Олег Рыбаков.

Стратегии правового развития России



скачать книгу бесплатно

Кроме этого, индивид хочет быть уверенным, что, во-первых, он обладает правами, во-вторых, что они гарантированы не только правовыми средствами, но и механизмами, политико-правового и социально-экономического обеспечения, в-третьих, что при наличии прав и зафиксированных правовым способом гарантиях, он может в действительности реализовать свои права. Единство справедливости, равенства, взаимоуважения, выраженные на единичном уровне и на уровне общества, и есть условие их необходимости и признания.

Итак, правовая идеология есть важнейшее условие создания и воспроизводства отношений правового партнерства. Она закрепляет на уровне общественного правового сознания отношения справедливости, равенства, демократии или не закрепляет их, и тогда правовая идеология не выполняет своей миссии конструктивной системной идеологемы.

3) Характер взаимодействия личности и государства на политическом уровне реализуется как единство. Единство нации, народа, социальной общности. Единство исторически и функционально обеспечивается государством и по существу связано с его признаками, особенно с организацией государственной публичной власти, имеющей личностное или коллективное воплощение. «Государственная власть, государство осуществляет социально-арбитражную роль в обществе, регулируя в том числе отношения социальных классов и слоев (а также их организаций), чтобы их соперничество и противоречия разрешались мирным путем, в правовых формах и не приводили к насильственным действиям, а, в конечном счете, к анархии и распаду общества»[4]4
  Чиркин В.Е. Концепция публичной власти народа в ХХI веке // Вопросы правоведения, 2010. № 1 (5). С. 38–39.


[Закрыть]
. Предотвращение дезинтеграции в обществе обеспечивает социальную устойчивость государственной власти, а та, в свою очередь, реализует политическое единство, явно необходимое для отношений правового партнерства и являющееся его условием. Государство являет главную силу обеспечения единства, но в его реализации участвуют и иные политические институты. Государство в данном случае выступает как организация патриотических отношений, имеющих свою уникальную историю, как современное выражение прошлого. Здесь особенно важны символы и атрибуты, идентифицирующие государственность.

Вне политического обеспечения единства, правовое партнерство недостижимо. Идея нации как политической общности есть идея единства сообщества, имеющая одним из позитивных выражений идею социально-правового партнерства. Идеалом предстает состояние социальной системы, а значит и правовой системы, характеризующееся единством и целостностью. В таком аспекте социально-правовое партнерство имеет высшую степень эффективного выражения.

4) Взаимодействие личности и государства на социальном уровне реализуется как согласованность.

Общество, как известно, сложно устроено. Современные технологии взаимодействия индивидов не изменяют существа отношений человека, не упрощают межиндивидуальный формат взаимодействия. Они, и, прежде всего, информационные технологии предлагают, совершенствуют формы взаимодействия, порождая, наряду с позитивными аспектами, взаимное отчуждение, основанное на минимизации, иногда отсутствии личных коммуникаций.

Социальная согласованность объективируется как условие формирования оптимальных форм взаимоотношений, как инструмент осуществления социальных корреспондирований, обеспечивающий многофункциональность обмена информацией, услугами, технологиями. Социально определенная согласованность также предстает условием осуществления социально-правового партнерства, которое в свою очередь, не только как концепция, но и как социально-правовой механизм, также способно создавать предпосылки согласованных действий различных субъектов, минимизировать их возможные разнонаправленные действия.

5) Собственно юридический аспект отношений личности и государства в демократическом обществе, основанном на высоком уровне правовой культуры и правового сознания, характеризуется как система взаимной ответственности личности, общества и государства. Совершенно привычная и очевидная формула обретает статус «правового согласия», «правового согласования», «правовой консолидации».

В современных условиях, как, впрочем, и ранее, реализация гармонии в сфере личности и государства предполагает наличие соответствующей программы, экономических возможностей и механизмов. Но, как представляется, именно данный подход, развитый и спроецированный на конкретные общественные отношения, мог бы позволить реализации правовых стратегий развития России. Государство в одном из своих проявлений, являя собой сложнейшую систему административно-принудительных связей и выступающее как аппарат организации публичной власти, нуждается в контроле. Вот почему все рассуждения о значении гражданского общества лишь тогда что-либо означают, когда наполнены не только идеями, но и смыслом воплощения в действительности.

Баланс прав и обязанностей аксиоматично и давно известный в отношениях между различными субъектами общественных отношений, экстраполируется в не менее значимый баланс государства и гражданского общества. Вопрос неисполнения обязанностей государства перед личностью также важен, как и вопрос неисполнения или уклонения личности от исполнения своих обязанностей перед государством. В любом варианте опять встает вопрос социально-правового партнерства, где актуализируются в фундаментальных позициях нравственные устои и правовые основания взаимодействия человека и государства, что порождает или может продуцировать их взаимное доверие.

В современных условиях особенно важно формирование и воспроизводство партнерско-доверительных отношений между государством и человеком с учетом реалий, сложностей, динамики общественных преобразований. Вот почему, государство не только не имеет права на вторжение в область индивидуального пространства, но, прежде всего, на некорректные действия со своей стороны при принятии и реализации важнейших решений, при проведении политических кампаний, экономических преобразований, социальных программ. Так, например, реализация Распоряжения Правительства РФ от 30 декабря 2012 г. № 2620-р «Об утверждении плана мероприятий («дорожной карты») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки» должна предполагать обратную связь, а не только распорядительное воздействие ведомства, ежегодный анализ правильности и обоснованности избранного «дорожной картой» пути. Российским государством в последние годы осуществлены положительные меры по поддержке различных социально-профессиональных групп. Полагаем, что это хороший пример и условие развития социально-правового партнерства в стране.

Действительно, Россия использовала определенный опыт в развитии прав и свобод личности, который был накоплен в мире. Идея разделения властей, отраженная в Конституции РФ, признание верховенства права (которое иногда подменяется верховенством закона) выработка механизмов общественного контроля, формирование институтов гражданского общества и многие другие необходимые условия правового и политического прогресса соприкасаются с историко-культурными традициями и особенностями, российской действительностью.

«Понятие о наилучшем устройстве человеческого общежития вырабатывается общим сознанием человечества. Те идеи и жизненные формы, которые возникают среди одного народа, проверяются другими; каждый служит для других примером и поучением. Те особенности, которые вытекают из народного духа и из разнообразия исторических условий, указывают только на степень развития и на большую или меньшую близость к идеальному порядку, сознаваемому как конечная цель совокупного развития. Народ может дорожить этими особенностями или с ними смириться; но это все-таки особенности, а не идеал, видоизменение, а не сущность, и тот народ, который окаменеет в них, отказавшись от идеальных стремлений, потеряет через это самую сильную пружину развития. Он обречет себя на рутинную жизнь в ограниченной сфере, без всего того, что поднимает дух и дает жизнь общественным отношениям. Стремление к идеалу есть общечеловеческий элемент в общественном развитии; только оно выводит народ из его ограниченности и делает его органом и орудием всемирного духа. В этом состоит высшее его призвание»[5]5
  Чичерин Б. Философия права. М., 1900. С. 81–82.


[Закрыть]
.

Сохраняется вопрос и проблема воспроизводства модели общественного и государственного развития, которая была избрана двадцать лет назад. Модель была избрана и отражена в Конституции РФ, но реализуется сложно, противоречиво и пока не завершено. Впрочем, ожидать быстрого во времени, малоконфликтного и устойчивого позитивного продвижения государства, общества и личности вряд ли возможно. Сложнейший и опасный для перспектив сохранения российского социума период вроде бы закончен в начале и на всем протяжении 1990-х годов. Не посвящая специально этому периоду времени внимания в данной работе, отметим лишь некоторые позиции, отрефлексированные, как нам представляется, началом ХХI века. При этом мы не претендуем на исчерпывающее осмысление всех факторов этого небывалого в истории России процесса.

СССР как государственное образование и источник формирования нескольких государств в пространстве бывшего Советского государства перед началом «перестройки и ускорения» (80-е годы ХХ века) как экономическая и политическая держава находился на далеко не последних позициях. При этом, конечно, оговоримся, имея не социально направленную и не рыночную, конфигурацию. Это принципиально отличная от большинства стран мира политическая и правовая система, не обращенная, как теперь принято говорить, к человеку, его потребностям и интересам. Отсутствовало разделение властей. Коммунистическая партия тотально доминировала, хотя к моменту завершения СССР уже не был тоталитарным государством. Такая государственная и общественная организация, оснащенная мощнейшим военно-промышленным комплексом (по иному было бы невозможно сохранение принципов и ориентиров советского социализма, абсолютно чуждых развитым странам мира), пионерскими достижениями в космической области, бесплатным образованием, медицинским обслуживанием и т. д. (их последующая критика хорошо известна, но со многими позициями такой критики согласиться невозможно) вызывала необходимость ее учета в сфере международных отношений. С СССР невозможно было не считаться.

В СССР воплотилась новая и неизвестная ранее опыту человечества реализация идеи уничтожения эксплуатации человека человеком, уничтожения частной собственности и ее заменой собственностью для всех, а реально государственной социалистической собственностью (с незначительной и не меняющей общей экономической и политической ситуации – колхозно-кооперативной). При этом отметим, что переход после 1917 года к новой организации жизни общества оказался кардинальным переустройством во всем, начиная со «слома старой буржуазной государственной машины» и завершая поиском действительно новых и ранее не имевших место форм общественного и государственного, личностного бытия.

Вместе с тем, сознание, подсознание, все факторы и условия психоэмоционального восприятия «новой жизни» не были и не могли быть однозначным. Политическое, диктаторское давление, оказываемое на ранее эксплуататорские классы, экстраполировалось в дальнейшем и на трудящихся – тяжелейшие времена были пережиты нашими предшественниками, предыдущими поколениями. При этом нельзя не учитывать, что с крепостным правом Россия пыталась расстаться лишь во второй половине ХIХ века. Сознание, психика человека как существа родового и определенного жить в России, легко не расстаются с тотальным и длительным воздействием на них. Тюрьмы и лагеря, внеэкономическое и внеправовое принуждение легли на многовековую подготовленную для этого почву – человек, живущий на пространствах Российской империи, был в основном готов к этому. А этому человеку новой государственной идеологией и политикой было предложено совершенно новое политико-правовое воплощение без богатых и бедных, эксплуатации, провозглашение человека труда как главной ценности общественного развития, дружбой между народами, но с партийной и государственной номенклатурой, жесткими наказаниями на посягательство в сфере социалистической экономики, и вообще за совершения преступных деяний.

Победа советского народа в Великой отечественной войне и во Второй мировой войне – действительно не имеющий аналогов в истории героизм. Судьбы человечества были совсем иные, если бы не сила, мощь советского оружия, и главное, что все это было осуществлено людьми, которые для всего мира воспринимались, как живущие в условиях «неправильной организации жизни», где не было частной собственности, прав и свобод в понимании идей либерализма и буржуазных революций в истории.

Очевидно, что процессы, происходящие в СССР конца 80-х – начала 90-х годов прошлого века не могли не привести к изменениям. Но вместо продуманных, экономически, финансово, и главное социально защищенных процессов и соответствующих ожиданий, в обществе и государстве были получены совершенно обратные результаты. Действительно, система нуждалась в существенных модификациях, даже в коренных изменениях, что собственно, в конечном счете, и произошло. Но путь к этому был проложен через так называемую приватизацию, переход государственной собственности к новым владельцам, результаты чего радикально негативно сказались как на самой экономике, так и на социальном положении человека. Отпуск цен до проведения приватизации малых и средних предприятий, проведение в целом приватизации (вне социально адаптирующих механизмов), подхлестнувшей гиперинфляцию, другие не продуманные, а возможно и намеренные действия привели к резкому ухудшению положения человека: экономическому, социальному, правовому.

С 2000-х годов начинается новый период, связанный с обращением к первоосновам жизнеустройства, в конечном счете, к поиску выхода из драматической ситуации 1990-х годов. Этот период тоже крайне противоречив, но он и другим быть не может. За десятилетие изменить облик страны крайне непросто. Появились экономические и социальные программы развития. Право стало обретать цивилизационные характеристики. Хотя существо права, его глубинный смысл и назначение не изменились. Так, более чем сто лет назад Б.Н. Чичерин формулирует предназначение права. «Что такое право? Это, как известно, принимается в двояком значении: субъективном и объективном. Субъективное право определяется как нравственная возможность, или иначе, как законная свобода что-либо делать или требовать. Объективное право есть самый закон, определяющий эту свободу. Соединение обоих смыслов дает нам общее определение: право есть свобода, определяемая законом. И в том, и в другом смысле речь идет только о внешней свободе, проявляющейся в действиях, а не о внутренней свободе воли; поэтому, полнее и точнее можно сказать, что право есть внешняя свобода человека, определяемая общим законом»[6]6
  Чичерин Б. Философия права. М., 1900. С. 84.


[Закрыть]
.

Именно с утверждением места и роли права как действительно ценного регулятора общественных отношений начинается правовое государство. Однако право в истории России не играло и не могло играть роль действительно социальной ценности в силу многих причин, но, прежде всего, это отсутствие укоренных в общественном организме и сознании людей его значения как универсального и в идеале справедливого (или претендующего на это) регулятора. Значение и распространение ценности права в больших масштабах во многом продуцируется (наряду с социокультурными предпосылками) его носителями – индивидами.

Мы связываем сложное развитие права в России с малым влиянием университетов, университетского образования и науки, отсутствием эффективного общего и среднеспециального уровня образования в дореволюционной России. Следует отметить при этом, что в Советском государстве были организованы на высоком уровне среднее и средне-специальное, профессионально-техническое образование, имело значительные достижение высшее образование. Безусловно, отсутствие сложившегося в пределах столетий в других странах, товарно-рыночного продвижения результатов научно-технического развития сказывалось непосредственно и явилось препятствием выхода результатов технико-технологического продвижения на международном уровне. Конечно, и само право понималось партийно и классово, оно не делилось на частное и публичное. Правотворчество и правоприменение в СССР имело существенные отличия от современного. При этом стабильно функционировала система правового воспитания и правового просвещения.

В любом варианте право, отношение к нему со стороны власти, – есть своего рода критерий благополучия и здоровья общества. Ценность самого права, как совокупности общеобязательных норм установленных и гарантированных государством, возрастает в условиях информационного, постиндустриального, инновационно выраженного общества. Иными словами, увеличивается роль закона, правового регулирования, действия различных правовых механизмов. Почему это происходит?

Информационное общество создает условия новых стилей и способов взаимоотношений между людьми. С одной стороны, информация становится все более доступной каждому индивиду, скорость ее попадания в информационные носители велика, транслирование неопределенному кругу лиц также происходит динамично. Формируется новый социально-психологический эффект «всезнания всех обо всем». При этом само наличие информации у индивида практически не влияет на управление ею со стороны этого индивида. Информация в сети Интернет, на телевидения и т. д. стала частью образа жизни людей, погруженных в свои ежедневные заботы и решение персональных задач.

Информация и соответственно информационное общество не преодолевает замкнутости личностных пространств, индивидуализма, взаимной отгороженности и, возможно, отчужденности друг от друга и институтов власти, государственных структур. В стратегиях развития юридические основы информационного общества имеют особое значение, и данная проблема юридической наукой пока не решена. Информационный массив Интернет-информации пока не затронут правовым регулированием в полной мере. Законодательство России, например, индифферентно к массиву самой разнообразной и не всегда позитивной информации, сосредоточенной в сети.

Постиндустриальное общество, порожденное самим человеком, не меняя его природы, биологических, физиологических и нравственных основ, также формирует новую среду, когда уже не соединение работника и процесса производства образует прирост капитала, а происходит соединение компетенций работника с технологическими факторами (исключая сохранение рутинных способов производства, которые до сих пор в России достаточно широко распространены). Потому прирост капитала получил в современных условиях новые формы таинств, хотя современные известные экономисты его описывают. Общество, организованное на постиндустриальных началах, использует организационно-распорядительные, посреднические, обменные, операционные возможности современного постиндустриального общества. Сила и мудрость такой организации, в союзе с последовательной и ярко реализуемой социальной политикой поддержки малообеспеченных, не успешных в предпринимательстве обеспечивает устойчивость власти и минимизирует конфликтогенность. Поэтому в стратегиях правового развития следует учитывать возрастающую латентность отношений работника и работодателя, что существенно повышает роль конституционного, трудового законодательства, в целом права, обращенного в социальную сферу.

Инновационное общество предполагает опережающее развитие приоритетных направлений науки и применение ее результатов во имя интересов человека. Инновационность предполагает качественные характеристики общества, выражающиеся в высокой степени внедрения новых научных разработок и их эффективную реализацию на рынке. Сфера научно-технического развития представляется конкурентоспособной и ангажированной на получение высокорентабельной организации производства и сферы услуг.

«Опыт апробации и внедрения современных моделей развития различных государств достаточно обширен. Так, в странах Западной Европы во второй половине XX века конституционально закреплялись и претворялись в жизнь социальные демократические концепции государства, позволяющие успешно ускорять их инновационное развитие. Эти концепции, упорядочивая взаимоотношения основных акторов публичного пространства, делали его открытым для социальных инноваций, и инноваций технологических, что в полной мере способствовало самореализации инновационного человека»[7]7
  Царьков А.С. На пути становления инновационного общества: акторы публичного пространства / Инновационный человек и инновационое общество // Под ред. В.И. Супруна. Н.: ФСПИ «Тренды», 2012. С. 207.


[Закрыть]
.

Вместе с тем, происходит усложнение общественных процессов, порождаемое объективными факторами интеграции и глобализации. Соответственно не могут не меняться и отношения в системе «личность – общество – государство» (наряду с отношениями «личность – народ – государство»). Поэтому в любом варианте развития права и государства, утверждения и достижения правовых стратегий, главным остается – обращение к человеку, его личной самоценности. Во взаимоотношениях человека, государства и права радикально важным предстает осуществление и вообще наличие понятий «справедливость», «правда». Государство, основанное на праве, имеет перспективы осуществления названных понятий, как в теории, так и на практике. Именно право, так как оно основано в своем гуманистическом виде на нравственности, продуцирует или способно продуцировать справедливые начала. Право производит как справедливость, так и формы ее защиты, воспроизводя по необходимости принудительные отношения. В соединении правовых и собственно государственных (организационных, аппаратных, представительских и т. д.) начал и формируются отношения человека и институтов власти, управления, подчинения. «Государство не есть нравственный союз, как церковь, а союз принудительный; коренное же начало, на котором зиждется всякая принудительная организация, есть не самопожертвование, которое, по существу своему, добровольно, а право. Основное же начало права есть правда, или справедливость, которая в приложении к общественным союзам, состоит в равномерном распределении как общественных тягостей, так и выгод, доставляемых членам на общие средства»[8]8
  Чичерин Б. Вопросы политики. М., 1904. С. 37.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18