Павел Коршунов.

Фолианты про добро и зло. Книга первая «Новый свет»



скачать книгу бесплатно

Взглянув вверх, он увидел замок. Олар и Роана сидели на большом балконе и смотрели на них всех. Затем король встал и громко произнёс, да так что его было слышно с этой самой горы, на которой и располагался замок:

–Да сопутствует вам удача. И пусть останутся лучшие!

И луна стала полной.

ГРИНГОЛЬД

Когда взошла полная луна, тридцать паладинов и их капитан наконец-то добрались до замка у северной стены именуемым «Воин». Замок носил название в честь одной красивой и известной легенды: когда маги захватывали власть в мире, этот замок был единственным местом, в котором сопротивление шло особо жестоко. Магам пришлось свести туда всех своих, чтобы наконец-то замок пал, а когда всё же спустя полгода это у них получилось, оказалось, что замок защищал один единственный человек. Несмотря на заверения магов об обратном, люди дали название этому замку в честь этого героя, а когда Олар пришёл к власти, он узаконил это название и сделал замок главным на северной стене.

Замок стоял опустелым и во многом разрушенным. Вокруг замка были истоптанные поля и кучи различного мусора. В центре огромного поля, за которым стоял замок, сидели 3 собаки и что-то обгладывали. Когда же Грингольд с братьями двинулись через поле, собаки подняли морды в их сторону, и они сразу поняли, что это мутанты.

Ещё миг и мутанты кинулись в атаку. Больше обычной собаки в два раза, они имели двойной ряд клыков. Вместо головы у них были черепа, массированные лапы и по три когтя на каждой. Сквозь тонкую шкуру виделся скелет этих тварей. Языки вываливались из пасти, а при беге они скорее передвигались прыжками, нежели просто бежали. Передвигались зигзагами, так что попадание из луков заранее исключалось.

Эти три твари подбежали в плотную и прыгнули прямо на наездников. Грингольд с ещё одним паладином своих псов сбил сразу же. Один же не успел и собака сбила его прямо с лошади. Тогда, он бросила под лошадей своих товарищей, а те в свою очередь закололи мутанта пиками. Паладин спрыгнул прямо на свою тварь, раздавив её своим доспехом, а Грингольд держал свою за горло и внимательно оглядел, пока та пыталась впиться ему в шлем. Затем переломал ей шею одним движением и зажёг факел.

–Капитан, крестьянин ошивался неподалеку. Говорит, с вами молвить желает.» – Произнес один из рыцарей подводя какого-то оборванца. Оборванец выглядел действительно плохо и постоянно переглядывался по сторонам, пытаясь разглядеть то место, которые жевали мутанты.

–Чего хотел? Коротко спросил Грингольд.

–Великий…эм…капитан…прошу прощение…то, что жевали эти твари были моей дочерью, я бы хотел…забрать останки….

Один из паладинов, хотел отпустить его, но капитан остановил его и сказал, вытаскивая меч.

–Ты бросил её умирать этим тварям, хотя должен был умереть, защищая её. С какой стати нам отдавать тебе тело?

–Я…хочу похоронить её…у нас во дворе…принести домой…и закопать…Великий…капитан…

Тут уже несколько паладинов выхватили оружие.

Тот, кто держал человека, не выдержал и спросил: «Да вы издеваетесь? Капитан, это же его дочь-как мы можем препятствовать тому, что бы он её похоронил по-человечески?»

Грингольд смотрел в глаза крестьянину и произнес, обращаясь к этому рыцарю:

–Оглянись. Эти кучи мусора тоже тела. Кости мертвецов…. Их никто не хоронит, потому-что люди боятся тварей и поля пустые по то же причине. Перед нами каннибал, Гаррет. Никто не спорит что его дочь, но он собирается вовсе её не похоронить.

Мужчина, которого держали, отвёл взгляд от капитана и встретился им с Гарретом. Во взгляде того, было отчаяние и омерзение одновременно. Тогда крестьянин не выдержал и со слезами на глазах начал кричал на капитана:

–Да!! Я – каннибал! Я имею право сожрать её! Это моя дочь и я имею полное право отдать её останки моей семье!! И вы, долбанные ублюдки, не заберёте у меня это право! Это бесчеловечно!

Паладин, который раздавил своим доспехом одну из собак, рассмеялся и произнес: «А жрать людей -это человечно?»

–Если вы пришли откуда есть, еда-то вам не понять! Вон жирные какие стоите! А мы тут голодаем: утром при свете дня пытаемся что-то засеять, пока эти твари спят, но всё равно возвращаются не все! А ночью, так вообще сидим в своих домах боясь пошевелится, ведь эти твари бродят по деревне… Мою дочь они забрали утром дня три назад и вот сейчас я смог её обнаружить. Она моя-дай съесть.

–А зачем вам, чёрт возьми, паладины ордена в «Воине» торчат? Сказал тот же рыцарь.

–Замок пуст уже как второй месяц. Все рыцари мертвы…

Грингольд махнул рукой паладину и сказал: Кирон, возьми хлеб из нашей повозки. Гаррет отпусти его. А ты, коль уж попался нам, расскажи всё и подробно по дороге в деревню. Этот хлеб твоей семье.

Крестьянин упал на землю в ноги капитану и стал плакать от счастья, но тот его отодвинул ногой. Он так легко это сделал, что только теперь он понял, как крестьянин исхудал. Его посадили на лошадь, вместе с Гарретом и Грингольд подробно стал расспрашивать о том, что здесь происходило. Крестьянин сперва впился в хлеб и сожрал буханку за раз. Потом ему стало плохо и его стошнило. Он хотел съесть то, что выблевал, но рыцари не позволили. Некоторых тоже вырвало вслед за ним после этого вида.

–«Ситуация была ужасна. Они пришли неожиданно и как-то все одновременно. Вёл их какой-то пузатый мужчина. Паладины сразу же кинулись на новую опасность и были разбиты. Демоны убили их всех, никто не выжил в той битве. Затем собрались дружины крестьян, нас было больше чем паладинов, но мы были хуже обучены, поэтому погибли ещё при худшем раскладе. Мы просили помощи у остальных замков, но тишина.

Ни «Герольд», ни «Спаситель» ни «Удар севера» даже не ответили. «Свобода» же… В общем было пару беженцев, которые рассказали, что и там было всё кончено.»

–К королю людей, почему сразу не направили?

–Направили, сразу же. Шесть раз выходили группы, но никто не дошёл.

–Один крестьянин всё же дошёл. Именно поэтому мы и здесь, но описывал ситуацию он по-другому. Совсем по-другому…

–То, что вы здесь капитан, уже многого стоит. Мы уже почти пришли, мой дом второй в этой деревне.

Когда рыцари прибыли в деревню, часть домов была разрушена. Повсюду лежал строительный мусор. Где-то лежали целые блоки деревянных домиков, часть черепиц, окна и многое ещё.

Приготовьтесь, – сказал крестьянин. – Тут повсюду твари. И ночью их особенно много.

Рыцари въехали в деревню и увидели большое множество мутантов: тех самых «собак» что и раньше, каких-то больших летучих мышей, которые отрывали черепицы с крыш домов и пытались проникнуть в них через чердак. Как по команде увидев паладинов, они устремили свои взгляды на них. В ярком лунном свете рыцари остановились, и Грингольд сказав крестьянину: «стереги лошадей» и первым слез со своей. Остальные последовали его примеру и встали возле него. Твари же стали понемногу приближаться к диковинным существам в доспехах.

«Помните, чему я вас учил. Помните, что такое паладин и свет несущий! За СВЕТ!!!!» закричал капитан и все, подхватившие этот клич, направились вслед за Грингольдом в атаку. Закипел бой. Несколько крылатых мышей сразу же кинулась камнем на рыцарей, другие же сражались с собаками. Битва кипела не шуточная, когда же вскоре рыцарей полностью окружили мутанты, те уже не смогли больше соединиться и держаться вместе. Гаррет перекатывался под лапами летучих мышей и бил собак своим уменьшенным молотом. Кирон просто хватал каждую и разрывал её в руках. Когда же собак стало больше, и они обступили его, он взял свой молот и начал раскручивать его вокруг себя. Какой-то из демонов, вылетев на него сверху, схватил за доспех и поднял над землёй. Заметив это, Гаррет продираясь через множество мутантов, кинул своим молотом прямо в эту тварь. Она рухнула вместе и Кироном в руины какого-то амбара и там он её и задушил.

Десятка паладинов держалась вместе и отбиваясь от толпы мутантов начала продираться к Грингольду. Капитан же в свою очередь заметил, как справа от него собаки насели на какого-то юношу, повалив его, они все же, пробрались под его доспех и загрызли насмерть. Отбиваясь от очередных нападений собак, он попытался пробиться к отряду, но их разделили мутанты с крыльями. Спикировав вниз, они встали ровно между отрядом и капитаном. Грингольд продолжал отбиваться от собак, пока десять паладинов пытались пробиться к нему.

Кирона в разрушенном амбаре уже начали обступать собаки, а то, что осталось от крыши, уже занимали мутанты, похожие на летучих мышей. Неожиданно к нему пробрался Гаррет и ещё пятеро рыцарей. Возле амбара закипел новый бой.

Шестеро рыцарей вместе с крестьянином защищали лошадей. Он сидел в самом центре прячась под лошадьми как неожиданно для него, собака, убив рыцаря, продралась прямо к нему. Застыв от ужаса, он смотрел прямо на этот череп, боясь пошевелиться, пока неожиданно одна из лошадей не ударила её своими копытами. Остальные подхватили, и в итоге тварь была забита насмерть. Ещё шестеро сражались возле какого-то жилого дома. И с явным преимущество врага проигрывали свой бой.

Капитан убил ещё три четыре твари, когда неожиданно на него они кинулись скопом и повалили на землю. Кто-то кричал, но Грингольд только пытался их скинуть с себя, а они уже лезли к нему под шлем, в надежде добраться до шеи. Его били крылья по лицу.

Гаррет сбив очередную тварь смотрел на Кирона. Он то же выдохся. Сил уже не осталось ни у кого, а мутанты атаковали всё с таким же остервенением.

Начался новый день. Встало солнце. И все летающие твари, вместе с собаками-демонами, начали покидать поле боя. Оставшихся рыцари уже смогли добить, потеряв при этом ещё троих.

Грингольд скинул с себя кучу трупов, прежде чем его воины смогли помочь ему подняться. Кирон и Гаррет вместе с тремя воинами вышли из развалин амбара. Ещё пятеро вышли от здания. Пятеро вместе с крестьянином ведя лошадей, тоже подошли к горе трупов, на которой стоял командир. Он пересчитал оставшихся в живых. Их было двадцать пять. Пятерых за одну ночь…

–«Прискорбно.» Произнес он тихо. – Мы не были готовы к такому. И эта битва показала нам, что тут происходит. Если б не солнечный свет, нам пришёл бы конец.

–«Интересно, куда они бегут?» Спросил Гаррет.

–«Раньше, они бежали в пещеры, что были за стеной. Но теперь они просто прячутся в развалинах старых подвалов, куда не доходит свет. И по утру, когда мы идём пахать землю, парочка может вылезти и тогда нам становиться худо.» Спешно ответил крестьянин.

Грингольд обратил на него внимание. Он и забыл, что крестьянин был с ними во время бойни. И выжил. Он подошёл к нему и, указав на одного из мертвых солдат сказал: «Теперь она твоя. Рыцарь ордена серебряного льва получает броню, и оружия только когда победит врага, покрытого тьмой. Ты же убил хотя бы одного мутанта в этой битве?»

–Да…но, это сделали лошади, а не я. Я испугался и….

–Все боятся. Отрезал капитан. – Именно страх и даёт нам возможность быть храбрыми. Ты не удрал, ты был с нами, ты продолжал охранять лошадей. Прими это в качестве награды.

С этими словами он взял молот своего товарища и протянул его крестьянину. Тот принял его, даже не пытаясь сказать, что он хотел сбежать, просто было некуда. Их обступили со всех сторон, и он испугался что умрёт, а так был шанс. Он, ведь правда, остался жив.

Неожиданно для капитана и остальных из домов, на вид, казалось бы, давно разрушенных и покинутых, стали выходить люди. Они были тощи и очень напуганы. Смотрели на рыцарей, пока совсем маленькая девчушка с криком «Папа!» не подбежала к крестьянину и не стала плакать, обняв его. «Мама умерла. Два мутанта пробрались в дом, через крышу и сожрали её. Она спрятала меня в кладовой. Сама не успела» и разрыдалась так сильно, что больше ничего не могла сказать.

Какой-то исхудавший мальчик вышел из толпы. Подойдя к Грингольду и спросил:

–Вы, пришли нас спасти?

Грингольд осмотрел окружившую их толпу. Одни женщины и дети, почти нет мужчин, а те что и были слишком стары или как видно очень больны. Внимательно пригляделся к парнишке, он был настолько сильно исхудалым, что его стало даже жаль.

Смотрел на девочку, обнимающую крестьянина. Вспомнил, как ещё ночью он готов был отдать приказ убить его за каннибальство.

Смотрел на молот, который тот держал в руке и понимал, что крестьянин был с ними все это время. Посмотрел на своих измученных и усталых людей, на напуганных лошадей.

Посмотрел на гору трупов, что лежала в середине деревни, на разрушенные и полуразрушенные дома, посмотрел на разрушенный замок вдали, на стену и произнёс:

–Да…теперь вы под нашей защитой. Мы исправим всё это.

ТЕОХЕЛЬМ

Когда он занял свое место у круглого стола, почти все уже были в сборе. Общий зал сбора представлял собой огромный амфитеатр с большим количество рядов, уходящих вверх. В центре находился круглый стол, за которым помещалось всего лишь десять человек. Общее число людей в зале было пять сотен. Следовательно, поэтому некоторые называли совет магов «советом пятисот». Из всех присутствующих только те, кто сидел за столом владели магией. Остальные же, кто занимал места в рядах театра, были просто мудрыми и умными людьми, которые при случае могли обжаловать решение магов. Помимо людей в зале присутствовало множество гномов, эльфов, несколько карликов, даже пару троллей, с десяток орков и несколько вардов. Маги сидели в белых одеждах, как и присутствующие тут люди.

Теохельм осмотрел собравшихся магов и поднял взгляд на людей, рассаживающихся вверху над ними. «Итого нас восемь, не хватает волшебника пустынь и самого Ваэльмо».

–Я вот что думаю…не к добру это все. Черная магия не допустима по всем законам нашего мира. –Произнес волшебник с большой длинной белой бородой и голубыми глазами. – После того, как Аспариан Великий убил всех магов, он ясно дал понять, что остальной магии в мире не место, кроме светлой, которая способна лишь на исцеление.

–Не забывай, что маги появляются, не зависимо от закона. Мы не руководим тем, что нам оставляют предки. Мы лишь исполняем их волю. – Сказал волшебник-орк этому белобородому. – Ты сам должен понимать, что предки решают свои дела наверху так, как это делалось всегда, несмотря на наши законы. А ты говоришь так, будто эти волшебники должны спрашивать разрешение у нас могут ли они колдовать или нет.

–Что ты предлагаешь? -Небрежно спросил эльф у него.

–Перед тем, как вы упрячете их за решетку, с ними стоит поговорить о магии. О том, что её пользоваться нельзя и попытаться научить их жить по мирному. -Нисколько не принимая жест эльфа, мягко ответил орк.

–Это глупо, товарищ орк. – Вступил в разговор гном. – Ты только подумай, как это выглядит, «Вот у вас магия есть-но вам нельзя её использовать, хотя и хочется». Они уже понимают, что не равны с обычными людьми и всеми силами в дальнейшем будут развивать в себе это различие, если ты ещё не понял этого.

–Орк смотрел на гнома и потом произнес: Я не хочу больше забирать магию у созданий этого мира. Это так грустно убивать в человеке, то – что отличает его от других.

–Во время войны, многие убивали друг друга. А ведь у них наверняка были таланты, которых ни у кого другого нет. Тем не менее, в итоге это привело мир к порядку. – Высказался другой эльф. – Это необходимая жертва, ради общего мира и спокойствия.

–Орк совсем поник, но тут слово взял вард. – Темную магию забирать необходимо сразу же, как её обнаруживают, с этим мы согласны, но вот остальные виды…зачем?

–Вспомни о веке Аспариана. Маги правили над людьми, и никто их не мог в этом ограничить. Они держали тех, кто был с ними не равен в условиях рабами. Это должно уже нас многому научить в этом плане. – Взял слово Теохельм.

–Этот бардак с магией был только у вас в королевстве, в нашем заоблачном крае никто магией не злоупотреблял. – Подал голос волшебник пустынь, чье место пустовало до этого мгновения. Он был укутан, с ног до головы и оставалась лишь тонкая полоска под одеждой для глаз.

–Ты опять опоздал на совет. – Отозвался белобородый.

–Не просто залезть так высоко, когда этот остров просто парит в небесах вместе с этим зданием. А только у вас есть магия перемещения, мне же, как и обычному человеку приходится сюда попадать по старинке-порталом.

–Тут взял голос другой гном, ранее не участвовавший в беседе. –Про твой край нам мало что известно. Значит у вас много магов? Где же они?

–Вообще-то я намекал на единственную персону с магическими способностями-вашего покорного слугу. -Он улыбнулся, но под одеждой этого не было заметно.

–Орк засмеялся и потом добавил. – Юмор, штука, которая пригодится по жизни, жаль не все это понимают.

–Это уж точно. – Подтвердил эльф, кивая.

–Значит, вы тут стали обсуждать историю с магами и Аспариана-продолжил волшебник пустынь. – Один паренек перерубил их всех под корень, да так что вы, насколько мне помнится, долго после не могли прийти в себя.

–Если позволишь, то отмечу, что маги на то время имели безграничный контроль. – Взял слово Теохельм.

–Ты же единственный кто застал эти события, помимо нашего великого магистра, поведай нам их, будь добр. – Продолжил волшебник, поправив свои одежды.

–Я был с нынешним королем людей Оларом, в то время, когда парень убивал моих братьев по таланту. Боюсь, я немного расскажу тебе, да у нас сейчас и не урок истории, в общем.

–Согласен, мой друг. Но мне интересно вот что, Аспариан был за порядок, что решил помочь Олару взойти на трон?

–Этот вопрос…очень сложен в своем понимании… – Взял слово белобородый маг. – Вероятнее всего Аспариан следовал пути Хаоса. Поскольку его не интересовало, то – кто встанет на место волшебников, он хотел лишь мстить.

– Мы знаем наверняка, что Аспариан шел путем Света. –Отрезал Теохельм. – С ним поступили несправедливо, и он пытался восстановить справедливость, заодно и помог людям снять их тяжкое бремя с себя.

– Волшебник пустынь окинул взглядом тех, кто стоял наверху: они перешептывались, что-то обсуждали в кучках, некоторые просто спали, ожидая начала совета. Ну да их ведь выдернули практически ночью, а совет первый раз за историю назначили в полночь. Он посмотрел на них ещё немного и обратился к сидящем за столом друзьям. – Итак, мы врятли решим за что воевал Аспариан, за Порядок или Хаос. Да это уже и в целом стало историей. Меня больше волнует то, что происходит у вас сейчас. Что делает Олар, а Теохельм?

–Король твердо управляет своей страной. Он стоит на понятиях Света и Порядка. В стране начинается хаос, но Олар справится с ним, я уверен.

–Говорят он сидит на троне, вместе с женщиной, это правда? –спросил гном.

–Абсолютная. Роана-его жена и правит вместе с ним. Решения выносит или он, или она. Если кто-то выносит из них один-этого вполне достаточно для другого.

–Эльф смотрел на Теохельма и спросил: – Я знаю, что в королевстве людей, увеличилось количество заболеваемости, это правда?

–Безусловная.

–Мы можем считать это, как ошибкой правления короля?

–Никак нет. – Теохельм посмотрел на эльфа, а после обвел взглядом всех за столом. – Господа, кажется, вы забываете о том, что собой представляет служение Порядку.

–Разъясни же толковее, поскольку мне кажется, что правление Моргота, вело людей к большему процветанию нежели Олар. – сказал волшебник пустынь.

–При Морготе –начал объяснять Теохельм – теория Хаоса господствовала над людьми. Процесс шел, по выбору выживания лучших представителей расы. На места, главенствующие вставали только самые сильные и храбрые. Моргот расширил королевство экспансивным путем.

–Захватив при этом Сиродил у эльфов и южные горы гномов. – добавил орк.

–Мы не на истории, орк. Но спасибо, что добавил. В отличие от Моргота-Олар, ограничил пределы королевства, тем самым стараясь увеличить власть людей не экспансивным путем, а интенсивным развитием уже принадлежащих земель.

–Проблема болезней? -спросил эльф.

–Результат увеличения болезней, это лишь следствие уменьшение смертности. Поскольку при Порядке – жизнь, является бесценной, то многие люди доживают до достаточно пожилого возраста, а заболевания вытекают как следствие.

–Да уж, Олар и правда, преуспел в ограничении королевства. Построить стену вокруг это очень умно. Но вот только он запер их внутри. – Произнес вард.

–Было множество причин, по которым пришлось её построить. И надеюсь, она выдержит. – грустно произнес Теохельм.

– Знаете, товарищи. – произнес гном. – Меня интересует один важный момент. Скоро полночь и я очень то сомневаюсь, что магистр созвал нас сюда, из-за пары всплесков негативной энергии.

* Раздался громкий хлопок и возле пустого места появился магистр Ваэльмо-глава ордена магов. Одет он был в черное, единственный из всех тут собравшихся. По данным привилегии, только главный магистр имел на это право, и это же одновременно и показывало его положение. Выбирался магистр советом всех 500 участников при наборе абсолютного количества голосов. И за всю историю ни разу цикл выбора не был запущен заново. Ваэльмо, как и его предшественники набрал 499 голосов и своим голосом подтвердил свое право на звание магистра. «Мудрецы не переизбирают, но в отличие от глупцов всегда сомневаются в своем выборе». Это относилось конечно же и к нему самому.

Он был уже достаточно пожилым для своих лет и принадлежал к древней расе, пожалуй, лишь только сотая доля от неё, сохранена была в его жилах. На его голове не было волос и на землю спускалась длинная поредевшая борода. Ваэльмо занял свое место и обратился к гному:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное