Патрацкая Наталья.

Изумрудный мудрец. Проза



скачать книгу бесплатно

– Чушь! Василиса – принцесса! – сказал попугай. Он задел пустую миску. Но вместо миски из клетки выпало кольцо с бриллиантом.

Захар поднял кольцо, потом медленно надел его на палец Василисы. Кольцо пришлось ей впору. Аристарх всегда считал Василису принцессой и с попугаем был полностью согласен.

На следующий день подлетает Василиса в МЛА к дому на болоте, а Аристарх на крыльце сидит, лестницу отверткой колупает, он местная звезда телеэкрана, только немногие люди могут попасть на экран. Поговорили они о трубах. Он сказал, что у себя дома он трубы прочистил и не менял. Ровно через неделю все смесители стояли на месте по воле Аристарха, долгая история, современная, как и жизнь одинокой Василисы.

Василиса, посмотрев новости с болота, решила сама съездить к Аристарху. На краю болота она увидела дом на трех дубах. В доме сидел Аристарх собственной персоной. Она от неожиданности присела на кресло, сделанное из пня дуба. Аристарх с удивлением посмотрел на Василису.

– Ты дома? Почему трубку не берешь? – тихо спросила Василиса.

– Я здесь живу давно один, – ответил он, как эхо, – звонить мне некому.

– Понятно, здесь одни комары и поговорить тебе не с кем.

– Так здесь не жарко, мой дом с обогревом. Я не жалуюсь на жизнь. А ты что здесь забыла?

– Я давно тебя не видела, – слукавила Василиса, – сегодня по ТВ показали тебя, твой дом на трех дубах и этот мой новый дворец на болоте. Вон его видно из окна! Но как я туда попаду? МЛА в ремонте. У тебя есть транспорт?

– Спрашивает! Здесь во все века один транспорт – ступа! – важно и насмешливо произнес Аристарх.

– А у тебя есть ступа? – с надеждой в голосе спросила Василиса.

– Конечно, есть! Твой МЛА я починил, забирай! – бодро ответил Аристарх, поднимаясь с лежбища. – Мне Марфа свою старую ступу удружила.

Вскоре они были на крыльце дома, стоящего на сваях, забитых в бесконечную топь болота. Они пили клюквенный напиток и заедали его свежей сдобной выпечкой. Разговор медленно переходил в монологи, в которых трудно было отделить правду от вымысла. Вечер выдался теплым, но комары не дали им излить свои души. Неожиданно Аристарх уснул. Уснула и Василиса.

Аристарх постоянно смотрел на дворец на болоте. Надоело ему видеть Василису с голыми ногами выше колен, очень хотелось ему быть к ней поближе, да не получалось. Решил он спрятать гордость и обратился к Марфе, чтобы она дала ему право пользоваться ступами последнего поколения для перемещения над болотами. Марфа – человек с опытом. Она затребовала дом на трех дубах в фонд ведьм. В порыве желания Аристарх согласился на обмен дома на трех дубах на ступу с крышей и мотором пылесоса. Прилетел Аристарх на ступе к дому Василисы, опустился на платформу, а платформа почти и не качнулась.

В глазах Василисы Аристарх заметил потаенную грусть, не было у нее радости от нового терема. И ноги Василисы были прикрыты джинсами, что в его планы не входило, он дом потерял ради ее голых ног выше колен, а тут джинсы! Василиса следила за порядком на вверенном ей болоте Клюква, но пока клюква цвела, делать на болоте было ровным счетом нечего.

Она лишь слегка улыбнулась прибывшему в ступе человеку.

А Аристарха от ее улыбки разобрала такая грусть, что дальше некуда. Лететь ему было некуда! Домой он не мог возвращаться, для всех его больше не было, но он чуть-чуть не умер, он чуть-чуть не зомби.

В зимний день выручила Марфа. Она прекрасно знала, что Аристарх и Василиса ни к чему не придут. В момент отчаянного молчания молодой пары она появилась на платформе дворца. Марфа купила коньки и на ступе доставила их во дворец на болоте. Болото подмерзло. Местами ровный слой льда сковывал открытые участки воды. Дворец Василисы привлекал внимание болотных упырей. Аристарх вообще часто к ней приходил. Марфа внесла разнообразие в холодный период жизни на болоте. Василиса обрадовалась новому развлечению и включила музыку на все Клюквенное болото.

Из всех щелей на музыку полезли жители леса и болот. Красавец Аристарх явился в овчинном полушубке мехом наверх. Он пел без слов. С собой он привел дюжину белых зайцев, которые у него служили лесными разведчиками. Появилась Марфа. Ее Василиса произвела в ранг воздушной девы, оберегающей людей от упырей, и выдала ей белые коньки. Приехал Захар. Его Василиса произвела в ранг змеевидного демона, который любит дупла дубов и способен внушить страсть женщине, тем более что у него есть клон – Аристарх, живущий в домике на трех дубах. Захар от звания змеевидного демона не отказался, но попросил называть его скромно – демон Захар.

На звуки болотной музыки прибыла подруга ее детства. Василиса не обошла ее своим вниманием. Она захотела подругу произвести в лесные духи, но та отказалась. Тогда и Марфа приняла решение быть самой собой, она отказалась быть духом воздушных стихий. Но Василиса не сдавалась, она назначила Марфу женским духом, и эту должность с нее мог снять только мужчина, первым снявший с нее одежду.

Коньков хватило на всех, оставались еще одни коньки.

Появился Аристарх. Василиса была верна себе и предложила ему стать подобием вия. Аристарх поднял руку вверх и резко опустил в знак согласия. У него навсегда осталась привычка соглашаться с Василисой для предотвращения болотных скандалов. Аристарх сказал, что роль вия, его устраивает, поскольку у него тяжелые веки и огромные ресницы от природы.

После официальной части болотный народ на коньках разбрелся по льду болота. Каждый нашел себе личный каток и крутился на нем.

Не крутилась на коньках одна госпожа Василиса, она устало сидела во дворце на болоте и смотрела на катание других. Аристарх быстрее всех устал и стал снимать публику на сотовый телефон, потом вошел в домик. Василиса предложила Аристарху помочь внедрить демона Захара на телевидение.

Аристарх еще успел подумать, что неспроста Василиса назначила Захара демоном женских душ, а Марфу – женским духом. Он понимал, что и ему отвела роль оборотня для очередной интриги, если не сказать больше.

Город, состоящий из небольших домов, прятался среди огромных деревьев, которые были настолько велики, что их крона уходила в небо. Все попытки разглядеть, где она заканчивается, ни к чему не приводили. Захар вспомнил, что его друзья по болоту намекали о существовании огромных, прямых, великолепных деревьев, но он и представить не мог, что деревья могут уходить изгибами своих ветвей прямо в небо, на котором облака особо не разгуливали.

Насмотревшись вверх, Захар опустил глаза до уровня домов. Это были постройки не выше трех этажей, украшенные крупными камнями округлых форм. Смеркалось. На домах засветились таблички с названием «Округ Осьминог». Он подумал, что осьминогом здесь могут быть кроны деревьев, поскольку слышал шелест листвы, доносившийся сверху, но шума прибоя океана он не слышал и не видел.

Как Захар попал в этот теплый округ, он абсолютно не помнил и поэтому не представлял, где ему предстоит спать и куда надо идти. Он еще раз посмотрел на прямые стволы деревьев и решил пойти в ту сторону, где их не было. Он шел, встречая людей только баскетбольного роста, где-то от двух метров высоты. Он сам себе показался миниатюрным лилипутом в стране великанов – людей и деревьев.

Он посмотрел на газоны, поросшие кустарниками с крупными цветами. К нему подошла девушка. У него возникло ощущение, что он ее знает, словно они случайно упали в высокую траву и стали осьминогами. Нет, они не уменьшались в размерах, это вокруг них был неизвестный им доныне округ Осьминог, а они жили там, где верхушки деревьев были видны из окна, а их округ назывался Клюква.

Глава 2

Как-то так или не так, но Василиса вновь оказалась в любимом возрасте, то есть без возраста. Независимо от возраста, она всегда ходила на тренировки, вот и на этот раз она пошла на обычную тренировку в спортивный клуб, но после тренировки ее почему-то слега покачивало от усталости. Она увидела березу и обхватила руками белый шелковистый ствол дерева.

Однако береза сама обхватила девушку своими ветвями и вжала в ствол. Василиса оказалась в стволе дерева. Она медленно села на нечто напоминающее сиденье, которое под ее весом пришло в движение. Сиденье вместе с Василисой стало медленно опускаться под землю, при этом увеличивался диаметр помещения. Василиса почувствовала торможение, сиденье остановилось. Ее окружал мраморный зал цилиндрической формы.

В какой-то момент времени перед ее глазами раздвинулись мраморные плиты, она увидела стекло, за которым находился туннель. В туннеле стояли лошади. Стекло медленно отошло в сторону вместе изображением лошадей. Она оказалась действительно в туннеле, где ее ждал мини-поезд. Она села в пустой вагон, поезд набрал скорость и устремился в неизвестность.

Василиса не успела придумать варианты места своего назначения. Поезд остановился без ее вмешательства. Девушка вышла из вагона, в котором было не более десяти кресел. В небольшой кабине не было машиниста, но поезд поехал дальше, словно не заметил отсутствия пассажира. Василиса оказалась на маленькой подземной станции без признаков жизни.

Вокруг царило запустение, которому было много десятков лет. Она сжалась от страха и безысходности, не видя выхода из положения. Ржавый металл не радовал, с потолка сочилась вода и уходила вглубь земли. Под ее ногами были лужи, словно на рынке, где она была этим утром. Она посмотрела еще раз вверх и увидела полотенце, но не одно, их было много, они были связаны одно с одним.

Василиса полезла вверх по узлам из полотенец. Последнее препятствие она преодолела по металлической лестнице и оказалась в мраморном зале бани. Колодец, из которого она вылезла, закрылся.

– Нельзя быть красивой такой! – прозвучал под сводами бани мужской голос и добавил: – И такой бедной.

– Вы кто? – прошептала Василиса, излучая свет из своих огромных глаз.

– Хозяин рынка, где ты покупаешь вещи и даришь. Я купил подаренные тобой вещи. Кстати, на моем рынке их больше не продают, – сказал высокомерно Эдуард.

– Хорошо, я не буду покупать вещи на вверенном Вам рынке! – проговорила Василиса, вполне освоившись с ситуацией.

– Курточку сегодня купила и кому? Она тебе нужна? Нет! Тебе спасибо сказали? Нет! Что ты все раздаешь?! – гремел мужской голос под мраморными сводами.

– Я всегда так делаю. Покупаю вещи и дарю, иногда себе оставляю, – проговорила Василиса, не чувствуя за собой вины.

– Дареному коню в зубы не смотрят – это твоя любимая поговорка? – спросил мужской голос.

– Я сегодня видела хвосты двух коней, – заметила Василиса, осматривая помещение, в котором не находила никаких говорящих и смотрящих объектов.

– Не ищи, Василиса, меня ты не найдешь. Хвосты лошадей – именно то, что ты заслужила.

Василиса услышала щелчок, словно отключили говорящее устройство. Она села на мраморную скамейку, которой было несколько сотен лет, судя по ее сглаженным формам, но вскоре встала в поисках дверей обыкновенных. Она вспомнила цилиндрическую камеру, в которую опустилась из березы, и решила, что стены в помещении должны сдвигаться.

Девушка вновь села на мраморную скамью и внимательно осмотрела стены, но ничего на них не обнаружила. Ей стало тоскливо в помещении без окон и дверей, но она помнила, что за ней ведут наблюдение, без этого она бы не слышала голоса хозяина западни. Такое состояние для нее было более чем мучительным.

Чтобы отвлечься, она стала делать упражнения одно за другим, не думая о том, где она и что с ней. После того как она окончательно устала, девушка почувствовала поток свежего воздуха. Одна стена медленно отошла в сторону. Василиса быстро вышла из мраморного помещения и очутилась в деревянном доме, в котором стоял деревянный стол и две лавки.

На столе стоял кувшин с водой. Лежала пачка шоколада. Она выпила воду почти всю, съев несколько квадратиков шоколада, посмотрела вокруг себя, не надеясь найти дверь среди одинаковых досок, окружавших ее со всех сторон. Девушка поставила кувшин на сиденье, положила рядом остатки лакомства и легла на длинный стол, сложив ладошки под щекой. Василиса уснула.

Эдуард, мельком посмотрев на монитор, ушел по своим делам. Эта девушка его поражала любым своим действием и внешностью. Он не хотел ей причинять зла, но и добро ему было незнакомо, вскоре он вернулся и нажал на кнопку, открывающую дверь.

Василиса проснулась от звука открывающейся двери и быстро выбежала в следующее помещение, которое оказалось длинным коридором. Она пошла по коридору и невольно вошла в открытые двери, которые немедленно за ней закрылись. Девушка оказалась на площадке, которая под ней закрутилась и остановилась, когда она потеряла ориентир, откуда вошла. Василиса осмотрела комнату с единственной дверью, она толкнула дверь, за ней оказалась ванная комната.

«Хоть так», – подумала она, не задумываясь о выходе из этого помещения. Вверху комнаты открылся люк, из него посыпались пионы. Люк закрылся. Открылось небольшое окно в стене, из него выдвинулся стол с едой. Окно закрылось. В стене появились жалюзи, за ними – открытое окно. Василиса подошла к окну, но это был мираж, а вот стол с едой оказался настоящим.

Василисе ничего не оставалось, как вспомнить этот день. В памяти всплыло, как продавец рьяно оторвала с проданной куртки этикетку, отвлекая покупателей от сдачи. Покупатели действительно пошли по своим делам, перешагивая лужи. Василиса знала свои финансовые возможности и радовалась тому, что могла купить и подарить. И эту курточку она подарила, а человек ее сразу надел и пошел.

Тогда она пошла и купила еще вещи, и тоже в подарок. Еще вчера она пыталась найти себе дома некоторые вещи и с грустью поняла, что это невозможно, она их в этом году купила много, но все подарила. А у нее были те, что подарили ей. Загадка. Тогда она пошла и купила таблетки против аппетита, но они отлично отбивали все желания, кроме желания есть и есть.

Василиса взяла в руки переносной телефон и поняла, что звонить она никому не хочет.

Она погрузилась в состояние с полным отсутствием всех желаний и пришла в тихий ужас от своей аморфности. Усилием воли она подняла себя, включила ноутбук, но он завис. Она посмотрела в окно, шторы отнес в сторону ветер, в такие минуты в ее телевизоре менялся звук по чьей-то воле и вырубался ноутбук. Как будто кто отрывал этикетку от нее самой.

Девушка решила снять показания счетчика воды, но счетчик горячей воды купался в каплях воды и цифры не показывал. Пришлось использовать телефон для наведения мостов с людьми компетентными в этом вопросе, которые ей сказали, что надо было взять фен и посушить его. Она посмотрела на свои волосы и решила не сушить их больше феном для волос, раз он предназначен для сушки счетчиков горячей воды.

Василиса посмотрела на ноутбук, тот самостоятельно переваривал новые обновления. Все работало и без ее вмешательства.

Девушка покрутилась у зеркала, ища недостатки в своей фигуре, замученной ограничениями в пище и усердными тренировками, и не нашла излишков. Фигура была в норме. Она могла лететь на другие планеты вместо посещения рынка. За окном послышался цокот копыт лошадей, она выглянула в окно, но ей осталось созерцать одни хвосты, сами лошади скрылись в листве.

«Достаточно», – подумала Василиса и быстро надела короткие брюки, футболку, легкую курточку. Она выскочила из дома, пытаясь сбросить с себя аморфное состояние. Она прекрасно понимала, что разговаривать ни с кем не хочет.

Ветер обласкал ее прохладой. Птички пели на три голоса. Голос вороны на фоне соловья звучал несколько скрипуче. Птички-синички выводили нечто мелодичное. Василиса вышла на улицу, прошла метров сто и увидела странную пару, состоящую из дятла и белки. Они стояли на земле и, похоже, разговаривали. При виде девушки белочка прыгнула на ель, а дятел немедленно взлетел к ней поближе.

Василиса прошла еще пять метров и наткнулась на поваленные березы с еще зелеными листочками. Ей захотелось побежать, в этом месте дороги ей всегда становилось тревожно, и она, набирая скорость, бежала, прекрасно зная, что метров через сто перейдет на шаг. Дальше дорога проходила рядом с домами. Она шла на тренировку.

Вначале она занималась у одного тренера, которая заставляла сгибаться и разгибаться с бесконечно медленной скоростью, застывая в странных позах по минуте. Потом она шла в бассейн, где другой тренер заставлял бегать лыжным шагом, плавая в воде с легким прутком в руке. После столь интересных тренировок она пошла домой, не замечая пенья птиц, и невольно остановилась у березы, которую на этом месте никогда не видела…


Вертолет, вращая лопастями, иногда пролетал над лесом. Что высматривали из иллюминаторов в лесу поздней осенью? Листва черным ажуром лежала вдоль асфальтированных дорожек, сами дороги были чисты, листва на них уже практически не падала. Маленькие белки, полные и сытые, иногда перебегали дорожки.

Наблюдатели с вертолета просматривали сквозь темную призму времени, жизнь конструктора Василисы. Для простоты эксперимента выбрана дорога в лесу, по которой периодически она проходила. Дорога шла от космического института до жилого комплекса, где она жила. В вертолете ее знали, знали всю ее жизнь, и поэтому именно с нее решили провести опыт времени.

Видеокамера была установлена внизу вертолета как иллюминатор. Оператору было бы неудобно смотреть вниз, поэтому плоский монитор времени, по которому наблюдали за подопечными людьми, был установлен внутри кабины со всеми удобствами.

Команда состояла из трех человек. Все явления, возникающие в поле зрения видеокамеры, появлялись на мониторе, записывались на диски памяти компьютера, их легко можно было демонстрировать и устанавливать новые. В команде вертолета был детектив, в его задачу входило наблюдение за известными людьми своего времени. Он уже не бегал за людьми по дорожкам, он входил в команду вертолета и помогал командиру корабля своими умными советами. В фокусе экрана находилась дорога на отрезке в десять метров.

Василиса только что прошла в настоящем времени. Датчики памяти из вертолета вцепились в ее мозг.

Разговор внутри тарелки:

– Знает ли Василиса об эксперименте? – спросил у командира корабля.

– Естественно, нет!

– Видит ли она вертолет?

– Видит. Нас – не видит! Вертолет окружен защитным полем, делающим невидимым сам объект. Для людей, смотрящих с земли, вертолет кажется небольшим летающим объектом, а если учесть, что лес достаточно высок, то очертание пролетающего вертолета мало может волновать людей.

– Почему выбрали ее?

– О, об этом после эксперимента, она хороший конструктор.

– За конструкторами я еще не следил, – как эхо проговорил детектив.

Василиса прошла по лесной дороге. Дорожка стала практически пуста. Исчез асфальт, появилась дорожка, протоптанная людьми. По дороге идет Василиса с мужем в космический институт.

Весна. Дорогу перебегают ручьи. Поют птицы. Василиса идет с сотрудницей космического института от работы до дома. Монитор зарябил. В нем быстро пробегали незначительные эпизоды времени с ее участием. Жизнь Василисы нет-нет да проходила по этой дороге и в снег, и в зной, и в дождь, и всегда менялись люди, которые с ней шли, но не было ни одного кадра, где бы она шла одна.

Командир вертолета ждал не этих кадров, все было затеяно для проверки одного уникального случая в ее жизни, но может, все произошло раньше, чем два года назад. Василиса смотрится необыкновенно молодой, а ведь ей уже много лет, значит, надо смотреть события 25-летней давности! И им повезло, они увидели, как странная дама передавала сундук Василисы.

– Все, ребята, остановка! Надо настроить приборы и мониторы на 25 лет назад, но в следующий прилет, – сказал командир.

– А что мы ищем в ее биографии? – спросил детектив.

– Сучки и задоринки, – ответил командир.

Опустился туман, прошел осенний дождь, подул не совсем легкий ветер, и красота постепенно стала покидать божественную дорожку в лесу. Кленовые листья, как раскрытые ладошки, лежали на земле и понемногу теряли свою первозданную, нежную желтизну. Клены стали принимать растрепанный вид, но еще оставались с медными всплесками листвы. Вертолет покрутился в последний раз над ней и исчез навсегда в тумане жизни.

Глава 3

В середине декабря поземка крутилась на асфальте вдоль очень длинного стеклянного здания фирмы. Здание своим торцом стояло в ста метрах от монолитного памятника у шоссе, по которому в олимпийские времена часто ездили правительственные кавалькады, из-за этого машины скапливались под окнами здания. Люди высовывали свои любопытные носы в окна, чтобы посмотреть, как проедут черные и большие машины. В этом длинном, длинном здание обитали три фирмы.

Василиса шла по поземке в демисезонном темно-синем пальто. Ее голову украшала серая вязаная шапка петельками по моде тех времен. Ветер кружил вокруг молодой женщины и слегка подталкивал ее вперед, к проходной средней фирмы. Она зашла в проходную, посмотрела на указатели. Нужная фирма располагалась справа.

В отделе кадров в стопке бумаг нашли все ее документы. Ее проверили по всем статьям, теперь она могла выходить на работу. КБ находилось в тупике второго этажа. Она вошла в огромное помещение, в котором обитали три лаборатории без видимых перегородок. При входе в помещение сидела женщина и стучала на огромной пишущей машинке. Остальное пространство занимали кульманы, столы, стулья и люди на стульях.

На Василисе было надето платье серо-голубоватого цвета. Ей достался третий кульман от двери. Подошел начальник лаборатории Наум Аристархович, дал Василисе первую работу – нарисовать педаль для станка-автомата в четырех вариантах. Так и началась конструкторская жизнь Василисы с вариантов конструкций.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6