Павел Шаров.

Звездные облака. Часть третья. Встреча с могучими



скачать книгу бесплатно

– А как же образуются планеты такие, как Земля?

– Они образуются в результате скопления космической пыли, отдельных крупных образований, возникших при взрывах и столкновениях белых карликов, пульсаров и черных дыр, о которых мы пока еще очень мало знаем.

Но все это пока из области гипотез.

– ПИП, а вот железо, – это и есть тот ферромагнетик, который искусственные микроорганизмы пожирают? – продолжал задавать вопросы Дима.

– Не только. Свойствами магнетизма обладают кроме железа кобальт, никель, сплавы окислов железа с окислами других металлов.

– А что это за диамагнетики?

– Это немагнитные материалы. Их в природе большинство.

– А микроорганизмы могут на расстоянии чувствовать магнитный или немагнитный материал?

– Дело в том, что магнитные материалы, особенно так называемые магнитотвердые обладают остаточной намагниченностью, то есть создают вокруг себя магнитное моле. Микроорганизмы, которые ты имеешь в виду, не только чувствуют, они притягиваются к магнитному материалу.

– А почему…

– Подожди, Дима. Ты интересуешься физикой. Попроси Эльвиру Вадимовну поскорей приступить к изучению ее основ. Вот Вася слушает и молчит, потому что он уже прошел начальный курс физики. Уверяю тебя, это очень интересно.

– ПИП, я чего-то прослушал, что говорил папа Николаю Григорьевичу о смене курса для обнаружения опасности, которую предсказывает шестигранник, – спросил Вася.

– Проще простого. Мы летим к системе темного карлика. Шестигранник показывает, что впереди опасность. А где? Неизвестно. То ли совсем рядом, то ли где карлик, то ли за карликом. Мы свернули в сторону. Пролетим миллиард километров. Посмотрим, куда показывает шестигранник. Если он снова покажет на карлик. Значит, опасность там. Если – в другую точку ближе карлика или дальше его, то мы точно можем определить ее местоположение и обойти ее стороной.

– ПИП, а для наших организмов эти микробактерии опасны? – спросил Вася.

– Не очень. У нас в кровяных тельцах около пятидесяти миллиграмм железа на килограмм веса. Вот ты сколько весишь?

– Не знаю?

– Эх, ты, спортсмен. Своих параметров не знаешь.

ПИП взял Васю за шиворот и приподнял.

– Запомни, сорок один килограмм. Итак, в тебе два грамма железа.

– Ну и что?

– Что, что! Съедят – болеть будешь. Вялость, анемия, спать все время будешь.

– И все это от недостатка гемоглобина в крови, – добавил Дима.

– Вот, учись. Настоящий врач растет, – похлопал ПИП по плечу Диму.

– ПИП, а что будет, если мы будем разгоняться аннигиляцией с использованием антиводорода, а он кончится? – спросил Вася.

– А что ты будешь делать, если по дороге башмаки потеряешь?

– Гы… ы. Босиком побегу.

– Так и тут. Антиводород кончится, на двигателе синтеза водорода в гелий полетим.

– А это дольше?

– Сам посчитай.

– Ага. Посчитал. В пять раз медленнее полетим.

– Молодец! Привыкай сначала думать, потом спрашивать.

– Это сколько же мы тогда полетим? – спросил Дима.

– Туда и обратно? – спросил Вася.

– Конечно.

– Лет семьдесят, как минимум, – ответил Вася.

– Ну, что, детвора, вам, пожалуй, спать пора.

ПИП ушел.

А Вася с Димой разделись и нырнули под одеяла.

– Вась, а Вась, вы, значит, через год по планетам карлика фантомами гулять будете?

– Похоже, что будем.

– А меня возьмете?

– Ты давай учись быстрей. Тогда командир тебя возьмет. Он таких, как мы, в первую очередь берет. А знаешь почему?

– Почему?

– Потому что мы дольше проживем. И в случае какой-нибудь аварии, у нас больше шансов вернуться и донести в памяти то, что видели. Ну, пока. Поживем – увидим.

Экспедиция на Темный карлик

Прошло восемь месяцев. Корабль набрал максимально-допустимую скорость в сто пятьдесят тысяч километров в секунду. Несмотря на такую космическую скорость, глядя в иллюминатор, можно было предположить, что корабль висит на гигантской елке, на которой вывешено бесчисленное количество лампочек разной степени яркости.

Дима и Вася уже искупались, позавтракали и готовы были к продолжительным занятиям, как вдруг услышали голос командира корабля:

«Внимание всем. Приготовиться к переходу на инерционный полет. Руководство работ по переориентации помещений возлагаю на Сергея Артамонова. Укомплектовать группу Артамонова Эдуардом Полянским, Петром Скобцевым, Юрием Смирновым, Александром Павловым. Физикам Федору Никольскому, Николаю Красовскому и Вадиму Зорину проконтролировать в техническом цилиндре, переключение средств электромагнитной защиты и обсерваторий, проверить готовность к переориентации атомных реакторов. Воду из бассейна слить в цистерны. По моей команде отключить двигатели и в течение десяти минут произвести переориентацию помещений с одновременным включением вращения цилиндра обитания и технического цилиндра. Галине Чирковой, Надежде Сомовой и Ольге Соболевой подготовить робототехнический состав к ликвидации возможных аварийных ситуаций. Всем остальным разместиться в рабочих кабинетах и быть готовым вызвать техническую помощь через дежурный пункт управления. Дежурный – ПИП. Общее руководство оставляю за собой».

Дима и Вася спрятались к себе в комнату и стали ждать. Барсик, глядя на своих старших друзей, навострил уши и приготовился заорать. Прошло несколько томительных минут, и вдруг они почувствовали на несколько секунд себя парящими в воздухе. Комната, где они сидели, тихо заскрипела и стала перемещаться. Дверь, в которую они входили, закрылась, зато в боковой стенке открылась другая дверь, которую Дима раньше не замечал. Как и следовало ожидать, Барсик заорал, но из корзины не выпрыгнул.

– Ты чего испугался? – спросил Вася Диму. Мы уже к этому привыкли. Здесь все помещения на шарнирах. Перестает работать двигатель, пропадает искусственная сила тяжести, зато начинает вращаться цилиндр из тринадцати этажей, и снова появляется искусственная тяжесть.

Барсик перестал орать. Это означало, что в основном переход на инерционный полет закончен. Вася с Димой вышли из комнаты. Ребятам представилась совсем другая обстановка. Когда-то она была такой, когда корабль обращался вокруг одной из планет Рыжего карлика.

– Теперь вместо лифта трамвайчик, – сказал Вася. – А по этой дорожке вдоль спальных комнат можно бегать по кругу.

Зашли к ПИПу. Тот сидел, озадаченный какой-то проблемой

– Идите в комнату. Рано еще выходить.

– А ты теперь кто?

– Я диспетчер. Алло! Алло! Слушаю вас Надежда. Сейчас пришлю подмогу. РОБ, поторопись к Надежде в фермерскую!

Ну-ка, не мешайте, – обратился он к Васе.

– А что там случилось?

– Да бык опять взбесился. Да, да, Надежда Аркадьевна. Сейчас РОБ подойдет и водворит его на место.

Вася с Димой зашли в трамвайчик, доехали до когда-то круглого бассейна и увидели вместо него пустую яму в виде колеса шириной в тридцать метров. В яму с блестящим дном вдруг хлынула вода, и через несколько минут образовался бассейн, у которого не было ни начала, ни конца. Ты стой здесь, – сказал Вася, – а я побегу по дорожке вдоль бассейна. Когда Вася пробежал метров триста и посмотрел наверх, он увидел там Диму, стоящего на дорожке головой к Васе. Вася помахал ему, и Дима побежал навстречу Васе.

– Это, Дима, большая карусель. Цилиндр крутится и нас прижимает к дорожке.

– Если бы дорожки не было, то мы бы улетели в космос, – сказал Дима. – У нас на «Аврале» тоже был цилиндр. Только поменьше. Мы там отдыхали. Только там голова кружилась, а здесь не кружится.

– Вот так и планеты вокруг звезды крутятся. Хочется улететь, а звезда их удерживает силой притяжения.

Весь день экипаж корабля устранял неполадки после мероприятий по переориентации искусственной силы тяжести внутри корабля. Вечером командир собрал совещание и сообщил:

– Друзья, мы пролетели полтора триллиона километров от последней нашей станции, которую назвали Рыжий карлик. Сейчас мы достигли полусветовой скорости и выходим из облака Оорта, то есть из зоны гравитационного влияния Солнца. Между нами и Солнцем уже больше одного светового года. Впереди нас ждет неизвестная опасность. Отклонение корабля от прямого направления на карлик показало, что шестигранник продолжает показывать опасность в направлении точно на карлик. Теперь сомнений нет – именно в этой системе таится нечто, что грозит гибелью кораблю. У нас в запасе много времени для размышлений. Сейчас мы направим в сторону карлика управляемый роботом космолет. Когда он прибудет на спутник второй планеты, мы предпримем экспедицию по безынерционной связи и вместе с роботом исследуем опасные планеты. У нас останется в запасе время для торможения, если мы по результатам экспедиции, примем решение спуститься на эти планеты.

– Зачем нам рисковать кораблем? – спросил Николай Григорьевич.

– Кораблем рисковать не будем. Если опасность серьезная, тормозить не будем, минуем систему на большом расстоянии. Если опасность устранимая, то операцию по ее ликвидации будем осуществлять на дальнем расстоянии от системы планет без риска для корабля и людей.

– Какова цель заниматься исследованием неизвестной опасности? – спросил врач Николай Иванович.

– Видите ли, когда человек болен, врач ищет причину болезни. Не найдет – человек погибнет. Это плохо. Но еще хуже, если люди так и не узнают причину болезни. Тогда она может распространяться. Космос – это тоже организм, это наша среда обитания. Знать болезни космоса – важная для человечества задача. Настолько же важная, как поиск внеземных цивилизаций. Кстати, посещение планет карлика – это то, ради чего мы предприняли путешествие.

– А кто полетит на космолете? – спросил ПИП.

– Полетит робот, обладающий большими силовыми качествами. Ему придется ворочать камни, разрушать преграды. В данном случае ваш интеллект, уважаемый ПИП, хоть и важен, но не обязателен. Итак, после ликвидации дефектов переориентации в корабле приказываю: Федору, Вадиму и Сергею подготовить космолет для дальнего перелета, укомплектовать его дисколетом, батискафом, личными средствами перемещения по поверхности планет, в атмосфере, вооружить видами личного оружия, средствами бурения, ультразвуковой техникой, криптологическим аппаратом. Все, что изготовлено для этого полета из немагнитных материалов. А также – водородной бомбой большой мощности. По готовности запрограммировать выход космолета на орбиту спутника второй планеты и высадку дисколета на спутник этой планеты. Желательно, на возвышенности. Вопросы есть? Приступайте.


После ужина и прогулки по преобразованному саду, который вытянулся кольцом по внутренней поверхности цилиндра обитания, Вася и Дима вернулись в свою спальную комнату. Барсик высунул голову из корзины, внимательно посмотрел на них и, поняв, что на этот раз он проснулся зря, исчез снова в корзине. Вдруг его голова с вытаращенными глазами снова появилась из корзины и уставилась теперь уже не на ребят, а на дверь.

– О! Экстрасенс на расстоянии ПИПа чувствует, – сказал Вася.

Послышались шаги, но дверь не открылась, и шаги, протопав мимо двери, стали удаляться. Вася вскочил, приоткрыл дверь и увидел ПИПа, который, как галантный кавалер, вел Клару Иосифовну к классу. ПИП снял шляпу, похожую на крышку большого бака, и под ней обнаружилась круглая голова без единого волоска на ней. ПИП сказал какой-то комплимент, Клара махнула ему на прощанье и пропала. ПИП надел свою шляпу, которую теперь никакими силами оторвать от головы было невозможно, и двинулся в обратную сторону. Он чуть было не прошел мимо двери ожидавших его ребят, как дверь открылась, и перед ним появился Вася. Блаженное состояние, навеянное прогулкой с Кларой, мгновенно исчезло и ПИП недовольно уставился на Васю, пытаясь что-то сказать, но не находя слов.

– Как дам… по лбу, – произнес он свое любимое изречение.

И Вася съежился в предчувствии того момента, когда его будут вколачивать, как гвоздь в деревяшку.

– Не… не надо.

– Не буду, – ответил ПИП, – только потому, что мне не терпится ответить на ваши… в общем, вопросы.

– Прекрасно, ПИП. Заходи.

Из корзинки вновь торчала голова Барсика, вопросительно глядя на ПИПа.

– А ты спи, сонуля. Все равно ничего не понимаешь, – буркнул ПИП Барсику.

Тот понял, что и на этот раз фортуна обошла его стороной, и нырнул в корзину.

– Руки вымыли? – обратился ПИП к ребятам.

– Так точно, – ответил Дима, показывая чистые руки.

– Правильно. После ужина надо мыть руки. Но правильней было бы мыть их до ужина. Вопросы есть?

– Есть, есть, – одновременно ответили Вася и Дима.

– Начинаем конференцию.

– ПИП, а что это за облако Оорта, о котором говорил командир?

– Дима, ты в каком классе учишься?

– В первом.

– Вот когда во втором будешь учиться, тогда и узнаешь. Почаще спрашивай Васю. Он хоть и не ПИП, но уже многое знает. Что касается облака Оорта, то вокруг любого массивного тела кружится множество мелкого и крупного мусора, который мешает космическим кораблям спокойно летать в космосе. Первый пояс, мешающий нашим кораблям выйти в космос – это пояс астероидов между Марсом и Юпитером. Возник он в результате взрыва по неизвестным причинам планеты Фаэтон. Ты об этом уже знаешь. Сейчас космические строители собирают эти астероиды и восстанавливают планету. Второй пояс – пояс Койпера, область, насыщенная кометами, астероидами. Простирается он чуть дальше нашей последней планеты Плутон и обрывается в районе семи с половиной миллиардов километров от Солнца. И, наконец, облако Оорта. Это область гравитационной зависимости от Солнца. Она захватывает расстояние от Солнца несколько большее одного светового года или одной четвертой нашего пути до звезды Альфа Центавра. Мы сейчас покидаем это облако и оказываемся в сфере притяжения множества звезд, окружающих нас. Все ясно?

– ПИП, а мой папа говорил на совещании, что нам на торможение нужно восемь месяцев, так же, как и на разгон. За это время торможения мы пролетим полтора триллиона километров. Это с ускорением в три четверти g? – спросил Вася.

– Да. Если бы у нас на борту не было представителей животного мира планеты КХА, которых мы называем дивами, то нам достаточно было бы при торможении, да и разгоне, одного триллиона километров и шести месяцев времени.

– Значит, если мы опоздаем включить двигатель на торможение, то придется увеличить ускорение торможения?

– Совершенно с тобой согласен. Твой папа говорил о том, как совместить момент посадки управляемого роботом космолета на планету с моментом, когда мы должны принимать решение: пройти мимо карлика или начать торможение.

– И как он решил эту проблему?

– А вот как. Для того, чтобы космолету разогнаться с ускорением двадцать g с полусветовой скорости до максимально возможной, ему потребуется семь с половиной суток. Для торможения до нулевой скорости – шестнадцать. Остальное время он летит по инерции. В конечном счете, он прилетает в нужную точку через сто пятьдесят дней, пролетев в общей сложности три с половиной триллиона километров. За это время наш корабль пролетит с полусветовой скоростью, как раз, два триллиона километров. Два-три дня на экскурсию, и по возвращении можно принимать решение – тормозить корабль или лететь мимо.

– А как же космолет с роботом? – спросил Дима.

– Они могут там хоть полгода прохлаждаться. Все равно нас догонят.

– ПИП, так это значит, что мы теперь будем пять месяцев ждать, когда робот окажется на спутнике планеты?

– Да, ребята. Придется ждать.

– Ждать, так ждать, – сказал Вася, – и полез под одеяло.


Робот по прозвищу Куб приближался к пункту назначения со скоростью около семнадцати тысяч километров в секунду и торможением в двадцать g. До спутника второй планеты, вокруг которой он обращался, оставалось чуть больше семисот миллионов километров. Еще сутки, и он выйдет на орбиту этого спутника. Несмотря на точное соблюдение скоростного режима, он прибывал на место за двое суток до назначенного срока. Это давало ему возможность слегка снизить нагрузку двигателя аннигиляции и в спокойной обстановке выбрать место посадки. Впереди сверкала яркая точка, бывшая когда-то горящей звездой, похожей по своим параметрам на Солнце.

«Сколько миллиардов лет назад она вспыхнула, сжигая все вокруг себя, и схлопнулась до размеров в сто раз меньше диаметра звезды. Сейчас это карлик с плотностью материи в миллион раз больше прежней и гравитацией, в десять тысяч раз превышающей гравитацию родившей его звезды. Этот карлик, размером чуть больше Земли, удерживает нитями своего притяжения целый ряд планет, обращающихся вокруг него на различных расстояниях. Вот первая из них. Вернее, последняя по счету от карлика. Водородная планета, очень похожая на Юпитер». Куб посмотрел на панель приборов. «Температура поверхности карлика три тысячи градусов по Цельсию. Поразительно низкая. Обычно карлик, аккумулируя тепловую энергию огромной по размерам звезды, значительно превышает температуру поверхности этой звезды. А тут только три тысячи градусов. Люди с Земли не замечают такие объекты – слишком малая светимость за счет малой температуры и поверхности излучения», – рассуждал Куб.

Космолет пересек орбиты еще трех подобных планет. Следующая, которая обращалась вокруг карлика на расстоянии шестнадцати миллионов километров, представляла собой значительно меньший по размеру шар. Следующая за ней с радиусом орбиты в одиннадцать миллионов километров была частично покрыта снегом, частично облаками, сквозь которые просматривалась серая поверхность. По этой поверхности текли реки из воды. Заниматься этим исследованием не входило в обязанности робота. Он отметил только, что планета была малого размера и в соответствующих температурных условиях могла быть заселена живыми организмами. «Все как всегда, – решил Куб, – сначала планеты, пригодные для жизни, и в конце, как правило, водородные, то есть планеты, в недрах которых не загорелась „печка“ синтеза тяжелого водорода в гелий. Им не посчастливилось засветиться в космосе в связи со слишком малой массой, и, следовательно, малой температурой и давлением внутри»

Следующая, вторая по счету от карлика планета. «Вот вокруг нее мы и закрутимся по орбите, выбирая момент посадки космического диска на поверхность ее спутника», – решил робот.

Спутник размером с Луну вынырнул из-за горизонта на расстоянии пятидесяти тысяч километров от планеты. Робот стал наблюдать траекторию его движения. И опять нечто своеобразное привлекло его внимание. Спутник кружил по экватору вокруг планеты так, что в любом положении планеты относительно карлика, он все время находился в поле его лучей. «Чего только природа не придумает?» – подумал робот. Когда до времени встречи оставалось двенадцать часов, робот поставил космолет на самоуправление, пересел в дисколет и вылетел в свободное пространство. Облетая спутник, он обратил внимание на то, что поверхность спутника почти везде ровная, и только в некоторых местах наблюдаются возвышенности с гладкими склонами. Выбрав наиболее возвышенную часть, он посадил дисколет и почувствовал, что поверхность песчаная. Как будто кто-то потрудился, чтобы раскрошить скалистые образования, превратив их в песчаные холмы. «Что-то подозрительно выглядит поверхность этого спутника», – подумал робот. Он выдвинул объектив для рассмотрения мелких деталей и его искусственные глаза выразили удивление: мелкие песчинки находились в постоянном движении. Дисколет будто сел на огромный муравейник. Но муравьев не было видно. Куб стал регулировать увеличение и обнаружил мелкие шевелящиеся блестящие организмы. «Так вот почему мою голову покрыли немагнитной оболочкой. Да еще к тому же на меня надели резиновый скафандр с круглым стеклянным шаром на голове. Вот почему дисколет тоже изготовлен из немагнитных материалов. Это же те самые микроорганизмы, которые сожрали космолет «Аврал».

Робот умел не только двигать тяжести, но и соображать. Он вспомнил о том, что загадочный шестигранник, когда-то установленный на «Аврале», предупредил экипаж космолета об опасности. Тот же шестигранник уже давно полыхает красным светом в направлении этого карлика. «Значит, – решил Куб, – шестигранник именно этих паразитов и имел в виду, которые пожирают, размножаясь, ферромагнитные материалы. Хорошо, что командир корабля подстраховался, а то бы возврат мой на корабль был невозможен, по причине моей зараженности». Куб включил криптологический аппарат, реагирующий на биотоки мозга живых существ. Аппарат некоторое время поскрипел. Затем сообщил: «Существа неодушевленные, искусственного происхождения. В огромном количестве. Логическим мышлением не обладают. Инстинкт пожирания. Размножение почкованием».

Куб включил электромагнитную защиту, и песок вокруг стал рассыпаться. Дисколет оказался в углублении на вершине холма. Куб включил поисковый маяк, отошел от дисколета, дистанционным пультом выключил электромагнитную защиту, и таким же образом закрыл дверь дисколета. Стоя на возвышенности, осмотрелся. Кругом до горизонта была ровная поверхность без единого растения. Вдалеке виднелись возвышенности. Карлик, размером с апельсин светил как лампочка. Куб прошел несколько шагов, пытаясь найти твердую почву под ногами, но вместо этого песок стал вдруг проваливаться, образовалась воронка, и он улетел вниз. Он включил фонарь, но вокруг был сплошной песок. Куб проваливался все глубже и глубже, пока не зацепился за уступ колодца, в который он провалился. Уцепившись за уступ, он просунул руку в щель и втиснул в нее свое тяжелое тело. Под ногами оказалась твердая поверхность. Стал разгребать песок. Щель оказалась круглым ходом, который был заполнен песком только по колено. По мере движения песку становилось все меньше и меньше, и вскоре он шел по извилистому ходу, не утопая в песке. Ход неоднократно разветвлялся. Куб выбирал направление, ведущее вверх. Он понимал, что, если повезет, и ход не поведет вниз, он выйдет к подножью возвышенности. Неожиданно узкий ход превратился в широкую пещеру размером с футбольное поле, высотой метров в тридцать. Пещера находилась под каменистым навесом, удерживающим потоки песка. Все поле было усыпано истлевшими костями существ, длиной от одного до трех метров. Здесь же лежали останки каких-то сооружений, превратившихся в прах. Куб нашел в пещере широкий проход и пошел по нему. Чем дальше он шел, тем труднее было идти из-за песчаных завалов. Но, пока под ногами была твердая основа, Куб решил пробиваться дальше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8