Павел Корнев.

Пятно



скачать книгу бесплатно

– А остаток когда выплатят? – не выдержал кто-то из наемников. – Здесь или на месте?

– На месте. Идем!

Мы вышли со двора и зашагали к проглядывавшей через не успевшие облететь кусты улице. Но на проезжую часть выходить не стали, свернув вместо этого на широкую асфальтированную дорожку, проложенную вдоль газона на обочине. Слева показались стены и сторожевые вышки Дневного базара, за ними – разбомбленное здание старого рынка и многоэтажная громада автомобильного паркинга. Но вскоре они остались позади, уступив место зиявшим выбитыми окнами и редкими прорехами стенам многоэтажных жилых домов. Пустынная улица, как и прежде, была перегорожена сгоревшими автомобилями, но я не расслаблялся и внимательно поглядывал по сторонам.

Пусть идиоты, готовые напасть на два десятка вооруженных до зубов людей, давно отправились в края вечной охоты, но поисковые группы зверей вполне способны принять нас за конкурентов со всеми вытекающими из этого последствиями. В ближний бой они, разумеется, не полезут, а вот обстрелять с безопасного расстояния – запросто. У этих гадов с патронами проблем отродясь не бывало.

Схлопотать пулю или пару осколков хотелось меньше всего, поэтому я потихоньку замедлил шаг, и вскоре наше звено незаметно для остальных переместилось в самый конец колонны. От шагавшего неподалеку Юрия Храмова этот маневр, впрочем, не укрылся, но он лишь подмигнул и ничего говорить не стал.

– Владимир! – окликнул меня Данил, взгромоздивший короб с одноразовым лазером на плечо. – А эти штуки, – он похлопал ладонью по боку футляра, – точно сработают? А то, пацаны болтали, списанные через раз стреляют.

– Эти не списанные.

– Да?

– Очки видел? При списании их из комплекта убирают.

– А! Тогда ладно…

Тут шагавшие в авангарде парни ускорили шаг, и мы побежали через попавшуюся на пути дорогу. Впереди показались заброшенные дома частного сектора, и настороженно посматривать по сторонам стал уже не один я. В поселке дороги не перекрыть при всем желании, какая-нибудь сволочь из зверей лазейку да найдет.

Ну и обосновавшиеся в соседних садах деятели дружелюбием тоже не отличались. Всю праздношатающуюся публику новоявленные адепты натурального хозяйства сразу записывали в потенциальных мародеров и поступали с ними по законам военного времени. Из-за столь неконструктивной позиции они время от времени имели много проблем, но, похоже, ничего менять в своем поведении не собирались.

– Не люблю я типа по открытым местам разгуливать, – передернул плечами Лысый, напряженно шаря глазами по выстроенным на краю поселка кирпичным особнякам.

– Да и небо еще, – поддержал его Тихон. – Так и кажется, будто из-за облаков флаер вынырнет…

– Флаер не вынырнет. – Я запрокинул голову и уставился на низкие тучи, едва не задевавшие краями крыши высоток на другой стороне дороги. – А вот под дождем оказаться не хотелось бы.

– Это точно, – согласился со мной Лысый и шмыгнул носом. – Слушай, командир, у тебя курева нет? А то дыму нанюхался, наизнанку всего выворачивает.

– Не, бросил.

– Ну, я типа тоже. Но приперло вот…

– Давайте-ка прибавим.

Вскоре впереди замаячили многоэтажки, и поселок как-то незаметно остался позади, но спокойнее от этого не стало. Начинались ничейные земли, и шансы нарваться на шальную пулю увеличивались буквально с каждым шагом. И вот сейчас многочисленность отряда вполне могла сыграть с нами дурную шутку: а ну как не пожалеет кто заложенного загодя на всякий случай фугаса?

Подручные Храмова залязгали затворами автоматов, наемники лишь втянули головы в плечи и ускорили шаг. Успеть воспользоваться убранными в короба лазерами никто по понятным причинам не рассчитывал, да и я разрядник активировать не стал – иначе, пока доберемся до места, батарея точно сядет.

– Может, на другую сторону перейдем? – потихоньку предложил я, склонившись к плечу Храмова, когда пришлось выйти на проезжую часть, огибая кучу бесформенных обломков, оставшихся от рухнувшего дома.

– Нет, от реки незаметно подойти могут, – покачал тот головой. – А в развалины никто в здравом уме не полезет, там только чихни – и все обвалится.

– Ну как знаешь…

– Не бери в голову, если что – нас прикроют. Вот после архива смотреть в оба придется.


И в самом деле – обошлось. До проспекта удалось добраться без приключений, а там Захар достал из кармана обычный белый платок и несколько раз махнул им над головой. С крыши невесть как уцелевшего при бомбардировках архива вскоре просигналили в ответ, и нас моментально погнали на ту сторону дороги.

Осторожничать и в самом деле не стоило: с кирпичной высотки все окрестности как на ладони, мимо и мышь не прошмыгнет. Риск нарваться на зверей или какую-нибудь местную банду сейчас в расчет можно было не принимать, а вот дождь того и гляди обрушится.

На улице к этому времени сильно стемнело, тучи непроницаемым покровом затянули небо, и резкие порывы ветра начали поднимать в воздух целые клубы пыли. Кожу закололи легкие разряды статического электричества, а стоило нам оказаться на той стороне проспекта, как в лицо полетели первые капли дождя.

– Далеко не разбегаемся! – перекрывая шум ветра, заорал Захар, и отряд немедленно распался на отдельные звенья.

– За мной! – скомандовал я и, закрываясь рукой от летевшей в лицо пыли, бросился вслед за Храмовым. Он-то наверняка заранее поиском убежища озаботился, а у нас на это уже времени нет. Вот-вот ливанет.

– В подвал? – хрипло уточнил нагнавший меня Лысый.

В этот момент неподалеку сверкнула молния, а мгновенье спустя до нас донесся оглушительный раскат грома.

– Подсадите!

Я подскочил к пятиэтажке, закинул в темный провал окна короб с лазером и, уперев ботинок в сцепленные ладони, забрался в комнату. Тут же перегнулся обратно через подоконник, ухватил протянутую руку и втащил к себе Лысого. Он, в свою очередь, помог забраться к нам Тихону и Даниле; я убедился, что все в порядке, и отошел в глубь комнаты. Там уселся на корточки, прислонился к стене и с облегчением перевел дух.

Успели!

А в следующий миг обрушился дождь. Внезапно – будто небо раскололось. Поднятую ветром пыль сразу прибило к асфальту, от окон потянуло свежестью, и мрак заброшенного помещения разогнали отблески молний. Раскаты грома накатывали уже беспрестанно, а стоило закрыть глаза – и начало казаться, будто в городе вновь идут бои.

Хотя какие взрывы, какие выстрелы? Просто гроза.

– Чуть-чуть, и встряли бы, – подошел некоторое время спустя ко мне Лысый и уселся на невесть где раздобытую сидушку от стула. – Типа повезло.

– И не говори, – кивнул я, наблюдая через оконный проем за разгулом разбушевавшейся стихии.

– Осень! – вздохнул присоединившийся к нам Данил. – И на час, и на два зарядить может.

– «Эй, осень, дева старая, накликает на меня беду», – тихонько, себе под нос пропел я, и тут из-за попадания молнии содрогнулся, казалось, весь дом. От оглушительного раската грома зазвенело в ушах, и мы поспешили перебраться в глубь коридора.

– А кто-то наверняка ушами прохлопал, – усмехнулся присоединившийся к нам Тихон.

– Главное, чтобы наши все попрятаться успели.

– А ведь мне в детстве дождь нравился, – задумчиво вздохнул Данил. – Летом, теплый. Никогда с улицы не уходил.

– Ну, ты и сейчас типа можешь, – поддел приятеля Лысый.

– Иди ты!

– Есть будет кто? – Я расстегнул сумку и достал оттуда одну из выделенных на звено упаковок с пищевым концентратом.

– Не, мы на потом отложим, – за всех отказался Лысый.

– Как знаете.

Я надорвал пластиковую обертку и отломил дольку от плитки концентрата, напоминавшего на ощупь обычный сухарь. С отвращением прожевал, запил водой и, убрав фляжку обратно на пояс, зевнул:

– Ладно, как на улице успокоится, разбудите меня.

– Ты чего это, спать собрался? – удивился Лысый.

– А почему нет?

Засыпать в походных условиях мне было не привыкать. Лежа, сидя, стоя – без разницы. Даже на ходу спал, было дело. Но на ходу дремать чревато тем, что забрести можешь непонятно куда, а сейчас грех не покемарить. Так и так все от дождя попрятались.

– Ладно, разбудим. – Лысый достал замусоленную колоду карт и предложил приятелям: – В очко?

Я устроился поудобней, закрыл глаза и моментально уснул. А проснулся, когда уже начала стихать гроза. Глянул в сторону окна и невольно поежился: на улице заметно посветлело, но не из-за отыскавшего прореху в облаках солнца, а из-за будто бы разлившегося в воздухе призрачного огня.

– Долго спал? – прикрыв рот, широко зевнул я.

– Да вечер уже, – скинув карты, ответил Данил.

– Гроза заканчивается?

– Ага, сейчас искрить начнет, – простуженно шмыгнул носом Лысый и спрятал колоду в карман. – Похоже, нам скоро выдвигаться.

Тут прямо за окном к небу рванул росчерк энергетического разряда, и кожу защипало от разлившегося по помещению статического электричества. Я поднялся с пола, вышел в соседнюю комнату и встал в паре шагов от окна. Дождь на улице еле капал, и держала нас в заброшенном доме уже не гроза: прямо на моих глазах гулявший по дороге вихрь заискрил и рассыпался на сотни оранжевых огонечков, а потом по глазам ударила вспышка и к облакам протянулась ветвистая молния. И еще одна, и еще…

Природный – а природный ли? – катаклизм набирал силу, на улице стало светло, будто солнечным днем, и у меня на голове зашевелились волосы. Я прикоснулся к трубе центрального отопления и зашипел, когда между пальцами и железом проскользнула искра.

Да уж, тем, кто сейчас оказался на улице, не позавидуешь.

– Ну как там? – спросил Тихон, стоило мне вернуться в коридор.

– А как там может быть? – пожал я плечами и принялся распечатывать один из защитных костюмов. – Искрит.

– Уже выдвигаемся, что ли? – удивился Лысый. – Там же типа искрит?

– Не, это я так…

«Хамелеон» и в самом деле надевать слишком рано. И жарко в нем, и порвать можно. Пусть армированный металлическими нитями пластик достаточно прочный, но зацепишься неудачно, и все. Малейшая прореха – и толку от него не больше, чем от солнечного зонтика.

– А чего тогда? – заинтересовался Данил.

– Разрядник запакую.

Я расстегнул комбинезон, уложил в него оружие и вновь застегнул. Потом аккуратно смотал излишки и оглядел получившийся сверток. Нормально.

– Думаешь, его засечь могли? – озадаченно почесал затылок Тихон и отправил в рот полоску вяленого мяса.

– Не, – мотнул я головой. – Комбинезон хоть небольшую, но защиту от помех даст. Все не так быстро батарея разряжаться будет.

– Ага, точно. Она же с активной защитой. – Раскрыв короб с лазером, Лысый вынул лежавшую отдельно энергоячейку и с явственно прозвучавшим щелчком вставил ее в соответствующий отсек тубы. – Но нам вообще-то по барабану. На один выстрел заряда точно хватит.

– Вам по барабану, – согласился я. – А разрядник поберечь надо.

– Так это! Прояснение же! – уставился на нас Тихон. – Какие помехи?

– Ну ты типа как маленький! – усмехнулся Лысый. – Во-первых, помехи постепенно пропадают. Во-вторых, какой-то фон все равно остается.

– Ну, может быть…

– Точно тебе говорю!

Закинув сверток с разрядником на плечо, я взял в другую руку короб с лазером и подошел к окну. По залившим асфальт лужам лениво шлепали редкие капли, разряды молний рвались к небу уже где-то за домами, и стало ясно, что гроза ушла дальше.

– Собирайтесь! – скомандовал я. – И сумку возьмите.

– Стихло, что ли? – удивился Тихон.

– Ага.

Я забрался на подоконник и выпрыгнул наружу. На улице было прохладно, в воздухе висела мелкая морось. Но это ерунда. Максимум насморк подхватим. А вот если не успеем на место выдвинуться, все куда плачевней закончится.

– Володя! – тут же окликнул меня стоявший на соседнем крыльце Захар.

– Чего?

– Позицию свою помнишь?

– Помню.

– Тогда бегите, мы пока остальных соберем.

– Хорошо. – Я обернулся к выпрыгивавшим из окна подчиненным и прикрикнул: – Живее давайте!

– И помните – стрелять только по команде! – напомнил Захар. – Только по команде!

– Хорошо!

Без поддержки атаковать флаеры и в самом деле не лучшая затея. Даже если свою машину и собьем, остальные точно высоту наберут и уйти успеют. Да и при слаженных действиях всего отряда шансы на успех вовсе не стопроцентные. Будь в команде опытные стрелки или оружие посерьезней – вопросов бы не было, а так…

Но тут из подъезда, на крыльце которого стоял Захар, несколько крепких парней выволокли два длинных и явно очень тяжелых ящика, и стало ясно, что на одни лишь лазеры Храмов полагаться не стал. Выходит, ему и посерьезней оружие раздобыть удалось. Ну да жук, он и есть жук.

– Командир, сейчас куда? – спросил Лысый.

– Дворами пройдем, – на мгновенье задумавшись, решил я и посмотрел на прояснившееся небо. Все – время пошло.

– Уверен?

– Да.

Нечего у проспекта лишний раз светиться. Пусть все от грозы попрятаться должны были, но самые беспокойные товарищи совсем скоро из своих нор вылезать начнут. У зверей в прояснения самый сенокос, а в этом районе на них проще простого нарваться. Постоянно здесь катаются: сколько дорогу сгоревшими машинами ни перегораживали, каждый раз растаскивают. Никакой управы на сволочей нет…

– Володя! – вновь дернул меня Захар. – Давайте быстрее!

– Идем уже! Идем! – вздохнул я и направился в обход дома.

Повсюду на асфальте валялись поломанные ветром ветки, шлепавшие по лужам ботинки почти сразу промокли, а с деревьев за шиворот то и дело капала холодная вода. Лавируя меж брошенных автомобилей, мы прошли двор пятиэтажки и зашагали дальше, уже не опасаясь, что на голову рухнет треснувший сук. От проспекта нас теперь прикрывали жилые дома, и какое-то время можно было просто идти, не опасаясь нарваться на засаду.

Но вскоре впереди показалась дорога, и пришлось вновь замедлить шаг. Внимательно оглядев окрестности, я немного успокоился и скомандовал:

– Бегом!

Мы метнулись через проезжую часть и с ходу вломились в росшие на противоположном газоне кусты. Продравшись через густые заросли, вымокли с ног до головы и, тихонько проклиная все на свете, убрались во двор соседней пятиэтажки. Там прошли мимо захламленной хоккейной коробки и оказались в опасной близости от жилого дома, на верхних этажах среднего подъезда которого сквозным отверстием зияли выломанные взрывом панели. Обогнули его, стараясь держаться подальше от валявшихся на асфальте обломков, потом еще немного поплутали и наконец вышли к нужной хрущевке.

Осторожно заглянув в подъезд, я позвал парней, и по заваленной мусором лестнице мы поднялись на третий этаж.

– Может, повыше заберемся? – предложил Лысый. – Там типа обзор лучше.

– Не стоит, – отмахнулся я и прошел в первую попавшуюся квартиру. – Мало ли, вдруг ноги делать придется?

– Тоже верно, – согласился со мной тяжело дышавший Данил, как-то слишком уж сильно запыхавшийся после подъема на третий этаж.

– Лазеры сразу включать? – уточнил Лысый.

– Нет, но будьте готовы. И запомните: наш флаер самый здоровый! Лететь он должен вторым. Стреляйте только по нему, на машины сопровождения не отвлекайтесь! И цельтесь в двигательный отсек, чтоб наверняка.

Я раскрыл короб с пластиковой тубой лазера, внутри которой что-то дребезжало, вставил энергоячейку и положил ее обратно.

– Очки чего-то не фурычат, – пожаловался вдруг Тихон.

– Как агрегат подключишь, так и они заработают, – пояснил Лысый. – Типа синхронизация.

– Именно, – подтвердил я и достал запечатанные в целлофан очки. Разорвав упаковку, сунул их в нагрудный карман куртки и прикрикнул на мужиков: – Готовьтесь! Скоро начнется!

– А они, блин, универсальные! – заявил вдруг Данил.

– Кто? – не понял Лысый.

– Да очки же! Вот маркировка!

Я посмотрел – и в самом деле, согласно стоявшему на дужке треугольному значку, очки были совместимы с любым стрелковым оружием, оборудованным соответствующим чипом. У меня, кстати, разрядник как раз из таких. Удачно вышло. За комплект больше денег выручить получится.

– Мы типа это… – замялся Лысый, – оставим их потом себе? Денежку срубим…

– Да не проблема, – великодушно разрешил я и, вспоров упаковку, разложил на полу защитный комбинезон. – Готовьтесь, говорю, уже. Дождь давненько закончился, сейчас пожалуют.

Мужики начали суетиться; я выглянул в окно и приметил стоявшего в кустах у дома на противоположной стороне улицы Захара. Тот помахал рукой, дождался ответного сигнала и убежал за угол.

Ну все, началось!

– Быстрее!

Я вкрутил запал в лимонку, сунул ее в карман куртки и прямо в одежде влез в маскировочный комбинезон. Аккуратно застегнул молнию и натянул на голову капюшон, но прилаживать к нему маску респиратора пока не стал. Вместо этого передвинул ползунок на тубе лазера в положение «Вкл.» и присел у окна. Передвигаться в безразмерном «Хамелеоне» было не слишком удобно, да только сейчас и не требовалось никуда бежать. А сидеть в засаде – почему бы и нет?

– Если кто выстрелит без команды, без денег останутся все, – напомнил я.

– А какая команда будет-то? – спросил поправлявший маску Данил.

– Команда будет такая, что не перепутаете.

– В соседнюю комнату пойду, – пояснил Тихон и вышел в коридор.

Данил последовал за ним; Лысый остался со мной и устроился у окна.

Я натянул респиратор, застегнул молнию и сразу почувствовал, насколько труднее стало дышать. Потом попытался надеть сверху очки, но они соскользнули, и пришлось убрать их под маску. Ладно, хоть пластик не запотевает пока.

– Гудит вроде, – пробормотал Лысый, склонив голову набок. – Типа движок…

– Не слышу пока, – прислушавшись, покачал я головой, но штурмовой разрядник все же включил. Если что-то пойдет не так, лучше оружие под рукой держать. А ждать его активации двадцать секунд – чистое самоубийство.

– Точно гудит, – кивнул мужик.

Да тут уж я и сам расслышал какой-то странный шум, а несколько секунд спустя с соседней улицы вынырнула летевшая на уровне пятого этажа бронированная «сигара» флаера сопровождения. Следом показался еще один летательный аппарат – раза в три больше первого.

– Ну, понеслась… – прошептал Лысый, заметив на фоне темнеющего неба последний, третий флаер, и положил тубу лазера на плечо.

– Стоять! По команде! – зашипел я и, устроив свою установку на подоконнике, притопил пальцем гашетку.

Баллистический процессор тут же включился, и на стеклах очков замерцали тусклые точки, показывающие, куда именно должен попасть лазерный луч, приди мне в голову выстрелить прямо сейчас.

Удобно, блин. Особенно если учесть, что флаер бронированный и полосовать его лазерными лучами наугад – это неплохая заявка на коллективное самоубийство. Вон сколько бортовых разрядников во все стороны торчит. Ох, непростые туристы пожаловали, совсем непростые…

И на фига только на это дело подписался?

Хотя – туристы, да еще сверху…

Как такое пропустить?

– Только по команде! – повторил я, чувствуя, как начинают дрожать от выброшенного в кровь адреналина поджилки. – Не раньше!

– Да помню я, помню… – отозвался Лысый, и тут у соседнего дома раздался приглушенный хлопок. А следом – еще один.

К флаерам устремились две яркие точки, боевые машины начали набирать высоту, но уже мгновенье спустя стены содрогнулись от оглушительного взрыва, а небо раскрасили ослепительные всполохи огня.

Фейерверк! Это, мать его, обычный фейерверк!

Хитрость сработала на все сто: пилоты и операторы бортовых разрядников на несколько мгновений оказались ослеплены, а часть наружных камер и датчиков наверняка вышла из строя.

И в тот же миг из окон противоположной пятиэтажки вырвались четыре тонких луча, которые подобно ослепительным спицам вонзились во флаер сопровождения. Пилот резко кинул машину к земле, но избежать катастрофы ему уже не удалось. Из двигательного отсека повалил дым, а потом мощный взрыв разметал в разные стороны оплавленные куски обшивки, и транспорт пылающими обломками рухнул вниз.

Промчавшийся над местом катастрофы основной флаер попытался набрать скорость и уйти из зоны обстрела, но вместо этого лишь подставил под удар свой правый борт, и с крыши соседнего дома его немедленно начало обстреливать звено бородача. Я тоже вдавил гашетку и во всю глотку заорал:

– Жги!

Вырвавшийся из тубы лазер начисто срезал один из автоматических разрядников и, оставляя на металлических пластинах оплавленный рубец, вспорол днище. Следом в бронированное чудовище вонзились еще три луча, но тут открыли огонь бортовые орудия, наведенные на соседнюю крышу. Выпущенная почти в упор серия энергетических разрядов снесла два верхних этажа, а в следующий миг досталось и нашему дому.

Меня отшвырнуло в сторону и приложило о дверной косяк, да так, что висевшая в петле на поясе арматурина чувствительно врезалась в бедро, угодив между мной и стеной.

Мать!

Когда наконец удалось подняться на ноги, я первым делом попытался вытереть осевшую на лицевой щиток «Хамелеона» пыль, но лишь сильнее размазал ее по прозрачному пластику. Шансы вслепую выпутаться из этой передряги были равны нулю, и, рванув молнию, я поспешил стянуть с себя маскировочный костюм. Потом подхватил валявшийся на полу разрядник и метнулся обратно к окну.

Палившая из всех стволов вторая машина сопровождения на моих глазах задымилась, а потом резко ушла в сторону и, врезавшись в стену дома, взорвалась. Медленно набиравший высоту основной флаер попытался перевалиться через крышу хрущевки, но не смог – где-то внутри у него раздался приглушенный хлопок, и транспорт рухнул на землю прямо перед нашими окнами. От удара содрогнулся пол; едва устояв на ногах, я расстегнул запасной комбинезон и вытащил из него разрядник.

И лишь потом вспомнил о мужиках. Заглянул в коридор и невольно подался назад. Соседней комнаты больше не было. Остались лишь боковые стены, а все остальное превратилось в рухнувшую на первый этаж кучу обломков.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении