Павел Губарев.

Факел Новороссии



скачать книгу бесплатно

Мы мобилизуемся

Цель была ясная: реализовать решения съезда в Харькове. Основным инструментом в работе стали социальные сети: Фейсбук, ВКонтакте и Твиттер. Без тени страха и сомнения я один за одним стал публиковать тезисы нашей борьбы. Призвал создавать «Народное ополчение Донбасса». Что мы имели по состоянию на конец февраля четырнадцатого?

«Официальный» выразитель интереса народа Донбасса Партия регионов (дальше – ПР или ОПГ Регионалы) подорвала доверие к себе.

Возмущение действиями хунты было достаточно сильным, но активную позицию проявляло лишь меньшинство.

«Русской идеи» на осознанном уровне в народе практически не было, но Россия воспринималась как здоровая сила в противовес больной нацизмом и западными «ценностями» Украине.

«Старые» официальные прорусские организации оказались недееспособными клубами по интересам. Новые кружки и ячейки только зарождались, как и «Народное ополчение Донбасса».

Местные олигархи, осознавая, с одной стороны, неприятие Майдана жителями Донбасса, с другой – пассивность жителей (в отсутствии идеологической работы пассивность населения – это норма), решили «качнуть» ситуацию и использовать протест жителей для «торговли» с Киевом. Для этого был создан ряд управляемых организаций.

Тогда я обзвонил и обошел всех деятелей русского движения и произвел срез их мнения по происходящим событиям. Результат был неутешительным: абсолютное большинство пророссийских лидеров не было настроено на жесткую принципиальную борьбу. Часть таких лидеров вообще исчезла. Это как война: она не оставляет от армии мирного времени камня на камне.

Я принялся обзванивать своих друзей и требовать поддержки. Потом друзья сами стали дозваниваться до меня и спрашивать: чем они могут нам помочь? Это принесло свои результаты. Мы стали создавать «Народное ополчение Донбасса».

В считанные дни у меня образовалась команда, способная быстро решать экстренные задачи. А задач этих очень много и с развитием обстановки становилось все больше и больше. Но люди шли. С теплотой вспоминаю, что первыми моими соратниками стали товарищи с исторического факультета, мои друзья по секции бокса. Информационно-пропагандистскую, идеологическую часть брали на себя «историки», организационную часть, обеспечение безопасности и оружие – «боксеры». Оружия у нас тогда не было, а у хунты уже были отряды нацистов с автоматами. Нужно было приобретать сначала хотя бы травматику, добывать где-то что-то более серьезное. Организовать конспиративные явки. И ведь это удалось сделать за какие-то четыре-пять дней! То, что наши враги системно выстраивали годы и десятилетия, нам пришлось творить аврально, в считанные сутки. Как мы все это выдержали? Наверное, на молодости и пассионарности выехали, да помощи вышних сил.

Те, кто в те мутные дни откликнулся на мой призыв, изменили историю. Пришли даже те, на кого я не рассчитывал. Мало того, они потом поразили своей огромной энергией и способностью действовать в самых немыслимых условиях.

Называть имен из-за нынешних обстоятельств не стану, но двое таких «нежданцев» продали свои автомобили и принесли деньги в общую кассу.

Но любой энтузиазм требует материальной поддержки…

Жертвую своей фирмой

Любой повстанец и революционер остро нуждается в деньгах. Одними ими революцию не сделаешь, но и без средств энтузиасты обречены. Отворачивайтесь от тех, кто несет чушь, будто в эпоху Интернета все можно сделать на добровольцах и благородных порывах. Так можно свести затраты к минимуму, но острейшей нужды в финансах не отменяет. Так было во времена Спартака, так будет и дальше.

Нам отчаянно не хватало средств. Нужно было покупать оружие, печатную технику, расходные материалы, снимать квартиры. За порогом у нас не стояли представители ни германского, ни российского генштабов с мешками червонцев. Обрабатывать местный бизнес просто не было времени. У любых революционеров может быть лишь два источника финансирования: олигархи (крупный бизнес) и заграница. У нас не было ни того ни другого.

И тогда я решил: пожертвую своим рекламным агентством. Опустошу накопления и оборотные средства предприятия. Когда 24 февраля я распорядился очистить сейф, где лежали деньги на выплату зарплаты, вывести и обналичить все остатки на банковских счетах, бухгалтер и директор пришли в мой кабинет с вопрошающе-удивленными лицами.

– Нам вообще-то налоги платить на этой неделе… – растерянно сказала бухгалтер.

– Наташа, налоги в Киев мы платить больше не будем! – отрубил я.

– А куда будем платить?

– Не знаю пока. Так, все вышли из кабинета, у меня – революция!

– Ни хрена я не понимаю, – развел руками директор. – Но тебе виднее…

Так у нас появилось около 40 тысяч долларов в пересчете. На эти средства и пошла подготовка текстов листовок, печать и распространение. Печатная пропаганда – вот основная статья расходов, куда уходили тогда деньги. Мы стали распространять эти листовки сотнями тысяч по всем градам и весям будущей Донецкой Республики. Потом статей расходов добавилось: топливо, травматическое оружие, конспиративные квартиры. Мы даже купили десяток страйкбольных макетов автомата Калашникова на тот случай, если не сможем собрать людей и придется штурмовать облгосадминистрацию малой группой. Тогда нас было уже несколько десятков человек, мы были достаточно хорошо организованы. На собрании командиров мы придумали себе название – Народное ополчение Донбасса. Народное – потому что возникло из народа, а не по воле какого-то олигарха или его шестерки. Ополчение – потому, что сбор наших рядов очень напоминал именно собирание народных сил на борьбу с неприятелем во дни Смуты.

Уже тогда я понимал, что все может дойти до вооруженного противостояния с врагами, а майданную хунту мы обоснованно считали своими врагами. Мы стали задумываться об оружии. Нам только в начале марта удалось достать лишь семь гладкоствольных ружей да пару нарезных карабинов. Поиски оружия продолжались. В первые дни мы были совершенно безоружными.

Я понимал: главное – организация, программа действий и пропаганда, пропаганда, пропаганда! Как во времена Ленина и его «Искры». Надо было дать протестным массам одного лидера и единую программу требований к властям. (Забегая вперед, скажу, что мы даже принялись формировать состав народного правительства Донбасса.) Основные же наши усилия сначала сосредоточивались на донесении нашей позиции до максимального количества людей. Первая же наша листовка содержала требование к местной власти выполнить решения Харьковского съезда.

Мы раздали практически миллионный тираж той листовки. Купили старый ризограф – и поставили на одной из съемных конспиративных квартир. Там он работал круглые сутки, четыре дня подряд. Сами старались дневать и ночевать не дома: чтобы не накрыли. Ведь МВД уже возглавлялось Аваковым, было под хунтой. Мы действовали тогда, когда многие нынешние руководители ДНР и ЛНР еще выжидали и осторожничали. А мы были резвыми и отчаянными. Спали по два-три часа в сутки.

Группы раздающих листовки были структурированы на командиров и агитаторов – распространителей листовок. Один командир имел в своем подчинении от двадцати до полутораста агитаторов-распространителей. В обязанности командиров входило не только руководить работой распространителей, но и собирать данные общественного мнения, заполняя соответствующую форму. Конечно, назвать это полноценным социологическим исследованием было трудно, но хотя бы грубое представление о мнении людей мы получали. Наши импровизированные опросы показывали, что более 75 % людей в Донецке и более 90 % людей в городах региона однозначно поддерживают данное требование. Это вдохновляло нас.

25 февраля в социальных сетях появляется наше обращение к народу.

ОБРАЩЕНИЕ ПАВЛА ГУБАРЕВА К ОПОЛЧЕНЦАМ ДОНБАССА

«Братья и сестры!

Необходимо признать, что в стране произошел государственный переворот, и Верховная Рада утратила легитимность, так как ее депутаты подверглись насилию и угрозам, а сам парламент находится под давлением участников евромайдана. Соответственно все законодательные акты, принятые после 22.02.2014, являются не более чем фикцией. Кроме того, для вступления в силу они должны быть подписаны действующим президентом, которым де-юре продолжает оставаться Виктор Янукович. Так что законодательной власти в стране де-факто не существует.

Кроме того, нелегитимен и новый Кабмин, поскольку он создан вопреки законодательству. Соответственно и все структуры, подчиняющиеся Кабмину, в том числе и силовые, являются незаконными. Так что, сотрудники милиции, имейте это в виду. Приказы, идущие от „министра“ Авакова можно смело отправлять в урну, даже не читая.

Исходя из этого единственной законной властью сегодня являются только местные советы и администрации. Однако они сейчас находятся под диким прессингом. Поэтому заявление губернатора Шишацкого о том, что единственный легитимный орган в Украине – это Верховная Рада, следует воспринимать или как ошибку, или как результат давления со стороны мятежников.

Городские власти в лице мэра Лукьянченко и секретаря горсовета Богачева заняли выжидательную позицию и не объявили, будут ли они брать на себя ответственность за происходящее в городе. А также они внятно не высказали свою позицию.

Чтобы местные власти решились действовать, они должны чувствовать давление со стороны дончан. Поэтому задача патриотов – создать такое общественное движение, которое могло бы, с одной стороны, защитить город от приезжих неонацистов, а с другой – заставить власть слушать дончан, а не незаконное „правительство“ в Киеве.

Для этого нам нужно привести под ОГА (областную госадминистрацию) 10 000 человек. А мне известно, что нас в три раза больше.

Для этого я совершаю следующие действия:

1. Осуществляю мониторинг всех разрозненных ячеек нашего ополчения.

2. Осуществляю организационную работу по их объединению.

3. Организую встречи лидеров для обсуждения приведения всех отрядов К ЕДИНОМУ КОМАНДОВАНИЮ (СЕГОДНЯ ЭТО НАША ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА).

Лидеры, у которых есть 10 и более ополченцев – выходите на связь. Сразу скажу, что я не успеваю обработать весь поток информации, приходящей от вас, так как не успел делегировать все механические функции своим помощникам.

В данный момент в мой штаб требуются: сотрудники колл-центра НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ ДОНБАССА (коммуникабельные девушки или парни) для приема телефонных звонков и сообщений в соцсетях, а также централизованного информирования людей о наших делах. Работа на общественных началах, разумеется.

Также я сформулировал ТРИ ПРАВИЛА, обязательные для всех ополченцев:

1. Быть готовым выполнить приказ командира. Командир должен быть у каждого ополченца.

2. Быть трезвым и боеспособным.

3. Быть спокойным, хладнокровным и разумным. За паникерство – расстрел (моральный)!

Пару слов о себе: 30 лет, три высших образования (история, правоведение, государственное управление), по роду деятельности предприниматель, занимаюсь рекламным и маркетинговым бизнесом, женат, воспитываю троих детей (два сына и дочь), КМС по боксу. В армии не служил, но неоднократно проходил курсы молодого бойца в военно-патриотических лагерях от российских боевых офицеров.

На данный момент у меня есть понимание, что данные события являются историческими и определят наше будущее на многие годы вперед. У меня есть готовность идти до конца. И я вас не предам.

Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!

Слава Донбассу!!!»

В тот же день происходит мое первое знакомство с патриотическим активом. Мы собираемся у здания ОГА. Цель – объединить всех неравнодушных, мыслящих людей, все существующие патриотические организации в «Народное ополчение Донбасса». Встречаемся и вечером на следующий день, теперь – на площади Ленина. Накануне размещаем в Сети еще одно объявление.

«Для чего приходить на встречу?

Для того, чтобы познакомиться, для того, чтобы почувствовать плечо брата! Мне есть что вам сказать! И самое важное – мы должны начать отработку по организации и управлению, то есть мы сейчас должны усвоить ту науку, которую организованным путчистам преподавали многие годы, а мы в ней еще первоклашки!

Повестка:

1) знакомство;

2) ответы на ваши вопросы;

3) разделение на десятки, сотни, назначение командиров! Толпа без руководителей – стадо баранов! Мы должны из стада превратиться в армию!

Жду вас! Среди разрозненных групп ополчения много карманных (Партия регионов) вожачков».

25 и 26 февраля обращаюсь к существовавшим на тот момент организациям и лидерам с предложением возглавить протест и выступить единым фронтом. Но никто из лидеров на это не пошел. Тогда решаем: действовать самостоятельно, опираясь на самых верных людей.

Мы спешили, отчаянно спешили. Пусть «элита» нас предала, пусть на нее рассчитывать не приходилось, но мы намеревались действовать на уровне Донецкой области. Надо было спланировать нашу первую операцию на 28 февраля, когда открывалась сессия городского совета.

В этот момент у нас было не более сорока-пятидесяти человек актива. И это очевидное свидетельство того, как малая горстка людей, если вооружена идеей и лишена страха, имеет план и готова действовать, способна успешно противостоять и толпе, и армии, и деньгам. Были среди нас провокаторы и казачки засланные? Конечно же, были. Причем не от хунты, а титушня от местных региональных бонз. В этот момент нами больше интересовалась не хунта, а именно местные «регионалы». Титушкам внушали: надо сохранить порядок. Потом эти засланцы, когда восстание набрало силу, подходили ко мне и просили прощения. Мол, тогда мы не понимали. Но это будет потом, когда я успею побывать в тюрьме.

А пока что мы готовились к тому, чтобы войти на сессию городского совета и предъявить требования Народного ополчения Донбасса. Нам так не хватало пятнадцати настоящих «калашей», чтобы взять власть сразу и надолго!

Спусковой крючок

28 февраля 2014 года собралась сессия депутатов Донецкого городского совета. Повестку дня объявили на удивление обычной: какие-то мелкие вопросы, текучка. И лишь последним пунктом стоял вопрос «О политической обстановке».

Я пришел выступить от имени «Народного ополчения Донбасса». Нас пробовали не пустить. Но нас было много, мы готовы были пустить в ход силу – и нас пропустили. Группу из шести товарищей. Правда, слова давать сперва не желали. Но затем все-таки дали. И вот что я тогда заявил с трибуны:

– Страна находится на грани дефолта и гражданского конфликта, – начал я свое выступление. Все молчали и слушали.

– Почему проиграла команда президента? – продолжал я. – Они забыли о людях, они забыли о тех, кто и зачем их избирал. Можно сколько угодно говорить о тайных дирижерах Майдана, заграничных разведках, олигархах и прочих людях, которые влияли на это. Но если бы не было реальных проблем, на Майдан никто бы не вышел. Никогда не поздно еще раз напомнить о том, что не надо и вам тоже забывать о тех, кто вас выбрал. Не стоит увлекаться отстаиванием личных и корпоративных интересов.

Вы, Партия регионов, давили и душили конструктивную оппозицию на Юго-Востоке, сливали и поглощали все конкурирующие политические силы. Разве вы от этого выиграли? Вы хоть один митинг можете собрать бесплатно и без админресурса? Неужели непонятно, что платные «титушки» всегда проигрывают идеологически организованной и заряженной силе?

У Януковича была надежда только на сотрудников органов правопорядка, которых неоднократно на Майдане предавало начальство, но которые стояли, честно выполняя свой долг. Это герои внутренних войск и «Беркута». Сейчас народ в Донецке выходит на митинги не в поддержку вашей власти, а против бандеровских мятежников. И если вы выйдете на площади Донецка, вы услышите это, уверяю вас. Вам реально сегодня не на кого опереться. Теперь вы начнете испытывать давление как со стороны Киева, так и со стороны своих бывших избирателей. И если в регион кто-то двинется с Майдана с люстрацией, например, вас некому будет защищать. «Сдуетесь» вы так же, как «сдулись» ваши старшие товарищи. Некоторые из вас уже сегодня проявляют слабую, соглашательскую позицию, которая, уверен, не найдет поддержки у большинства дончан. Вы это почувствуете на ближайших выборах. Но я не исключаю, что найдутся те, кто покажет вам это до выборов. Я понимаю, что некоторым из вас страшно идти против киевских мятежников и что вам есть что терять. Но мы готовы поддержать вас настолько, насколько вы будете действовать в русле интересов и настроений дончан.

Повторюсь еще раз: я против эскалации, я против насилия! Я верю, что вы с народом, что вы сможете проявить твердую волю и принять единственно правильное взвешенное решение!

Сейчас я вкратце зачитаю наши требования…

Высказавшись так горячо и при этом достаточно дружелюбно, я огласил «Ультиматум Народного ополчения Донбасса депутатам Донецкого городского совета»:

«На Украине де-факто произошел государственный переворот. Верховная Рада Украины утратила свою легитимность, так как большая часть ее депутатов подвергалась насилию и угрозам, а сам Парламент находится под контролем вооруженных людей Майдана. В связи с этим все законодательные акты, принятые Верховной Радой после 22 февраля, являются незаконными. Незаконным является и новый Кабинет министров, поскольку он создан вопреки Конституции и законам Украины. Соответственно, все воинские, силовые структуры являются незаконными.

22 февраля в Харькове прошел Съезд депутатов местных советов Юго-Востока, Крыма и Севастополя, где вся полнота власти на Юго-Востоке была передана местным органам власти и местному самоуправлению. Однако Донецкая областная государственная администрация своим решением признала единственным легитимным органом власти на Украине Верховную Раду. Кроме того, губернатор Шишацкий уже сейчас перечисляет средства в Киев, финансируя государственный переворот и нацистскую вооруженную клику.

В связи с этим Народное ополчение Донбасса постановляет и требует от депутатов городского совета решением сегодняшней сессии:

• признать Верховную Раду Украины органом власти, утратившим легитимность;

• признать существующий Кабинет Министров нелегитимным органом власти;

• признать нелегитимной власть Донецкой областной государственной администрации и Андрея Шишацкого;

• объявить единственным легитимным органом власти в Донецке Донецкий городской совет;

• уволить городского и областного прокуроров, чиновников других органов государственной власти;

• решением сессии городского совета назначить на их место новых людей после консультаций с представителями организаций народного ополчения;

• ликвидировать службу государственного казначейства в городе, перевести все счета местных советов в государственные банки. Все государственные налоги и сборы должны поступать на счета местного совета;

• признать легитимной народную власть Севастополя и установить с ней политическое экономическое и военное сотрудничество.

В случае невыполнения наших требований Народное ополчение Донбасса признает нелегитимным Донецкий городской совет и всех его депутатов и готов принять адекватные меры с целью делегитимизации городского совета, а также каждого депутата в отдельности, со всеми вытекающими последствиями.

Командир Народного ополчения Донбасса Павел Губарев…»[9]9
  https://www.youtube.com/watch?v=OHXblqMZzYU


[Закрыть]

Где-то на середине выступления мне отключили микрофон, но глотка моя – луженая, гремел я во всю силу своих легких. И журналисты, стоявшие неподалеку, все слышали и потом раструбили о требованиях Народного ополчения Донбасса в СМИ. За что я им особо благодарен. Видеозапись речи пошла в эфир, разлетелась по Интернету.

То был настоящий прорыв. Из маргинальной группы мы в один день стали силой, с которой надо считаться. Это выступление дало нам популярность, а наши слова доходили до сердец людей. Чего нельзя было сказать о депутатах, половина из которых не приняла нас всерьез, а другая была панически испугана происходящими событиями. Но наши требования теперь знали все – и большинство Донецка поддерживало Народное ополчение. Мы буквально стали тем спусковым крючком, что запустил организованное сопротивление в Донбассе.

Реакция ждать себя не заставила. Нет, не в виде подосланных убийц-правосеков, не в образе агентов СБУ или ЦРУ. Сначала меня попросил о встрече ахметовский нардеп Николай Левченко, подсев рядом со мной уже после того, как я закончил свою речь в горсовете.

Мы встретились в кафе вечером, но он был не один. С ним был какой-то взвинченный, неадекватный партнер – то ли сумасшедший, то ли контуженый. Они вдвоем играли в хорошего и плохого полицейского: Николай все время повторял, что он за нас и вообще он русский националист, а этот пришибленный вечно орал, пытаясь запугивать. Разговор совсем не клеился. Я дал команду начальнику своей охраны отвести этого пришибленного в другой зал. Потом Левченко перешел к главному – к угрозам. Говорил, что расправятся с нами в два счета, если мы решимся на штурм облгосадминистрации. Для убедительности показал автомат и пистолет, которые он принес в портфеле. Он открыл его – и внутри тускло, масляно блеснул короткоствольный АКСУ. А рядом с ним – пластмассовая рукоять пистолета «Глок». У меня аж слюнки при виде такого богатства потекли.

– Вот что у нас есть, – ухмыльнулся Левченко. – А вы-то что имеете?

Нам угрожал не какой-то правосек-бандеровец, а свой, донбасский «патриот», чуть ли не русский националист? Ну и подонок.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

сообщить о нарушении