Павел Астахов.

Волонтер



скачать книгу бесплатно

© Астахов П.А., 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

«Не берите свои органы на небо. Они нужны нам здесь».

Надпись на табличке при входе в католическую церковь


Необычный посетитель

Рабочий день выдался не из легких, и Артем даже не заметил, как пропустил обед. О том, что нарушен режим питания, ему напомнил настойчиво заурчавший желудок. Адвокат потер переносицу и встал, чудом не задев ворох документов, которыми был заполонен весь стол.

«Утро вечера мудренее», – вспомнилась ему прописная истина из русских сказок, и губы Павлова тронула улыбка.

Точно, лучше не придумаешь. С завтрашнего дня он собирался взять двухнедельный отпуск, но мысленно адвокат всегда находился на работе.

Он уже намеревался выключить компьютер, как раздался звонок по селекторной связи. Артем поднял трубку.

– Павлов слушает.

– Артем Андреевич, это с охраны, Уткин.

– Что произошло?

– Тут к вам какая-то женщина рвется, говорит, ночевать здесь будет, если не пропущу.

– Она не выглядит сумасшедшей?

– Вроде нет. Но плачет все время, – сообщил охранник.

– Пропустите, – приказал Артем.

Он посмотрел на часы и покачал головой. Похоже, сегодня ему придется-таки остаться без ужина.

Через минуту в дверь робко постучали.

– Войдите!

В кабинет тихонько вошла невысокая женщина лет сорока пяти. Ее можно было бы назвать привлекательной, если бы не глубоко запавшие глаза и бледное опустошенное лицо.

«Так выглядит человек, потерявший надежду», – подумал Артем.

– Добрый вечер, – пролепетала она. – Меня зовут Вероника Сергеевна. Простите, я… – Женщина запнулась.

– Присаживайтесь, Вероника Сергеевна. – Павлов указал на кожаное кресло и осведомился: – Что вас привело в нашу коллегию?

Она нерешительно опустилась на самый краешек кресла.

– Я вас слушаю, – сказал Павлов.

Вероника Сергеевна взглянула на адвоката.

– У меня пропал сын, – с усилием выдавила она. – Уже больше недели. В полиции не хотят заводить дело, а меня… – Вероника Сергеевна сглотнула.

Было видно, что она сдерживается из последних сил, чтобы не разрыдаться.

– Да, меня футболят из одного кабинета в другой. Понимаю, что вы адвокат и это не ваша забота – искать пропавших людей. К тому же ваши услуги стоят недешево. Но я также слышала, что вы часто помогаете людям в безвыходных ситуациях. Умоляю вас!.. – Ее глаза наполнились слезами.

– Прошу вас, успокойтесь. – Павлов поднялся из-за стола, наполнил стаканчик водой из кулера, стоявшего у входа, протянул его женщине.

Она сделала маленький глоток. Артем обратил внимание на то, как сильно тряслись ее руки.

– Вы должны прийти в себя, Вероника Сергеевна. И чем быстрее, тем лучше. Мы упускаем драгоценное время, – произнес он с жесткими нотками в голосе.

Странно, но почему-то именно это обстоятельство подействовало на позднюю посетительницу.

Вероника Сергеевна вытерла глаза.

– Ровно неделю назад мой сын Володя отправился в гости к своему другу детства, – начала она. – Юношу зовут Антон, он из очень обеспеченной семьи. Мы сами люди простые, не поддерживаем отношения с этой семьей. Но так уж случилось, что наши сыновья дружили с самого детства. Они выросли в одном дворе. Антон пригласил Володю на какую-то вечеринку. – Голос женщины дрогнул. – С тех пор я его не видела. Машина, в которой они ехали, попала в страшную аварию, задела бетонное ограждение и несколько раз перевернулась. Двое ребят, парень с девушкой, погибли. Антон выжил, он сейчас в какой-то клинике, и к нему никого не пускают. А Володя исчез. – Вероника Сергеевна достала платок и промокнула им глаза.

Павлов сосредоточенно слушал.

– Я разговаривала с отцом Антона, – продолжила женщина. – Просила, чтобы он разрешил мне увидеться с его сыном. Но этот господин даже разговаривать со мной не стал. Таких людей, как я, он считает существами третьего сорта.

– Уголовное дело по факту ДТП возбуждено? – уточнил Павлов.

Вероника Сергеевна растерянно посмотрела на адвоката и ответила:

– Я не знаю.

– Куда вы обращались?

– В местное отделение полиции. Мне там заявили, что мой сын вообще мог быть в другом месте в тот день. Мол, погуляет и вернется, подождите три дня. Представляете?! Но я нисколько не сомневаюсь, что он ехал со всей компанией в этой машине!

Павлов покачал головой и заявил:

– Трехдневный срок – миф, выдуманный еще во времена советской милиции. В дежурной части ваше заявление были обязаны принять сию же минуту. Причем в любом отделении внутренних дел, а не только по месту вашей регистрации. Какие-то еще действия вы предпринимали?

– Конечно. Я разыскала всех его друзей и даже мало-мальски знакомых, но никто ничего не знает. Я обзвонила все морги и больницы. Меня уже по голосу узнают. Мой мальчик словно испарился. – Она вздохнула. – И ведь самое главное в том, что он не особенно хотел отправляться на эту вечеринку. Понимаете, сын очень стеснялся, что не мог выглядеть так, как его сверстники. Я имею в виду модную одежду, телефоны всякие современные. Хотя он очень хотел достичь всего сам. Вредных привычек у Володи нет, он у меня активно спортом занимается, борьбой.

Павлов подумал о социальном разрыве в современном российском обществе, которое стремительными темпами воздвигало непроходимую преграду между бедными и богатыми.

– Мне соседка посоветовала в прокуратуру заявление написать, – с надеждой в голосе произнесла женщина. – На полицейских.

– Она права, но что для вас сейчас важнее – наказать сотрудников полиции или найти сына? Впрочем, сейчас нужно делать оба дела. Причем немедленно. – Павлов вытащил из принтера чистый лист бумаги и начал что-то быстро набрасывать на нем. – Официальная переписка c представителями власти, увы, нередко превращается в бесконечную волокиту, – не отрываясь от бумаги, проговорил Артем. – А в вашей ситуации дорога каждая минута. Мои помощники завтра утром подготовят жалобы в службу собственной безопасности МВД и прокуратуру. Вы с утра пойдете к нотариусу и оформите доверенность на представление ваших интересов от моего лица. Перечень полномочий, которыми вы меня наделяете, и мои данные я вам сейчас отдам. – Павлов закончил писать и протянул ей лист. – Здесь вопросы, на которые вы должны быть готовы ответить. Они касаются вашего сына. Рост, вес, цвет волос, во что был одет, особые приметы и прочее. Приготовьте самые свежие фотографии сына. Утром приходите сюда, мы размножим объявления с его фотографией, которые нужно будет расклеить по районам. У вас есть родственники или друзья, готовые помочь в этом?

Вероника Сергеевна помялась и кивнула.

– Оставьте свой номер телефона.

Она продиктовала его и нерешительно проговорила:

– Артем Андреевич…

Павлов поднял на женщину взгляд.

– Сколько будет стоить ваша помощь? – тихо спросила она.

Взор адвоката скользнул по натруженным рукам женщины, лишенным какого-либо намека на маникюр, с венами, выпирающими словно веревки.

– Вероника Сергеевна, обсудим это, когда появится конкретный результат, – ответил Павлов. – Будем верить, что он окажется положительным и очень скорым.

– Спасибо вам большое, – сказала она.

В усталых и запавших глазах женщины впервые промелькнул огонек надежды.

– Пока не за что. Будьте на связи.

Встреча друзей

За неделю до этого


«Зря я согласился».

Эта мысль неустанно крутилась в голове Владимира с того самого момента, когда вечеринка, красочно расписываемая Антоном, быстро переросла в оголтелую пьянку. Оказавшись среди золотой молодежи, парень и так чувствовал себя не в своей тарелке из-за яркого контраста в одежде, а тут еще приходилось всем и каждому доказывать, что он не употребляет алкоголь. Ребята искренне не верили его словам, спрашивали, не страдает ли он какой-либо болезнью, при которой спиртное противопоказано, а он лишь вымученно улыбался и бормотал, что не пьет в принципе.

Они зависали в ночном клубе «Фрэш», считающимся одним из самых престижных и дорогостоящих столичных заведений. Ближе к ночи основная масса народа разошлась. Их осталось четверо: сам Володя, Антон Коробов, широкоплечий парень Олег и его девушка Нина.

– Мне пора, – сказал Владимир, когда они очутились на улице.

При этом он с отчаянием подумал, что домой придется добираться пешком. Метро уже давно закрылось, а на такси у него денег попросту не было. Мысли о том, чтобы попросить в долг у ребят, он даже не допускал. Достаточно и того, что в клубе за него заплатил Антон. Впрочем, он предупреждал, что проставляется за получение водительских прав.

По самым скромным прикидкам Володи, средняя сумма, потраченная на каждого из собравшейся компании, зашкаливала за тридцать тысяч. Он и представить себе не мог, что такие деньги можно просто израсходовать на какие-то дурацкие коктейли и виски.

– Э, так не пойдет, братуха, – заплетающимся языком проговорил Антон.

Покачиваясь, он зашагал к «Инфинити», только что подаренной отцом.

– Нинка только что Анюте звонила, своей подружке. Они сейчас на даче.

– Кто? – спросил Владимир.

– Анька и Валька, они с одного курса МГИМО, – пояснил Антон, с трудом доставая из борсетки ключи.

Прежде чем снять автомобиль с сигнализации, он дважды уронил их в лужу.

– И что?

Антон сально ухмыльнулся.

– Нас в гости зовут. Поехали. Когда еще будет такая возможность?

– Ты пьян, – заметил Владимир. – Как ты собираешься ехать?

Парень рассмеялся.

– Не парься, не первый раз. Когда я за рулем, наоборот, сижу весь такой скон… концетр…

– Сконцентрированный, – подсказала Нина.

Она сняла тесные туфли на высоченных шпильках и переминалась голыми ногами на прохладном асфальте.

– Надо в какой-нибудь супермаркет заехать, – вспомнил Олег. – Девчонки просили купить ликер. Ну да, «Бэйлис». Нам тоже нужно что-нибудь захватить с собой.

– В магазинах ночью бухло не продают, – заявил Антон.

Ему наконец-то удалось открыть машину, и он буквально свалился на водительское сиденье.

– Ничего, сейчас в кабак какой-нибудь заглянем.

Владимир молча стоял, глядя, как молодые люди со смехом и шутками загружаются в автомобиль. Он прекрасно понимал, что доверить себя пьяному водителю равносильно игре в русскую рулетку, в то же время его раздирали противоречивые чувства. Здравый рассудок, в отличие от его знакомых, трезвонил во все колокола, требовал, чтобы он немедленно отправлялся домой.

Вместе с тем Володя слышал некий внутренний голосок, затаенный и вкрадчивый, который неустанно уговаривал его сесть в машину и присоединиться к ребятам:

«Ну же, парень!.. Когда еще представится возможность съездить в гости к девчонкам? А они наверняка красивые!»

– Вован, ты что, прилип, что ли? – нетерпеливо прокричал Антон и нажал на клаксон.

Будь что будет.

– Вот и молодец, – заявил Олег и усмехнулся, когда он опустился на переднее сиденье.

– Я только матери позвоню, – сказал Владимир, доставая телефон.

Он торопливо выбрал из списка нужный номер, стараясь держать мобильник так, чтобы ребята не смогли разглядеть, какой он дешевый и обшарпанный. Впрочем, молодежи было не до него, Олег с Ниной начали целоваться, а Антон, матерясь, возился с навигатором.

По дороге они заехали в круглосуточный ресторан, где купили спиртное.

«Интересно, у них деньги когда-нибудь заканчиваются?» – подумал Владимир, глядя, с какой небрежностью Антон распихивает по толстенному бумажнику кредитные карты.

Хозяин автомобиля перехватил его взгляд, снисходительно улыбнулся и заявил:

– Не грузись, братуха. Ты тоже будешь столько зашибать. Хочешь, я со своим батей перетру? Ты чем сейчас занимаешься?

– Ничем. Мне в армию через две недели, – с неохотой произнес Владимир.

– Ну!.. – протянул Антон, ловко объезжая глубокую выбоину на дороге. – Школа мужества и всякое такое. Тоже полезно. Как отслужишь, маякни мне. Что-нибудь придумаем.

Володя глядел, как фары представительского автомобиля ланцетом рассекали холодную ночь, и тут ему неожиданно пришло в голову, что после этой вечеринки он вряд ли вообще позвонит Антону. Сам справится.

Автомобиль увеличил скорость. Сзади послышалась какая-то возня.

Боковым зрением парень увидел, как Олег протянул Антону открытую бутылку рома.

– Давай, мужик. За тебя.

– Парни, прекращайте, – сказал Владимир, но Антон даже не обратил на него внимания.

Он схватил бутылку и сделал большой глоток прямо из горлышка.

– Сейчас все равно дорога пустая. – Олег засмеялся, забирая обратно ром. – Да и менты давно спят. Если нет, на чай им пару копеек кинем. Мы на моей тачке на прошлой неделе куролесили, и до этого тоже. Никогда проколов не было.

Антон чихнул, его руки дрогнули, и машину сильно дернуло в сторону.

– Осторожнее! – вырвалось у Владимира.

Он бросил взгляд на спидометр, и у него перехватило дыхание. Стрелка колебалась между отметками 140 и 150.

– Что, в штаны наложил? – Антон расхохотался, убрал руки, обхватил рулевое колесо коленками. – Гляди, салага. Умеешь так?!

– Слушай, Антон, не надо, – нервно проговорила Нина.

– Возьмись за руль, – с тревогой сказал Владимир, чувствуя, как спина намокает от пота.

Машину швыряло из стороны в сторону, как если бы она мчалась по льду.

– Антон!

– Эх вы!.. – начал тот, но тут автомобиль внезапно подпрыгнул, и коленки водителя соскользнули вниз. Машину резко повело вправо.

– Держи руль! – взревел Владимир.

В тот же момент в лицо ему впечаталась подушка безопасности, в глазах моментально потемнело, и весь мир перевернулся вверх ногами. Откуда-то доносился истошный визг Нины и скрежет металла, что-то с силой придавило ему ногу, в салон брызнул стеклянный дождь. Он потянулся руками к лицу, чтобы защитить его от осколков, но сильный удар в голову отключил его сознание.

Покореженная машина кувыркнулась еще два раза и застыла на месте, выпуская из пробитого радиатора струйки дыма. На холодный асфальт тихо и монотонно капало масло.

В больнице

– Эй! Парень! – Незнакомый мужской голос плавал вокруг так, словно говорили одновременно несколько человек, окруживших его.

Он с трудом разлепил глаза.

– Живой, значит, – удовлетворенно сказал кто-то. – Вытаскиваем его, ребятки.

«Где я?»

Владимир покрутил головой, но не увидел ничего, кроме смутных теней.

– Не дергайся.

Оказавшись в карете «Скорой помощи», он пошевелил руками. Все работает. Ноги вроде тоже в норме. Вот только голова раскалывается. Молодой человек осторожно коснулся щек, потом лба. Пальцы ощутили спекшуюся кровь.

– Лежи спокойно, – тоном, не терпящим возражений, произнес санитар, и Владимир безропотно убрал руку.

«Ребята!.. – пронеслась у него мысль. – Что с ними?»

– Где мои друзья? – отважился спросить он.

Помедлив, санитар ответил:

– Тебе и водителю повезло. А пассажирам уже не помочь.

Владимир неподвижно смотрел в одну точку, часто моргая. Ему почему-то стало трудно дышать, и он повторил про себя страшные слова этого человека. Как это «не помочь»? Он что, шутит? Нина, Олег!.. Неужели они погибли?

– Бога благодари, что выжил, – добавил санитар, но Владимир отметил, что его голос прозвучал равнодушно, словно он сообщал, который час. – Пить надо меньше.

«Я не пью», – хотел закричать Володя, но промолчал.

Он не должен был разрешать пьяному Антону садиться за руль.

В больнице с носилок его переложили на каталку и повезли по длинным коридорам.

– Где Антон? – облизывая пересохшие губы, спросил он. – Он был за рулем!

– Он здесь, – коротко ответила медсестра.

Владимир сжал кулаки. Он вспомнил о матери, и у него защемило сердце. Надо бы позвонить ей. Только вот где его телефон?

– Не ерзай, – приказала медсестра.

Вскоре он оказался в просторном кабинете.

– Сейчас к тебе придет врач. Все будет в порядке.

– Я хорошо себя чувствую. Мне надо домой, – заволновался Володя.

– Тебя надо обследовать, – заявила девушка и покачала головой.

Парню с трудом удалось сдержаться от крика.

Открылась дверь, и в комнату вошел худощавый мужчина в темно-зеленом халате и шапочке такого же цвета.

Какое-то время он внимательно смотрел на Владимира, затем удовлетворенно кивнул и заявил:

– Приступим.

Все, что последовало за этим, окончательно сбило с толку парня. Сначала у него взяли кровь из вены, потом заставили пописать в баночку. Особого желания облегчиться у Володи не было. Для того чтобы его мочевой пузырь заработал, потребовалось время.

После этого молодого человека переложили на кушетку, покрытую полиэтиленом. Врач снял с него футболку и намазал торс липким и прохладным гелем, напоминающим по своей консистенции кисель. Затем он подсоединил к различным точкам тела многочисленные проводки с присосками.

– Что вы делаете? – тихо спросил Владимир.

Все происходящее нравилось ему все меньше и меньше.

– Пульс превышает норму. Давление тоже, – сказал врач и озабоченно покачал головой.

– Я должен позвонить домой.

– Обязательно. Только чуть позже.

– Где Антон? Мой друг?

Врач нахмурился и ответил:

– Ему делают операцию. Не волнуйся, он будет жить.

Володя почувствовал, как в уголках глаз скапливаются слезы. Кто мог знать, что все закончится таким безумным и диким образом?!

Через какое-то время доктор вышел, и до слуха Владимира донеслось, как в замке повернулся ключ.

Его заперли.

Зачем?

Он медленно сел на кушетке, мельком оглядел собственное тело. Не считая мелких ссадин, парень был в полном порядке, головная боль тоже отступила.

Володя вспомнил слова доктора о повышенном пульсе, прислонил ладонь к груди и удивленно качнул головой. Может, он и не специалист, но, с его точки зрения, сердце билось нормально, как обычно. Не быстрее и не медленнее.

Взгляд молодого человека метнулся к запертой двери, затем устремился на зарешеченное окно.

Почему его закрыли?!

«Бежать!»

Он вздрогнул от собственной мысли, которая птицей вспорхнула в его сознании, и еще раз потрогал лицо. Медсестра стерла засохшую кровь. Парень нащупал пару неглубоких царапин на лбу и щеке. Ерунда.

Он поднялся на ноги, покачнулся. В эту же секунду дверь распахнулась.

– Ложись на каталку, – хмуро приказал врач. – Почему ты встал?

– Что вы собираетесь делать? – глядя в глаза доктору, осведомился Владимир.

Доктор кашлянул и ответил:

– Результаты анализов неважные. Тебя отвезут в больницу Склифосовского. Ложись.

– Вы обещали, что я смогу позвонить, – напомнил Владимир.

– Твой телефон в машине. Ложись, мне нужно вколоть тебе успокоительное.

Владимир словно загипнотизированный смотрел, как врач привычным движением вогнал в его вену иглу.

– Зачем укол? – запоздало спросил он, пока доктор вытирал ранку ватой.

– Кто здесь врач? – резонно поинтересовался тот, и Володя промолчал.

Тело и конечности парня постепенно наливались тяжестью, будто на него положили свинцовую плиту. Снова заскрипели колесики каталки.

Снаружи царила глубокая ночь. Владимир полной грудью вдохнул свежий воздух, и его начало клонить ко сну. Каталка выехала за ворота больницы и остановилась у невзрачной «Газели».

– Слезай, – велел доктор. – Я помогу тебе.

Молодой человек медленно опустил ноги, чувствуя, что еще немного, и он попросту упадет.

– Где мой телефон? – охрипшим голосом спросил парень. Дверцы автомобиля раскрылись как голодный рот. Внутри маячила бесформенная фигура громадных размеров.

Владимир вяло отпрянул назад и в следующее мгновенье погрузился во тьму.


– Когда вы меня отпустите? Я тут уже два часа сижу! – наверное, в десятый раз повторил Антон.

Он сидел на кушетке, прижимая к себе сломанную руку. На его голове была повязка, медленно окрашивающаяся кровью.

– У меня башка болит, – пробубнил Антон. – Позвоните моим родителям, пусть они заберут меня отсюда!

Врач внимательно посмотрел на него. От его цепкого взгляда не ускользнул золотой перстень на пальце юноши. Несмотря на последствия аварии, было заметно, что одежда на нем явно не из секонд-хенда. Все это, включая разбитую в хлам «Инфинити» и нагловатую манеру общения, не оставляло сомнений в том, что перед ним сынок какого-то крутого мажора.

Доктор перевел взгляд на первичные результаты анализов. В целом все показатели в норме. То, что надо.

Впрочем, он все еще колебался. Что-то смущало его. Врач сел за ноутбук, выбрал из закладок знакомую ссылку с почтовым адресом, направил туда файл с отсканированным паспортом Антона. Он знал, что его запрос будет рассмотрен в самое ближайшее время.

– Дай мне попить. – Антон перешел на «ты». – Глотка пересохла.

Врач смерил его брезгливым взглядом, но молодой человек этого не заметил.

«Если мои подозрения не подтвердятся, то тебе уже скоро ничего не понадобится», – подумал мужчина, пока наливал воду в чашку.

Антон жадно выхлебал все до дна.

Врач приник к экрану ноутбука и удовлетворенно хмыкнул, увидев, что на его адрес пришло новое сообщение. Оно было предельно коротким:

«Отбой. Дождись, пока его заберут».

Он перечитал сообщение снова. Воздух с шумом вышел сквозь стиснутые зубы, и врач почувствовал громадное облегчение. Значит, интуиция не подвела его. Ну что ж, так тому и быть.

Он встал из-за стола и сказал:

– Потерпи, тебя скоро заберут.

– Мне больно, – заныл Антон.

Врач дал ему таблетку и сделал укол. Это было настоящее успокоительное, и Антону стало заметно лучше.

Через двадцать минут у подъезда больницы остановился ярко-желтый автомобиль «Скорой помощи». Судя по логотипу и расцветке, карета принадлежала частной клинике.

– Ну вот и все. Скоро ты увидишь родных, – сказал врач и помог парню спуститься.

Уже на выходе Антон неожиданно обернулся и спросил:

– Куда вы дели Вовку?

– Какого Вовку? – Доктор вскинул брови.

– Симонова Вовку, друга моего, – раздраженно пояснил юноша. – Я в окно видел, ты его к машине вел.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении