для девочек, и нас обеих раздражали некоторые девочки из класса. Была одна маленькая группа, возглавляемая девочкой по имени Пиппа – они были одержимы желанием потерять девственность до того, как пойдут в университет. Пиппе восемнадцать исполнилось раньше, чем нам, и она постоянно стонала: «Поверить не могу, мне восемнадцать, и я все еще девственница…»

Разумеется, мы с Лиззи тоже были – и есть – девственницами, и нам было неприятно слушать, как кто-то рассуждает о том, что это плохо. Мы обе хотели дождаться кого-то особенного, и нам было совершенно неважно, успеем ли мы сделать «это» до поступления в университет. Но Пиппа была словно одержима. На Пасху она поехала на Ибицу и переспала с каким-то случайным парнем. Она утверждала, что он был особенным, что она была от него без ума и они поклялись друг другу не терять связи. Разумеется, впустую. И сложно поверить, что где-то в глубине души Пиппа не сожалеет о содеянном.

Я знаю – просто знаю, – что Лиззи не поймет меня насчет Джо. Не поймет, если потеряю с ним девственность за несколько недель до предполагаемого начала новой, свободной, одинокой, взрослой жизни. Она подумает, я сделала это зря. Подумает, что я как Пиппа.

Я пытаюсь не думать о подруге.

– Вот было бы круто, если бы мы могли переночевать прямо здесь? Не ехать обратно, – с улыбкой говорит Джо. – Я бы развел на этих скалах костер, а спали бы мы в тени тех папоротников на холме.

– Что бы ты приготовил на ужин? – спрашиваю я, увлеченная идеей.

– Курицу? – спрашивает он, и мы оба смеемся.

– Мне бы очень хотелось остаться здесь с тобой, – тихо признаюсь я, немного помолчав. Он обнимает меня за талию. Мое тело трепещет от нетерпения, когда он поднимает ладонь выше. Я забираюсь рукой к нему под рубашку, и он резко втягивает в себя воздух. Я притягиваю его к себе, мне хочется стать с ним гораздо ближе.

Детский визг заставляет нас оторваться друг от друга. Семья, которая приехала с нами на корабле, проходит мимо нас по песку. Мать бросает на нас неодобрительный взгляд, я чувствую, что краснею, и убираю руку с груди Джо. Он растерянно мне улыбается:

– Пойдем?

Я киваю, по-прежнему краснея.

– Пойдем поищем рыжую белку.

Он пытается говорить бодро и весело, но это не сильно помогает мне справиться со смущением. Я встаю, и он помогает мне пройти через камни к ступеням.


Мы возвращаемся ранним вечером, после чудесного дня, проведенного вместе. Дайсон безумно счастлив видеть Джо.

– Как он себя вел? – спрашивает Джо у мамы.

– Прекрасно, – отвечает она. – Я еще не кормила его ужином, наверное, он голодный.

– Хорошо. Я покормлю его, когда мы вернемся в паб.

– Звонила Лиззи, – говорит мне мама. – Ты забыла взять свой телефон.

– Ой, спасибо. – Я даже не заметила его отсутствия. Кое-кто заставил меня забыть обо всем. – Как она?

– Хорошо. Сьюзан так хорошо переносит химиотерапию, что Лиззи, возможно, сможет приехать к нам на эти выходные.

– Правда?

Я очень рада новостям про Сьюзан, но у меня внутри все невольно падает, когда я осознаю вторую половину сказанного мамой предложения. Какая-то крохотная часть меня не хочет знакомить Лиззи с Джо. Странно: мы с ней делились всеми нашими влюбленностями начиная с девяти лет, но Джо мне с ней делить не хочется. Я слишком боюсь, что она не увидит в нем того, что вижу я. Не хочу, чтобы она его хоть в чем-то очерняла.

– Как здорово, – радуется Джо, не подозревая о мыслях, роящихся у меня в голове.

– Ух ты, да. – Я стараюсь делать вид, что довольна.

Джо поворачивается ко мне.

– Я лучше пойду. Еще раз спасибо, – говорит он маме.

– Рада помочь.

Я провожаю его до калитки.

– Погуляем завтра утром? – спрашивает он.

– Разумеется, – с улыбкой отвечаю я, и он целует меня в губы.

– Я люблю тебя, – вдруг говорит он так, словно уже говорил мне это миллион раз. Вид у него сразу становится потрясенный, но у меня на губах – широченная улыбка.

– Я тоже тебя люблю.

– Правда? – Он тоже начинает широко улыбаться.

– Разве это не очевидно?

Дайсон начинает лаять.

– Мне пора, надо кормить его ужином.

– Хорошо. Увидимся утром.

– Или сегодня? – предлагает он.

– Ты правда хочешь тащиться сюда вечером, проведя со мной целый день?

– Ты устала, – догадывается он.

– Дело не в этом. Я забочусь о тебе. Я всегда предпочту сну встречу с тобой.

– Тогда увидимся вечером.

– Хорошо.

Еще один поцелуй, и он уходит.

Глава 9

– Ура, ты приехала! – визжу я. Посетившие меня сначала эгоистичные сомнения прошли, и я дождаться не могла, когда увижусь с Лиззи. И вот она со мной на платформе станции в пятницу вечером.

– Я так рада! – визжит она в ответ.

Мы крепко обнимаемся.

На обратной дороге к дому она рассказывает мне про маму. Химиотерапия ужасно тяжелая, но врачи оптимистичны насчет выздоровления Сьюзан, и у моей подруги есть вера в то, что все будет хорошо.

– А теперь расскажи про себя! – допытывается Лиззи. – Тот парень еще в игре?

Я начинаю ужасно нервничать. Мне так хочется, чтобы она поняла меня.

– Джо? – Я стараюсь говорить спокойно. – Да.

– Ты нас с ним познакомишь?

– Я думала, сегодня вечером мы можем сходить к нему в паб.

– Круто. Если только вы не будете передо мной целоваться взасос.

– Ерунда! – Я пытаюсь смеяться.

– Не хочу быть третьей лишней, – добавляет она, и я понимаю, что это ее тревожит. На ее месте я бы чувствовала то же самое.

– Обещаю, что не будем, и там в любом случае будут его родители.

– Ну, надеюсь, там найдется какой-нибудь пылкий красавчик и для меня.

– Надеюсь! – невозмутимо соглашаюсь я, хотя я больше не видела там симпатичных парней. С другой стороны, я смотрела только на Джо и никого больше не искала.


В шесть вечера мы отправляемся в паб после раннего ужина с моей мамой. У папы вечером важная встреча, и он будет только к девяти – поэтому Лиззи приехала на поезде, а не вместе с ним.

Мы решаем отправиться в паб пешком через поле, и я удивляюсь и немного волнуюсь из-за того, как он далеко. Поверить не могу, бедный Джо ходил так до моего дома и обратно два раза в день, не считая расстояния до Танцующего Рифа, которое мы проходим вместе. Неудивительно, что он такой спортивный… Ох, как я надеюсь, что Лиззи со мной согласится!

Когда мы доходим до паба, я вне себя от волнения. Мы заходим внутрь, чтобы сделать заказ, и видим его – он наливает пиво в кружку как раз в нашей стороне бара. Он поднимает взгляд, видит меня, и – БАХ! – снова это чувство, как в нашу первую встречу. Магнит… Металл… Сердце бешено стучит. Он улыбается мне, потом Лиззи.

– Привет, – застенчиво здороваюсь я, когда мы подходим к бару.

– Привет, – ласково отвечает он. – Ты, наверное, Лиззи? – улыбается он подруге.

Я оборачиваюсь и вижу, как она кивает. Неужели она… Покраснела?

– Очень приятно, – говорит она.

Я замечаю отца Джо, он обслуживает клиента на другом конце бара и стоит к нам спиной. Его матери нигде не видно.

– Что будешь пить? – спрашивает Джо у Лиззи, опуская кружку на стойку и наливая еще одну.

– Гм…

– Сидр? – спрашивает он у меня, пока она колеблется.

– Да, пожалуйста.

– Мне тоже сидр, – говорит она.

– Я принесу вам на улицу, – обещает он.

Я лезу в сумку за кошельком.

– Элис, – недовольно качает головой Джо.

– Ты уверен? – сомневаюсь я.

– Разумеется. – Он вздыхает и отдает две кружки клиенту.

Я улыбаюсь и вывожу Лиззи наружу.

– Боже мой, – тихо говорит она.

– Что?

– Он чертовски хорош!

Я восхищенно смеюсь.

Через несколько минут Джо приносит наши напитки.

– Извините, что пришлось ждать, – говорит он, усаживаясь рядом со мной. – Сегодня очень много народу.

Он складывает перед собой на столе загорелые руки. Сегодня он выглядит еще привлекательнее, чем обычно, в черных джинсах и серой футболке с ярко-розовым рисунком. На запястье у него массивные часы с потертым ремешком из коричневой кожи.

Лиззи настояла, что сегодня вечером мы должны одеться понаряднее, хоть я и говорила ей, что это всего лишь маленький деревенский паб. Мы обе в темно-синих джинсах, на Лиззи черный шифоновый топ, а на мне – красно-розовый. Мы переодели кроссовки на туфли, когда дошли до дороги. У Лиззи голубые глаза и каштановые волосы по плечи – обычно они слегка вьются, но сегодня она их выпрямила. Я решила оставить свои длинные темные волосы немного взъерошенными, потому что Джо говорил, что они ему очень нравятся. Но Лиззи настояла на тенях для глаз – немного зеленых и золотых.

– Как самочувствие твоей мамы? – спрашивает Джо у Лиззи, которая, к моему веселью, опять краснеет.

– Намного лучше, спасибо, – отвечает Лиззи.

– Ты приехала на станцию Вэрхэм? – уточняет он.

– Ага.

Он пытается завязать разговор, но она почему-то не может связать двух слов.

– Мне пора, надо работать, – вскоре говорит он, и быстро целует меня, прежде чем встать. – Скоро подойду к вам еще, – обещает он. – Принесу вам еще напитков. То же самое?

– Да, – киваем мы. Мы еще даже не начали пить эти.

Он встает и начинает собирать пустую посуду.

Лиззи смотрит на меня через стол и широко улыбается. Я знаю, что она хочет обсудить со мной Джо, но не может, пока он не уйдет внутрь. Я остро ощущаю его присутствие – слышу, как он гремит бокалами на другом столике, а когда звук умолкает, каким-то шестым чувством ощущаю его присутствие, даже когда он у меня за спиной. Наконец Лиззи приподнимает брови и наклоняется, чтобы броситься в атаку.

– Он хорошо целуется?

– Ага. – Я пытаюсь сохранять хладнокровие.

– По шкале от одного до десяти?

– Вне шкалы.

– Не может быть!

– Может.

– А вы?..

Я знаю, куда она клонит.

– Нет, – я резко качаю головой.

– Ясно, – похоже, она немного расслабилась. – Но он тебе очень, очень нравится?

– А ты сама не видишь?

– У него есть брат?

Я начинаю смеяться, но умолкаю, вспомнив, что это не смешно.

– Вообще-то, да.

У нее загораются глаза.

– Но это не твой вариант.

– Почему? – спрашивает она с разочарованием и любопытством.

– Он в тюрьме.

Я рассказываю ей о Райане то, что знаю.

– Джо не слишком много о нем рассказывает.

– Слишком занят, целуя тебя, – поддразнивает Лиззи. Я не спорю. – Надеюсь, ты не будешь делать из себя Пиппу, – шутливо добавляет она.

Я пытаюсь свести все к шутке и закатываю глаза.

– Вряд ли, – отвечаю я.

– Хорошо, – смеется она. Но я знаю, что она переживает. Боится меня потерять, что мы отдалимся друг от друга, будем двигаться в разных направлениях… Она не может разделить со мной этих отношений, и это ее тревожит.

Мы переходим к обсуждению родителей Джо.

– За стойкой его отец? – спрашивает Лиззи.

– Да. Не знаю, где его мать – если нам повезло, уже ушла спать наверх.

– Поверить не могу, она назвала тебя обманщицей перед всеми! Но он того стоит, верно?

Еще одна улыбка, еще одна приподнятая бровь.

– Очень надеюсь.


К половине одиннадцатого моя подруга валится с ног от усталости, а нам еще предстоит путь домой.

– Прости, мне выдались тяжелые недели.

– Знаю, – сочувственно бормочу я. – Мне так жаль, что тебе пришлось такое пережить.

– Будем надеяться, самое страшное позади.

– Уверена, так и есть, – говорю я, хотя на самом деле ни в чем не уверена. – Я скажу Джо, что мы уходим.

Время от времени он выходил к нам и приносил напитки, когда была возможность ускользнуть незамеченным. Я не решалась зайти в бар, даже в туалет, но алкоголь придал мне столь необходимую смелость.

– Я пойду с тобой, – решает Лиззи, взяв сумку.

Мы заходим внутрь. К моему ужасу, мать Джо теперь там, разносит напитки. К счастью, Джо замечает нас раньше, чем она. Но его настороженный взгляд в ее сторону не ускользает от нашего внимания.

– Нам пора, – говорю я.

– Я вас провожу. – Он направляется к двери.

Я оборачиваюсь и смотрю в сторону его мамы, и в этот самый момент она меня замечает. Ее рот превращается в тонкую, сухую линию. Или он такой всегда?

– Может, останетесь еще ненадолго? – спрашивает Джо, когда мы выходим на улицу. – Тогда я смогу вас проводить.

– Извини, – вмешивается Лиззи, – это я виновата. Я очень устала, с последними событиями…

– Конечно, конечно, – быстро говорит Джо.

– Будешь здесь завтра? – с надеждой спрашиваю я. Вчера мы договорились, что ему не следует приходить к нам домой, пока у меня Лиззи – третий лишний, и все такое.

– Разумеется. Заходите как можно раньше.

– ДЖО!

Мы оборачиваемся и видим его маму, выходящую из-за угла паба.

– Я вернусь через минуту, – устало говорит Джо.

– Нет, ты отправишься туда немедленно! – рявкает она.

– Я вернусь через минуту, – твердо повторяет он.

Выражение ее лица… Ой-ой-ой.

Она подлетает к нам. Джо встает перед Лиззи и мной, закрывая нас. Черт, чего он от нее ожидает?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7