Олеся Лихунова.

Хочешь, я буду твоей мамой?



скачать книгу бесплатно

В ШПР рассказывали, что адаптация к новому ребёнку в среднем длится год. Надеюсь, у нас лёгкий случай!


10 августа 2012 г.

Вадим две недели дома.

Не плачет больше после еды, а улыбается. Первые дни крепко вцеплялся в пищу и заглатывал давясь. Когда заканчивалась его порция, довольно большая для этого возраста, – ревел. Сок пил так, что 200 мл высасывал за минуту. Пришлось перейти с четырёхразового приёма пищи на шестиразовый. Стал есть гораздо спокойнее. Насушила ему больших баранок до каменного состояния – любит сидеть с ними по полчаса и облизывать.

Начал купаться с удовольствием. В первый день вопил как резанный и боялся садиться в тазик. Второй день покричал и сел, немного поигрался, но мыться боялся категорически. В третий день плакал только на мытье. Теперь радостно плещется по полчаса и терпеливо моется, пару раз хныкнув для порядка.

Днём спит с 13 до 17, а вечером с 21 и до 8 утра.

Большую часть времени Вадим пребывает в позитивном настроении, улыбается.

Очень любознательный, везде хочет залезть, всё потрогать. Умываю его, а он в это время старательно пытается дотянуться ногой до мыла в мыльнице, а рукой до тюбика зубной пасты.

Любит болтаться по комнатам, гремя двумя большими пятилитровыми бутылками от воды.

Очень быстро устанавливает связь между предметами, знает, что свет включается, если нажать на выключатель, и телевизор тоже норовит пультом включить. В игрушках, где нужно что-то нажать, чтобы получить результат, – разбирается мгновенно.

Пробегая по коридору мимо телефона, не отказывает себе в удовольствии снять трубку и сказать «Алё!». Знает, что я не разрешаю, поэтому делает это стремительно, кладёт трубку и убегает.

Первые дни поднимал с пола всякую чепуху и тащил в рот. Теперь аккуратно приносит мне.

Кусается. Тимуру больше всех досталось, его Вадим укусил за живот до крови. Пару раз Марию кусал и меня пытался. Причём так радостно, с воинственным кличем.

Если что-то не получается, может попробовать закатить сцену: поскакать, сидя на попе, на пол лечь, утрированно уползти с рёвом в другую сторону. Но быстро успокаивается и меняет предмет исследования.

Стал заметно нежнее. Кладёт голову мне на плечо, когда беру на руки. А когда папа берёт, обнимает двумя руками за шею. Раньше так не делал. Очень трогательно обнимает папу за ногу, когда тот стоит. Когда ударится, приходит жаловаться-обниматься. И звуки умеет такие воркующие при этом лепетать тонким голосом – очень мило.


17 августа 2012 г.

Сегодня исполняется ровно три недели как Вадимка дома.

И сегодня сын в первый раз меня поцеловал! Я сначала подумала, показалось, но нет – целует с громким причмокиванием! Вот уж я радовалась, а он, видя мою радость, и сам рад стараться. Так и ели сегодня вечером кашу, после каждой ложки расцеловываясь.


10 сентября 2012 г.

У нас с детьми есть такая шутка – будто у них иногда срабатывают волшебные слова.

Особенно Мария этим часто пользуется, Тимур забывает, что так можно.

Например, делаю я Маше что-то не совсем приятное (расчёсываю, когда она протестует или щипаю в шутку), тогда она говорит какое-нибудь сказочное заклинание, и я резко перестаю.

Или, например, Мария лезет меня обнимать-целовать, а я говорю: «Осторожно, у меня губы накрашены, не порти макияж!»

Она сразу произносит заклинание, и тут уже я прошу поцеловать меня и испортить мне макияж.

Иногда старые заклинания перестают срабатывать, и дочке приходится перебирать несколько знакомых заклинаний, пока какое-нибудь не сработает.

Тимур помнит только «крибле-крабле-бумс».


5 октября 2012 г.

Когда я во второй раз ездила к Вадиму в дом ребёнка, то привезла туда мыльные пузыри. И снимала на видео, как воспитательница их пускает, а Вадимка радуется, ловит и смеётся. Меня тогда немного насторожила его улыбка, очень неприятная, как оскал. И мелькнула мысль, что эта улыбка будет меня раздражать. Но Вадим дома вот уже два месяца, и он ни разу не улыбался так, как тогда. Его улыбка расслабленная и симпатичная. Моя любимая улыбка.

Ещё сын растанцевался. Первое время, когда мы включали громкую музыку, он просто стоял с серьёзным выражением лица и напряжённо слушал. Маша и Тимур плясали, а он стоял и сосредоточенно смотрел. Потом он стал качаться с ноги на ногу, но тоже с серьёзным лицом. Даже если я хватала Вадима на руки и танцевала вместе с ним, он был как-то напряжён. И когда я пела, сын тоже смотрел на меня как на ненормальную. До сих пор, если я вдруг запою, он прибегает из другой комнаты и смотрит с лицом, на котором буквально написано: «Мама, ты чего это?»

Но прошло два месяца – и Вадим вдруг стал кружиться и разнообразно приседать, если включить музыку. Но не всякую, только под некоторые песни. И когда я танцую с ним на руках, сын улыбается.

Ещё стал обращать внимание на мягкие игрушки. Раньше отбрасывал их в сторону, даже не рассматривая. Теперь глядит игрушке в лицо, трогает носик, глаза, что-то воркует или мяучит, показывает мне.

Начал смотреть на картинки в книге. Пытается взять оттуда конфеты и хнычет из-за того, что не получается.

Обожает ходить в шапке. Когда я надеваю шапку Тимуру – Вадим плачет и просит, чтобы ему тоже надели.

Смелый. Запустили сегодня электронного жука, который бегает по полу и жужжит. Вадим вёл себя как мангуст: сначала держался на расстоянии, затем рывками подбегал и убегал. Быстро трогал и отдёргивал от жука руку на всякий случай. Но в конце концов осторожно взял и стал смотреть, как тот жужжит в ладони. Потом уже прикладывал к щеке и засовывал себе за пазуху.


26 октября 2012 г.

За эти три месяца сын вырос на пять сантиметров. Проклюнулись два новых зубика.

Взвесить Вадима не получается, у нас нет весов, но он заметно потяжелел и округлился.


28 ноября 2012 г.

Этот месяц отличается от предыдущих тем, что меня захлестнула любовь.

Не могу наумиляться, наобниматься, нацеловаться, нанюхаться. И жалко мне Вадимку до слёз. И хочется ему всё самое лучшее дать, удивить, порадовать, рассмешить.

Понимает все мои шуточки, и отвечает, и повторяет. Какое счастье, что Вадим наш сынок! Как бы мы жили без него, не представляю!

Всё больше привязывается ко мне. Раньше просто играл неподалёку, когда я готовила или посуду мыла, теперь обнимает за ногу, тянет, чтобы спустилась на пол. А когда сажусь, Вадим залезает ко мне на колени, чтобы поговорила с ним, пощекотала. Подзарядился, пошёл дальше по своим делам.

Но любовь к папе у Вадюши особенная. Смотрит на него, затаив дыхание.


3 декабря 2012 г.

Вынесла Вадимку из ванны. Вытираю на кровати, целую пятки, а он хохочет.

Тимур сидит в другом конце комнаты и что-то сосредоточенно строит из конструктора. И вдруг говорит серьёзно: «Обожаю этот смех».


Записи 2013 года

Вадим носится по дому как буря, везде залезает, всё достаёт.

Если на столе стоит йогурт, Вадюша обязательно встанет на носочки и запустит в него свою ладошку. Или мусор какой-нибудь внутрь забросит. В любом случае обязательно что-то придумает.

* * *

Вадим каким-то образом научился просачиваться сквозь прутья кроватки наружу. Вчера вечером уложила сына спать, выключила свет. Через некоторое время заглядываю, а он сидит на полу и играет себе спокойненько! Как он мог оттуда вылезти? Как?!

* * *

Заметила, каким образом Вадим выбирается из кровати! Поднимает матрас и вылезает через дно, там прутья широко стоят. Ишь, какой хитрый! Вечером папа прибил на дно кровати лист фанеры.

* * *

На улице Вадим ведёт себя совсем не так как дома. В коляске едет тихо, положив руки на коленочки. Просто образец, а не ребёнок! За ручку ходит послушно, даже на далёкие расстояния.

Боится фонтанов, горок и разных незнакомых предметов. Если взять Вадима на руки и начать приближаться к фонтану, сын станет биться как птица и сопротивляться. Даже когда мимо фонтана проходим, Вадим отворачивается, чтобы не видеть его. С горками то же самое. Так необычно видеть его робким.

* * *

Каждое утро около пяти часов мы слышим сквозь сон, как Вадим громко плюёт за борт кроватки и хохочет.

* * *

Вадим придумал новый ритуал. Укладываю его вечером спать, а он снимает штаны, носочки, подгузник, выбрасывает всё это на пол и писает в кровать.

Ругаю, переодеваю, меняю матрас, после этого засыпает. Потом просыпается, снова всё снимает и писает в кровать. Несколько раз проделал этот номер. Я в растерянности. Уже не ругаю, а просто переодеваю, будто так и надо.

* * *

Вадюша обожает плеваться. Утром поставила на стол миску для салата, и только отошла за ножом, как Вадим залез на табуретку, плюнул в миску, быстро слез и удрал.

* * *

Сын очень привязан к папе. Когда папа приходит с работы, он ходит за ним хвостом, при любом удобном случае залезает на колени и нежно воркует. А когда папа ненадолго уходит из дома, например, чтобы вынести мусор, Вадим падает на пол и так плачет, что мне каждый раз приходится придумывать, чем его отвлечь, чтобы успокоить.

* * *

Вадим отказывается узнавать папу без очков. Сидит рядом, опустив глаза. Только папа надевает очки – радуется, лезет обниматься. Папа снова снимает очки, сынок затихает и боится даже смотреть в его сторону.

* * *

Совершенно не любит сладкое. Шоколад выплёвывает! Любимые лакомства: крекер с расплавленным сыром или чёрный хлеб.

* * *

За шесть месяцев дома сын вырос с 73 до 86 см. Зубов было шесть, а стало шестнадцать. Невероятно!

* * *

Когда вечером пришло время укладывать Вадимку спать, я решила не как обычно положить его в кровать и уйти, а снова попробовать покачать немного на руках.

До этого любые попытки взять его в руки из кроватки или присутствовать в комнате во время засыпания заканчивались истерикой.

Когда Вадим был дома всего неделю, однажды у него поднялась температура. Всю ночь он плакал, стоя на четвереньках и раскачиваясь в своей кроватке. Мне хотелось взять его на руки, покачать, поносить по комнате, чтобы утешить, но сын выгибался и кричал страшным голосом, отбиваясь от меня руками и ногами. Пришлось положить его обратно в кровать и тихо сидеть на полу, наблюдая, как он засыпает, засунув два пальца в рот, сильно раскачиваясь из стороны в сторону, а через несколько минут опять плачет и затем снова сам себя укачивает. Привык ребёнок справляться со своими бедами один и не понимал никакой помощи.

Но сегодня я решила снова попробовать подержать его на руках перед сном. Сначала Вадим попытался вскочить, потом лёг обратно мне в руки и заплакал горько со слезами, но не выгибаясь, как обычно, а обмякнув в моих руках.

Я качала, баюкала, вытирала ему слёзы ладонью. Вадим лежал и смотрел в сторону, изредка бросая на меня косые взгляды. Иногда его глаза снова наполнялись слезами, а губы дрожали.

А я всё качала и качала. Глаза у Вадима стали закрываться, но вдруг сын повернулся и стал смотреть прямо на меня. И долго смотрел, пока глаза не закрылись и он не заснул.

Полгода мы вместе. Я была полностью уверена, что сын давно оттаял. Весёлый, ласковый. Но в тот момент, когда он стал на меня так пристально смотреть, меня как стрелой пронзила мысль: вот она – его обида за то, что он так долго был один. С первого дня в роддоме, полтора года совсем один. И всё это время он держался и виду не подавал. Такой маленький. Весь вечер плачу от этих мыслей.

Часть вторая
Галя и Кристина

Весна 2014 г.

Меня часто спрашивают: «Как вам не страшно брать детей? Это же такая ответственность!»

Да страшно, очень страшно. Но и бездействовать невозможно.

Привыкнув к Вадиму, мы решили, что сможем принять ещё одного ребёнка. Будем искать мальчика, примерно Вадимкиного возраста или младше.

Анкеты детей из Нижнего Новгорода я стала просматривать только потому, что мне очень понравился видеоролик о мальчике по имени Алёша. Я просто влюбилась в этого ребёнка. Такой весёлый и обаятельный мальчишка, как раз такого мы ищем!

Ещё тогда я обратила внимание на видеоролик про девочку Галю из того же детского дома. Очень удивилась, что такая длинноволосая красавица до сих пор не в семье.

Но лишь только мы получили в опеке новое заключение, и я собралась покупать билеты, чтобы ехать на знакомство с Алёшей, как выяснилось, что его уже забрали другие приёмные родители. Весь день я безутешно прорыдала, думая, что, кроме него мне никто не нужен.

Ведь я уже настроилась ехать в Нижний Новгород, собрала всю нужную информацию, распечатала себе полезные адреса и телефоны. «И что теперь делать? Ну не из-за Гали же тащиться в такую даль!» – думала я.

Стыдно и страшно это вспоминать.

Я пробовала звонить по другим анкетам, но ничего не складывалось. Вот так всегда: пока собираешь документы, кажется, что несчастных детей полным-полно, и они только и ждут, когда вы заберёте их домой. Но как только заключение у вас в руках и вы начинаете звонить и спрашивать о том или ином ребёнке, вам называют множество причин, по которым его невозможно забрать.

Каждая неудача заставляла нас возвращаться к Галиной анкете. Но мы сомневались, ведь хотели маленького мальчика, а Галя девочка, которой вот-вот исполнится восемь.

Помучившись ещё какое-то время, мы решили, что глупо продолжать виртуально искать себе ребёнка, нужно покупать билет и ехать знакомиться с ним лично. С кем? Ну хотя бы с Галей!

И с этого момента всё стало складываться самым лучшим образом, препятствия раздвигались сами собой, а проблемы решались незамедлительно.

Ещё в поезде я решила, что подпишу согласие в любом случае. Не могу же я просто приехать, познакомиться, дать ребёнку ложную надежду и уехать. Поэтому я заранее настраивала себя на то, что будет очень сложно, скорее всего, начнётся страшная адаптация, и вряд ли такая взрослая девочка идеально впишется в нашу семью. Но ничего, думала я, от нас не убудет, пусть просто живёт с нами и учится в обычной школе. В любом случае это лучше, чем детский дом.


Май 2014 г.

Знакомство с Галей

В детском доме меня встретили очень приветливо, со словами: «Ну, наконец-то и за Галей кто-то пришёл!»

Не меньше часа рассказывали про Галю и главный врач, и её заместитель, и медработник, и воспитательница.

В двух словах: девочка в детском доме с рождения, мама умерла, больше нет никого.

Воспитательница говорила о Гале восторженно. Я поняла, что это её любимица. Уверяла, что уверена в ней на сто процентов, что Галя – первая помощница, совершенно не конфликтная и во всех отношениях прекрасная девочка, которая очень переживает, что подружек забрали в семьи, а её нет.

Потом привели Галю.

Она оказалась бойкой, на все мои вопросы бодро отвечала. Когда я достала игрушечного лисёнка, Галя несколько раз переспросила: это я ей навсегда подарила? Прямо навсегда-навсегда?

Я начала показывать фотографии нашей семьи. Специально взяла с собой небольшой фотоальбом. Галя с большим интересом рассматривала, задавала много вопросов.

Потом я спросила:

– Галя, а я себе дочку ищу в семью, у тебя нет знакомой девочки на примете, которая бы мне подошла?

Галя задумалась и сказала:

– Может, Кира?

– Галя, но ведь Киру уже забрали в семью! – воскликнула главврач.

– А мне ты очень нравишься, ты бы хотела поехать со мной? – спросила я.

Галя сделала большие глаза.

– Правда? Навсегда-навсегда? Прямо навсегда и больше никогда сюда не возвращаться?

– Нет, ну сюда можно в гости потом приехать! – сказала главврач.

Галя запрыгала от радости.

– Нет! Правда? Навсегда? Да! Да! Да! А когда?

– Когда документы все оформят, – ответила я. – Может, через две-три недели. Но ты знай, что я точно приеду за тобой. Вот, возьми фотографии, чтобы не забывать, куда ты поедешь.

– Это вы мне прямо навсегда отдаёте?!

Потом я спросила, можно ли сфотографировать Галю, но главврач сказала: только после подписания согласия. Я подписала согласие и сделала снимок для папы.


Знакомство с Кристиной

С Кристиной мне предложили познакомиться, когда я приехала, чтобы взять направление на знакомство с Галей.

В анкете, где нужно писать свои предпочтения, у нас был большой размах по возрасту и никаких ограничений по здоровью и национальности ребёнка.

И региональный оператор, у которой были сомнения, что после знакомства с Галей я подпишу согласие, спросила у меня: «А может быть, вы съездите и ещё с маленькой цыганочкой познакомитесь, вдруг понравится?»

И показала мне на мониторе фотографию запеленованного младенца с соской на пол-лица.

Я про себя подумала, что только младенцев мне и не хватает, но направление взяла, так как билеты домой у меня были на поздний вечер и до этого времени делать в незнакомом городе всё равно было нечего.

Так что после знакомства с Галей я поехала в пригород – искать дом ребёнка Кристины.

Дорога заняла гораздо больше времени, чем я рассчитывала, и в дом ребёнка я ворвалась в последние минуты его рабочего дня.

Главврач с удивлением посмотрела на мокрую и пыльную меня, но я сказала, что мне нужно ровно пять минут – только взгляну на девочку и сразу уйду.

Вздохнув, главврач села зачитывать историю ребёнка. Диагнозы, информацию о родителях, но я её почти не слушала – очень устала. Она закончила свою речь словами: «А девочка – просто красавица!», на что я подумала: «Все у вас тут красавицы. Давайте уже несите ребёнка, и я поеду домой…»

Но когда я увидела Кристину, всю усталость как рукой сняло! Мне захотелось схватить её немедленно и увезти с собой. Одновременно с этим я стала всерьёз волноваться, что такую прекрасную девочку мне просто так ни за что не отдадут.

Восторженно причитая, я сделала несколько фотографий, немедленно подписала согласие, и меня проводили к выходу, разрешив на следующее утро прийти проведать Кристину. На свой поезд я опоздала и была вынуждена остаться ночевать в гостинице.

Утром следующего дня мы с Кристинкой полчаса сидели в отдельной комнате. Я поиграла с ней немного и поехала домой, не веря своему счастью.


Июнь 2014

Забираем Галю и Кристину

Когда мы задумались о том, как нам забирать детей из одного города в другой с пересадкой в Москве, стало понятно, что одной мне не справиться.

Муж уехать из города не может ни под каким предлогом, только если уволится с работы. Поэтому со мной поехала моя подруга Аня.

До Нижнего Новгорода мы добрались без приключений, весело болтая всю дорогу.

Накануне вечером Аня разослала письма в несколько волонтёрских организаций, и среди ночи откликнулся какой-то молодой человек с машиной, готовый нас повозить по пригородам. Договорились, что он заберёт нас прямо с вокзала.

В восемь утра мы уже сидели в его «Ниве». Но волонтёр нам попался немного странный. За весь день, пока мы ездили по опекам и детским домам, он произнёс всего несколько фраз, угрюмо и не поднимая глаз.

Первые полчаса дороги мы ехали в напряжённом молчании, но потом расслабились и отвлеклись от личности водителя на главное – нужно было поскорее забрать детей.

Дорога до городка, где располагалась опека Кристины, показалась нам бесконечной. Зато в опеке мне за пять минут выдали постановление и остальные документы. Мы отправились в город, где находился Кристинин дом ребёнка. Там сначала забежали в магазин, купили два торта и торжественно пошли забирать Кристину.

Затем уже втроем сели в машину и поехали обратно в Нижний Новгород. Было ужасно жарко. Кристина не могла заснуть, всю дорогу я держала её на руках и развлекала, как только могла.

К Галиной опеке мы подъехали к полудню. Я постучалась в кабинет, напомнила, что мы из Брянска, уже забрали маленького ребёнка из пригорода, устали и очень спешим на поезд. Но в опеке мне ответили, что у них обед и продлится он ещё полчаса. Постановление мне отдавали долго, бегали за какой-то важной подписью. Мы думали, что никогда оттуда не выйдем! Ребёнок замучился ждать.

Забрали документы, запрыгнули в машину и поехали в Галин детский дом.

Там нас уже заждались. Галю нарядили, распустили длинные волосы, а в придачу собрали ей целую кучу вещей: игрушки, большой фотоальбом, папку с рисунками и школьный рюкзак с канцтоварами. Прощались со слезами на глазах.

Затем волонтёр отвёз нас на вокзал. Мы попытались выразить ему нашу благодарность, но он даже не повернулся, вытащил вещи, сел в машину и уехал.

До поезда оставалось всего полчаса, а билеты мы ещё не купили. Очередь в кассы привела в уныние, дети устали, мы вдвоём еле-еле тащили все вещи. Стояли, стояли в очереди, пока Кристина не стала жалобно скулить и выкручиваться в коляске. Тогда одна добрая женщина пропустила нас вперёд себя.

Кассир спросила, чьи дети – у девочек были разные фамилии и отчества. Я объяснила: только что забрали детей из детского дома, есть постановление об опеке. Женщина, которая уступила нам очередь, очень удивилась и сказала: «Надо же! А выглядят как обычные дети!»

Мы купили билеты и побежали искать нужный путь, чтобы сесть на поезд. К сожалению, все подземные переходы на вокзалах не предназначены для того, чтобы кто-то спускался по ним с коляской. Пришлось поднимать коляску вместе с Кристиной и перетаскивать то вверх, то вниз. Взмыленные, мы ворвались в вагон, рассовали вещи и заняли свои места. Начали обсуждать с Аней, как со всеми этими вещами, коляской и детьми перебраться в Москве с Курского вокзала на Киевский. Метро – непосильная для нас задача, остаётся только взять такси. Гадали, сколько это может стоить, денег было в обрез.

И тут произошло удивительное. В наш вагон зашла та женщина из очереди, которая нас пропустила. Протянула нам тысячу рублей, пожелала здоровья и ушла.

Мы сначала растерялись, а потом решили, что раз судьба послала нам тысячу, значит, мы спокойно поедем на такси.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6