Олег Пауллер.

Псы войны. Противостояние



скачать книгу бесплатно

– Это ветви секвойи, интендант! Бамбук под тяжестью грузовика треснет, а эти только прогнуться! Одно могу сказать – причал сделан на совесть: простоит ещё лет тридцать, не меньше!

– Куда же делся Мутото?

– Если не сбежал в джунгли, то ищите его останки где-нибудь поблизости.

– Почему Вы так решили?

– Как Вы думаете, Белмар, зачем он ехал сюда?

– Не знаю. Наверное, прятался…

– Прятаться ему было не нужно. Он легко бы укрылся под плащом военной разведки! Нет! Он ехал сюда, чтобы продать свой товар в третий раз.

– Кому?

– Не знаю. Первый раз он его обещал зангарцам, второй – мне, а вот третий – не знаю! Впрочем, это ваше дело – искать его труп.

В сумерках обнаружить труп довольно сложно. Поэтому Белмар решил разбить недалеко от пристани лагерь и ждать своих людей. Наскоро перекусив, он слегка задремал. Час спустя он был разбужен громкими криками: наконец-то приехали джипы оперативной группы. Несмотря на ночную темень, Белмар распорядился прочесать окрестности. Примерно два часа спустя поисковики нашли человеческие останки. Их обнаружили всего в полусотне ярдов от дороги. Они были обглоданы падальщиками и уже полуразложились.

– Судя по обрывкам одежды, это – Мутото, – нервно сказал Шевалье. – Дайте мне закурить!

Капрал поднёс ему уже зажжённую сигарету. Наёмник пару раз затянулся и наклонился к останкам. Присев на корточки, он шарил скованными руками до тех пор, пока не нащупал какой-то предмет.

– Смотрите, Белмар, – сказал он, вставая. – Это его ремень. Пусть Ваши люди ещё покопаются: может обнаружат кольцо или часы. Хотя, если это банальное ограбление, то Вы вряд ли найдёте что-то ценное…

– Мои люди проведут тщательную экспертизу останков и убедятся, что это – Мутото. Вот если бы при нём были бы документы…

– Увы сокрушённо произнёс Шевалье, – наощупь я ничего не нашёл. – Вероятно его убийцы взяли с собой его бумажник…

Тем временем, Белмар решил вернутся в штаб-квартиру:

– Внимание, – закричал он. – Сержант Рэтклиф, подойдите ко мне.

Вновь прибывший сотрудник службы безопасности подбежал к своему шефу и вытянулся по стойке смирно. При жёлтом свете фонаря, его чёрное, круглое лицо лоснилось от пота. Он подобострастно смотрел Белмару в глаза.

– Оставляю тебя за старшего, сержант. Завтра сюда приедет группа экспертов. Покажете им что здесь и как. Они всё ещё раз осмотрят при свете дня…

– Слушаюсь, сэр!

– Продолжайте поиски! – закричал Белмар, направляясь к джипу. – Все предметы искусственного происхождения должны быть собраны и сложены в пластиковые пакеты.

Ночная дорога, казалось, растянулась на многие часы. Сначала оба джипа еле-еле ползли по лесной дороге. Миль через пятнадцать они нагнали «лендровер». Его буксировал тяжёлый трёхосный грузовик, который полностью перекрыл дорогу. Они двигались с черепашьей скоростью: в темноте тяжёлый «лендровер» постоянно сходила с колеи, застревала, а трос рвался.

– Почему его тащат, – поинтересовался Шевалье у своего охранника.

– У него был погнут кардан и разбит картер, – пояснил он и на мгновение отвлёкся.

Тренированный наёмник моментально вырубил своего телохранителя. Стараясь не звенеть цепью, он перевалился через борт джипа и скрылся в кустах. Его исчезновение обнаружилось только при выезде из леса, Привлечённый странной позой своего подчинённого Белмар окликнул его и не дождавшись ответа приказал остановить конвой.

– Ничего, – далеко не уйдёт! – решил он. – Сержант, утром сюда пошлёте солдат и прочешите местность! О результатах поиска доложите мне. Лендровер доставить на ближайший полицейский участок и поставить вокруг него охрану. Вам удалось выяснить, что это за груз?

– Да, сэр. Во всех ящиках – латекс!

– Что?

– Каучук-сырец. Примерно двести килограммов.

– И всё?

– Вроде всё, сэр.

– Разберите его по винтикам, сержант, – злобно ткнул пальцем в тёмный силуэт «лендровера». – Чтобы ничего из него не пропало. За каждую деталь отчитаетесь лично передо мной.

– Слушаюсь, сэр.

Через полчаса джип Белмара остановился у небольшого административного поста, на котором ночью дежурил всего один полицейский. Увидев перед собой суперинтенданта полиции, он залебезил перед ним так, что самому стало тошно. Белмар решил воспользоваться случаем и связался с Блейком, а потом позвонил своему непосредственному начальнику. Сущность его докладов была почти одинакова: отличались она лишь некоторыми деталями. Получив полное одобрение от обоих своих хозяев, он сам уселся за баранку джипа и решил ехать в Уарри.

– Как туда легче проехать, капрал? – спросил он дежурного.

– Можно по шоссе – это крюк в двадцать миль, а можно напрямки, по грейдеру, – ответил дежурный. – Мы всегда так ездим.

– Ну-ка, расскажи…

– Поедете по той дороге, сэр. Милях в пяти будет развилка, на которой надо повернуть направо, на Кацуну. Доедете до неё, а оттуда уже рукой подать до города. Никак не заблудитесь…

– Спасибо, капрал. Сообщите о моём маршруте по инстанции.

Конечно, по шоссе было ехать проще и безопаснее, но Белмар спешил. Как нарочно, кто-то сбил знак у развилки и в темноте суперинтендант свернул не туда. В трёх милях от неё его машина подорвалась на противотанковой мине, уцелевшей со времён последней войны. Расследование его гибели заняло очень мало времени. Естественно, что виноватыми в этом инциденте оказались сапёры местного гарнизона, которые недостаточно тщательно обследовали второстепенные дороги.

– Бедняга так торопился, что пропустил свой поворот, – посетовал бригадир Спифф, докладывая президенту о происшествии. – Его нам будет очень не хватать…

Наблюдавший за шефом капитан Эверар увидел, как на его лице появилась змеиная улыбка. После смерти Белмара дело о взрыве «Гвенко» и исчезновении Мутото было передано специальной следственной группе, которую возглавил экс-комиссар Гвианской полиции Прайс. Это сильно не понравилось Гарри Блейку, но он ничего не смог с этим поделать, – потеря такого ценного агента влияния как Белмар сильно ослабило его позиции в органах безопасности Гвиании.

Утром следующего дня пассажирский самолет авиакомпании «Тюрк хава йоллари» совершил посадку в Либревиле точно по расписанию, в одиннадцать ноль пять по местному времени. Прелестная бортпроводница, осветив салон обворожительной улыбкой, объявила:

– Дамы и господа! Пассажирам, следующим до Лагоса, предлагаем тоже покинуть самолет на двадцать минут, всем без исключения, оставив на сиденьях ручную кладь. В зале ожидания аэровокзала вас ожидает короткий, но, надеемся, приятный отдых.

Подчинившись, пассажиры потянулись вереницей от трапа к небольшому и приземистому аэровокзалу древнего города. Каждого из них тщательно обыскали люди в форме службы безопасности. Никто не роптал, зная, что в стране сохраняется чрезвычайное положение в связи с очередным военным переворотом в соседнем Конго. Утомленные полетом люди разбрелись по отведенному для транзитников крошечному залу, рассматривая этикетки бутылок на полках крохотного бара, рекламные проспекты, плакаты на стенах, вертушки с открытками и всевозможные поделки а-ля хауса, предлагавшиеся в качестве сувениров расторопными смуглолицыми продавцами. Один из пассажиров, полный, чуть прихрамывающий негр средних лет, одетый в дорогой европейский костюм, обратился к первому попавшемуся служащему аэропорта. С большим трудом он растолковал тому с помощью мимики и жестов, что желает видеть кого-нибудь из начальства.

– Говорите ли вы по-английски? – спросил пассажир у чиновника, к которому его привели.

– Немного, мсье, – последовал ответ, – понять Вас смогу, если вы будете говорить медленно. Слушаю вас.

– Я – Слим Нотон, – он ткнул в нос чиновнику паспорт со слонами и львами, – дипломат из Замбии, лечу в Лагос, а откуда без задержки намерен отправиться дальше.

– Позвольте поинтересоваться куда?

Дипломат неопределённо махнул рукой:

– В Европу. Времени, как видите, мало, а мне хотелось бы повидаться с родственником жены, а он живёт в Ибадане, – при этих словах негр достал толстый бумажник и помахал перед носом администратора. – Рассчитываю на ваши служебные возможности, которые, несомненно, позволят мне связаться с Ибаданом немедленно.

Глаза чиновника бегали, он ёрзал на своём стуле и сделал вид, что внимательно слушает дипломата, а тот, несколько увлёкшись, продолжал:

– … В этом случае этот родственник успеет приехать в Ибадан, мы встретимся между моими рейсами. Вы меня поняли? Я говорю достаточно медленно?

У немолодого чиновника были удивительные глаза, они смеялись, хотя весь остальной его облик был воплощением чрезвычайной серьезности и внимания. Он сказал:

– С удовольствием помог бы вам, мсье, но боюсь, что дозвониться не успеем, сейчас объявят посадку. И не уверен, что вашему родственнику удастся сразу вылететь из Ибадана. Если хотите, могу поинтересоваться расписанием всех рейсов.

– Послушайте, мсье, – потерял терпение дипломат. – Расстояние между Ибаданом и Лагосом всего шестьдесят пять миль. Ему не нужен самолёт…

– Очень рад, сэр, но, право, не знаю, мсье, как помочь, аллах свидетель.

– Может быть, воспользоваться телеграфом? – раздраженно спросил пассажир, поглядывая на часы.

– Вон там, в конце зала, рассыльный, – сказал чиновник, – за тысячу франков или пару-тройку долларов он мигом все устроит, мсье.

– Может это сделаете лично Вы? – произнёс замбийский дипломат, протягивая пятидолларовую бумажку.

– Нет, мсье. Я – на службе. Попросите рассыльного. Только напишите ему крупными буквами, мсье, поразборчивей, а я за ним прослежу, – сказал администратор, делая знак рассыльному.

– Спасибо, за помощь, – дипломат проследил глазами за рукой собеседника и не замедлил поступить именно так, как тот посоветовал. Когда дипломат пошёл к самолёту рассыльный показал записку администратору. Текст телеграммы гласил:

«Элу Броуди, отель «Этамп», 107, Ибадан. Срочно. Дорогой шурин! Есть новости бизнеса. Поторопись. Буду завтра. Отель «Бале» или «Пинар». Нежный привет от Карины и малышей. Нотон.»

В Загорье

Сборный батальон покинул Коро на вторые сутки после инцидента с министром. Накануне выступления его усилили: придали полдюжины сапёров и миномётный расчёт. Вместе с ними на прибыл лейтенант Коренев. Теперь он шёл рядом с хмурым капитаном Боссом и с любопытством осматривал окрестности. Неширокая вьючная тропа шла по склону почти строго на юг, только изредка огибая обветренные латеритовые выступы и небольшие горные отроги. Навьюченные солдаты и носильщики из бомы Коро и окрестных сензалов еле тащились под лучами палящего солнца. Опираясь на свой немалый опыт, старший советник предпочёл взять с собой дополнительный запас боеприпасов. Что впереди ждет – неизвестно, продовольствие раздобыть ещё можно, а боеприпасы – нет. Солдатам было приказано оставить в Коро всё лишнее и взять с собой дополнительный груз патронов и медикаментов. Четверо бойцов в боганской военной форме тащили опорную плиту и ствол, а запас мин, штук шестьдесят, распределили среди повстанцев. Пулемётные расчёты вместе с разобранными «станкачами» тащили по полудюжине коробок с лентами и пару перевязанных веревками цинков. Даже полковник Буасса, присоединившийся в последний момент колонне, тащил на себе изрядный груз, хотя их никто не обязывал это делать. На ремне у Коренева висел «стечкин» в кобуре, нож и пара гранат. Как Евгений ни подтягивал свой ремень, он всё равно сползал вниз под грузом. Индивидуальный медпакет, два запасных диска к «дегтярю», коробка на сто патронов, три гранаты – в вещмешке. В голенищах его сапог были засунуты два магазина, а в планшетке, кроме документов, еще штук сорок патронов. На шее Коренева висел бинокль. А как же меньше? Даже на Буассу навьючили ящик с минами. Набранные в боме и сензалах носильщики тащили на себе воду и продовольствие: после известных событий им ни Буасса, ни тем более советские инструкторы не доверяли и хотели посмотреть на их поведение. По мере расхода воды и продовольствия на привалах груз боеприпасов постепенно перенесётся на их плечи. В основном, это будут наглухо завязанные мешки, запечатанные цинки или перевязанные верёвками коробки с патронами. Впереди колонны шла налегке разведка: трое опытных бойцов с «дегтярём». За ними двигались два сапера-афафа с миноискателем. Однако, они им почти не пользовались, больше полагаясь на опыт и интуицию.

Утренний туман окончательно рассеялся, жарило горячее африканское солнце. Колонна растянулась на полкилометра. Прошедшие специальный инструктаж «овцы» каждые полчаса сбивали бойцов кучнее, но это не помогало – каждый раз опять появлялись отстающие. Вдруг колонна резко остановилась: Мартын Босс заметил предупреждающий сигнал, данный разведчиками. Он быстро взбежал на пригорок и стал осматривать окрестности в бинокль. Несмотря на отличную спортивную подготовку, Евгений едва поспевал за ним. Когда он, запыхавшись, подбежал к командиру, капитан закончил осмотр местности:

– Засадой пока здесь не пахнет, но тишина может быть обманчива, – хмуро улыбнулся Мартын и махнул в сторону небольшой рощицы, расположеной метрах в пятистах к югу от обочины. – Может, нас уже держат на мушке один или два снайпера.

Капитан ещё раз осмотрел рощу в бинокль и вдруг приказал:

– Сержант, объявить часовой привал! Пусть люди передохнут, поедят, а разведчики и сапёры из резервной группы обследуют окрестности.

– Так точно, товарищ капитан.

– Зови меня Мартыном, Женя. Нам с тобой в бой идти: тут не до формальностей.

– Слушаюсь…. Мартын, – чуть промедлив ответил Коренев. Он посмотрел на своего прямого начальника с определённой мерой подозрения: его прежний начальник, капитан Акимцев, себе такого не позволил бы.

– Вот и хорошо, – уголками губ улыбнулся старший советник. – Минут через двадцать собери командиров на этом же месте, а я пойду поговорить с разведчиками. Выясню, что им там не понравилось.

Колонна, повинуясь, приказам начальников быстро распалась на отдельные группы. Между ними сновали люди: некоторые из них негромко гортанно перекрикивались на савинду, другие – ворчали. Носильщики расположились отдельно от солдат и терпеливо ждали, когда им дадут новые приказания. Они стояли на ногах, переминались и тоже что-то жевали. Евгений спросил их старшего почему его люди не сядут и передохнут. Ответ этого костлявого сморщенного старика его удивил:

– Носильщики из горных посёлков вовсе не устали и могут идти хоть целый день. Для них главное, чтобы ноша не была тяжела…

– Она скоро уменьшится, – Коренев кивнул на солдат с жадностью пожирающих свой завтрак. Старец посмотрел на них своими выцветшими от времени глазами и согласно кивнул…

Командиры рот и расчётов собрались на пригорке с запозданием на несколько минут. Старший советник грозно повращал глазами и произнёс несколько матерных слов, после чего стал давать инструкции. Коренев их переводил:

– Значит, так. Впереди находится небольшая группа вооружённых людей. Кто они – люди из Кларенса или дезертиры – выяснить не удалось. Поэтому продолжим движение с максимумом предосторожностей.

– Сапёры?

– Да. Надо задействовать всех. Пусть используют миноискатели. Особенно, когда пойдём мимо вон той кручи. Для их поддержки надо выслать обе группы разведчиков. Проходить по ущелью будем повзводно. Я и штаб двинутся между первой и второй ротами, а носильщики и тяжёлое оружие – перед третьей. Особая рота – замыкающая. Порядок движения ясен?

Советнику ответил гул голосов, больше напоминавший базарный гвалт, чем ответы командиров. Капитан невольно поморщился и продолжил давать инструкции. Через двадцать минут стоянка батальона начала сворачиваться, а бойцы расходится на указанные советником места. В их поисках они скучивались и больше напоминали митингующую толпу, чем воинское подразделение. Ещё через десять минут батальон начал движение.

Когда круча осталась позади, Коренев вздохнул с облегчением: впереди шёл покрытый сухим кустарником склон. На нём невозможно было укрыться, поскольку редки в это время года дожди иссушили почву. В бинокль было хорошо видно, как разведчики и сапёры медленно идут по тропе.

– Похоже они расслабились! Везет, что последние дни не было дождей, – озабоченно сказал Мартын, приставив к глазам бинокль. За склоном открывалось обширное латеритовое плато, тянувшееся на несколько километров. – Здесь укрыться-то негде. К вечеру дойдём до сензала Ойо, там и заночуем. Найди полковника и скажи, что мы переходим к обычному порядку передвижения!

Едва Коренев двинулся вдоль колонны в поисках командира, как откуда-то сверху раздался залп десятка винтовок. Всё произошло настолько внезапно, что люди в колоне растерялись. Через несколько мгновений залп распался на отдельные автоматные очереди и треск винтовочных выстрелов. Стреляли не прицельно, издалека. Люди, медленно бредущие в колонне, – отличная цель. У Коренева потекло между ног что-то липкое и вонючее: он впервые был под обстрелом. Сжав ягодицы, он плашмя бросился на землю. «Только бы солдаты не увидели,» – подумал он и огляделся.

Вот, вскрикнув, упал один, второй боец. Где-то в хвосте колонны «овцы» быстро собирают «станкачи» и начинают беспорядочно палить по кустарнику. Захлебываясь, они бьют длинными очередями. К ним присоединяются «дегтяри», винтовки. Боганские минометчики тоже открыли огонь. Но их командир явно не снайпер. Мины улетели куда-то за склон с большим перелетом: не видно даже дыма от разрывов. Огонь из засады постепенно ослабевает: противник рассредоточился. Его выстрелы бьют гораздо реже, но более прицельно. Командир, совсем молодой мальчик, разбросав ноги, стрелял из снайперской винтовки и по-русски материл минометчиков, укрывшихся за большим валуном. Пуля попала в грудь одному из пулеметчиков. Его «дегтярь» на минуту замолк, но затем заработал снова. Командир миномётного расчёта всё время крутил колесики прицела, а два его подчиненных лихорадочно, как наперегонки, опускали в ствол мину за миной. Пули визжали рядом с Кореневым: он рванул из кобуры свой «стечкин» и выпустил очередь вверх по склону. Вынырнувший из ниоткуда Мартын отпихнул минометчиков и стал трясти за шиворот боганского сержанта:

– Ты куда свои «огурцы» швыряешь? В небо? Живо наблюдателя вон на тот камень.

Пули завизжали совсем рядом. Несмотря на участившийся обстрел, наблюдателя подсадили на обломок латерита. Пули защёлкали вокруг него. Но, как видно, этот боганец оказался не из робких. Он стал выкрикивать цифры, понятные только сержанту, который лично стал наводить миномет. Взрывы взметали столбы красной глины, поднимая клубы дыма и завесу ломаных веток. Вдруг наблюдатель сполз с камня: его рука оказалась в крови:

– Стреляют человек десять-пятнадцать. Они засели на небольшом хребте, покрытом колючими кустами, – морщась от боли произнёс он на лингвала. Кто-то из бойцов засуетился, подняв его на руки.

– Коренев, бери особую роту, – вдруг закричал советник, выслушав сообщение наблюдателя.

– Всех? – удивился Женя. – Я?

– Всех кроме пулемётчиков, и обходи их слева. Живее, не телись! – и зло добавил: – Дам потом тебе пострелять из пулемёта, только маме не говори!

Глубоко спрятав обиду, Коренев перебежал к особой роте и объяснил приказ её командиру. Эвалт что-то прокричал и два десятка бойцов побежали вверх по склону, стреляя на ходу. Куда они стреляли, непонятно. Вероятно, надо было погасить в бойцах нерешительность и заставить отвечать на пули, которые щёлкали вокруг, поднимая фонтанчики мелкой гальки и песка. Краем глаза Евгений заметил, что третья рота тоже бежит вперёд, охватывая вражескую засаду справа. Склон стал круче, кусты кончились. За ними оказалась поляна, заросшая по колено сухой жёсткой травой. Преодолев её, Коренев и его люди оказались на дистанции прямого огня. Кто-то из бойцов вдруг опрокинулся на спину: вероятно, он убит или тяжело ранен. Остальные бестолково шарахнулись назад. Несколько человек падают в траву, пытаясь укрыться от огня противника. Это бесполезно: атакующих сверху хорошо видно. Схватившись за бок, вскрикнул и осел на землю еще один боец.

– Надо немедленно атаковать, – дёрнул за рукав Коренева Эвалт. В перерывах между словами он строчил из своего ППШ длинными очередями в сторону противника.

– Автоматы на непрерывный огонь, – сообразил Евгений. – Вперед!

Прикрываясь за кустами, полдюжины бойцов перебежками достигли гребня. Справа тоже раздалась стрельба – это наступала третья рота. Вдруг две гранаты совсем по-дурному взорвались у самой цепи. Кто-то закричал, кто-то стал ругаться, а кто-то причитать, и попадали в траву.

– Гранаты! – сообразил Коренев.

Кувыркаясь, в сторону противника полетели «эргэдэшки». Двое бойцов вскочили во весь рост и одновременно бросили в сторону зарослей какие-то консервные банки, а затем также дружно упали лицом вниз. Через несколько мгновений раздались два мощных взрыва. От кустов, пробитых насквозь запоздавшей автоматной очередью, полетели сучки и мелкие щепки. Когда дым от взрывов рассеялся, Эвалт вновь поднял роту в атаку. Коренев поднялся и побежал вслед за ним. Поднявшись на гребень, он стал стрелять по мелькающим вдали нескольким фигурам. К удивлению Коренева, противник не бежал, сломя голову. Уцелевшие отступали хоть и быстро, но грамотно. Появившийся с левого фланга Эвалт вдруг закричал вырвавшимся вперед бойцам:

– Стой!

– Почему? – спросил Коренев.

– В густом кустарнике преследовать их двумя неполными десятками не имеет смысла, – пояснил он удивлённому Евгению. – Чтобы их найти в этих дебрях и скалах нужен не наш батальон, а дивизия. Кроме того, надо собрать людей и организовать отправку раненых в тыл.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26