Павел Шаров.

Звездные облака. Часть третья. Встреча с могучими



скачать книгу бесплатно

Вася покраснел и, глядя на ПИПа, сказал:

– Знаю я тебя. Потом смеяться будешь. Вот и называй сам.

– Хорошо, – ответил ПИП, – давай вместе называть и вместе смеяться.

– Да, пора бы это сделать, – подтвердила Марина.

– Так вот, – начал ПИП. – Тот, который с подачи Васи был назван Рыжим имел рыжий цвет, а этот потемнее, но не совсем холодный. Так какой он?

– Темный, – сказал Вася.

– О! Все согласны?

Все одобрительно закивали.

– Теперь ближайшая к карлику планета. Самая горячая. Как мы ее назовем?

– Первая, – ответил Вася.

– В точку попал. А вторая планета?

– Пусть будет вторая.

– С натяжкой можно оставить. А ее спутник?

– Мертвый спутник.

– Ой! Больно страшно. Может быть – спутник погибших.

– Мне все равно. Раз погибшие, значит мертвые. Пусть будут погибшие.

– Теперь третья планета.

– Третья планета. Там один серый песок да снег.

– Пусть будет так. А как назовем остальные пять обледенелых планет?

– Так и назовем: первая холодная, вторая холодная и так далее.

– Ну, ты и мастер, Вася, по названиям. Как все складно получилось. Особенно «и так далее».

ПИП засмеялся, а вместе с ним и все остальные.

– Ну, вот. Я же говорил, смеяться будешь, – обиделся Вася, глядя на ПИПа.

– Не обижайся, Вася, смех укрепляет здоровье. Что бы мы без тебя делали? Сидели бы больные, нездоровые и не знали бы, как назвать эти непонятные планеты. А ты «Р-р-аз!», и все планеты со своими именами, а мы веселые и здоровые. Ну, как все согласны с названиями? – обратился ПИП к присутствующим.

– Согласны, – хором ответили космонавты.

– Итак, какие будут предложения? – обратился командир к экипажу.

– Я считаю, – включился в разговор Николай Григорьевич, – нужно выбрать время и направить туда высокоскоростной космолет с роботом и криптологическим аппаратом. В момент посадки появится наша группа по безынерционной связи. Аппарат даст информацию, а робот мимикой передаст путешественникам смысл сказанного.

– А почему мимикой? – спросил Дима.

– Так ведь робот рядом с аппаратом, а мы в миллиардах километров от корабля, – ответил Федор.

– Идея хорошая. Только посылать туда нужно дубликат аппарата – забеспокоилась Валентина.

– Другие решения есть? – обратился командир к присутствующим. – Нет? Учитывая, что грань шестигранника не просто светит, а полыхает красным светом, впереди нас ждет большая и пока неизвестная опасность. Безынерционную связь мы проверили. Ее можно использовать. Членов экипажа материально туда отправлять нельзя. Решение будет такое: Восемь месяцев разгоняемся до полусветовой скорости. Когда перейдем на режим полета по инерции, запустим на максимальной скорости космолет под управлением робота с дубликатом криптологического аппарата. Металлические детали робота и аппарата, на всякий случай, изготовим из немагнитных сплавов. Космолет на объекты не сажать. Посадку производить на диско-лете, изготовленном также из немагнитных материалов.

По инерции мы пролетим около двух триллионов километров. Наступит момент, когда нам предстоит решать тормозить движение корабля для обследования планет карлика или отвернуть в сторону и пролететь мимо. За это время скоростной космолет должен пролететь три с половиной триллиона километров и диско-лет с роботом сесть на поверхность спутника второй планеты. Нужно точно рассчитать время и выйти группой по безынерционной связи к месту посадки диско-лета. В зависимости от результатов этой экспедиции примем решение о торможении корабля или изменении его курса, минуя карлика. Всем ясно!

– Командир, мы предполагаем, что опасность исходит от системы темного карлика, – сказал Николай Григорьевич. – Но космос непредсказуем. Что если у нас по курсу какая-нибудь другая опасность. До карлика или после него.

– Я подумал об этом. Нужен маневр. Время у нас есть. Меняем направление корабля под углом к предполагаемой опасности и наблюдаем за углом поворота шестигранника, указывающего на опасное направление. Через месяц проверяем, изменилось ли направление шестигранника или нет. При наличии между карликом и кораблем какой-либо опасности, шестигранник отклонится от направления на карлик. То же произойдет и в случае, если опасность за карликом. Если шестигранник будет опять показывать на карлик, значит, опасность именно там.

Через некоторое время заработал один из боковых двигателей, и корабль медленно стал менять курс на несколько градусов.


В это время Вася и Дима уже сидели в учебных классах. Вася учился у Клары Иосифовны в третьем классе, он изучал историю от первобытнообщинного строя до дней сегодняшнего единого мироустройства, решал задачи по геометрии, алгебре. Но самым интересным предметом он считал астрономию. Тетя Клара писала палочкой на доске условие задачи, и Вася на своем учебном столе решал эту задачу. Тетя Клара дотрагивалась палочкой до доски, и на столе у Васи появлялось красное пятно, указывающее место, где он ошибся. В конце урока тетя Клара сказала:

– Завтра будем писать сочинение на тему: «О совместной жизни представителей цивилизаций разных уровней развития». Задание на дом: «Продумать основы взаимоотношений между разными существами разного уровня развития».

– Спасибо, Клара Иосифовна. Я могу идти?

– Да. Ты свободен.

Вася подбежал к двери в класс, где его друг Дима сопел над диктантом. Дима учился в первом классе. На практике он многое изучил под руководством робота РОБа и своей мамы – врача космолета «Аврал». Но для того, чтобы стать всесторонне грамотным человеком и безболезненно влиться в будущий коллектив землян, он вынужден был изучать азы по программе, принятой в учебных заведениях Земли.

Тетя Эльвира заметила Васин нос, просунутый в приоткрытую дверь, улыбнулась и сказала:

– На сегодня хватит, Дима, завтра мы все это закончим за полчаса и начнем изучать новый материал. А сейчас можешь быть свободным.

Дима вышел из класса, и они вприпрыжку побежали к лифту. В зале управления кораблем их уже ждал дядя Сережа, чтобы показать Диме, как работает защита корабля от мелких метеоритов в открытом космосе.

– Что, молодежь, пришли учиться пилотированию?

Вася с Димой расположились рядом с пилотом в удобных креслах и приготовились увидеть что-нибудь интересное.

– Вася, – продолжал Сергей, – уже умеет управлять космической техникой, а ты, Дима, еще к этому не готов. Поэтому я буду вам показывать, а вы смотрите.

И он указал на главный экран. На экране появились красные точечки, которые, сверкнув, пропадали, а на их месте появлялись другие.

– Это, ребята, мелкие образцы материи, которые опасны тем, что при большой скорости могут пробить обшивку корабля. Наша скорость пока еще невысокая, и та электромагнитная защита, которой обеспечен корабль, без труда разбрасывает эту мелочь в разные стороны. На экране мы видим, как на большом расстоянии, на нашем пути сверкают мелкие метеориты. Компьютер фиксирует эти помехи и принимает меры.

– Какие меры? – спросил Дима.

– Во-первых, электромагнитная защита, о которой я говорил. Во-вторых, лазерные пушки. Они расстреливают более крупные образцы. И, наконец, если на огромной скорости нам преграждает дорогу крупный астероид, тогда автоматически включаются боковые двигатели, которые или тормозят корабль, или корректируют его курс, или, наоборот, скорость увеличивается основным двигателем. Я только наблюдаю. При высокой полусветовой скорости нашего движения, компьютер корабля может не успеть среагировать. Вот тогда нужен пилот и астронавигатор, чтобы увидеть помехи с помощью телескопов и вовремя принять меры.

– А что будет, если метеорит все-таки пробьет обшивку корабля?

– Тогда пораженный отсек будет немедленно заблокирован. Воздух из отсека начнет быстро выходить в космос. Но ненадолго. В течение десяти секунд отверстие зальется текучим материалом, из которого сделана прослойка обшивки корабля и корпуса цилиндра обитания. И под напором воздуха, давление в отсеке восстановится.

– А как же люди?

– А зачем тебя опоясывают спасательным поясом? В нем сжатый воздух. Как только давление в отсеке начинает резко падать, ты сразу окажешься в пузыре с воздухом. Клгда давление восстановится, пояс сам собой отпадет. Пояс многосекционный. Так что, следующий метеорит нам не грозит.

– Это что, дядя Сережа? – показал Дима на экран.

– Это, Дима, нежданчик. Смотрите справа на экран.

На экране высветилась запись «метеорит, вес двадцать килограмм, скорость сближения сто три тысячи километров в секунду».

– Где-то что-то взорвалось. Посмотрим, что будет делать компьютер. Изменит курс или расстреляет лазерной пушкой?

На экране красная точка мелькнула и пропала.

– Решил отвернуть, – сказал дядя Сережа, – вдруг там что-нибудь полезное летит.

– Ага, посылка какая-нибудь, – подтвердил Дима. – А вдруг она нам, эта посылка?

– Если бы эта посылка была нам, – произнес Вася, – то при получении ее нам крышка.

– Ну, вот, – сказал Сергей, – ничего интересного. Пустота, неподвижность. Но дремать нельзя. Давайте я вам покажу, где мы летим.

– Давайте.

Сергей включил объемное видение, и все трое оказались в свободном космическом пространстве. Среди бесчисленных звезд корабль, как будто пропал.

– Все это мы видим через оптические телескопы..

– Дядя Сережа, покажите, пожалуйста, Диме космос глазами многочисленных приемных систем.

– Пожалуйста, включаю все системы приема от радиотелескопов до установок приема гамма излучений.

Мир преобразился, засверкали мириады звезд. Дима от неожиданности зажмурился.

– Как?.. Велик наш мир? – спросил Сергей Павлович.

– Да-а, – ошарашено ответил Дима.

А теперь я покажу вам в оптическом диапазоне то, что окружает нас в пределах, например, десяти-двенадцати световых лет.

Картина полыхающего космоса потускнела. Дима увидел вокруг несколько десятков светлых точек разной светимости.

– Вон посмотрите справа, – показал Сергей Павлович, – яркая звезда Сириус. Рядом с ней невидимый белый карлик, который когда-то был звездой. Но время прошло, водород переработан в гелий, и звезда взорвалась. Затем она схлопнулась до размеров в сто раз меньших прежних, а значит по плотности увеличилась в миллион раз. А чуть выше, справа, такая же звезда Процион, а рядом с ней такой же белый карлик. Впереди тройная звезда Альфа Центавра. Две звезды: Центавра А и Центавра В обращаются вокруг друг друга на близком расстоянии, а рядом на расстоянии около триллиона километров медленно бродит вокруг них маленькая звездочка Проксима Центавра.

– А наверху что за лампочки рассыпаны, – спросил Дима.

Это небольшие звездочки: Вольф 359, Росс 128, Лаланд. Слева, чуть выше Звезда Барнарда, которая является второй по близости к Солнцу. До нее шесть световых лет.

– А вон там, внизу, чуть сзади, что за звезды?

– Это Эпсилон Эридана и Тау Кита. А слева, чуть впереди Эпсилон Индейца, а рядом небольшая звездочка Лакайль 9352.

– А что, там тоже может быть цивилизация, – спросил Дима.

– Может. Вот подрастете, полетите туда. Если повезет, откроете много интересного.

– А это далеко?

– Не очень. От двух до трех раз дальше, чем до Альфа Центавра.

Сергей выключил объемное видение, и ребята снова почувствовали себя в зале управления корабля.

– Теперь бегите к ПИПу. Он уже, наверное, давно вас заждался.

Действительно, когда они появились на кухне, рассерженный ПИП встретил их, мягко говоря, недипломатично. Он обругал бы ребят за опоздание обидными словами, но рядом стоял РОБ, и ПИПу было неудобно воспитывать Диму в присутствии его воспитателя РОБа.

– Вот что, – сдерживая гнев, сказал ПИП, – срочно в агросектор, помогите Ольге.

– А можно с нами РОБ пойдет? – спросил Дима.

– Это вы не со мной, а с ним согласуйте.

– РОБ, пойдем с нами.

– С удовольствием.

И мальчишки вприпрыжку побежали к лифту. За ними, грохоча тяжелыми ступнями, последовал РОБ. Оказавшись на предпоследнем этаже цилиндра обитания, они увидели, как два робота починяют тележку для перевозки тяжелых грузов. Лопнула рессора переднего колеса, и теперь от нее разлетались искры электросварки. Тетя Оля хлопотала рядом с роботами.

Увидев ребят в сопровождении РОБа, тетя Оля заулыбалась.

– Помогать пришли?

– Так точно. Нас ПИП прислал, – доложил Дима.

– Это он пошутил. Вот сейчас мои помощники тележку починят, и я отправлю на транспортер для ПИПа этого огромного осетра.

На высоте двух метров рядом с бассейном в сети висела двухметровая рыбина.

– А зачем такого большого, – удивился Вася, – мы его за неделю не съедим.

– Ничего. В морозильнике полежит. А ты можешь предложить другой вариант? Например, половину рыбины отправить ПИПу, а вторая половина пусть плавает?

– Нет, – покраснел Вася, – мы пришли отнести эту рыбу на транспортер.

– Как это ты, Вася, понесешь ее? Ты один хвост еле донесешь.

– Тетя Оля, а РОБ зачем? Рыбину он понесет, а мы помогать будем.

– Ну, ты, Вася, изобретатель. Хорошо, берите осетра.

Тетя Оля нажала на рычаг, сетка с рыбой опустилась и рыбина оказалась на резиновой подстилке. Роб ухватил осетра, поднял его и головой вперед понес к транспортеру. Хвост осетра болтался сзади. Вася и Дима подошли к хвосту с разных сторон, положили его на плечи и, как было задумано тетей Олей, стали помогать нести хвост.


За пультом управления кораблем сидели двое – Сергей и теперь уже спутница всей его будущей жизни, жена Галина.

– Милый мой. Я скучаю без тебя, Сережа.

– А кто в агрокомплексе за тебя остался?

– Я Надю попросила пару раз заглянуть. У меня ведь хозяйство не шумливое. Растут себе овощи и фрукты, автоматически подпитываются. Трое роботов постоянно чем-то заняты. То землю рыхлят, то программу распыления удобрений корректируют. Не то, что у Нади. У нее подопечные мычат, кряхтят, хрюкают, кукарекают, дерутся. А у меня тихо.

– Ладно. Посиди рядом. Помечтаем. Помнишь, как я к тебе в сад зачастил?

– Помню, конечно. Знаешь, Сережа у нас скоро малыш будет.

– Правда! Что же ты молчишь?

– А я и не молчу. Вот пришла порадовать тебя.

– Милая ты моя. Спасибо. А тебе кого хочется? Мальчика или девочку?

– Думаю, что девочка будет лучше.

– И я также считаю. А то расплодим здесь одних хулиганов. Насмотрятся на всяких аборигенов, научатся в войну играть. А кем она у нас будет?

– Я бы хотела, чтобы она со мной растениеводством занималась.

– Это уж будет от характера зависеть. Может, она пилотом захочет быть, астрофизиком.

– Нет, уж лучше пусть врачом будет. А как ты думаешь, сколько лет наше путешествие продлится?

– Думаю, лет пятнадцать. А может, и больше.

– А вдруг мы навсегда улетели, – прошептала Галя, прижавшись к Сергею.

– Мы же теперь семья. Нам не страшно куда угодно улететь.

– Вон «авральцы», чуть навсегда не улетели. Что бы с ними было, если бы мы их не спасли? Грохнулись бы на Рыжего карлика, или на какую-нибудь планету, и прощай родина.

– Мало того, появился бы рассадник этой заразы – сверхустойчивых к температуре и давлению микроорганизмов.

– Да, Сережа. Каким спокойным и безопасным кажется космос. И как много в нем неизвестных опасностей.

– Вот одна из них, – показал Сергей на экран.

В углу экрана зажглась ярко-красная точка. Через несколько секунд в правом углу появилась запись: «Объект массой в триста пятьдесят килограммов. Скорость сближения девятьсот километров в секунду. Расстояние до объекта три миллиона километров». Сергей взял в руки микрофон и объявил по связи для всего экипажа корабля:

«Внимание. Включается боковой двигатель. Меняем курс. Время дополнительной нагрузки одна минута».

Галя почувствовала легкое тяготение в сторону, похожее на состояние, когда автобус входит в поворот. Прошла минута, и красная точка исчезла с экрана. Пропало и боковое тяготение.

– Вот тебе и спокойствие с безопасностью, – проговорила Галя. И часто это у вас?

– Бывает, – ответил Сергей.

– Сережа, пойдем сегодня после твоего дежурства в сад. Погуляем, подышим свежим воздухом.

– Хорошо, – улыбнулся Сергей, – вот придет Петр на смену, и пойдем. Скоро я здесь вообще редко появляться буду. «Авральцы» Юрий и Александр подлечатся, сядут за штурвал, а я спущусь в технический сектор. А то совсем свою основную функцию игнорировать начал. Буду системой двигателей заниматься: атомные реакторы, двигатель синтеза водорода в гелий, магнитная камера аннигиляции.

– Там сейчас Николай Григорьевич занимается?

– Да. Но он один. А когда достигнем скорости тридцать тысяч километров в секунду, нужно будет взамен двигателя синтеза водорода в гелий включать в работу аннигиляционный двигатель. Тогда я полностью погружусь в эту работу. А Николаю Григорьевичу хватит двух атомных реакторов для энергообеспечения всех систем корабля.

– Ой, Сережа, я так за тебя переживаю. У тебя такая опасная работа.

– Чудачка. Она опасная для всех нас. Другое дело – ответственная. Не беспокойся, моя милая. Вот закончим эту экспедицию, вернемся домой, будут у нас дети, внуки, и заживем мы с тобой счастливой жизнью.

– Ага. Запишемся опять в какую-нибудь экспедицию и улетим на всю оставшуюся жизнь.

– Точно, – рассмеялся Сергей, – как уж там, в прошлом, говорили «Рожденный летать ползать не будет».

– Все перепутал, – захохотала Галя.– Но все равно правильно. Нас всегда и везде будет трое: ты, я и счастье. Счастье быть рядом и счастье познания.

– А дети?

– Дети сами выберут свой путь. Мы их будем любить, но мешать не будем.


После ужина Вася и Дима ушли в свою спальную комнату, в которой было две кровати, один умывальник, один петушок-будильник и одна корзина с Барсиком в ней. Вася подошел к умывальнику и открыл воду. В это время из корзины показалась голова Барсика с широко открытыми глазами и ушами торчком.

– Ты что, Барсик, не наужинался? – спросил Дима.

Но тот уставился на дверь, не обращая ни на кого внимания. Дверь открылась, и в комнату вошел ПИП. Он бросил Барсику подарок с кухни, и тот молниеносно скрылся в корзине и заурчал.

– Я тебе сколько раз говорил, – обратился ПИП к Васе, – сначала нужно умывать руки, а потом ужинать, а не наоборот. Учись этикету у Димы.

– ПИП, – сказал Дима, – а у нас свой шестигранник появился.

– Это кто?

– Барсик. Ты еще из кухни не вышел, а он уже шею вытянул в сторону двери и уши навострил.

– Это так он опасность чувствует? Или что?

– Или что он чувствует. То, что ты несешь ему в подарок.

– Ладно. Брысь по кроватям. И спать.

– А вопросы? – озадаченно спросил Вася.

– Будут вам вопросы.

– Нет, – возразил Дима, – нас интересуют ответы. Вопросы мы сами зададим.

– Ладно. Давайте, задавайте.

– ПИП, вот Марина Петровна рассказывала, что наша Вселенная возникла из одной точки. А потом разлетелась мелкими частицами в разные стороны. А как из этих частиц образовался мир?

– Видишь ли, Дима, то, что говорила Васина мама, является одной из многих гипотез возникновения мира. А гипотеза – это не что иное, как предположение на основе каких-то наблюдаемых явлений. Теперь о частицах. Если бы это были просто частицы, то никакого мира не образовалось бы. А суть в том, что эти частицы обладали и обладают определенными свойствами: некоторые массой, некоторые энергией, положительными отрицательными зарядами. И опять ничего бы не получилось, если бы эти частицы не подчинялись определенным законам. Например, частицы, обладающие массой, притягиваются друг к другу, и это называется гравитацией. Отрицательно заряженные частицы притягиваются к положительно заряженным силами, во много раз превышающими гравитацию. Так отрицательно заряженные электроны стали притягиваться к положительно заряженным протонам и обращаться вокруг них. Появился самый распространенный во Вселенной элемент водород.

– А как возникли звезды?

– Очень просто. Под действием гравитации. Частицы водорода стали притягиваться и кружиться друг возле друга. Когда их скопилось очень много, они образовали туманности, которые вращаясь и уплотняясь, образовывали протозвезды. Протозвезды сжимались под действием гравитации, и внутри протозвезды возникало высокое давление и температура. Когда эта температура достигала десятком миллионов градусов по Цельсию, а давление – миллиардов атмосфер, начинался процесс соединения протонов водорода и появился газ гелий с двумя протонами и двумя электронами вокруг них.

– А почему они не разлетались снова эти протоны?

– А вот почему. Для того, чтобы они соединились нужна очень большая сила, а когда они соединились, между ними появляется огромная сила притяжения. Это еще один закон природы. Слушай дальше. Когда под действием очень высокого давления и температуры протоны соединяются, выделяется огромная энергия, и зажигается звезда. Наше Солнце – это и есть такая звезда, у которой за четыре с половиной миллиарда лет наполовину выгорела печка соединения водорода с превращением его в гелий.

– А что будет дальше?

– Проходит время, водород выгорает и звезда взрывается. При этом сильно уплотняется и превращается в маленький белый карлик, вроде того Рыжего карлика, который мы видели. Если протозвезда большая, то в ней этот процесс сжатия продолжается, температура и давление внутри растут, и теперь уже гелий превращается в углерод, кислород, неон, кремний, железо. Появляются очень плотные звезды, которые называются нейтронными или пульсарами. Некоторые протозвезды слишком маленькие, чтобы создать внутри высокое давление и температуру. Они так и остаются не загоревшимися звездами, оставаясь водородными планетами. Такие планеты обращаются вокруг почти всех звезд и карликов. Такими планетами, которые обращаются вокруг Солнца, являются Юпитер, Сатурн, Уран.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8