Павел Бирюков.

Греческий мудрец Диоген



скачать книгу бесплатно

– И долго ты думаешь так царствовать? – спросил его Диоген.

– Не знаю, но что ж, если я скоро умру, дело мое будут продолжать мои наследники, если будут того достойны. А если даже с моею смертью и рушится все это предприятие, я все-таки одним намерением своим оставлю после себя бессмертную славу.

– Но ведь ты хочешь, Александр, подчинить своей единой власти сотни миллионов людей, ведь это не легко. Сколько придется тебе пролить человеческой крови, пока достигнешь этого, подумал ли ты об этом?

– Да, жаль, много голов погибнет, без этого не обойдется; но это не может меня остановить. Люди плодовиты, народятся снова.

– Вижу, Александр, что ты воодушевлен пылкою страстью, и разубеждать мне тебя было бы бесполезно. Но вот тебе мой совет: не забывай, что не все благословляют тебя, а многие проклинают; не забывай, что последний твой раб так же чувствителен к боли и удовольствию, как и ты сам, и что ты во всем твоем царском величии так же немощен, как и он. Помни, что стоит только одному из твоих воинов пустить стрелу, или одному из твоих прислужников капнуть каплю яда в твое питье, чтобы разлетелись впрах все твои замыслы. Тебя окружают льстецы. Они станут воздавать тебе божеские почести, и тот самый час, в который ты впадешь в искушение и поверишь, что ты более, чем простой смертный, будет часом твоей погибели.

Александр внимательно слушал слова Диогена, и они глубоко затронули его молодую душу. Ему хотелось хоть чем-нибудь отблагодарить мудреца, и он с сожалением воскликнул:

– Неужели же я в самом деле ничего не могу для тебя сделать, Диоген?

– Мне ничего не нужно. Но ведь ты знаешь, сколько под твоею властью есть страдающих и угнетенных. Если хочешь сделать мне приятное, облегчи, на сколько можешь, их бедственную участь.

– Ты счастлив, Диоген, что ничего не желаешь, но прими хотя мою дружбу!

– Прости меня, Александр, но я не могу не сказать тебе того, что думаю. Царь не может быть другом и не может иметь друзей.

– Диоген, если бы я побыл дольше с тобою, то чувствую, что я остался бы жить с тобою в твоем шалаше. Но для мира довольно одного Диогена.

– Этого я не знаю, но знаю наверное, что мир погиб бы между двух Александров.

– Ты прав, старик, прощай! И они навсегда расстались.

XV. Старость и смерть Диогена

Так и состарился Диоген на своем учительстве, и стал чувствовать приближение смерти. Он никогда не боялся ее и с твердостью духа ожидал ее пришествия.

Иногда ученики его разговаривали с ним о смерти и спрашивали его, не боится ли он ее прихода. На это Диоген отвечал им: «Как же можно бояться смерти, когда никто никогда не видал ее?»

Другие ученики, споря с ним о смерти, называли ее злом, Диоген возражал им:

– Ведь никто никогда из живых людей ее не знал, почему же вы ее называете злом?

Спокойно переносил Диоген и угрозы людей, хотевших убить его.

Так, раз правитель города Афин за смелое слово, сказанное Диогеном, размахнулся на него и крикнул: «Я убью тебя!»

Диоген спокойно отвечал ему: «Убить ты меня можешь, только этим ты никого не удивишь, потому что скорпион или какая-нибудь гадина и даже ядовитое растение могут сделать то же самое».

Когда Диоген состарился, и силы его стали слабее, один из учеников его, не понявший, как следует, его учения, стал его уговаривать бросить свою бездомную жизнь и хотя под старость успокоить себя в доме своего приятеля.

Диоген с грустью отвечал ученику: «Я почти добежал до цели, неужели теперь, когда уже осталось так мало, ты хочешь, чтобы я остановился и погубил работу всей моей жизни?»

Видя его нищету и бездомность, кто-то спросил его:

– Подумал ли ты о том, кто тебя похоронит?

Диоген отвечал ему:

– Тот, кому понадобится моя квартира.

Раз Диоген услыхал, что один человек печалится о том, что ему не придется умереть на своей родине.

Диоген с усмешкой сказал ему:

– Глупый, не все ли тебе равно, в какой яме будет гнить твое тело?

Смотря, как убирали тело покойника, натирали пахучими мазями и обкуривали разными духами, он говорил:

– Странные люди! при жизни, когда нужно пользоваться здоровым телом, они изнуряют его невоздержанием в разных похотях, а когда умрут, и тело им станет ни на что негодно, они стараются сберечь его навсегда.

Его спрашивали, что делать с его телом, когда он умрет? Он отвечал:

– Положите около меня палку, чтоб я мог отгонять от себя хищных зверей.

– Да, ведь, ты ничего не будешь чувствовать, – возражали ему. Как же ты будешь действовать палкой?

– Так зачем же вы меня спрашиваете? Если я не буду чувствовать, то не все ли мне равно, что будет с моим телом. Пускай его съедят собаки, по крайней мере моя смерть принесет им пользу, а если они не удостоят меня такой почести, то погребете мое будут совершать солнце, ветер и дождь. Любой царь позавидует такому почету.

Диоген дожил до глубокой старости; когда он умер, ему было 90 лет.

Раз утром ученики Диогеновы пришли, по обыкновению, к его жилищу. Он лежал завернутый в свой плащ и как будто спал. Ученики удивились, что Диоген спит так долго, чего с ним никогда не бывало. Они подождали немного, наконец решились сдернуть с него плащ, и к большой горести своей нашли учителя мертвым. Они так верили в силу его духа, что между ними сложился рассказ, что Диоген умер добровольно, т.-е. только потому, что перестал хотеть жить.

Тело его похоронили в городе Коринфе и поставили ему бронзовый памятник, а на нем сделали надпись: «Время точит и камень и бронзу, но слова твои, о Диоген, будут жить вечно! Ты учил людей благу, которого они сами могут достигнуть, и показал им средства спокойно и радостно жить».

XVI. Ученики Диогена

Учение Диогена слушали почти все жители тех городов и селений, где жил или проходил Диоген, и всем, кто понимал его, оно было на пользу, и жизнь тех людей менялась хоть немного к лучшему.

Однако, не все ученики поддержали славу своего учителя.

У самого Диогена, как и у всех людей, были слабости. Так, иногда он очень грубо обращался с людьми.

Рассказывают, например, что раз он пришел в дом одного богача. Комнаты его были устланы дорогими коврами; стены увешаны картинами, оружием и разными драгоценностями. Войдя в комнату, Диоген кашлянул и захотел сплюнуть. Он оглянулся вокруг и не мог найти такого места, куда бы можно было плюнуть. Везде все блестело и лоснилось, так что жаль было пачкать. Тогда Диоген обернулся к хозяину и плюнул ему в бороду.

– Что ты делаешь? – вскричал хозяин.

– Я не нашел более грязного места, – ответил Диоген.

Хозяин волей-неволей перенес эту грубость. Диогена так уважали, что и такие выходки проходили ему безнаказанно.

Но другим его ученикам этого не позволяли. Диоген любил простоту, а плохо понявшие его ученики вместо простоты переняли от него только грубость, да неряшливость, да еще от себя прибавили, и вышло ни на что не похоже. Таким образом сами Диогеновы ученики и последователи наиболее повредили его учению в глазах людей. Такова судьба многих великих учений. Самого Диогена еще при жизни его прозвали собакой. Сначала просто знатные люди говорили про него, что он живет как собака. Потом стали смеяться и спрашивать его:

– Почему тебя называют собакой?

Он шутя отвечал:

– Оттого, что я лаю на праздных и огрызаюсь на злых.

Так за ним и осталось это прозвище. «Собака» по-гречески цион; а потом и учеников Диогена стали называть циниками.

Те из учеников Диогена, которые не поняли как следует его учения, своею грубостью и неряшливостью в делах и словах заслужили общее презрение, так что слово циник стало потом бранным и сохранилось таким до нашего времени. Циник значить теперь то же, что бесстыдник; но дурная молва о циниках не может затмить заслуг Диогена.

Были и такие из слушателей Диогена, которые не только хорошо поняли его, но захотели и жить так точно, как жил сам Диоген, во всем следовать его учению и потом своею жизнью и словом учить людей тому же. Из таких последователей более замечательны следующие:

Моним, уроженец города Сиракузы, жил у одного банкира в Коринфе. Ксениад, у которого жил Диоген, был знаком с Монимом и, навещая его, часто много рассказывал ему про жизнь и учение Диогена. Монима так поразило это учение, что он бросил банк и своего хозяина и стал ходить к Диогену учиться его мудрости. Хозяин Монима всем рассказывал, что его помощник сошел с ума, и его знакомые поверили этому, когда банкир сказал, что Моним не берет у него денег и говорит, что они ему не нужны.

Моним отличался проницательным умом, больше всего любил правду и презирал славу и богатство.

Он написал несколько книг, в которых поучал людей праведной жизни.

Кратес и жена его Гиппархия. Кратес был знатного рода и очень богат. Когда он узнал учение Диогена, он роздал все свои богатства и сделался нищим. Говорят про него, что он часть денег своих положил в городскую казну и просил хранить там, пока подрастет его сын.

– Если он будет мудрецом, – говорил Кратес, – тогда ему деньги не понадобятся, употребите их на городские нужды; а если он от меня не научится мудрости, тогда отдайте ему мои деньги.

Он был очень умен и жалостлив к людям. И его все любили, несмотря на его убогую наружность. Он был горбат, некрасив с лица и ходил в грубой, грязной одежде, часто в лохмотьях. Палка да сумка составляли все его имущество. Он говорил про себя:

– У меня нет ни своего родного дома, ни своей кровли, где бы я мог укрыться, но жить я могу во всех городах и домах всего мира.

Александр, царь Македонский, спросил его раз: желает ли он освобождения своего отечества?

– Зачем, – ответил Кратес, – только для того, чтобы другой такой же Александр опять заполонил и разорил его? Бедность моя и презрение к славе – вот мое отечество и богатство, их у меня никто не отнимет.

Гиппархия, дочь богатых и знатных родителей, услыхала раз, как Кратес учил народ, и так пленилась его мудростью, что полюбила его и объявила родителям, что ни за кого больше не пойдет замуж, как только за Кратеса. Родители ужаснулись и стали отговаривать дочь, но ни угрозы, ни ласки на нее не действовали.

Она отказывала всем знатным женихам и объявила родителям, что если они ей не позволят выйти замуж за Кратеса, то она лишит себя жизни.

Тогда родители обратились к самому Кратесу и просили его подействовать на нее. Кратес представлял ей все трудности и невзгоды такой жизни, какую он ведет, говорил, что ей придется жить в нищете и грязи, что придется выносить грубость его обхождения; но она отвечала, что готова на все. Родители стали просить Кратеса самого отговорить ее. Кратес сказал ей, что ради нее он не изменит своей жизни и ей придется быть бродягой, как и он, и выносить много невзгод и позора. «Я готова на все и всюду пройду ее за тобой!» ответила Гиппархия. Тогда Кратес скинул перед ней одежду свою и показал ей свой горб, думая уродством своим отвратить ее от себя. Но и это ее не поколебало. Тогда родители согласились и отдали ее за Кратеса. Она оделась в самую грубую одежду и стала бродягой, как ее муж.

Так они жили на улице и спали на площади, под воротами храма. Когда Кратес учил, жена, хорошо понимая его, помогала ему и разъясняла его слова. У них был один сын и две дочери. Сын женился на одной бедной служанке, а дочери вышли замуж за учеников отца.

У Кратеса было много учеников, но между ними особенно замечателен Зенон; он много своего прибавил к учению Диогена и Кратеса и стал учить других. От его учения пошли мудрецы, которых потом назвали стоиками. Между ними особенно замечательны: римский мудрец Эпиктет и римский император Марк-Аврелий.

Конец

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5